Название книги:

Пламя между нами

Автор:
Вера Зверева
Пламя между нами

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Вика дотянулась рукой и сжала его ягодицу, притягивая его с каждым движением плотней к себе, вжимая его в себя до упора. Движения становились резче и быстрей. Хоть Андрей и держал небольшую амплитуду, работая одними бёдрами, Вика чувствовала, как напрягаются его мышцы, и хотела ещё, и ещё. Глубже. Больше Андрея в себе.

Он подхватил одну её ногу под колено и поднял почти к самой груди. И от этого движения всё настолько изменилось, что Вика выгнулась и запрокинула голову. Сильные резкие движения члена внутри будто стали ещё чувствительней, ещё ярче, с каждым из них будто искра высекалась, разжигая большой огонь внизу живота. Бушующее пламя от точки соприкосновения и вверх. Ещё раз, ещё…. И ещё! И Вика конвульсивно сжалась и прогнулась от нахлынувшего оргазма, закусывая собственные пальцы, чтобы не закричать.

Андрей ещё несколько раз глубоко толкнулся, напрягся и, так же молча закусив губу, резко вышел из неё, заталкивая тут же член куда-то под ягодицу. Вика почувствовала кожей, как он пульсирует и горячая влага растекается по мягкому пледу.

Он обессилено опустился на неё, поддерживаемый только локтями возле головы. Горячее дыхание обжигало шею. Над головой плавно качались ветки ивы с мелкими осколками света.

Спустя пару восстановительных минут немного неловкими движениями Вика поправила на нём и себе одежду, понимая, что всё равно теперь в ней будет не очень комфортно. Осознание, что они только что занимались сексом в общественном месте и их вполне могли увидеть или услышать, заставило кровь нахлынуть на щёки. Она нервно поправила и лиф купальника, закрывая полностью грудь.

Андрей приподнялся и мягко поцеловал её в губы, во рту внезапно разлился солоноватый металлический привкус.

Его кровь у неё на губах…

Вика резко отшатнулась и судорожно вдохнула, будто старый кошмар снова ворвался в её жизнь. Кровавые картины вспыхнули перед глазами, тёмные потёки, смазанное пятно на щеке. Воспоминание о драке на пляже и окровавленных губах Рената смешались в один горячий солёный коктейль.

– Что с тобой? – прозвучал голос Андрея, возвращающий её в реальность.

Вика вздрогнула и сфокусировалась на его обеспокоенном лице над ней. На нижней губе краснела совсем маленькая ранка, похоже, он прокусил губу, слишком сильно зажав её зубами. От удовольствия, убедила себя Вика, не от боли.

– Ты губу прокусил, – объяснила она страх в своих глазах. Пусть думает, что она за него испугалась. Тем более что это было даже большей правдой, чем могло показаться на первый взгляд.

Андрей легко дотронулся кончиками пальцев до ранки.

– Да? Не заметил.

А Ольга заметит, внезапно возникла предательская мысль у Вики в голове и засела там назойливой пчелой, залетевшей в открытое окно и потерявшей выход.

– Наверное, нам пора возвращаться, – беспокойно проговорила она и огляделась. Вокруг стало намного темней, солнце из апельсинового уже превратилось в спелый грейпфрут и наполовину провалилось за зелёные вершины.

Андрей глянул на наручные часы и немного нахмурился. Взгляд его задумчиво забегал. Он тоже вспомнил об Ольге, которая теперь, должно быть, ждёт его дома? Вернулась с обследования и недоумевает, куда он мог исчезнуть в свой выходной без предупреждения.

И как только эта женщина умудрялась портить им с Андреем настроение, даже не находясь рядом? Вике совсем не нравился опыт, слишком похожий на будни любовницы. Она всю жизнь была верна тому, с кем была в отношениях. Хотя тут и считать то было особо не кого, один Ренат, да пара подростковых влюблённостей, о которых можно было бы и не вспоминать.

– Когда у тебя будет отпуск? – спросила Виктория, когда поняла, что Андрей совсем пропал в своих мыслях. Он всё ещё лежал рядом, опираясь на согнутую руку, но взгляд его был устремлён куда-то вдаль.

– М? Отпуск?

– Да. Может, проведём его вместе? – предложила она, – я давно отработала испытательный срок и тоже могу взять пару недель выходных. Давай сбежим куда-нибудь только вдвоём.

– Я как-то не думал ещё об отпуске, – Андрей задумчиво потёр подбородок, – я, кажется, тоже уже достаточно давно работаю. Надо спросить у командира.

– Так ты согласен? – воодушевилась Вика.

– Хм. Почему бы и нет? Куда бы ты хотела поехать?

– Не знаю. На море, в поход, в горы? Куда угодно, если там будем только мы с тобой.

Андрей нежно улыбнулся, но в глазах мелькнула какая-то грустинка.

– Смена обстановки нам не повредит, – немного абстрактно ответил он, приподнимаясь и садясь, согнув перед собой ноги.

– Поехали в путешествие на мотоциклах? – выдала Вика свою самую безумную идею.

– Это было бы здорово, не немного утомительно. Особенно для не очень опытных, – он подмигнул ей, намекая о ком такого мнения. – У меня есть гениальная идея, поехали на поезде во Владивосток.

– На поезде? – изумлённо прыснула она. – Это же неделя, по-моему.

– Ну да. Представь себе – купе для нас двоих, вокруг бескрайние леса и редкие станции, горы, реки, бесконечное небо и ритмичный стук колёс. И мы с тобой в этом ритме… Только ты и я, целую неделю. Потом искупаемся в Японском море и неделю обратно.

– А что так мало? Искупаемся и всё?

– Ну… – Андрей изобразил игривую задумчивость, – это будет путешествие не ради цели, а ради процесса. Ради цели надо на самолёте летать.

– Мне нравится ради процесса, – Вика притянула его к себе, положив руку на шею, и нежно поцеловала, – ты, оказывается, такой романтик.

– Всё дело в компании. Рядом с тобой сложно им не стать.

Сердце просто плавилось от этих слов, и Вике сложно было сдержаться, чтобы снова его не поцеловать. Она уселась поудобней на колени перед Андреем и обхватила его лицо ладонями, целовала то медленно и глубоко, то коротко и мягко. Под пальцами слегка кололась совсем короткая пробивающаяся щетина на его подбородке. Они совсем как подростки – готовы целоваться, пока губы не посинеют или ночь не настанет.

Но в этот раз настала не ночь. В складках, сброшенных и забытых джинсов, пиликнул телефон Андрея, оповещая о полученном сообщении. Он сразу услышал его и разорвал поцелуй, но с таким сожалением, что на мгновение Виктории показалось, что он не станет на него отвечать. Но он был обязан это сделать. Даже в выходные он мог быть вызван на внеочередное дежурство, если случится что-то очень серьёзное и требующее подкрепления. Хотя в таких случаях чаще звонили.

Вика решила подыграть, чтобы он не очень расстраивался.

– Думаю, надо собираться, скоро потемнеет, – она отодвинулась и встала, огляделась в поисках своего платья, чтобы переодеться.

– Да, ты права, – Андрей глянул на ветви ивы над ним, между листьями пропал солнечный свет, их накрыла длинная тень от леса. Лишь на краешке озера плавал кусочек солнечного покрывала, которое ещё не до конца успели утащить надвигающиеся сумерки.

Странным образом потеряв всякое стеснение, Вика сняла с себя купальник и надела платье на голое тело. Затем обернулась к Андрею, который стоял с телефоном в руке и читал что-то с серьёзным видом.

– Что-то случилось? – спросила она озабоченно.

– Да нет, ничего, – Андрей положил телефон на плед и тоже стал переодеваться на манер Вики, то есть стянул плавки и надел джинсы. Потом встал, растерянно оглядываясь.

– Если ты ищешь футболку, то она в машине. Помнишь? Ты стянул её перед тем как выйти и бросил на заднее сидение?

– Да? Не помню…

– Точно всё хорошо? Андрей, – Вика подошла к нему и заглянула в глаза снизу вверх. Что-то его обеспокоило в этом сообщении.

– Да… – он поначалу хотел отмахнуться, но потом передумал, – Оля уже дома. Спрашивает, где я и… готовить ли ужин?

Вика замерла, приподняв брови. Интересная новость. Хотя чего она ожидала? Ольга живёт вместе с ним, ест вместе с ним, и даже спит в одной постели.

– Конечно, пусть готовит! – наигранно безразлично ответила она, и чтобы он не видел её настоящего выражения лица, спешно стала собирать вещи в сумку, складывать плед. – Должна же быть от неё польза! А так придёшь домой, а у тебя горячий ужин на столе. Полезно для здоровья, тебе надо силы поддерживать. А не виноградинки клевать, да водичкой запивать.

– Ещё был апельсин, – то ли в шутку, то ли серьёзно поправил он, вспомнив их сегодняшнее прогулочное меню, – очень сладкий, к слову говоря.

– Апельсин? – не поняла Вика.

Но Андрей вдруг подошёл к ней и обнял.

– Ты ревнуешь к ужину? Что Оля мне его приготовит, а не ты?

– Дело не в еде! – нахмурилась Вика, хотя чем дальше тем абсурдней ей самой казалась её обида. – Дело в том, что… – она закусила губу, – что я не хочу, чтобы его готовила она. Я хочу готовить тебе ужин. Я знаешь ли, тоже хорошо готовлю!

– Посмотри на это с практической точки зрения, – вдруг решил перебить её ревность логикой Андрей, – тебе не придётся утруждаться. Это будто бы я в кафе сходил.

– Ты всё равно не понимаешь, о чём я, – Вика выпуталась из его рук и пошла в сторону машины, открыла заднюю дверь и забросила туда поклажу. Потом забралась на переднее пассажирское сиденье и усевшись, сложила руки на груди.

Андрей не спеша вышел из ивового шатра и уселся за руль, так и не надев футболку. В машине было душно, она отдавала тепло намного медленней, чем влажный воздух вокруг озера, даже несмотря на открытые окна. Зря они их оставили, подумала Вика, мошкары, наверное, набилось, что не вытравить потом. Но Андрей ни на что такое не обращал внимания, не то что Ренат, который ещё долго отчитывал бы её за то, что насекомые могли испортить дорогой светлый салон и вообще климат-контроль на что?

Да и в общем, Ренат вряд ли когда-нибудь оказался бы на свидании у дикого озера в лесу на своей машине.

Когда двигатель завёлся с привычным мощным ворчанием, Андрей решил продолжить этот странный разговор.

– Дело ведь не в том, кто готовит ужин, – начал он, когда Тойота подпрыгнула на кочках возле выезда с поляны на дорогу. – А в том, что ты боишься, что она займёт твоё место?

 

– А у меня есть это место? – с некоторым вызовом спросила Вика, откровенно напрашиваясь.

Ветров повернулся к ней лицом, перестав следить за дорогой.

– Для меня есть. А сама ты как считаешь? Ты нашла для себя место?

Вика удивилась этому странному разделению, ведь разве не мужчина должен определять её место? Как всегда делал Ренат. Да и папа тоже до развода. Разве не это роль мужчины в отношениях? Показать, где и чьё место и определить роли, иерархию, подчинение и…

Машина подпрыгнула, наехав колесом край глубокой изъезженной колеи. Вика вскрикнула от неожиданности и оперлась руками о приборную панель.

– Смотри на дорогу! Ты же за рулём! – упрекнула она отвлёкшегося Андрея.

– Конечно, – сухо ответил он и выровнял внедорожник, который снова встал на проторенные «рельсы».

Разговор разорвался, и повисло неуютное молчание. Вика не смогла решить, как вернуться к этой непонятной раздаче ролей и решила, что возможно время ещё не пришло. Слишком всё сейчас сложно. Очень много действующих лиц.

Когда они подъехали к дому, солнце уже полностью скрылось, и в окнах тут и там зажигался свет. Люди собирались семьями ужинать или проводить вечер в уютном спокойном одиночестве. По краям дорожек плавно включались автоматические фонари, реагирующие на низкий уровень освещённости. Место нашлось только на самом углу стоянки и от машины до подъезда пришлось немного пройтись пешком.

Когда Вика и Андрей зашли в лифт, она потянулась рукой к пакету с пледом и мягко попыталась его забрать.

– Давай, – объяснила она свой жест, – я отнесу его в химчистку.

Ветров наклонил голову вбок и вопросительно взглянул ей в глаза.

– Ты не хочешь, чтобы его развернула Ольга? – спросил он, точно угадывая, что Вику выводила из себя одна только мысль, что его бывшей захочется достать плед, и она увидит на нём совершенно однозначно трактуемые пятна.

– Не хочу, – Вика сжала губы, потому что плед Андрей не отдавал.

– Хочешь скрываться от неё? Прятаться, будто я ей изменяю?

Вика почувствовала, как кровь приливает к лицу. Именно этого она и хотела по сути. Сама уже раздала им роли любовников, а Ольге жены.

– Мне это неприятно, – посильней потянула она, и Андрей почему-то уступил. Лишь покачал головой, когда лифт встал на их этаже и открыл дверь.

– Тебе надо определиться, – непонятно для Вики сказал он и вышел, но повернув за угол коридора, почему-то остановился.

Вика едва не наткнулась на него сзади, но, обойдя, поняла причину остановки. От удивления она выронила сумки из рук и испуганно взглянула на Андрея, в глазах которого стояло замешательство и немой вопрос.

Что она там говорила про верность? Теперь ей Андрей вряд ли будет верить. Это меняло абсолютно всё!

Глава 7

Первым шевельнулся Андрей, немая сцена чересчур затянулась, и пока Вика справлялась с первым шоком, он подошёл ближе и снял с крайнего букета большой белый листок. Конечно, этого не стоило делать именно ему, ведь сообщение, оставленное на карточке с красивым золотым тиснением, было явно адресовано Виктории, а читать личные записки неприлично.

Хотя… тут был особый случай.

Коротко глянув на карточку, он молча протянул её Вике. Но она не могла отвести изумлённый взгляд от пяти здоровенных букетов ярко-алых роз, стоящих перед её дверью и практически загораживающих коридор. На фоне светлых стен, угольно-чёрной двери, в стерильно-белом освещении розы выглядели ослепительно красивыми. Яркими настолько, что необычный цвет оставлял отпечаток на сетчатке глаза, не давая никакого шанса отвести от них взгляд. И их было так много! От коридора остался лишь небольшой проход у стены в сторону двери Андрея. Всё пространство заполнял изумительный запах свежих цветов.

Но вдох было сделать невероятно сложно.

– Держи, – сказал Андрей, не дождавшись от неё реакции.

Она опять посмотрела на него не в силах найти объяснения этому внезапному сюрпризу под её дверью. Пока их не было дома, здесь образовался настоящий розарий. Вика взяла протянутую ей карточку и прочла.

«Скучаю. Жду следующей встречи.»

Золотые буквы напечатаны извилистым кудрявым курсивом и никакой подписи.

– Может, ошиблись? – с надеждой спросила она.

Андрей повернул к ней карточку другой стороной: «Виктории». Вика прочла и вновь посмотрела на Андрея, даже не пытаясь скрыть испуг в широко распахнутых глазах. И самое ужасное, что у неё действительно есть знакомые мужчины, способные на такой безумный подарок. Не так много, всего двое. Это или Дима, или Ренат. Если она внезапно не обзавелась тайным поклонником, о котором пока не знает.

Похоже, нечто близкое к чувству вины всё же отразилось на её лице, потому что взгляд Андрея странным образом потух и обесцветился. Из него пропали те эмоции, что звёздочками искрились весь день под раскалённым солнцем.

– Я… – начала было Вика, понимая, что молчание в этой ситуации – это самое разрушительное.

В этот же момент открылась дверь в квартиру Андрея и в проходе показалась Ольга в длинной футболке чуть выше колена, туго обтягивающей круглый живот. Чистая кожа без косметики, чуть пушистые будто свежевымытые короткие волосы. Такая домашняя и простая, уютно устроившаяся у Ветрова под заботливым крылышком, что теперь дар речи пропал и у Вики.

– Ммм! Как пахнет, – она оглядела «поляну» роз, перекрывшую коридор, – сколько цветов. Красивые, – посмотрела вопросительно на Вику, – День рождения?

– Нет, – выдавила из себя Вика, неосознанно глянув на Андрея, который при виде Ольги снова изменился в лице.

– Понятно, – немного хитро улыбнулась Ольга, глядя на растерянного Ветрова.

Не ясно, что именно она поняла, потому что Вике не было понятно абсолютно ничего. Ни кто устроил ей эту диверсию в самый неподходящий момент, ни что теперь с этим делать. Не объясняться же с Андреем на глазах у его бывшей. Да и как объясниться, самой не разобравшись?

– Ты спала? – заботливо уточнил Ветров у Ольги мягким голосом, который Вика слышала так часто, пока они были вместе, что начала считать принадлежащим только ей одной. Оказывается, теперь нет.

– Отдыхала, – Ольга прислонилась к дверному проёму, – ты не ответил. Я так ничего и не приготовила нам на ужин.

– Извини, я был за рулём, – Андрей бросил взгляд на сумки, валяющиеся на полу, но поднимать их не стал, уступив Вике в её намерении скрыть следы «преступления». Сделал вид, что это не его. – Пойдём, я закажу что-нибудь с доставкой. Ты голодная?

– Не очень, думала кефирчиком обойдусь. А ты?

– А я голодный, – ответил Андрей и в сердце Виктории будто шило воткнули.

Он оставил Вику стоять посреди коридора с морем цветов и отправился к своей двери.

– Поздравляю, – вежливо сказала Ольга, оглядывая цветы, – пока.

Она слегка помахала рукой на прощание и осторожно закрыла за собой дверь, как только Андрей прошёл мимо неё в квартиру. С чем она её поздравляет, вспыхнула Вика? С тем, что она только что практически попалась на неверности Андрею?

Ведь именно так это выглядело в его глазах? Она рассказывала ему о том, что она вся его и «никто и никогда больше…», строила планы, допытывалась у него насчет Ольги, проявляя ревность. А тут «Скучаю. Жду следующей встречи.» И главное, непонятно, кто всё это устроил. Кому выразить благодарность в разрушении доверия к ней единственного человека, который был ей не безразличен.

Захотелось пнуть эти чёртовы цветы и разбросать их по всему коридору. Или в окно выбросить. От обиды слёзы наворачивались на глаза. Неужели Андрей и вправду о ней такое мог подумать? Вика запустила пальцы в волосы, глядя на цветы, прикидывая, сколько же их здесь. Куда их теперь девать?

Розы были дорогущие, с крупным бархатным бутоном, и цвета такого завораживающе-алого, словно артериальная кровь. Они торчали из украшенных обёрточной бумагой вёдер, создавая большую равномерную поляну.

Чтобы с трудом пробраться к двери и открыть её, пришлось отодвинуть крайний букет. Вика проскользнула в тёмную квартиру и бросила со злости сумки куда-то вглубь комнаты. Походила по ней же в темноте в попытке осмыслить произошедшее и додумать за Андрея, что же он об этом подумал. Выходило очень плохо.

Единственное, что Вика смогла решить, это что оставлять себе эти цветы она не хочет и надо от них избавиться и желательно прямо сейчас. Даже если они и были невероятно красивыми и соблазн лицезреть у себя дома эти букеты давил невыносимо, поддаваться ему было нельзя. Она снова вышла в коридор, слегка прикрыв свою дверь, и встала в задумчивости, как это всё эвакуировать. По частям, наверное. Партиями затащить в лифт, а потом и на улицу.

Когда она уже подняла крайнее к лифтам ведро, внезапно открылась соседская дверь и вновь там показалась её главная головная боль. Ольга встала, сложив руки на груди, едва заметно улыбаясь.

– Ты что-то хотела? – не выдержала Вика, так и стоящая с тяжеленным букетом в руках.

– Курьера жду, он на лифте поднимается, – спокойно ответила та, разглядывая розы. – Дорогие букеты и так много. Не меньше сотни, наверное.

– Не знаю, мне всё равно, – нахмурилась Вика. Не хватало ещё оценки от Ольги.

– Как приятно, когда мужчины дарят такие шикарные подарки, – мечтательно сказала Ольга и вдохнула сильный цветочный аромат.

– А где Андрей? – внезапно даже для себя решила спросить Вика. Чего он такой заботливый, а принимать заказ у курьера послал, как выразился бы Разумов, ЭТУ.

Лучше бы сам вышел, тогда у Виктории появился бы шанс поговорить с ним или хотя бы на его глазах выбросить букеты в окно. А лучше полить бензином и поджечь.

– Он принимает душ, – не сразу ответила его бывшая, – а то болотом пахнет.

С последними словами она оглядела Вику с ног до головы, и та сразу вспыхнула от нахлынувших эмоций. Прикусила язык, чтобы не огрызнуться и срочно вышла в часть коридора у лифтов. Поставила ведро с букетом на пол как раз в тот момент, когда двери лифта позади неё раскрылись и кто-то замер в них, судя по всему, вытаращившись на её задницу, обтянутую узким платьем. Вика распрямилась и резко обернулась. Возле лифта стоял курьер с фирменным жёлтым рюкзаком и глупо улыбался.

– Вам туда, – указала она ему за поворот, где свой ужин ждала Ольга.

– А, ладно, – ответил с акцентом парень очень восточной внешности и удалился вручать посылку.

Вика дождалась его на обратном пути с новой идеей.

– Заработать хочешь? – спросила она у парня, как только он потянулся к кнопке вызова лифта.

– Чего? – опять непонимающе заулыбался он, будто натянул дежурную маску вежливости.

– Денег, говорю, хочешь заработать? Забери эти букеты отсюда и можешь их продать. Ну… или девушке своей подари.

Курьер недоумённо похлопал глазами.

– Эти? – он указал на ведро, стоящее возле Вики.

– Все, что тут и там стоят. Они очень дорогие! Если продашь, выручишь очень много денег.

– Можно, – оживился курьер.

– Тогда забирай прямо сейчас, чтобы я их не видела больше.

Парень согласился и радостно побежал грузить в лифт своё новое сокровище. Если быть честной, то Виктории было абсолютно всё равно, что он будет с ними делать и как. Лишь бы избавиться от них. Она лишь постояла, придерживая лифт, пока тот расставлял в них букеты.

Как жаль, что нельзя так же просто избавиться от боли в груди, которая там засела.

Отпустив счастливого курьера с миром, Вика побрела обратно домой. Но в коридоре опять стояла Ольга. Чего она хочет от неё, в конце концов? Но усталость брала своё. Разговаривать не хотелось совсем, да и босые ноги мёрзли на гранитном полу.

– Ты что-то ещё хотела? – спокойно спросила Вика у явно ждущей её женщины.

– Хотела, – подтвердила она. – Попросить тебя кое о чём.

– О чём же?

– Не надо обманывать его, – Ольга сложила руки на груди, а точней поверх живота.

– В каком смысле? – затормозила Вика возле своей двери.

Ольга вздохнула.

– От тебя тоже пахнет болотом. Волосы слиплись, и плечи покраснели от пребывания на солнце. Совсем как у Андрея.

– И? – Вика готова была начать защищаться и объяснять Оле, что это совсем не её дело. Но та её опередила.

– Я не собираюсь закатывать сцену ревности. Ни ему, ни тем более тебе. Вы взрослые люди, и я могу тебя понять.

– На что ты намекаешь? – уточнила Вика, готовая уже прямо обсудить с Ольгой их с Андреем взаимоотношения. Слишком много было слишком очевидных подсказок, она банально устала об этом переживать. – Может, хватит ходить вокруг да около?

– Андрей очень красивый, сильный, добрый. Конечно, ты увлеклась им и даже затащила в постель. Сложно ведь устоять, когда такой мужчина живет у тебя буквально под носом. Но не надо его обманывать.

 

– Я и не обманываю! И я им просто увлеклась! – вспылила Вика, понимая, что, по сути, подтверждает все её слова относительно их с Андреем встреч.

– Больше всего в жизни он не выносит предательства, – продолжила наставительно Ольга, почти не обращая внимания на ее слова, – и даже если вы с ним всего лишь спите… – она покачала головой, – то он тебе этого никогда не простит.

– Да с чего ты взяла, что мы… просто спим? Ты только приехала и понятия не имеешь, чем он жил столько месяцев, после того как ты его бросила.

– Я просто предупреждаю, – перебила она, – никакой секс с ним тебе не поможет заслужить его прощения, если он узнает, что ты его обманула с другим мужчиной. Он очень принципиальный и ценит верность. Поэтому я никогда ему не изменяла, – с этими словами она погладила свой живот. – И Андрей знает, что мне можно доверять в этом вопросе. Моя верность была проверена многими годами его службы. Так что… подумай, пока не поздно.

– Подумать? – с трудом выговорила, потерявшая дар речи Виктория.

– Ой, прости, – Ольга оглянулась в квартиру, – Андрей вышел из душа. Мы пойдём ужинать, пока еда не остыла. Потом сделаю ему массаж с увлажняющим молочком, а то кожа так покраснела от солнца.

На этих словах она сладко улыбнулась и закрыла дверь перед лицом Вики.

Виктория очень медленно вдохнула носом и выдохнула через рот. Потом вошла в квартиру и закрыла за собой дверь. В комнате было темно, лишь с окна лился мягкий жёлтый свет уличных фонарей, торчащих из асфальта где-то далеко внизу. Растворялся, рассеивался по потолку, оставляя пол в чёрной тени, и обрисовывая контуры мебели. Монстр на столе, освещенный сзади, изображал из себя сказочное, но очень маленькое и нестрашное чудовище.

Вика прошла через комнату и уселась на диван в темноте, попутно захватив со стола телефон. Внезапно захотелось позвонить Маше и выговориться, вывалить на неё весь этот неподъёмный груз проблем и понадеяться, что после этого станет хоть чуточку легче дышать. Но часы на экране показывали позднее время, и Вика передумала. Машка могла давным-давно спать без задних ног и будить её не хотелось. Надо подождать ещё пару дней, пока подруга вернётся из отпуска, который она проводит у родителей во Владимире, и обязательно приедет к ней, как и обещала.

Надо тоже сходить в душ, думала Вика. От неё и вправду пахнет озёрной водой и… сексом. Этот едва уловимый аромат будто прилип к её коже, да чёрт возьми, если внюхаться, плотно прижавшись к слегка покрасневшей и горячей её поверхности, то можно почувствовать запах Андрея, который вплавился в неё почти так же глубоко, как солнечный ожог.

Не намажет её Андрей сегодня сметанкой, и мягким ароматным лосьоном с алоэ тоже. И не сделает она ему в ответ массаж плеч и подгоревшей спины, не будет скользить по его коже ладонями, получая удовольствие от одного этого простого действия.

Ольга сделает ему массаж.

Вика завалилась набок, ткнувшись щекой в мягкую диванную подушку, упёрлась взглядом в тёмный угол под столом, где стояла почти пустая коробка с книгами. Она почти всё уже перенесла на полку, кроме парочки, которые не влезли. Андрей хотел взять их почитать. Вика накрыла голову рукой, будто это могло спрятать от её же собственных мыслей.

Аромат артериальных роз всё ещё висел в воздухе.

Вика подняла перед собой телефон на вытянутой руке и разблокировала экран. Яркий свет больно ударил в глаза и вышиб предательскую слезу, которая скатилась из уголка глаза и впиталась в ткань обивки. Скользнув пальцем по экрану, она уставилась на номер телефона Андрея в листе контактов. Откуда-то из спальни раздался неясный звук, приглушённый стеной. Это был женский смех, поняла Вика, напрягшая слух. Проглотила тугой комок в горле и прокрутила упрямо список контактов дальше. Остановилась на букву «Р». На неё у неё было записано два человека, но звонить Разумову посреди ночи она точно не стала бы. Хотя… может исповедаться ему в измене, чтобы он пришёл и пристрелил её нахрен? Избавил от мучений?

Дурацкая мысль.

Вика обратила внимание на второе имя и нажала «написать сообщение». Набрала одно единственное слово «Спасибо». Это должно спровоцировать его на ответ. Если Ренат, прислал цветы, то он однозначно начнёт радостно принимать благодарности. Не выдержит его самовлюблённая душа не порадоваться.

Ответ пришёл не сразу: «За что?»

Вика вздохнула. Кажется, она промахнулась. Или этот змей опять с ней играет. Отвечать она ему не будет.

Найдя в списке имя второго подозреваемого, Вика отправила слово «Спасибо» и Диме. Хотя… они уже очень давно не общались, будто между ними пробежала какая-то чёрная кошка. Дима её избегал так долго, что она уже почти забыла о нём.

Но на экране всплыло: «Я очень рад, что тебе понравилось!»

Блин. Дима был не тем человеком, в лицо которому Вика хотела бы швырнуть подаренный букет, но он решил сделать ей подарок слишком не вовремя. Да и в целом, поезд Димы уже ушёл в тот день, когда на её станции остановился большой, блестящий и красный пожарный локомотив.

«Очень красивые. Но больше так не делай!»

Вика отправила сообщение, но потом задумалась. Надо было ответить как-то так, чтобы и не обидеть его, но и дать понять, что шансов у него никаких. Пришёл ответ.

«Прости. Я знаю, ты не любишь дорогие подарки. Я просто очень соскучился. Увидимся на следующей неделе на занятиях?»

Действительно, вспомнила Вика. На следующей неделе очередные занятия для аналитиков в офисе, отличная возможность поговорить с Димой по душам и, наконец, дать ему понять, что между ними невозможны отношения по причине… потому что…

Потому что она больше не хочет никаких отношений! Ей было так хорошо одной эти несчастные несколько месяцев. Просто идеально! Мечта её жизни!

Телефон выпал из руки и громко стукнулся об пол, Вика закрыла лицо рукой. Кого она обманывает?

Под пальцами становилось мокро, а телефон, лежащий экраном вниз, вдруг засветился и завибрировал. Вика машинально подняла его и приняла вызов, хотя мгновение назад не хотела никого слышать. Предала даже сама себя и свои желания от одной только мысли, что кто-то расстроится, если она не возьмёт трубку.

– Отчего не спишь, сладкая моя?

Лучше бы не брала. Но Вика лежала на диване, а телефон лежал на её щеке и сам собой говорил с ней. Тишина была ещё более невыносимой. В ней было слышно, как над ней смеётся Ольга.

– Не твоя, – машинально ответила она Ренату.

– Не моя, – улыбаясь в трубку, промурлыкал он. – Отчего грустна ты тёмной ночью, не моя сладкая вишенка?

– Что тебе нужно? – устало спросила Вика, хотя ответ и так знала.

– Это ты мне написала. Помнишь? У тебя плохое настроение? – вкрадчиво допытывался он, затекая в уши как тёплый воск.

– Нет.

– Знаешь, что сделает его лучше?

– Удиви меня, – безразлично откинула Вика его вопрос.

– Павийон Блан дю Шато Марго, – медленно с паузой между каждым словом произнёс Ренат низким томным голосом.

И Вика почти почувствовала на языке мягкий почти сливочный вкус её любимого белого вина. Сволочь. Он помнит это и пользуется её слабостью. Перед глазами уже вырисовывался бокал с просвечивающим солнечным напитком.

– Ничего не выйдет, – упрямо, но не убедительно проговорила Вика, не отрывая голову от дивана.

– Я приеду к тебе прямо сейчас с прохладной бутылкой. Только скажи. Любые печали я сотру как капельку вина с твоих сладких губ.

– Ренат, – серьёзно проговорила она, переворачиваясь на спину и запуская пальцы свободной руки в волосы. – Я от тебя хочу только одного. Оставь меня в покое. Насовсем.

– Конечно, моя сладкая, – продолжил тягучим как мёд голосом, – как скажешь. Я готов. Буду «оставлять тебя в покое» каждую ночь, когда ты окажешься одна в темноте и захочешь поговорить. Звони мне, как только…

Вика не дослушала, швырнула телефон куда-то в ноги. Он ударился о диванные подушки, подпрыгнул разок, и наконец, затих.

Отвернулась к стене, притянув к себе колени, и замерла. Больше всего на свете хотелось сейчас отключиться. Но глаза не закрывались, упрямо пытаясь разглядеть что-то во тьме, чего там на самом деле нет.

Или кого-то.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор