Название книги:

Счастье быть нужным

Автор:
Юлия Арниева
Счастье быть нужным

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Спроси у человека: «Что такое счастье?»

И ты узнаешь, чего ему больше всего не хватает.

С днём рождения, Виталина Юрьевна, сегодня тебе исполнилось сорок лет. Круглая дата. В такие даты, наверное, принято подводить итоги.

Сколько это – сорок лет – много или мало?

С одной стороны, я многого достигла: у меня хорошая должность, интересная работа, собственная квартира и все удовольствия жизни в виде отпуска туда, куда захочется и свободного времени для хобби и творчества. А с другой стороны, я одна. Конечно, у меня есть родители и родной братик с женой и племянником бандитской наружности. Но они за две с половиной тысячи километров от меня. Мы созваниваемся раз в неделю, два раза в год встречаемся. Но вечерами, приходя домой, я осознаю, что меня никто не ждёт, я никому не нужна. Нет, я не скажу, что я синий чулок, я была замужем, даже дважды.

Первый раз вышла замуж за однокурсника в двадцать лет. Виталик – замечательный парень: отзывчивый, добрый, рукастый. Выше меня на голову темноглазый брюнет с вечно торчащей вверх чёлкой и с потрясающе красивой улыбкой. Со временем этот парень стал импозантным мужчиной, с ним мы дружим до сих пор. Причина нашего расставания банальна – отсутствие детей. За девять лет совместной жизни, из которых семь лет мы провели в разных больницах и исследовательских центрах, мне так и не удалось забеременеть. Врачи разводили руками и не могли дать чёткого объяснения, почему не получается – оба здоровы, всё отлично. Но результата нет. На разводе настояла я, Виталий ещё год звонил, встречал меня у офиса, предлагал вновь жить вместе. Но я понимала, что рано или поздно любой мужчина захочет продолжения себя, тем более такой, как Виталий. Ещё спустя год он встретил Маю, и у них за последние семь лет родились три замечательных мальчика. При редких встречах я видела светящиеся глаза бывшего мужа и в такие моменты понимала, что поступила правильно тогда, когда настояла на разводе.

Второй муж – объелся груш. Внешне Сергей абсолютно противоположен тому типу мужчин, которые мне нравятся: блондин, со светло-голубыми глазами, светлыми ресницами и бровями, невысокого роста, крепкого телосложения. Два года не давал мне прохода: красиво ухаживал, каждый день встречал у офиса с цветами, провожал до дома, приглашал в кафе, рестораны, театры. В общем, взял меня своей настойчивостью. Я, не ханжа и считаю, что секс каждой женщине необходим для здоровья, но категорически против частой смены партнёров. Поэтому Сергей как постоянный мужчина меня вполне устраивал, и для этого необязательно было ставить штамп в паспорте. Но спустя год совместной жизни Сергей настоял на посещении загса – видите ли, мы «неправильно живём». Наверное, в тот период я немного размякла, потому что у меня до сих пор нет объяснений, как я могла согласиться на эту авантюру. И ведь далеко не наивная девочка! Но что случилось, то случилось. Будет мне уроком на будущее. А почему? Да потому, что спустя пять месяцев со дня регистрации брака я застукала его в моей квартире с девицей, и они точно не в шахматы играли на раздевание. Вышвырнув и её, и его вместе с вещами тут же подала на развод. Так этот олень безрогий ещё месяца три пытался высудить половину моего имущества. Вот что у людей в голове? А у меня что было?

В общем, с днём рождения меня, ещё один год прошёл. Целый год одиночества. Целый год, в котором каждый прожитый день похож на предыдущий.

Глава 1

И снова доброе утро. В левый глаз светит солнце из-за недозакрытой шторы на окне, с улицы доносится шум проезжающих машин и птичий гомон. К шуму машин я давно привыкла, а вот птицы в это утро решали, видимо, очень важные вопросы, и ор стоял невообразимый. Кажется, дело подходило к драке.

Надо вставать… Не хочу…

Каждый день одно и то же. Проснулась, делаю зарядку, чтобы суставы не хрустели и мышцы оставались гибкими. Ничего сложного: руками помахал, шеей покрутил, после поворотов – наклоны. Прыжки… Сто волшебных прыжков, благодаря которым наша лимфа начинает работать, исчезает целлюлит, и ты становишься стройной и подтянутой. Возможно, враньё, но несложно же, вот и прыгаем. Затем в ванную на процедуры для поддержания красоты. Далее завтрак – яйцо всмятку, прокараулила время – значит, вкрутую. А можно жареное, омлет, скрэмбл – в общем, разные варианты приготовления яиц. Бутерброд: тост из отрубного хлеба, творожный сыр и слабосолёная красная рыбка. Чай чёрный свежезаваренный. И не какой-то там пакетик пыли, а хороший крупнолистовой, с долькой лимона и ложечкой сахара. Ммм, вкуснятина. Кофе – гадость, как его пьют литрами? Не понимаю. Завтракаю так, наверное, около года, пока не надоело.

Далее один час в пробке, и ты в офисе. Напрягает ли меня стоять в пробке? Нет. Едешь, слушаешь музыку: классику или что-то ритмичное, в зависимости от настроения. При желании можно подпевать. Главное, чтобы никто не услышал, а то и до аварии можно водителей довести, стоит им услышать мой «мелодичный» бас.

Компания, в которой работаю, абсолютно не отличается от других таких же. Везде всё одинаково, поэтому и говорят, что хорошо там, где нас нет. Если хочешь, чего-то добиться – не сиди на попе ровно, не ной, а начинай развивать себя, работать. Без этого никак. Терпеть не могу людей, которые ничего не хотят делать и не прекращая ноют, жалуясь на всё и вся. И правительство им мешает, и родня, и много чего ещё. Не бывает так! Если тебе что-то не нравится, измени в первую очередь своё отношение к этому! Легче всего не делать и страдать, поднять лапки и сказать «не могу». Не зря говорят: «Мысли позитивно, и всё изменится». Если всё время ныть, что всё плохо, отчего у тебя будет хорошо? И, к сожалению, таких нытиков становится всё больше, они как энергетические вампиры – после общения с такими людьми сил к концу дня просто нет. Но что-то я разошлась и ушла от темы. Продолжаем.

В офисе, так похожем на все остальные, у меня отдельный кабинет: я руководитель отдела, не маленького, но и не большого. Занимаемся переговорами, договорами и бюджетом. Руководителем стала только благодаря своему упорству и трудолюбию. Трудолюбие – от «любовь к труду», но нет, труд я точно не люблю, просто не могу сидеть без дела, всегда надо чем-то заниматься. Если смотрю телевизор – значит, глажу бельё, вяжу, вышиваю, шью, готовлю… Либо читаю интересную книгу. Всё что угодно, но просто так мне не сидится. Еще не люблю давать обещания и не выполнять их. Ну и моё любимое, постоянное требование к себе – сделать надо хорошо. Пусть не на «отлично», но на «хорошо» однозначно.

Детально рассказывать про свою работу нет желания, да того и не требуется. Работа как у всех белых воротничков: бумаги, цифры, люди… Коллеги также везде одинаковые, я знаю, о чём говорю. У меня достаточно неплохой стаж работы в разных компаниях, так как меня обычно приглашают на те предприятия, где всё становится печально и требуется наладить процесс. Поэтому приходится очень плотно работать с людьми. Я не хочу обидеть или оскорбить кого-то, это моё сугубо личное мнение и наблюдение, но в каждом коллективе, есть своя Маша, Глаша и Петя, которые списаны как под копирку: их поведение, отношение к работе, обществу. Да вы просто обратите внимание, если в вашем офисе есть специалист айти (программист) он обязательно субтильный, сутулый, с удлинённой стрижкой, волосы-сосульки, одет неопрятно. На столе у него бардак, на котором он периодически спит, так как всю ночь рубился в игру. Добавьте также полное отсутствие общения с коллективом, минимум слов и объяснений. Бывают и исключения, но типаж именно такой.

Мой ежедневный рабочий день начинается с вопросов, просьб, пояснений, советов.

– Виталина Юрьевна, Вектор снова сорвал сроки выполнения поставки оборудования, что делать?

– Виталина Юрьевна, бухгалтерия не оплатила счёт, теперь подрядчик отказывается выйти на работы в этот понедельник, что делать?

И я, естественно, стараюсь помочь подчинённым, коллегам, ведь делаем одно дело и если один не справился, то посыпемся всё. Но и садиться к себе на шею не позволяю. Для начала подумай самостоятельно, ведь легче всего спросить и бездумно на автомате выполнить поставленную задачу. В голове таким способом ничего не отложится. Как специалист ты будешь не эффективен.

Рабочий день плавно перешёл в обеденный перерыв. Тёплая весна, осень и, конечно, лето – самое любимое время года. Это отличный период для прогулок. Всегда, как только появляется возможность, иду гулять в парк, благо рядом с офисом их два – правда, здорово? Много зелени, цветов, птиц, белок, прогуливающиеся люди, играющие дети…

Гуляя, есть возможность проветрить мозг, отвлечься от работы. Очень нравится наблюдать за детьми, у них свои очень сложные вопросы и проблемы, много идей и неукротимая фантазия.

– Пап, сейчас разгонюсь и поеду очень сильно, ты меня там лови!

– Сынок, ты если сильно разгонишь свой велосипед, я не смогу тебя остановить.

– Пап, я буду ногами тормозить, и воздух мне поможет, он меня удержит.

Рядом с одним из парков, стоит заброшенная больница – четырёхэтажная, с разбитыми колоннами и зияющими дырами окон. На четвёртом этаже одной из её частей, когда-то была расположена стеклянная мансарда, а у входа стояли фонтаны. Сейчас от мансарды остался только скелет из рам, а фонтаны давно разбиты. Возможно, это здание раньше было красивым, но сейчас это жуткое место и, проходя мимо, стараюсь близко не подходить, даже в его сторону не смотреть. Почему-то в голову лезут мысли не о том, сколько выздоровело в больнице людей, а сколько же там мучилось и умерло. Жуткое место…

До конца рабочего дня решаются нескончаемые вопросы, каждый день, месяц, год одни и те же.

Восемнадцать часов. Отлично, сегодня удалось закончить вовремя, еду домой. По пути не забыть заехать в магазин – дома нет хлеба и муки, а в выходные планировала приготовить творожную запеканку (по самому простому рецепту, но от этого не менее вкусную). Творог я покупаю обычно рядом с домом, в небольшом магазине, где молочка всегда свежая. Рецепт запеканки рассказывать не буду, никаких секретов нет. Нашла в свободном доступе в интернете.

 

Прошло всего каких—то два часа, и я дома. Дом, а вернее, квартира, находится в спальном районе, на четвертом этаже, из окна виден сосновый бор. Соседки-пенсионерки возле подъезда выращивают цветы, и к середине лета эти клумбы пестрят разноцветьем – ярко и очень ароматно. Приятно выходить во двор, где так красиво и ухожено. Сама квартира небольшая, около сорока квадратных метров, но мне хватает. Кухня – это любимое место ещё с детства, именно на кухне всегда решались все важные семейные вопросы, именно в ней мы общались вечерами и делились своими впечатлениями о прошедшем дне, случившимися горестями и радостями. Ну и, конечно, вкусно ели и пили. Поэтому она – это самое уютное место в моей квартире. Сделана она в стиле Прованс, планировка и дизайн были проработаны мной, после просмотра миллиона фото в интернете, пока не сложилась картинка той кухни, которая меня устроила бы на сто процентов. Всё, что в ней есть, было лично ощупано, обнюхано и опробовано, а после приобретено и установлено.

У окна стоит небольшой диван и кресло с чайным столиком. Так здорово тихим вечером сидеть в кресле с чашечкой травяного чая и смотреть в окна на снующих по веткам деревьев птиц. Обеденный стол и пара стульев окрашены в нежно-оливковый цвет. Кухонный гарнитур и техника – это отдельная история, могу долго расписывать каждую деталь, форму и содержание, но скажу одно – кухня упакована всевозможной существующей техникой, которая помогает облегчить, ускорить процесс готовки и, конечно же, даёт больше возможностей для приготовления разных по сложности блюд. Мне нравится готовить, и у меня должно быть всё для удобства. А светлые, нежные тона умиротворяют и сподвигают к кулинарным свершениям.

Спальню оформила в оттенках бежевого, шкаф-купе мимикрировал под стену комнаты и был совсем незаметен, оставаясь удобным и вместительным. Также в комнате стоял комод и кровать из светлого дерева, которая была просто огромной для меня одной, и я могла спать на ней в любой позе, хоть звёздочкой. У кровати лежал небольшой пушистый коврик, там же стоял торшер и тёмными вечерами излучал мягкий чуть жёлтый свет, создавая уютную атмосферу.

Ванная у меня оформлена в тепло-молочные цвета, там много света и также много различных бутылочек и баночек для ухода за собой любимой. Да, могу честно признаться: себя я люблю и слежу за собой. Помимо внутреннего развития я обязательно слежу за своим внешним видом: стабильно посещаю тренажёрный зал, хожу на уроки самообороны. Косметолог минимум раз в месяц: массажи, обёртывания и прочее.

Считаю, что всем девочкам надо с рождения говорить: «Любите себя», ведь, вырастая, эти девочки растворяются в муже, детях, доме, работе, и в итоге на себя времени не хватает. Замученная, неухоженная и недовольная своей жизнью женщина в итоге никому не нужна. Всё должно быть в меру. И не надо доводить до абсурда, приобретая тысячную игрушку ребёнку, про которую он через три дня забудет, вместо того, чтобы побаловать себя любимую походом на массаж или новой косметикой. Надо понимать, что, если женщина счастлива и довольна жизнью, в семье будет спокойно и благополучно.

Поэтому идём в ванную комнату, наводим вечерний марафет, смываем макияж и начинаем священнодействовать: маска на личико для увлажнения и питания после трудового дня, скраб для тела, следом молочко и маска для пяточек, чтобы были как у младенца – и в кроватку. Обязательно крем на руки, именно руки в первую очередь сдают окружающим информацию о вашем возрасте. Так что мажем, не ленимся.

Здравствуй, новый день. До обеденного перерыва всё как обычно: быстро разобралась с текущими вопросами, провела переговоры с новой подрядной организацией, определила сроки выполнения работ, поздравили коллегу с днём рождения.

А в обеденный перерыв, купив по дороге в одном из ближайших магазинчиков мороженое и бутылку воды, направилась в сторону парка. Погода на улице солнечная, и к обеду стало очень жарко. Гуляла я по излюбленному маршруту, и на выходе из парка мой путь пролегал мимо заброшенного здания больницы. Пройдя уже половину пути, я почувствовала, что со стороны здания потянуло холодом, как из открытого погреба. От перепада температуры я вздрогнула и невольно повернулась лицом в ту сторону.

Я заметила, что в окне первого этажа мелькнула тень, небольшая, похожая на маленькую девочку. Это произошло так быстро, что я решила – привиделось. Но через минуту тот же ребёнок появился уже на втором этаже. Я огляделась, как назло рядом не было ни одного человека, что казалось странным, обычно здесь довольно многолюдно. И, к сожалению, позвать на помощь абсолютно некого.

Само здание больницы находилось в очень плохом состоянии, в оконных проёмах можно увидеть, что балки перекрытия местами сломаны и провисли. Девочка могла оступиться и пострадать. В тот момент я не задумывалась, что вообще эта девочка делает одна в этом жутком заброшенном здании, в голове крутились только одни мысли: не напугать её окриком, чтобы девчушка не спряталась – так её будет сложнее найти.

Зайдя в него, я потихоньку стала пробираться сквозь мусор, какие—то доски, сломанную мебель. Добравшись до лестницы, которая выглядела крепкой и без видимых повреждений, я стала подниматься на второй этаж, туда, где, мне казалось, видела девочку. На середине лестницы одна из ступеней проломилась, и, по закону жанра, я полетела вниз. Вспышка света, и я отключилась.

Глава 2

Очнулась… Признаться, было очень страшно открыть глаза, и я прислушалась к телу, сканируя повреждения, а также прокручивая в голове произошедшее.

Итак, я поднялась максимум на полтора этажа, падать невысоко, если, конечно, меня не придавило остатками лестницы, поэтому не должна сильно пострадать. Вроде бы ничего не болит, немного голова, но это логично, голова она умная, тяжёлая, вот ей и приложилась в первую очередь.

Теперь надо пошевелить конечностями – руки-ноги чувствую, ура! Не парализована. Надо открыть глаза, только аккуратно, прищуримся. Темно. Было около четырнадцати часов, когда я решила поиграть в спасателя и превратилась в Гайку из мультика «Чип и Дейл спешат на помощь», хотя какая Гайка, так, Вжик, судя по тому, что спасти никого не смогла. Меня бы теперь кто спас. И вообще, какого я полезла в это разрушенное здание? И ребёнка не выручила и самой теперь непонятно, как выбираться.

Надо достать телефон и посветить фонариком, осмотреть, так сказать, масштаб бедствий. Шарю по телу руками – сумки с телефоном нет, наверное, ремешок оторвался, и она отлетела в сторону. Радиус движения рук увеличиваем – ага, справа стена, тёплая, по ощущениям деревянная, слева провал. Подо мной ткань, жёсткая, как мешковина, немного продавливается при нажатии. Поднимаем руки – пусто, справа также рука упирается в стену, слева пусто. Поворачиваю голову в сторону провала и вижу узкую полоску тусклого света – ну хоть какое-то направление. Надо попробовать подняться. Аккуратно опускаю ноги с левой стороны, достаю пол – отлично, это не яма. Похоже, я приземлилась на какую-то лавку или сломанный диван, приложилась об подголовник и провалялась до темноты в отключке. Повезло, однако.

Медленно, на ощупь пробираюсь к полоске света, ногами и руками предварительно проверяю наличие препятствий. Добралась. По ощущению расстояние от места лёжки и полоски света максимум два метра. Свет проникает сквозь заколоченные досками окна, на улице темно, и сквозь щель не видно, что по ту сторону находится. И чем бы стукнуть, чтобы отбить одну из приколоченных досок? В помещении темно, а на ощупь не очень хочется искать что-то тяжёлое. Не надеясь на чудо, легонько надавила плечом и чуть не вывалилась из—за неожиданно легко открытой ставни.

Ставни! Откуда ставни на окнах в заброшенном здании больницы?

Так, Виталина, не забивай себе голову пока ненужной ерундой, подумаешь об этом позже, когда выберешься.

Что у нас за окном? А за окном темно, улицу освещает луна, фонари не работают. На ночь отключают, что ли? Под окном, видимо, завалинка – можно вылезти через окно. Но для начала надо найти сумку. Оглядываюсь, на улице хоть и темно, но освещения, поступающего из окна, достаточно, чтобы осмотреть пространство вокруг.

Что сказать… Странно, совсем непохоже на больничную палату или кабинет врача. Помещение, в котором я очнулась, было из деревянного сруба, а здание больницы было точно кирпичным. Здесь стоял странной формы сундук, удлинённый, метра на два, и узкий, около пятидесяти сантиметров, на нём лежала мешковина, чем-то набитая, местами потёртая и в дырах, сквозь эти дыры выглядывала… пакля?! Да, похоже на паклю.

Рядом стол и табурет, деревянные, грубо сколоченные. На столе свеча в небольшой миске. На одной из стен висели пучки трав, в темноте не разобрать, какие. На следующей стене была подвешена полка, на ней плотно были расставленные миски от маленьких, размером со спичечный коробок, до больших, примерно литровых. В углу печь, похожа на русскую, большая и серая. В ней пара горшков и снова трава, прикреплённая к торцу печи. И дверь.

Всё, больше ничего нет. Ни моей сумки, ни мусора, который был в здании больницы, ни сломанной лестницы и её обломков. Бред.

Давай думать, я точно очнулась, щипать себя не буду, ибо больно. Итак, себе верю. Галлюцинациями ранее не страдала.

В заброшенное здание я заходила днём, очнулась поздним вечером или ранним утром где? В деревенской избушке? Я точно знаю, что в радиусе километров сорока таких избушек в городе нет. Кто и зачем меня перенёс?

Допустим, решил помочь, ведь я лежала без сознания, но это нелогично! Логично было отвезти в больницу, тем более, одна из них находилась рядом. И куда девалась сумка с телефоном?

Как говорится, всё страннее и страннее.

Но выбираться надо, вот только когда? Сейчас темно непонятно, где я нахожусь, если посмотреть в окно, то там лес – и там темно. Возможно, могут быть и звери, а у меня для защиты ничего нет.

Точно, защита! Надо вооружиться. А то мало ли кто и для чего меня перетащил в избу. Табурет я не разломаю, шуметь нельзя, а сломать его возможно, только ударив пару раз об пол, и то не факт, что разломаю – судя по его виду, он очень крепкий. С табуретом в руках не отобьёшься, ну максимум один раз подниму или кину недалеко. Но буду иметь в виду, как один из видов холодного оружия или, возможно, тёплого – не принципиально. Что дальше? Горшок с полки, им также можно воспользоваться. Ага, ещё есть сундук, надо проверить, что в нём. Вдруг мне повезёт, и там будет автомат Калашникова. Ну, на худой конец, нож.

Сундук открылся без скрипа, как будто за ним смотрят, и время от времени смазывают. В нём, к сожалению, хранился хлам: какие—то старые вещи, платья жуткого серого и коричневого цвета, похожие на мешки, платки, панталоны. Просто тряпки, не разобралась, что это. Пару склянок с чем—то жидким. Мешочки, набитые на ощупь травой. И ничего полезного для меня, я даже тихонько обстучала каждую стенку в надежде на двойное дно. Но, увы, ничего, пусто.

Есть, конечно, дверь, но я не знаю, что за ней, возможно, мой похититель. Да что угодно там может быть, поэтому я пойду в обход. Аккуратно вылезу в окно и осмотрю дом со стороны. А дальше… а дальше будет видно.

Медленно, боясь наступить на скрипучую доску пола, я пробираюсь снова к окну, поднимаю ногу к подоконнику и понимаю, что я в платье. В Платье! Сегодня я была в лёгких бежевых брюках и белой футболке, а ещё на мне были очень удобные без каблуков босоножки. Где всё? Осматриваюсь, насколько это возможно. Я точно в платье, длинном – до пола, на ощупь как бархат, но очень мелкий и нежный, цвет, похоже, зелёный – да, зелёный, такой тёмный и сочный, как листья деревьев после дождя. И туфли – я такие видела только в старинных фильмах – на толстой подошве, неудобные, как колодки на небольшом каблуке, совершенно неустойчивом. Как я продвигалась по избушке, не заметив этого сразу, непонятно. Видимо, я ещё в шоке.

Рукав у платья длинный, на правой руке кольцо, массивное, с зелёным камнем, похожим на изумруд. Возможно, и не изумруд – никогда не разбиралась в украшениях, и если носила, то только маленькие и совсем незаметные. Но, в основном, не носила вообще. Большие кольца с крупными камнями и нагруженные разными завитушками никогда мне не нравились. А ещё на этом кольце были какие-то буквы, но сейчас темно и не разобрать.

А теперь кто-нибудь мне объяснит, как это возможно? Мало того, что меня перенесли в какую-то непонятную халупу, так ещё и переодели в странную одежду, сняли моё кольцо, нацепили другое. Как? Как такое возможно? Неужели я была в таком состоянии, что ничего не почувствовала. Я, которая спит и во сне всё слышит, даже кота в родительском доме, когда он заходит в комнату! Что, блин, происходит? Где я?

 

Так, Виталина, давай без паники, она никогда и никому не помогала. План есть, придерживаемся его. Вылезаешь в окно и осматриваешься. Дальше по обстоятельствам. И не тормози.

Закинув ногу на подоконник, следом вторую, я села и начал сползать вниз, помогая себе руками, а почувствовав под ногами твердую почву, аккуратно сделала шаг вперёд. И тут у меня дёрнулась голова назад! Развернувшись, понимаю, что моя коса зацепилась за какой—то штырь в подоконнике. Коса! Ёжики лысые! Какая коса?! Я ещё в старших классах её отстригла, и уже около двадцати лет у меня короткая стрижка. Как за несколько часов могла вырасти коса? Длинная, скорее всего, ниже попы, густая и светлая. Я блондинка! Етить! Я уже сорок лет как брюнетка! Стала блондинкой! И судя по качеству волос – некрашеная! Чудеса!

Отцепив косу от штыря, я решила порассуждать о внешних изменениях позже. Пошла на разведку, выбрав направление, и начала обход дома.

Итак, первая стена от окна, с которого я вылезла, это всё, что у неё есть – окно, ставни, отсутствие стекла. Вторая стена была полностью глухой. Третья стена – бинго, ещё одно окно, закрыто ставнями. Аккуратно наступая на землю, стараясь не наступить на ветку, которая могла бы хрустнуть, подобралась к окну. Открывать ставни я опасалась, так как при открытии они могли скрипнуть и разбудить возможного похитителя. Поэтому, встав на завалинку, попробовала осмотреть комнату в щель. Что сказать, ничего не видно. Только силуэт какой-то мебели. И всё. Спустилась, идём дальше. Четвёртая стена порадовала небольшим крыльцом и входной дверью. Также у крыльца стаял типа дровяник. И всё – ни забора вокруг избы, ни колодца. Собаки тоже нет. Хотя в каждой деревне обычно вокруг дома всегда есть забор, а рядом – будка с собакой. Дом же стоял в лесу, по крайней мере, сейчас в темноте при свете луны видно только деревья и ничего более.

Что дальше? Какой план? Идти в лес – глупо! Не зная дороги, без еды, воды. Да, элементарно, хотя бы направление знать надо, куда идти.

Зайти в дом? Тоже опасно. Я не знаю, кто и что в нём. Дружелюбное и хотело помочь или маньяк.

Значит, надо затаиться и ждать до утра, рано или поздно из избы должен кто-нибудь выйти. За водой, едой, по нужде, в конце концов, поэтому сидим в кустах и ждём. А там видно будет.

Осмотрелась – в трёх метрах от дома росло дерево, в темноте похожее на дуб. Его ветка была в полутора метрах от земли, довольно толстая и удобно расположенная, чтобы забраться на нее. Так и поступим.

Пробираясь к дереву, я дважды чуть не подвернула ногу. Туфли, колодки которых жутко жали пальцы, были мне явно малы. Видимо, меня стало отпускать, раз я стала замечать эти неудобства. Как я забиралась на эту ветку – отдельная история. Попробуйте подтянуться и закинуть ногу в длинном платье. Это, я вам скажу, тот ещё квест. Но минут через сорок я взгромоздилась. Дальше было проще, опыт не пропьёшь.

Забравшись метра на два с половиной, я решила, что за листьями меня не видно, тем более и платье камуфлированное, зелёное – сольюсь с листьями. Ага, один большой лист – мутант. Главное – головой блондинистой не светиться. Сидим-с, ждем-с.

Никогда не умела по расположению луны определять время. Поэтому мало представляла, когда наступит утро. Спать совсем не хотелось, видимо, пока была в отключке – выспалась. Есть тоже. Вот пить – да. Стакан холодной воды – было бы замечательно. Но сидим терпим и ждём. Чего-то или кого-то.

Мысли в голову не лезли, от слова совсем. Напала странная апатия. Отношение к данному происшествию тоже странное, как будто, так и должно быть, всё нормально.

Сидя на ветке дерева, прислушивалась к дому, но нет, тишина. В лесу ухала птица, жути эти звуки не нагоняли, наоборот, было спокойно, ночь тёплая и замёрзнуть мне не грозит. Тихо, уютно, хорошо сидим. Точно отходняк.

А как ещё относиться к тому, что мне не страшно и хорошо? И это в такой странной ситуации: я непонятно где, непонятно в чём, с косой и блондинка! Решила руками на ощупь определить, есть ли изменения лица, а то мало ли. Истории про переселения душ я слышала и уже ничему не удивляюсь. Как-то же я отрастила косу за пару часов. На ощупь лицо осталось прежним, ну, может, губы стали пухлее, и только.

Но интересно, как могли отрасти волосы за несколько часов. Или я несколько лет назад, упав в заброшенном здании, повредила голову и временно потеряла память? Странным образом все эти годы, бросив свою работу, переехала жить в лес, и это моя избушка, и я в ней кто? Ага, Баба-яга! Возможно, злая. Теперь сижу на дереве и жду, когда я выйду. Ну-ну…

И спустя какое-то время зашёл добрый молодец в избушку, тюкнул меня по голове – я же злая. Думал, что убил. А у меня вдруг память обнулилась, и я помню только, что упала. А все остальные прожитые года – нет. А за это время косоньки-то и отрасли, и не блондинка я, а просто седая.

Хотя кого я обманываю, седые волосы так не выглядят, и кожа на лице явно без морщин. В общем, весело. Сидим, ждём.

А если придётся долго ждать, а, может, действительно в избе никого нет, что тогда делать? Ладно, не нагнетаем, решила до утра, значит, жду до утра. Ещё бы понимать, когда оно наступит? И петуха нет, он бы оповестил. Так я и промаялась часа три, думая о всякой ерунде.


Издательство:
Автор
Поделиться: