Litres Baner
Название книги:

Звёздные Войны. Траун. Союзники

Автор:
Тимоти Зан
Звёздные Войны. Траун. Союзники

004

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Отвесив Кимменду низкий, явно саркастичный поклон, ногри развернулся и засеменил на своих коротеньких ножках к выходу из ангара.

– Задержать его, сэр? – спросил Древ.

– Нет, – ответил Кимменд. – К сожалению, он прав – Траун дал ему полную свободу передвижений по «Химере». Надеюсь, повелитель Вейдер сумеет прояснить ситуацию в отношении наших кораблей. – Он указал на шлем в руках Морртик. – Что это?

– Он использовал его, чтобы поднять тревогу, – объяснила женщина, протягивая шлем, чтобы командир смог получше его рассмотреть. – Очевидно, он встал здесь и швырнул шлем в люк, в зону действия датчика.

Нахмурившись, Кимменд включил оптические усилители своего шлема. Неужели это…

– Это шлем Джида?

– Именно, сэр, – кисло подтвердила Морртик. – Он лежал в кормовой мастерской в ожидании, когда обновят встроенную систему связи.

– Тогда как же Рух проник туда и завладел им?

Морртик покосилась на Древа.

– Не знаю, сэр, – признался тот.

– Не знаете?

– Он не использовал свой электропосох, чтобы закоротить датчики, – вставила Морртик. – Я их проверила.

– Может, это его проклятое маскировочное устройство? – предположил Кимменд. – Сампа хотя бы выяснил, как оно работает?

– Да, он прочитал спецификации, – кивнул Древ. – Это очень похоже на оптический деполяризатор Синрича, но совершенно другой конструкции. Похоже, он функционирует без подзарядки только три минуты и не срабатывает у людей, – возможно, для этого требуется электропроводность двойного слоя кожи ногри или что-то в таком же духе – и при активации не распространяет свое действие на прочие предметы.

– И нам это на руку, – сказала Морртик. – Сампа смастерил прибор, который распыляет мельчайшие частицы, отражающие микроволны, когда датчик фиксирует давление на пол. Если мы пометим этими частицами Руха, то сможем отследить его где угодно.

– Прекрасно, – резюмировал Кимменд. – Так он никогда не попадет на борт. Поздравляю.

– Угу, – прорычала Морртик, вертя в руках шлем Джида. – Мы прямо сейчас прочешем корабль и отыщем дыру, в которую он пролез.

– Отыщите, – процедил Кимменд. Он ожег взглядом треклятый шлем. – Потому что в следующий раз, когда этот ногри перейдет мне дорогу, кто-нибудь умрет. Предпочтительно Рух, но если не он, то это будет тот, кто позволил ему пройти. И прикончу его не я, а повелитель Вейдер.

Он обвел взглядом ангар, борясь с желанием пристрелить нахального ногри в спину прямо здесь и сейчас.

– Сержант, передайте это всем.

«Химера» два часа шла в обычном пространстве, прежде чем Траун приказал Фейро снова попытаться включить гиперпривод.

И он снова не заработал.

– Как будто неподалеку находится крейсер-заградитель, сэр, – предположила коммодор, когда звездный разрушитель продолжил путешествие сквозь испещренную звездами тьму обычного пространства. – Но чтобы обладать подобной мощью, он должен быть достаточно велик, а в этом случае его бы наверняка засекли датчики.

– Если только он не замаскирован, – послышался глубокий бас за их спинами.

Фейро вздрогнула. Вейдер просил уведомить его, когда «Химера» преодолеет таинственное препятствие. Коммодор полагала, что темный владыка будет у себя, пока ему не доложат об этом.

Видимо, ему стало скучно.

– Повелитель Вейдер, – спокойно отозвался Траун. – Полагаю, невозможно запустить гравитационный генератор и маскирующее устройство одновременно. Эти два поля будут противодействовать друг другу.

– Возможно, кто-то разработал новую технологию, – возразил ситх. – Наука Неизведанных регионов могла шагнуть далеко вперед.

– Несомненно, технологии могут различаться, – признал Траун. – Сама же наука – маловероятно. Законы природы универсальны.

– Возможно, – пророкотал Вейдер. – Тем не менее мы оказались в тупике. Какое вы предлагаете решение?

Несколько секунд Траун молчал. Фейро обратила внимание, как он переводит взгляд с полотна звезд за обзорным экраном на карту окрестного пространства и затем – на диаграмму их текущего маршрута.

– Если существующий путь непроходим, проложим собственный, – постановил он. – Коммодор Фейро, измените курс на сорок градусов влево.

– Это маршрут, о котором не знает Империя? – осведомился Вейдер.

– По крайней мере, раньше он не был известен, – допустил гранд-адмирал. – Наши варианты – выслать корабли-разведчики, чтобы они наметили для нас маршрут, или продолжать двигаться вперед короткими прыжками. Второй вариант кажется мне более эффективным.

– Это потребует времени, – предупредил Вейдер почти угрожающе. – Император велел прибыть на место как можно скорее.

– Полет по гипертрассе не принес желаемого результата, – парировал Траун. – Если мы сохраним текущий курс, это, скорее всего, потребует еще больше времени.

– Если мы уже не миновали препятствие.

Траун склонил голову.

– Рулевой, – распорядился он. – Выполните прыжок на скорость света.

– Слушаюсь, адмирал.

Фейро повернулась к обзорному экрану, внутренне напрягшись. Звезды вспыхнули, растянулись в линии…

…и снова сжались в точки. Гиперпривод заурчал и затих: прыжок снова не удался.

Фейро была слишком дисциплинирована, чтобы выругаться вслух в присутствии начальства. Но все равно едва сдержалась.

– Любопытно, – пробормотал Траун. Если неудача и встревожила его, он не показал это ни лицом, ни голосом. – Коммодор, возьмите на сорок градусов левее.

– Так точно, сэр, – откликнулась Фейро. – Могу я высказать предложение?

– Ваш адмирал отдал вам приказ, – вмешался Вейдер.

– Я вас слушаю, коммодор, – спокойно сказал Траун.

Фейро почувствовала, как сжалось горло. Слова Вейдера подчеркивали распоряжение Трауна, но и сами по себе являлись приказом. Неужели Траун решится его проигнорировать?

– Я произвела некоторые расчеты, сэр, – торопливо продолжила она, гадая, не остановит ли ее Вейдер и не сделает ли чего-то похуже. – Для того чтобы добраться до Батуу прыжок за прыжком, понадобится около тридцати девяти часов. Если мы вместо этого отправимся к Мокивжу, то оттуда сможем добраться до Батуу по другой гипертрассе и сэкономим четырнадцать или пятнадцать часов.

Траун склонил голову:

– Покажите.

Фейро вывела маршрут на экран и замерла в ожидании, что Вейдер неизбежно поинтересуется, что за трасса может соединять две такие незначительные планеты.

И это был бы вполне закономерный вопрос. Навигационные карты свидетельствовали, что этот путь существует, но он был даже менее четко определен – да и использовался гораздо реже, – чем тот, которым «Химера» следовала до Батуу. Если ошибочные данные, которые сбили их с курса по трассе до Батуу, повлияли также и на маршрут Батуу – Мокивж, корабль может оказаться в такой же ситуации, что и сейчас.

Но на этот раз темному владыке, очевидно, было нечего добавить.

– Отличное предложение, коммодор, – похвалил Траун. – Проложите курс на Мокивж.

– Слушаюсь, сэр.

Повернувшись к рулевому посту, Фейро поймала взгляд сидевшего там офицера и кивнула. Тот кивнул в ответ, и гигантский военный корабль начал разворачиваться вправо.

– Одиннадцать, – подал голос Вейдер.

Траун повернулся к нему:

– Что, простите?

– Мы сэкономим самое большее одиннадцать часов, – пояснил ситх.

– Согласен, – сказал Траун. – Тем не менее игра стоит свеч.

– Возможно, – ответил Вейдер. – Увидим.

Естественно, Вейдер оказался прав. Переход к Мокивжу прыжок за прыжком занял на три часа больше, чем должен был, по оценке коммодора Фейро, отчего экономия времени составила ровно столько, сколько рассчитал темный повелитель.

Он не хотел лететь к Мокивжу. Он не хотел его видеть.

Но вот они здесь, и планета прямо на обзорном экране…

– Докладывайте, коммодор, – негромко попросил Траун, когда «Химера» облетала планету, двигаясь к стартовой точке искомой гипертрассы.

– Здесь какая-то тайна, сэр. – Фейро нахмурилась, глядя в планшет. – Я не знаю, какая катастрофа, кроме столкновения с кометой или масштабного извержения вулканов, может вызвать столь гигантское опустошение. Но я не нахожу свидетельств столкновения с кометой или активной вулканической деятельности.

Вейдер посмотрел на обзорный экран. На месте пышных лугов и густых лесов теперь широкой полосой тянулись безжизненные равнины и пустыни, и лишь редкие островки зелени пытались выступить слабым оплотом борьбы с этим опустошением. Почти все небо закрывали облака: не белые перистые и не серые слоистые дождевые, а тяжелый туман, застилающий солнечный свет и несущий лишь тьму и холод.

– Возможно, здесь случилось нечто еще более катастрофическое, чем столкновение с кометой, – предположил Траун. – Коммандер Хаммерли, сколько лун вы регистрируете?

– Сколько лун, сэр? – озадаченно переспросила Хаммерли.

Вейдер повернулся к ней. Снова при получении запроса подчиненный Трауна переспрашивает. Возможно, настало время напомнить о необходимости мгновенного и беспрекословного исполнения приказов?

– Да, сэр, сейчас уточню, – быстро добавила Хаммерли.

Вейдер смерил Трауна взглядом. Никаких признаков того, что тот намерен наказать коммандера хотя бы устным выговором за то, что она стала обсуждать его приказ. Похоже, единственное, что он хотел от нее, – это получить ответ.

В мыслях темный повелитель с презрением покачал головой. Возможно, отсутствие надлежащей дисциплины у подчиненных и стало подлинной причиной того, что повстанцы на Атоллоне ускользнули от адмирала.

– Должно быть десять, – продолжал Траун. – Шесть относительно небольших и четыре довольно крупные, чтобы внутренняя гравитация сформировала из них сферы.

– И какое это имеет значение? – поинтересовался Вейдер. Он заложил большие пальцы за пояс, отчетливо ощущая прикосновение к рукояти меча.

– Пока мы проходим через систему, экипажу все равно больше нечем заняться, – заметил чисс. – А я хочу выяснить, насколько полны базы данных «Химеры».

 

Этот достаточно разумный ответ был высказан исключительно разумным тоном.

Но Вейдера это не обмануло. Во всем, что делал гранд-адмирал Траун, наличествовал какой-то смысл, скрытый план. Он снова примерился к рукояти меча…

– Простите, адмирал, датчики дают другую информацию. – Хаммерли хмуро глядела на свой пульт. – Шесть лун, только одна из которых сферическая.

– Четыре остальные, должно быть, по ту сторону планеты, – нетерпеливо бросил Вейдер. – Это же очевидно, разве нет?

– Думаю, что нет, повелитель, – возразил Траун. – Обратите внимание на схему гравитационного взаимодействия на экране. Она указывает на отсутствие в системе других объектов значительной массы.

Вейдер просмотрел схему. Он не мог сам сделать расчеты – для этого существовали дроиды, – но в нижней части экрана были отображены выкладки оператора.

– Вы предполагаете, что пропавшие луны упали на планету? – уточнил он.

– Маловероятно, – сказал Траун негромким, но уверенным голосом. – Четыре объекта такого размера превратили бы Мокивж в пылающую преисподнюю, залитую лавой и сотрясаемую подземными толчками.

«Как Мустафар», – мысленно отметил Вейдер.

– Тогда где они?

Траун медленно покачал головой:

– Это тайна, которую мы должны раскрыть.

– Нет, – возразил Вейдер.

Внезапно на мостике воцарилась тишина.

– Прошу прощения, повелитель? – переспросил Траун, старательно контролируя голос.

– Мы здесь не для того, чтобы раскрывать подвернувшиеся по пути тайны, – твердо сказал ситх. – А для того, чтобы раскрыть причину возмущения в Силе, которое ощутил Император. И ни для чего другого.

– Конечно, – согласился Траун. – Но может оказаться, что эти события связаны.

– А они связаны?

– Не знаю, мой повелитель, – признался инородец.

Мгновение Вейдер пристально разглядывал его, силясь прочесть чуждый ему разум. Но даже если за этими пылающими красными глазами скрывалась ложь, он ее не ощутил.

– Мы летим своим курсом, – распорядился ситх.

– Конечно, повелитель Вейдер. – Траун повернулся к Фейро. – Коммодор, как только мы достигнем гипертрассы, самый полный к Батуу.

– Так точно, сэр, – отчеканила Фейро.

Чисс снова повернулся к Вейдеру:

– Я бы хотел отметить еще одну вещь, повелитель. Если Император осведомлен о присутствии чего-то или кого-то в этой части пространства, эти кто-то могут точно так же быть осведомлены о вас.

Эта мысль уже приходила Вейдеру в голову. Много раз.

– Возможно, – допустил он. – Но осведомленность не обязательно означает готовность.

– Действительно, – тихо согласился Траун. Возможно, гранд-адмирал тоже оглядывался на далекое и неприятное прошлое. – Не означает.

Глава 2

– Вот что я тебе скажу, R2, – мрачно заявил Энакин, отстыковывая свой перехватчик Эта-2 класса «Актис» от разгонного кольца. – Если с Падме что-нибудь случилось, кто-то на Батуу будет абсолютно не готов к тому, что случится с ним.

Дроид согласно засвиристел.

«Вот что мне нравится в R2-D2, – думал Энакин, пока „Актис“ летел прочь от разгонного кольца к планете. – Маленький дроид всегда готов следовать по пути опасностей, куда бы я его ни завел».

Впрочем, сейчас на повестке дня стоял другой вопрос: как найти этот путь.

Обычно юноше не приходилось об этом беспокоиться. В космосе флот сепаратистов всегда был хорошо заметен, а на земле очаги дыма и бластерного огня всегда четко обозначали, в каком направлении нужно двигаться. В редких случаях, когда силы Республики появлялись на поле боя первыми, всегда находился кто-то, кто был готов направить их туда, где должны были начаться боевые действия.

На Батуу Энакина едва ли ждало что-то подобное. Кроме того, планета находилась на крайне низкой ступени развития: корабельные датчики зафиксировали лишь несколько торговых поселений. В своем послании для Падме Дуджа обозначала в качестве места их встречи один из крупных поселков под названием Черный Шпиль. Если девушек там нет, значит Энакин отправится на их поиски в другие поселки.

R2-D2 уже ввел координаты. Бросив взгляд на навигационный экран, Энакин направил «Актис» к горизонту и добавил мощности двигателям…

Внезапно дроид издал предупреждающий свист.

– Что там? – спросил джедай. Нахмурившись, он проверил экран кормового обзора…

И ощутил покалывание в затылке. Позади него недалеко от разгонного кольца вышел на орбиту корабль размером со средний грузовик, но неизвестной конструкции…

Энакин не раздумывал над тем, как действовать. Без кольца он не смог бы улететь из этой системы. Если незваный гость украдет его – или, того хуже, уничтожит, – Энакин застрянет здесь до тех пор, пока не сможет послать сообщение на Корусант. Он резко потянул за ручку управления и отправил истребитель в плотный вираж обратно к кольцу, попутно совершив полный оборот на триста шестьдесят градусов, чтобы убедиться, что в окрестностях больше нет никаких сюрпризов.

Оказалось, что, кроме него и незнакомца, больше никого не было. Устремившись навстречу незваному гостю, Энакин убедился, что R2-D2 уже зарядил и подготовил к выстрелу лазерные пушки, и включил передатчик:

– Неизвестный корабль, говорит генерал Энакин Скайуокер из Галактической Республики. Назовите себя и сообщите цель прилета.

Молчание. Возможно, здесь не пользуются ни одной из стандартных республиканских частот. Или, что более вероятно, в такой глуши не говорят на общегалактическом языке.

Энакин сжал губы и прикинул, какие он знает торговые языки. Он довольно бегло говорил на хаттском и торговом языке джав, но Батуу находилась далеко от зоны влияния хаттов. Мизе-каулф? Его он знал намного хуже, но на крайний случай сойдет и этот язык.

– Неизвестный корабль, говорит генерал Энакин Скайуокер из Галактической Республики, – повторил он, стараясь правильно выговаривать слова на мизе-каулф и составлять грамматически верные фразы. – Вы приближаетесь к республиканскому транспорту и вмешиваетесь в операцию, которую проводит Республика. Приказываю вам отступить и назваться.

– Приветствую вас, – ответил спокойный голос на том же языке. – Вы называете себя генерал Скайуокер?

– Да, – ответил Энакин, хмурясь. – Вы что, обо мне слышали?

– Нет, вовсе нет, – донесся ответ. – Я просто удивлен. Уверяю, я не собирался причинять вред вам или вашему оборудованию. Я лишь хотел поближе взглянуть на это любопытное устройство.

– Рад слышать, – бросил Энакин. – Вы взглянули. А теперь отлетите подальше, как было велено.

Повисла пауза. Затем другой корабль лег в дрейф и стал неторопливо удаляться от кольца.

– Могу я спросить, что привело представителя Республики в эту часть космоса? – спросил незваный гость.

– Могу я спросить, какое вам до этого дело? – огрызнулся Энакин. Не очень вежливо, но для вежливости он был не в настроении. Каждая минута, которую он терял здесь с этим мошенником, – это минута, которую он уже не сможет потратить на поиски Падме. – Летите своей дорогой.

– Моей дорогой?

– Летите, куда летели, – сказал джедай. – Туда, куда собирались, пока не остановились поглазеть на мое разгонное кольцо.

Снова молчание. Корабль пришельца, к досаде Энакина, перестал дрейфовать и теперь неторопливо облетал кольцо на расстоянии сотни метров. Все еще слишком близко.

– Да, я могу лететь своей дорогой, – сказал пришелец. – Но буду более полезен, если помогу вам в ваших поисках.

R2-D2 озадаченно присвистнул.

– Я же сказал вам, что выполняю задание Республики, – повторил Энакин. – Это не поиски.

– Да, я помню ваши слова, – заверил его собеседник. – Но мне трудно поверить, что Республика, находясь в состоянии войны, отправит на задание одного-единственного человека в истребителе. Более вероятно, что вы прилетели сюда по какому-то личному делу.

– Я на задании, – прорычал Энакин сквозь зубы. Этот разговор уже начинал ему надоедать. – По личному распоряжению самого Верховного канцлера Палпатина. – Палпатин, ясное дело, даже не знал, что Скайуокер отправился сюда, не говоря уже о том, чтобы санкционировать его поездку. Но если незнакомец знает о Войнах клонов, он, несомненно, слышал и о Палпатине, и упоминание его имени могло придать словам молодого человека некоторую значимость. – И у меня нет времени.

– Понятно, – ответил незваный гость. – Возможно, будет лучше, если я просто покажу вам местоположение корабля, который вы ищете.

Энакин стиснул ручку управления.

– Объяснитесь, – тихо процедил он.

– Я знаю, где приземлился нубийский корабль, – заявил его собеседник. – Я знаю, что его пилот исчез.

Энакин сжал зубы:

– Значит, вы перехватили личную передачу?

– У меня есть собственные источники, – все так же спокойно ответил пришелец. – Как и вы, я ищу информацию, которая касается как этого, так и других вопросов. Как и вы, я одинок и лишен ресурсов для успешного расследования. Возможно, в союзе с генералом Республики я сумею найти ответы, нужные нам обоим.

– Занятное предложение, – бросил Энакин. Он уже подлетел достаточно близко к чужому кораблю. Глубоко вздохнув, юноша обратился к Силе.

Пришелец оказался не человеком, хотя, конечно, Энакин об этом уже догадался. Впрочем, он был гуманоидом – в Республике таких биологических видов множество.

Однако его разум не походил ни на один из тех, которых джедай касался ранее. Он был аккуратным, упорядоченным, мысли и образы текли плавно и точно, как у ученых-математиков. Но содержание этого потока и сопровождавшие его приглушенные эмоции были абсолютно непроницаемы. Этот разум походил на аккуратный, упорядоченный массив незнакомых символов.

К тому же пришелец был не один. На борту присутствовал второй гуманоид.

– Так вы говорите, что мы с вами одиноки? – продолжил джедай, взяв на прицел место, где, вероятнее всего, располагался гиперпривод чужого корабля. Если незнакомец солгал, что он один, то, вероятно, будет лгать и о других вещах.

Хуже того, он мог солгать и о корабле Падме, потому что причастен к ее исчезновению. Если так, Энакин не отпустит его, пока не получит правдивые ответы.

– Да, – ответил пришелец. – Еще мой пилот и ваш дроид, разумеется.

Энакин застыл, держа палец на гашетке:

– Вы не упоминали о пилоте.

– Так и вы не упоминали о дроиде, – парировал собеседник. – Поскольку они не присоединятся к нам в расследовании, не думаю, что их стоит обсуждать.

– R2 обычно сопровождает меня на заданиях.

– Правда? – удивился пришелец. – Интересно. Я не знал, что у навигационных модулей есть другие функции. Так мы сотрудничаем?

Энакин сердито уставился на чужой корабль. Если второе существо в нем действительно всего лишь пилот, возможно, его собеседник просто не упомянул его по недосмотру. Даже сейчас, после нескольких лет войны, в Республике имелись политики, которые отказывались признавать в клонах настоящих людей. Возможно, по какой-то неизвестной причине культура, к которой принадлежал чужак, считала пилотов существами второго сорта.

– А какие ответы ищете вы?

– Я хочу лучше понять конфликт, в который вы вовлечены, – пояснил пришелец. – Я ищу ответы о правде и неправде, о порядке и хаосе, о силе и слабости, о цели и реакции. – Он немного помолчал; когда он заговорил снова, его тон стал более официальным. – Вы просили меня назваться. Теперь я готов это сделать. Я коммандер Митт’рау’нуруодо, офицер Флота экспансии и обороны, солдат Доминации чиссов. От имени моего народа я прошу вашей помощи в изучении этой войны, пока она не принесла бедствия нашим мирам.

– Понятно, – осторожно ответил Энакин. Он знал давно ходившие слухи о гигантских цивилизациях, скрывающихся где-то в Диком космосе. Была ли эта Доминация чиссов одной из таких?

А если так, можно ли убедить их вступить в войну на стороне Республики? Одна лишь эта перспектива стоит того, чтобы заключить соглашение с Митт’рау’нуруодо.

– Хорошо, – сказал джедай. – От имени Галактической Республики и лично канцлера Палпатина я принимаю ваше предложение.

– Прекрасно, – отозвался Митт’рау’нуруодо. – А теперь давайте начнем с того, что вы расскажете о подлинных целях вашего прилета?

– Я думал, вам и так уже все ясно, – протянул Энакин, снова ощущая покалывание в затылке. – Ведь вы знаете о корабле Падме.

– Нубийская яхта… – Повисла короткая пауза, и у джедая возникло ощущение, что Митт’рау’нуруодо пожал плечами. – В этом регионе я не встречал подобной конструкции корпуса и двигателей. У вашего корабля аналогичные характеристики. Логично предположить, что один пришелец прибыл в поисках другого.

– Ну да. – Энакину пришло в голову, что быстрые и разумные ответы сыпались из этого Митт’рау’нуруодо, как из рога изобилия. – Вы правы, нубийская яхта – одна из наших. Она принадлежит послу Республики, которая прибыла сюда, чтобы получить информацию у своего связного. Когда она не вышла на связь, меня отправили на ее поиски.

 

– Понятно, – ответил Митт’рау’нуруодо. – Этому связному можно доверять?

– Да.

– Вы в этом уверены?

– Посол была уверена.

– Тогда предательство маловероятно. Связной говорил с вами?

– Нет.

– Тогда стоит предположить, что случилась авария или кто-то захватил вашего посла, – сказал Митт’рау’нуруодо. – Нам нужно спуститься на поверхность, чтобы определить, что там произошло.

Ну наконец-то.

– Именно туда я и направлялся, пока вы не вмешались, – прорычал Энакин. – Вы сказали, что знаете, где ее корабль?

– Я могу вам сообщить, – ответил Митт’рау’нуруодо. – Но будет удобнее, если вы сперва подниметесь ко мне на борт. У меня двухместный челнок, на котором мы сможем путешествовать вместе.

Энакин натянуто улыбнулся. Он определенно хотел бы увидеть корабль Митт’рау’нуруодо изнутри, но не сейчас. Пока что он не настолько доверял чиссу.

– Благодарю, но я полечу на своем истребителе, – сказал он. – Как я уже сказал, нам может понадобиться R2.

– Да будет так. – Если Митт’рау’нуруодо и обиделся на отказ, то голосом этого не выдал. – Я полечу первым.

– Хорошо, – согласился Энакин. Его устраивало, что чисс будет маячить впереди, под прицелом его лазерных пушек. – Как только вы будете готовы.

– Я практически готов. Еще одно дело. Многие испытывают проблемы с правильным произношением чисских имен. Хочу предложить вам обращаться ко мне по моему среднему имени: Траун.

– Все в порядке, Митт’рау’нуруодо, – сказал Энакин. Его немного раздражал покровительственный тон чисса. – Я думаю, что справлюсь.

– «Митт’рау’нуруодо», – поправил пришелец.

– Я так и сказал, – ответил Энакин. – Митт’рау’нуруодо.

– Произносится «Митт’рау’нуруодо».

– Да. Митт’рау’нуруодо.

– Митт’рау’нуруодо.

Энакин стиснул зубы. Он слышал небольшую разницу между своим произношением и произношением чужака. Но не понимал, как выговорить его имя правильно.

– Хорошо, – прорычал он. – Траун.

– Благодарю, – сказал Митт’рау’нуруодо-Траун. – Это облегчит нам общение. Мой челнок готов. Вылетаем.

Корабль Падме стоял на небольшой поляне посреди леса в тридцати километрах от поселка Черный Шпиль. В отличие от большинства прогалин, которые доводилось видеть Энакину – включая ту, где он посадил свой «Актис» в километре отсюда, – над этой нависали ветви, скрывающие все, что находилось на земле. Тем не менее туда можно было пробраться по узкой тропинке, не оставляя следов.

Неожиданно оказалось, что на поляне находится не только корабль.

Около входа топтались двое людей, которые сильно смахивали на головорезов, и пара инородцев разных биологических видов, а еще пять человек сидели в грузовиках, припаркованных у края прогалины. Позы и движения всех девятерых указывали на нетерпение. Те, что находились у корабля, пытались вскрыть люк резаками.

Энакин выглянул из-за дерева, держа меч наготове. Им с Трауном пришлось приземлиться порознь, и Скайуокер пообещал дождаться чисса у края поляны, чтобы они могли вместе начать расследование.

Но тогда он не знал, что корабль пытаются взломать. Что еще важнее: он не чувствовал Падме. Но нельзя было исключать, что она все-таки находится на корабле: возможно, раненая или без сознания.

И это все меняло. Дожидаться нового союзника, пока ничего не происходит, – это одно. Дожидаться его, когда Падме может быть в опасности, – совсем другое.

R2-D2 за его спиной издал тихую вопросительную трель.

– Нет, ты останешься здесь, – прошептал Энакин. – Если мне понадобится подмога, я позову. И на этот раз держись подальше от линии огня, ладно?

R2-D2 обиженно булькнул.

– Я сказал: «Нет», – твердо заявил Энакин. Месяц назад техники три дня собирали маленького астромеха по частям после того, как он из-за своей чрезмерной любознательности схлопотал выстрел от боевого супердроида B2-RP.

R2-D2 издал еще один протестующий гудок и умолк. Энакин повторно оглядел окрестности, чтобы убедиться в отсутствии сюрпризов, и вышел из-за дерева.

– Не двигаться! – закричал он.

Все взгляды обратились к нему, резаки отключились, а толпившиеся у люка громилы развернулись к незваному гостю. Энакин доверился Силе, которая должна была предупредить его об угрозе со стороны водителей грузовика, и бросился к яхте Падме.

Не успел он сделать и пяти шагов, как периферийным зрением заметил, что люди в двух грузовиках, наиболее удаленных друг от друга, медленно достают бластеры. Он сделал еще шаг, настраиваясь на бой…

«Предвидение: Сила показывает ему настоящее, на которое накладывается мимолетный проблеск ближайшего будущего, – оба водителя выпускают по заряду, один летит ему в грудь, второй пониже, в бок…»

С легким шипением вспыхнуло лезвие его меча. Энакин отбил синим клинком сначала один выстрел, затем другой, остановился… Все застыли. Секунды через две семеро оставшихся головорезов будто по команде выхватили бластеры и открыли огонь.

«Предвидение: заряды метят ему в туловище, в бок, в голову, в бок – Сила ускоряет реакцию джедая, замедляет время. Его руки движутся так быстро, что кажутся размытым пятном, – они больше не отклоняют выстрелы, а отправляют их обратно к стрелкам…»

Первую атаку Энакин отразил в сторону леса, а не в стрелявших: Оби-Ван называл это «дать врагу шанс передумать». Теперь же стрелков стало девять против него одного, и джедай уже не мог позволить себе такую роскошь.

«Предвидение: выстрелы, нацеленные в грудь, в грудь и в голову, метко отражаются в руку, в ногу и в плечо…»

Не убивать. Только ранить, отвадить, вывести из боя. Если Падме здесь нет, они могут знать, где она. А если Падме была здесь и если они причинили ей вред, нападавшим надлежит немного помучиться перед смертью.

«Предвидение: бластеры целятся в голову, в туловище – атака захлебывается, раненые враги перестают стрелять…»

– Кунису! – раздался откуда-то голос.

Стрельба прекратилась. Энакин выждал пару секунд, чтобы убедиться, что огонь не возобновится, затем чуть заметно опустил меч и огляделся.

В нескольких метрах от края прогалины стоял высокий стройный человек. Вернее, не совсем человек. Его глаза светились красным, кожа была синей, а волосы иссиня-черными. На нем была черная военная форма с бордовой нашивкой на плече и серебристыми планками на петлицах. На правом бедре висела кобура с каким-то оружием, на левом – тонкая трубка размером с рукоять светового меча.

Траун.

На секунду все вокруг замерло, только водители грузовиков беззвучно корчились на сиденьях, зажимая раны, нанесенные их же собственными выстрелами. Траун медленно обвел взглядом нападавших и их транспорт и снова что-то сказал на языке, который Энакин не узнал.

– R2? – тихо позвал Скайуокер.

Дроид отрицательно свистнул. Значит, тоже не смог перевести.

Впрочем, неудивительно. На миг джедай пожалел, что в «Актисе» не нашлось места для C-3PO.

Один из людей, стоявших у корабля, заговорил. Траун ответил. Громила снова что-то сказал, на этот раз взмахнув рукой с бластером. Энакин вскинул меч, но человек не делал попыток открыть огонь. Минуту или две эти двое продолжали разговор на том же языке. Затем, после очередной реплики Трауна, человек что-то крикнул остальным, и те неохотно убрали бластеры. Тогда Траун перевел взгляд на Энакина и кивком предложил ему приблизиться. Еще раз окинув взглядом поляну, джедай отключил меч и шагнул к чиссу.

– Генерал Скайуокер, я полагаю, – произнес Траун на мизе-каулф, когда Энакин приблизился.

– Да, – подтвердил юноша. – Что здесь происходит? Кто они?

– Утверждают, что простые торговцы, – ответил Траун.

– Вооруженные торговцы?

– В этой части космоса почти все путешественники вооружены, – заметил чисс. – Они заявляют, что на этой поляне обычно приземляется их корабль, и их обеспокоило, что место занято. Связаться с экипажем не удалось, тогда они решили вскрыть люк, чтобы оказать команде помощь, если потребуется.

– Ну да, конечно, – фыркнул Энакин, наблюдая за честной компанией у люка. Те все еще выглядели недовольными, но в данный момент никто из них, похоже, не собирался стрелять. – И вы им верите?

– Частично. Несомненно, они контрабандисты, а не простые торговцы. Более того, сомневаюсь, что они действительно пытались связаться с экипажем, прежде чем вскрывать люк. Но я верю, что они расстроились, когда обнаружили, что их обычная посадочная площадка занята.


Издательство:
Эксмо
Поделиться: