Название книги:

Пенсионная реформа и рабочее время

Автор:
Дмитрий Goblin Пучков
Пенсионная реформа и рабочее время

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

© ООО Издательство «Питер», 2020

© Серия «Тупичок Гоблина», 2020

© Дмитрий GOBLIN Пучков, предисловие, 2020

© Попов М. В., 2020

© Жуков К. А., 2020

© Золотов А. В., 2020

* * *

Предисловие

Предлагаемая читателю книга известных публицистов и ученых родилась как отклик, во-первых, на проведенную пенсионную реформу, грозящую сокращением жизни людям труда, и, во-вторых, на попытку сжать в четыре дня рабочую неделю – инициативу, против которой выступает даже бизнес. Более 80 % российских компаний не считают переход на четырехдневную рабочую неделю необходимым и экономически оправданным. Авторы не ограничиваются только высказыванием мнений, а обосновывают их, опираясь на строгие выводы политэкономии и философии, исходя из соотношения времени труда и времени жизни.

Жизнь человека должна способствовать его свободному и всестороннему развитию. Частично оно происходит в период работы, но настоящим пространством для развития является свободное время, которое дает человеку возможность развиваться, раскрывать свою общественную сущность. Именно с таких общефилософских и политико-экономических основ авторы подходят к разрешению проблемы времени жизни и времени труда.

Обсуждение данной проблемы позволит вдумчивому читателю сформировать по ней собственное обоснованное мнение и последовательно отстаивать его в союзе с теми, кто выступает за общественный прогресс.

Дмитрий Goblin Пучков

Раздел 1
Пенсионная реформа – удар по интересам работников

Президента подставили

Д. Пучков: Я вас приветствую.

М. Попов: Здравствуйте, товарищи.

К. Жуков: Привет всем.

Д. Пучков: Начался чемпионат мира по футболу – событие планетарного масштаба, и под шумок нам сообщили про пенсии, незаметно и по-военному, чтобы никто не отвлекался от спорта.

М. Попов: Это манера Дмитрия Анатольевича, он всегда так делает – тихо. Что было в 2013-м? Ничего. А с 2013 года у нас идет так называемая СОУТ, специальная оценка условий труда. Может, вы и не знаете, а все потому, что это по-тихому делалось, без всякого чемпионата. Я, кстати, узнал об этом через полтора года. Как раньше оценивали условия труда? Приходили товарищи: один измерял температуру, второй – влажность, третий – освещенность, другие – есть ли опасность, электромагнитные колебания и т. д. Чисто материалистический подход.

К. Жуков: Определялась и тяжесть труда.

М. Попов: Тяжесть работы измерялась в килограммах. Учитывались загазованность, запыленность и т. д. А теперь, с 2013 года, все по-другому.

К. Жуков: Как?

М. Попов: Допустим, я – руководитель компании, приглашаю специализированную организацию. Раз приглашаю, значит, плачу ей деньги. Она приходит и видит замечательные условия труда, Дмитрий Юрьевич.

Д. Пучков: Я не сомневаюсь.

К. Жуков: Докер работает на берегу моря – курорт!

М. Попов: Благодаря Дмитрию Анатольевичу все сделано и никто не дернулся: никаких митингов, ничего. Но вдруг обнаружилось, что «исчезают» вредные условия труда. У вас была вредная работа? Уже не вредная. У вас особо вредная?

К. Жуков: Уже полезная.

М. Попов: Ну почти. Вам давали молоко? Обойдетесь, пейте водичку. Вам добавляли к отпуску пять дней? Зачем?! Это опять же траты для работодателя, а нужно экономить. Короче говоря, обрушилась вся система обеспечения и охраны условий труда, а соответственно и система льгот. По-тихому.

К. Жуков: Это еще 2013 год, никаких санкций.

Д. Пучков: Я, с вашего позволения, замечу, что работал на заводе шлифовальщиком. У нас были огромные шлифовальные станки, которые стояли в подвальном помещении.

М. Попов: То есть у вас было прохладно.

Д. Пучков: Там вреднота была, и за это нам ежедневно давали по бутылке молока и добавляли три дня к отпуску. Кроме того, я ходил в народные дружинники, и мне за это еще три дня к отпуску добавляли. Я неплохо себя чувствовал.

М. Попов: Я вызвал бы Клима Александровича, и он сказал бы, что вы работаете в подвале и в случае атомной войны все пропадут, а вы – нет. Получается, одни плюсы и доплачивать вам незачем.

Д. Пучков: Речь о государственном производстве, я правильно понимаю?

М. Попов: Нет, это общая оценка. Неважно, где вы работали, это закон. Возьмем наш Горэлектротранс. Кондуктор работает, а там постоянно идут электрические разряды, электромагнитные волны. Это раз. Далее, он протискивается между пассажирами, которых миллионы, и в том числе собирает болезни. Короче говоря, у кондукторов все посыпалось: дополнительные выходные, дополнительные отпуска, всякие льготы. И так посыпалось почти везде.

Раньше условия труда оценивала комиссия, в которой на равных с администрацией участвовал профсоюз. Теперь работает специализированная контора, и если ей заплатили, наверняка получат нужные результаты. Оплачивает работодатель, а не государство, которое как бы стоит над ним и работниками, хотя мы понимаем, что государство подыгрывает работодателям.

К тому же ровно с 2013 года у нас такая линия в экономике, что темпы роста равны примерно нулю. Единственный всплеск был, когда министерству имени Улюкаева переподчинили органы статистики.

К. Жуков: Росстат, собственно.

М. Попов: Сразу появился рост. Меня особенно интересует, откуда взялись данные о бурном росте продолжительности жизни. Мы с Климом Александровичем обсуждали этот вопрос.

К. Жуков: Дмитрий Анатольевич бодро отрапортовал на заседании Думы, когда по поводу вступления в должность отчитывался, что у нас рекордная продолжительность жизни за всю историю исследования оной, аж с конца XIX века. Я тут же полез на сайт Росстата смотреть таблички, но почему-то показатели, о которых он говорил, были другие. Где еще посмотреть? Я полез на сайт Министерства здравоохранения и там нашел озвученные цифры в точности: посчитали за 9 месяцев прошлого, 2017 года ожидаемую продолжительность жизни, и оказалось, что по России она в среднем почти 73 года.

Д. Пучков: Ничего себе.

К. Жуков: Вот! Но это – лишь исследования за девять месяцев одного года, и не фактическая продолжительность жизни, а ожидаемая. Дмитрий Анатольевич об этом умолчал. То есть когда говорят «ожидаемая продолжительность жизни», имеют в виду вероятность дожить до такого-то возраста согласно данным статистики. Не факт, что так будет.

Д. Пучков: А конкретно какая написана?

М. Попов: Конкретно вот какая. Я в порядке подготовки к сегодняшнему «Разведопросу» решил посмотреть, как у нас обстоят дела с продолжительностью жизни, и обнаружил, что около 20 % мужчин умирают, не дожив до пенсии, а у женщин этот показатель – около 10 %. Если реализуется то, что продвигает Дмитрий Анатольевич, до пенсии будет умирать 20 % женщин и 40 % мужчин. Тут и разворачивается бизнес имени Медведева, причем колоссальный. За тех, кто умрет, предприятия годами уплачивали пенсионные взносы, и за счет этих взносов можно платить пенсии выжившим. Им, глядишь, пенсии даже повысят чуток. Женщин заодно освободят от роли бабушек при малолетних внуках, и родители, которые при нынешнем количестве рабочего времени и сверхурочных и так не видят детей, будут лишены поддержки со стороны.

Здорово придумано и сделано. И все – в тихой медведевской манере. Что касается жизненного уровня, начиная с 2013 года он стабильно падает. И при этом постоянном падении уже в 2016 году заработная плата составляла 92 % от уровня 2012 года, а пособия, доходы, пенсии и т. д. – 90,5 %. Если вы думаете, что у всех такая картина, то это не так. Количество долларовых миллионеров в 2016 году выросло на 10 %, а долларовых миллиардеров – на 11 %. Если будете доказывать, что у нас плохая экономика, то выяснится, что для кого плохая, а для кого и хорошая. Смотрим данные за 2017 год: количество людей, располагающих 500 миллионами долларов, выросло на 22 %. Попробуй после этого докажи, что у нас плохая экономика.

К. Жуков: Кому как.

М. Попов: Я понял секрет экономики Медведева. Представьте себе, я стал хозяином предприятия, и у меня работает 1000 человек. Я собираю всех и говорю: «В экономике плохая ситуация – кризис». Нам постоянно рассказывают про кризис, а смотрите, какие миллионы в сумках несут и миллиарды держат в квартирах. Так вот, я продолжаю: «Я не могу больше содержать предприятие. Вы, Клим Александрович, понимаете, нужно что-то делать? Я, наверное, закрою предприятие. У меня есть кое-какие сбережения, уеду на теплые берега и моря, а вы, не знаю, как будете. Есть и другое решение: вы будете получать на 1000 рублей меньше. Не умрете же? Не умрете! Умножаем 1000 на 1000, сколько получаем? Миллион рублей, и ничего не надо делать. Вот решение, смотрите». Этим и занимается гражданин Медведев.

К. Жуков: У нас еще была замечательная инициатива по замораживанию накопительной части пенсии.

М. Попов: Да, все, ее уже куда-то дели. Значит, ничего прорывного у нас в экономике не делают и ничего не организуют, никаких темпов роста и серьезного технического прогресса. Полностью заморозили поступление кредитов в экономику, потому что гражданка Набиуллина участвует в медведевском деле, чтобы российские деньги не попали ни к российским промышленникам, ни к каким-то предпринимателям, ни к кому.

К. Жуков: У нас банковский процент понизили до 6,75 %.

 

М. Попов: Да, 6,75 %. И сказали: «Может, еще понизим». Насколько? А с учетом того, что если понизить даже до 3 %, вероятно, не будут брать кредит. Ведь получается: 3 % плюс 7 % (их добавят коммерческие банки, через которые выдаются кредиты), итого 10 %. Под такой процент можно брать кредит?

К. Жуков: Только самым продвинутым.

М. Попов: А сейчас все заперто. Запад не дает кредиты, потому что санкции. Что делать? Ничего! Все делается для удушения экономики. Уже все говорят, что Набиуллина действует в интересах иностранных государств: товарищ Глазьев, советник президента, например, утверждает, что так действует весь финансово-экономический блок. Его, правда, немножко ослабили – один товарищ сидит в тюрьме.

Д. Пучков: Этого недостаточно.

М. Попов: Недостаточно, но сидит. Это уже хорошо, хорошее дело сделали.

К. Жуков: Это «стрелочник» называется.

М. Попов: Улюкаев, этот «стрелочник», успел провести решение, чтобы не вводили в действие уже принятый закон о стратегическом планировании. А раз ничего не планируют, можно все незаметно растаскивать. Шувалова, главного рыночника, который сидел в правительстве, «ушли». Тоже хорошо – позитивное же надо отмечать. Еще ушел господин Дворкович, заявлявший, между прочим, что студентам не надо платить стипендию. Сам-то он ее получал в советское время, и приличную, а нынешним студентам – ни к чему. Не надо, чтобы люди ниже среднего достатка попадали в вуз. У кого есть деньги, те всегда и заплатят, и поступят.

Д. Пучков: Я, извините, перебью. Вчера прочел новость, как студенты элитных вузов на двух квадроциклах, разогнавшись, ударились лоб в лоб. Высшее образование у людей – и четыре трупа, пятая в больнице в себя приходит.

К. Жуков: Кстати, результаты мероприятий финансового блока более чем наглядны.

В 2014 году, когда случился «Крым наш» и мы сплотились в «Русской весне», из страны вывезли 150 миллиардов долларов. То есть поняли, что будут санкции и нужно где-то кое-что припрятать. А за 2014, 2015, 2016, 2017 и 2018 годы вывезено примерно 250 миллиардов долларов. Спрашивается, откуда взять деньги на пенсии?

М. Попов: За время премьерства гражданина Медведева у нас изуродовано высшее образование. Срезали специалитет, рассчитанный на пять лет. На пятом году обучения были предусмотрены специальные курсы, связанные с будущей работой. Теперь можно уволить 20 % преподавателей, потому что 20 % нагрузки ушло. Такое решение. Я не знаю, может, еще один курс убрать? Трех хватит. А потом вообще два оставить. Или решили сделать выпускную комиссию для бакалавров. Кого в нее включить? Давайте работодателей. А кто работодатели для бакалавров, как вы думаете? Директора школ, потому что выпускник бакалавриата не может ни в вузе работать, ни поступать в аспирантуру. Ему перекрыто движение.

Медведев задумал военную хитрость, рассчитывая на то, что люди не распознают, что происходит. Он как объясняет свою пенсионную – сказать «реформа» у меня язык не поворачивается – гадость, подлянку, которую предложил народу? Дескать, смотрите, как долго живут до пенсии остальные страны, а в России что-то мало. Ну, у нас есть люди толковые, например профессор Александр Владимирович Золотов…

К. Жуков: Который предложил трудовой стаж в часах посчитать?

М. Попов: Да. Рабочий день вы же в часах считаете?

К. Жуков: А время, отработанное до пенсии, в годах почему-то.

М. Попов: Да, подсчитайте время, отработанное до пенсии, в часах. И мы получаем, что в Германии это 75 580 часов, во Франции – 72 700. Больше крупных стран нет в Европе, годных для сравнения с Россией. А в России – 76 100 часов, то есть наши граждане за более короткое время, измеренное в годах, работают больше часов, чем во Франции и Германии. Если они больше работают, что с ними делать? При этом 10 % женщин и 20 % мужчин умирают, не дожив до пенсии. В правительственной «Российской газете» от 18 июня 2018 года есть данные, которые днем с огнем не сыскать, и они говорят, что наша экономика – это экономика постоянных, многочисленных смертей. Вот, пожалуйста: «В прошлом году на рабочем месте погибли 1138 человек. Первое место заняли рыбаки – 17 человек, коэффициент погибших – 40,3». Коэффициент погибших – это число погибших на 100 тысяч. А «средняя зарплата рыбаков в России – 30,9 тысячи рублей в месяц».

Д. Пучков: Я замечу, что на Западе рыболовы – самые богатые пролетарии. И это самая опасная профессия, опаснее лесорубов, шахтеров, полицейских.

М. Попов: В России это тоже самая опасная профессия. «На втором месте – строители, 214 человек. Это 17,9 на 100 тысяч специалистов».

К. Жуков: Это – я от себя добавлю – те строители, которые попали в статистику. Тьма гастарбайтеров работает на стройках без всякого оформления, так что погибших больше.

М. Попов: Это понятно. А у тех, кто оформляется, средняя зарплата – 34,8 тысячи рублей. «Водители – 39 человек, коэффициент погибших – 17,3 и средняя зарплата – 48,6 тысячи рублей». Потом идут «лесорубы – 19 смертей с коэффициентом 15,7 и заработком в 37,4 тысячи рублей. Шахтеры – 128 погибших, коэффициент – 12,9, а зарплата – 51,8 тысячи рублей. Моряки – 8 смертей, тут коэффициент 11,3 и зарплата – 331 тысяча рублей».

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Питер
Поделится: