Название книги:

Записки злой ведьмы. Последняя из Алых Маков

Автор:
Екатерина Вострова
Записки злой ведьмы. Последняя из Алых Маков

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1. Алые Маки

Порыв ветра сорвал с головы ткань плаща и разметал длинные светлые волосы по плечам. Роза, словно не заметив этого, упрямо продолжила стучать в дубовую дверь. В эту минуту она даже отдаленно не была похожа на благородную женщину. Наконец, ей открыли.

– Хозяин велел никого не пускать, – раздалось вместо приветствия.

Старый слуга в сером халате поверх ночного костюма уже был готов захлопнуть дверь, но Роза проворно протиснулась в проём, не желая сдаваться.

– Прошу, доложи обо мне. Я уверена, твой господин примет меня. Ты ведь узнал, кто я? – Она постаралась вложить в свою просьбу все то отчаяние, что переполняло ее.

– Дора, ну, конечно, я вас узнал. – Старик, судя по всему, проникся её словами и отошёл в сторону. – Хотя без пышного платья и драгоценностей, должен признаться, вы будто другой человек. Но хозяин, правда, строго-настрого запретил его беспокоить до завтрашнего утра.

– Мать милосердная! До завтрашнего утра я могу не дожить… Прошу тебя, умоляю, моя жизнь и жизнь моего сына в твоих руках. Мне нужно увидеть твоего хозяина прямо сейчас! – Роза взяла руки слуги в свои ладони и поднесла их к губам.

– Дора, ну, что вы, – старик покраснел и отступил назад.

Роза на секунду прикрыла глаза и сделала несколько глубоких вдохов.

– С вами всё в порядке? Дора?

Она тряхнула головой, отгоняя слабость, и попыталась слегка улыбнуться.

– Ох… Задали вы мне задачку! – Старик закрыл дверь и жестом указал на мягкий диван. – Ждите здесь. Но если не дождётесь…

– Я дождусь, – поспешно перебила она.

Прошло минут двадцать, прежде чем старик снова спустился к ней. Розе сразу бросилась в глаза его неестественная бледность. Что ж, его хозяин и впрямь был опасным человеком. Она знала, куда шла. Старик проводил её на второй этаж по длинному узкому коридору в левое крыло дома, где располагался кабинет его господина.

Еще немного и Роза, наконец, достигла своей цели.

Хозяин дома сидел прямо перед ней в массивном кресле у камина и, не отрываясь, смотрел на пламя. Белая кожа в отблесках огня приобрела демонический красный оттенок. Волосы цвета воронова крыла были небрежно откинуты назад. Роза не смела вымолвить ни слова, пока, наконец, мужчина не перевел на неё свой тяжелый тёмный взгляд.

– Не пристало замужней женщине посещать чужие дома в столь поздний час, – раздалось вместо приветствия. – Но раз уж вы пришли, не желаете составить мне компанию?

Роза только сейчас заметила в руке у мужчины бокал, наполненный чем-то тёмным.

– Только если вам так будет угодно, Дор. – Роза послушно села туда, куда указал хозяин дома.

– Угодно.

Бутылка обнаружилась тут же на маленьком кофейном столике в окружении еще трёх пустых бокалов. Роза наполнила один из них и пригубила напиток. Язык моментально обожгло, и она тяжело сглотнула жидкий огонь.

– Дор…

– Просто Василь, – поморщился он. – Мы не на официальном приеме в конце концов.

– Василь. Вы друг моего мужа… Были им. Сегодня днем приспешники Белого Князя убили Михаила, – голос Розы дрогнул.

– Мне об этом известно.

Роза вскинула голову, получая косвенное подтверждение своих страхов и надежд.

– Тогда вам должно быть также известно, что Белый Князь планирует сделать со мной и моим сыном?

Вместо ответа Дор осушил остатки алкоголя в бокале и потянулся за бутылкой. Прошло несколько минут, прежде чем он, наконец, заговорил.

– Что вы сейчас ждёте от меня, Роза? Вы хотите, чтобы я признался вам в том, что предал страну, присягнул Белому Князю, являюсь одним из тех людей, которые виновны в смерти вашего мужа? Если сейчас я скажу, что в курсе планов относительно вас, не будет ли логично, что я был в курсе планов относительно него? Зачем вы пришли сюда? Разве мудрые люди не советовали вам уехать? По-моему, у вашей семьи был отличный план к бегству.

– Мой муж не захотел бежать. Он мог выпутаться из любой передряги. Если бы не подлый выстрел в спину… – Роза шумно вздохнула, чувствуя, как глаза предательски увлажняются. Впечатления сегодняшнего дня снова захватили её. Она зажмурилась, пытаясь справиться с чувствами. Убиваться по мужу можно будет позже, когда она спасёт самое ценное, что от него осталось – их ребёнка. Внезапная догадка заставила резко распахнуть глаза. – Вы знаете о побеге! Это вы предупредили Михаила!

Дор вздохнул всё с таким же непроницаемым выражением лица:

– Что вы сейчас ждёте от меня, Роза?

– Василь… Прошу вас! Мне не уехать сейчас одной с годовалым сыном на руках. Нас будут искать и найдут. Нет никого, кто бы укрыл нас. Не сейчас, когда все так хотят заполучить расположение Белого Князя. Стоит ему объявить охоту – я не смогу быть уверена даже в собственных слугах!

– Вы так уверены в том, что будет охота?

– Семью из дома Высоких Дубов вырезали всю! Убили всех… Даже… – Роза запнулась, не в силах говорить дальше. Её колотила мелкая дрожь. Безжизненным голосом она продолжила. – Я забрала сына из дора. Он сейчас вместе с одной из моих служанок в таверне неподалеку. Она сняла комнату на ночь.

– Я думал, вы боитесь доверять слугам.

– Боюсь. Очень. Но надеюсь, её преданности хватит еще на одну ночь.

– Вы планируете ночевать здесь? – Радужка и без того тёмных глаз Дора, казалось, почернела и почти сливалась со зрачками, не суля Розе ничего хорошего.

– Я планирую молить вас о помощи. За мужем я наследую состояние и дор. Все это может стать вашим. Михаил был одним из самых богатых людей страны…

– Вы считаете, я нуждаюсь в деньгах? Да и потом, наверняка у Белого князя уже есть планы на ваше состояние.

– Женитесь на мне, Василь.

– Что?!

Роза непроизвольно отметила, что в первый раз за время знакомства с Дором видит эмоции, отличные от скуки, раздражения или снисходительности.

Она встала, сделала шаг вперёд и дёрнула за шнурок плаща. Ткань скользнула по её телу, обнажая его.

Василь, не говоря ни слова, оценивающе смотрел и не спеша потягивал напиток из бокала. Роза смотрела перед собой, отгоняя прочь непрошеные мысли. Она знала, что была хороша собой. В конце концов, ей не было ещё двадцати, и беременность почти никак не отразилась на её привлекательности. Её состояние перевешивало статус вдовы, но сочтёт ли Дор, что она будет стоить усилий, затраченных на спасение? И правильно ли Роза разгадала расстановку сил среди тех, кто именует себя Лучшими людьми? Имеет ли слово Василя вес перед Белым князем?

Наконец, мужчина опустошил свой бокал. Затем медленно встал и приблизился к Розе почти вплотную. Она ощутила его дыхание на коже и непроизвольно напряглась, боясь пошевелиться. Чёрные глаза гипнотизировали.

Она потянулась к пуговицам на одежде Василя, но он перехватил её запястье, крепко сжав.

– Вы решили, что я хороший и благородный человек, моя маленькая глупенькая Роза? – Прошипел Дор ей на ухо. – Или все ваши мысли были заняты лишь сыном? Что же вы скажите ему о смерти родителя? И о том, почему вы, не успев похоронить мужа, добровольно разделись перед одним из его убийц?

Роза нервно сглотнула, чувствуя, как внутренности скручиваются узлом.

– Быть может, он возненавидит меня, – тихо проговорила она. – Быть может, вы тоже будете меня презирать. Но Михаил верил вам. Что же остается мне? Я вверяю свою судьбу в ваши руки.

Василь шагнул к окну, все ещё не выпуская её руку. Он осторожно отодвинул тяжёлые шторы и указал Розе в сторону Королевского замка.

– Вы только посмотрите, как полыхает… – Сказал он задумчиво. – На рассвете Алых Маков больше не будет.

Глава 2. Не/верная жена

Анастасия бежала весь путь до восточной башни. Мятежники вторглись во дворец, и теперь надежда была лишь на то, что жадные простолюдины подольше задержатся на нижних этажах.

Шум толпы приближался. Путь в заветную комнату вел по длинному коридору. Когда принцесса достигла цели, преследователи были уже на расстоянии пущенной стрелы. Они кричали вслед, приказывая остановиться именем Белого Князя, но никто так и не выстрелил. Не хотелось думать о том, зачем она нужна была живой. У Короля, теперь, очевидно, бывшего, не было собственных детей. Анастасия была племянницей. Своих родителей она почти не помнила, а Король не любил о них упоминать. Анастасия тайком выведывала слухи о заговоре, побеге и возможной гибели. Как бы то ни было, в отсутствие других претендентов на трон она была наследной принцессой, и вряд ли от мятежников ей следовало ждать чего-либо хорошего.

Комната, где она укрылась за тяжелой дубовой дверью, укрепив её двумя мощными засовами, была чем-то вроде музея. Здесь хранились вещи старой императрицы – ее прапрабабки. До начала восстания у дверей всегда стоял караул, и просто так сюда было не попасть, но после того, как дворец был взят штурмом, охрана занялась более важными вещами.

Королева-мать Виктория, ее бабушка, частенько приводила внучку сюда. Она рассказывала старые легенды и из уст в уста передавала семейные секреты.

Анастасия нервно выдохнула. Несмотря на следующую по пятам опасность, она не могла перестать ощущать себя маленьким ребенком, собирающимся нарушить все мыслимые и немыслимые запреты.

Бабушка умерла, когда принцессе не было еще и пяти. Одним из последних открытых секретов был ход, построенный столетия назад для того, чтобы в случае опасности тайно вывести королеву и ее детей из города. Каменный туннель проходил под крепостными стенами и тянулся почти на версту от Малой Северной Крепости в сторону гор.

Когда начался мятеж, первое, о чем она подумала – бежать туда. Никто кроме нее не знал точное местоположение хода – этот секрет передавался только по женской линии. Но предавшие Короля Доры открыли ворота королевского замка изнутри, и принцесса не успела выбраться.

Анастасия прошла вглубь комнаты и открыла верхний ящик высокого резного комода. Внутри лежал большой зелёный камень на длинной цепочке.

 

В дверь забарабанили, и она услышала приглушённые голоса, которые требовали сдаться.

Анастасия быстро схватила камень. Семейная реликвия оставалась единственной надеждой. Что делать, если план не сработает? Если передаваемые из поколения в поколение истории окажутся сказками? Она посмотрела на дверь и достала нож из потайного кармана платья. Если что-то пойдет не так, она лучше убьет себя, чем сдастся на милость победителя.

С этими мыслями она разрезала свою ладонь и зажала в ней камень, вытянув руку вперёд.

– Демон, появись!

Ничего не произошло. Анастасия сглотнула, снова посмотрев на ненавистную дверь: судя по мощным толчкам, её пытались выломать.

– Я приказываю появиться!

Из глаз брызнули слезы, было безумно обидно. Она поверила в детские сказки и теперь сама себя загнала в ловушку.

– Вылезай уже, проклятый демон! Ты должен! Пожалуйста, ну, хоть кто-нибудь…  – Принцесса зарыдала и опустилась на колени.

– Что это за место? – Анастасия чуть не подпрыгнула, услышав позади себя спокойный задумчивый голос. Она вскочила, выставляя перед собой нож и камень, как защиту.

– Кто вы такой?

– Маша, ты что? – Мужчина перед ней округлил глаза и попытался шагнуть поближе.

– Не подходите ко мне! – Взвизгнула девушка, разглядев собеседника.

Черные штаны и рубаха были узкими и облепляли жилистое тело словно вторая кожа. Из-за темной одежды бледное лицо казалось белым. Недлинные кроваво-красные волосы торчали во все стороны и падали на глаза, но стоило мужчине тряхнуть челкой, как принцесса увидела два ярко-желтых огонька.

Анастасия зажала рот ладошкой, чтобы не закричать в голос. В этот миг она пожалела, что стрела повстанцев так и не догнала ее.

Тут ее взгляд упал на левую руку незнакомца. На ней болтался тонкий свадебный браслет. Этот факт почему-то ввел принцессу в легкий ступор. Она снова посмотрела на мужчину. Глаза были хоть и желтые, но, по крайней мере, обычной формы. Длинный прямой нос казался вполне человеческим, впалым щекам не хватало бритвы, но ужаса они также не вызывали.

Выглядел он не молодо, но Анастасия и своего тридцатипятилетнего дядю считала уже почти стариком.

– Ты не Маша, – нахмурился мужчина. – Откуда у тебя Сердце-Камень? И, забери меня Эфир, где моя жена?

– Вы демон? – Робко спросила Анастасия, пытаясь хоть как-то прояснить ситуацию.

– Тебя в детстве явно не учили хорошим манерам. Некрасиво отвечать вопросом на вопрос. Где моя жена?

– Я не знаю. Вы первый демон, которого я вызываю.

– Моя жена не демон! Она человек. Похожа на тебя. – Покрутил головой незнакомец, пытаясь, очевидно, подобрать слова. – О! Да вот же она… – Он медленно подошёл к стене, на которой висел портрет прапрабабушки Анастасии.

– Вы ошибаетесь. Это Великая королева Мария, мой предок. Она жила около ста лет назад.

– Королева Мария? – Демон шокировано посмотрел на портрет, протягивая к нему руку. – Какой же сейчас год?

Услышав дату, он окончательно пришёл в уныние, аккуратно снял портрет со стены и стал его рассматривать.

– Вообще-то я вас не просто так вызвала. У меня ваш камень, так что вы обязаны мне подчиняться.

– Три раза «ха», – без всяких эмоций откликнулся демон.

– Я могу заточить вас обратно! Это же ваше слабое место! Вы должны выполнять мои желания.

– Чтобы заточить меня обратно, потребуется нечто большее, чем глупая смазливая девчонка. Нужно знание рун и хотя бы основ волшебства, плюс есть ещё один маленький секретный ингредиент, а единственная, кому я говорил о нём, очевидно уже умерла.

– Но я же смогла вас вызволить! В нашей семье знания передавались по наследству. Вы уверены, что хотите рискнуть?!

– Уверен. Сто лет посидел в камне, еще столько же будут не лишними. Глядишь, и ты со своими желаниями уже умрешь к тому времени.

– Да как вы смеете!

В этот момент дверь содрогнулась от особо сильного удара. Очевидно, долго она не простоит.

– Прошу вас, на наш замок напали мятежники! Помогите мне, – Анастасия протянула к демону руку, но он ловко перехватил её за запястье и притянул к себе, выхватывая драгоценный камень.

– И что я получу взамен на твоё спасение?

– Сейчас у меня ничего нет, кроме собственной жизни. – Принцесса сглотнула подступивший к горлу комок и попыталась отпустить взгляд, но демон поднял большим пальцем её подбородок и заглянул прямо в глаза.

– Мне подходит.

Ловко нагнувшись, он подхватил с пола нож и, полоснув себя по ладони, прижал начавшую кровоточить руку к раненой руке Анастасии.

– Принимаешь ли ты, девочка, меня как своего господина и сюзерена?

Принцесса, не ожидавшая подобного вопроса, заколебалась. Их род уже много столетий не приносил вассальных клятв. Она должна была стать королевой. Может ли она признать кого-либо своим господином?

Притихшие ранее мятежники, очевидно, прислушивающиеся к разговору и заметившие воцарившееся молчание, принялись ломать дверь удвоенной силой.

Ритмичные звуки ударов, так похожие на ритуальные барабаны, неожиданно навели на мысль, что вряд ли она сильно нарушит традиции предков, признав власть Демона. Ведь он не человек, а значит признавать его господином, все равно, что признавать волю Четырех над собой.

– Принимаю, – пискнула она, теряя ощущение реальности происходящего.

– Не слышу.

– Принимаю, – повторила она уже громче.

– Тебя что, совсем ничему не учили? – С раздражением буркнул демон.

– Именем Четырех, Я, Анастасия из рода Алых Маков, наследная принцесса Осеннего Леса и Озёрных долин, признаю вас моим господином и сюзереном, клянусь в верности и почтении… А это вообще считается, я даже не знаю как вас именовать…

Ладонь обожгло, и, словно разряд, боль прошлась от кисти, по руке, до предплечья и кольнула в самое сердце.

– Как видишь, считается, – удовлетворённо хмыкнул демон и, все еще не выпуская её руку из своей, потянул Анастасию вглубь комнаты.

– Вы разве не собираетесь остановить мятежников?

– Мы разве договаривались об этом? – Он остановился перед большим старым зеркалом в человеческий рост и сорвал с него покрывало. Портрет Королевы Марии был зажат у него подмышкой.

– Вы обещали спасти меня!

– Тебя, а не твою корону. – Демон улыбнулся своему отражению, немного покрутился перед зеркалом, а затем постучал по нему. Изображение дрогнуло, подёрнувшись рябью, и он смело ступил за раму.

Анастасия как могла упиралась, но рука, сжимавшая её ладонь мёртвой хваткой, не оставляла выбора и, в конце концов, втащила её в зеркало.

Ее словно окатило холодной водой, на миг всё вокруг стало чёрно-белым, но спустя секунду волна холода ещё раз пробежала по телу, и она оказалась в маленькой незнакомой комнате.

Демон, наконец-то, отпустил руку, и у Анастасии появилась возможность оглядеться. Комната была серая и очень грязная, выцветшие занавески на окнах казались наполовину истлевшими. Посередине стоял массивный стол с тяжёлыми деревянными стульями. Дверцы у шкафчиков покосились, кладка камина местами осыпалась. Огонь здесь явно никто не разжигал уже долгие годы. Позади девушки стояло высокое зеркало.

Обернувшись, Анастасия несколько секунд рассматривала свое лицо. Высокие тонкие скулы, синие глаза и доставшиеся от отца русые волосы с золотистым отливом. Дядя любил повторять, что цвет осенних листьев – отличительный знак королей и королев Осеннего Леса.

Мысль о дяде неприятно скреблась и зудела внутри нее. Она не знала, жив ли он еще. Нужно было постараться уговорить демона вернуться и узнать, что с ним стало.

Зеркало показывало, что она всё ещё в своём замке, в запертой комнате. Дверь, сотрясаемая ударами мятежников, слетела с петель, в комнату вбежало несколько всклокоченных человек в окровавленных рубашках…

Демон толкнул девушку в сторону и, приблизившись к зеркалу, постучал по стеклу. Изображение дёрнулось и растворилось в отражении маленькой пыльной комнаты.

– Где мы?

– Там, где тебя не достанут мятежники. Раз уж моя супруга не смогла добраться до этого места, они и подавно не смогут. Как видишь, свою часть сделки я выполнил. Теперь могу с чистой совестью заняться тем, чем занялся бы любой обманутый муж на моем месте.

– Вы хотите отмщения? – Анастасия почувствовала, как холодеет. В конце концов, кому ещё должен мстить демон, если не последней живой родственнице предполагаемой жены.

Он отошёл на несколько шагов и ухватился за кольцо в полу. Анастасия не сразу разглядела там крышку погреба из-за плотного ковра пыли. Не говоря ни слова, демон скользнул вниз. Принцесса осторожно подошла к зияющему чёрнотой проёму. Там наверняка было грязнее, чем в комнате.

– Принеси мне портрет, – голос, отражённый от стен подземелья, был гулким, от него по спине бежали мурашки.

Картина, которую прихватил с собой демон, лежала на столе. Взяв её, Анастасия нерешительно оглядела собственное платье. Оно не было пышным, но всё же подъюбников было достаточно, чтобы помешать ей забраться в подвал.

– Мне ничего не видно, – слабая попытка найти оправдание провалилась. Стоило ей сказать это, как погреб тут же озарился неярким, но теплым светом.

Девушка вздохнула и, стараясь придерживать своё платье, спустилась вниз по шатким ступенькам.

Анастасия ахнула. Такой погреб сделал бы честь любому королю. Огромное помещение со стоящими рядами бочками и бутылками. На каждой полке была приколочена табличка с указанием сорта и года. Судя по датам, тут были поистине бесценные напитки.

– Вот теперь я верю тебе, – демон откупорил одну из бутылок и, нисколько не смущаясь, отпил прямо из горла. – Вино действительно лучше, чем пару дней назад. Пару дней и один век, если точнее.

Анастасия аккуратно прислонила портрет своей прародительницы к кладке.

– Зачем вам он? – Кивнула она на картину.

– Хочу поговорить с ней, – демон как ни в чём не бывало снова приложился к бутылке.

– Вы можете призвать её душу в портрет? – Анастасия на секунду замерла, не понимая, чего в ней больше – страха перед тёмной магией или восторга перед тем, что она может увидеть.

Демон в ответ лишь странно посмотрел на неё и присел рядом с картиной, проведя пальцем по застывшему маслу.

– Я буду пить, спрашивать и снова пить. Так до тех пор, пока мне не начнёт казаться, что я получил свои ответы. Затем мне придётся снова выпить, поскольку ответы мне явно не понравятся.

– А на следующий день вы забудете, что там вам показалось, и придется выпить еще, – не удержалась от укола принцесса.

– Отлично. Я смотрю, ты разобралась в основных принципах некромагии, – демон отсалютовал бутылкой и сделал очередной глоток.

– И что мне делать, пока вы тут будете напиваться?

– Можешь пыль вытереть, – пожал плечами он.

– Вы издеваетесь? Я вообще-то наследная принцесса.

– Ну… Учитывая, что королевства у тебя больше нет, можешь присоединиться. Может, получишь ответ на вопрос, что тебе делать дальше, – легкий кивок в сторону рядов со спиртным и сдавленный смешок.

Анастасия посмотрела на маленький светящийся шарик под потолком. От света начинали слезиться глаза. Она обхватила себя руками, пытаясь унять озноб. Казалось, что воздуха в подвале становится всё меньше и меньше – каждый последующий вздох давался сложнее предыдущего. Анастасия не могла поймать ни одной мысли, они метались, не давая ухватиться. Единственное, что стояло пред глазами – это мятежники, разворовывающие её комнату во дворце, вытаскивающие её личные вещи, сжигающие её письма и дневники. Распитие вина в компании желтоглазого демона внезапно перестало казаться чем-то отвратительным.

Глава 3. Проклятый эфир

Зоркий сразу не поверил запыхавшемуся доносчику, бессвязно лепетавшему что-то насчёт пропавшей принцессы. Он легко ударил парня по щеке, пытаясь привести его в адекватное состояние, но тот все равно лишь взывал к Четырем да поминал Проклятый Эфир.

В конце концов удалось хотя бы понять, откуда следует начинать поиски. Взяв с собой двоих, он направился в восточную башню искать место, где принцессу видели в последний раз. Он думал, что девчонка наверняка спряталась в одной из многочисленных комнат, забравшись в какой-нибудь шкаф. Это было бы простым и логичным объяснением. В этом случае обнаружение её было делом времени, и не стоило сообщать о пропаже Князю.

– Вот эта комната, – дрожащей рукой указал доносчик.

У комнаты стояло несколько повстанцев, набранных в деревнях и почти не обученных. Зоркий нахмурился. Такие люди должны грабить предоставленные им этажи, а не стоять с потерянным видом перед богатыми покоями.

Тяжёлая дверь треснула и лежала на полу, вырванная вместе с петлями. Он сделал знак своим бойцам и прошел вперед.

 

– Проверьте шкафы и стены на предмет потайных дверей.

Зоркий подошёл к окну и распахнул тяжелые портьеры – ставни были закрыты изнутри. Мужчина глубоко вздохнул и поднял глаза к потолку, ища признаки люка.

– Пусто, – доложил один из его людей.

Повстанцы тем временем неуверенно толкались, не решаясь войти.

– Девица бежала сюда через весь замок, – подал голос один из них. – Видать, неспроста.

Да уж, неспроста. Зоркий поморщился ярко выраженному деревенскому говору. Он не был благородных кровей, но близость к Князю позволяла ему относиться к простолюдинам с пренебрежением.

– Мы слышали голоса, она продалась Эфиру. Проклятый Эфир забрал её, – сплюнул на пол всё тот же деревенщина. Остальные согласно закивали.

Зоркий на секунду замер, осознавая, что ему сейчас придется сделать.

– Переверните здесь всё, но найдите, куда пропала девчонка, – приказал он своим бойцам. – Обыщите соседние комнаты… Обыщите весь замок! – Голос Зоркого дрогнул, и дальше он продолжил почти шёпотом. – А я пока сообщу Князю.

Путь от восточной башни до тронного зала занял меньше четырёх минут. Когда Зоркий входил в зал, перед глазами стоял тот самый доносчик, которого он бил по щеке.

Князь сидел во главе длинного стола, перенесённого сюда из других комнат, перед ним были раскинуты чертежи и планы, а вокруг стояли Лучшие люди.

Зоркий остановился, приводя дыхание в порядок. Князь тут же поднял на него глаза и жестом указал, что можно приблизиться.

– Господин… Принцессе удалось бежать. – Зоркий опустил взгляд на грудь Князя. Он видел, как благородные Доры, Лучшие Люди, как звал их Князь, неуверенно переглядывались между собой. Зоркий мрачно усмехнулся. Еще бы. Они перекрыли выходы и все известные лазы и туннели, ведущие в замок, схватили короля и понадеялись на повстанцев в деле поиска принцессы.

– Мой Господин, – обратился к князю один из Доров. – Все находившиеся в замке до осады заперты в подвале, быть может, нужно еще раз внимательно осмотреть женщин? Принцесса могла притвориться той же кухаркой.

Зоркий осторожно поднял глаза и увидел, что Князь не выглядит рассерженным. Его господин задумчиво поглаживал прядь своих длинных светлых волос и внимательно обводил присутствующих взглядом.

– Повстанцы видели принцессу в восточной башне. Они настигли её, когда она заперлась в одной из комнат. Им кажется, что они слышали голоса за дверью, но, когда людям удалось проникнуть внутрь, в комнате никого не было. Я проверил помещение лично. Ставни закрыты изнутри, потайных ходов не обнаружено. Деревенщины плюются и боятся Эфира.

На несколько секунд Лучшие люди замерли в нерешительности.

– Какая чудная история, – внезапно прошептал Князь и рассмеялся.

Зоркий заметил несколько нервных улыбок у благородных Доров, но никто из них не позволил себе произнести ни звука.

– Значит так, друзья мои, – тон Князя резко сменился, в его ярко-голубых глазах больше не было и капли веселости. – Константин. Проверишь подвалы и всех заключённых. Лично. Никого оттуда не выпускать. Александр, Виктор, вы вместе со своими людьми обойдете весь замок, каждый закоулок, проверите все сундуки, кровати, шкафы, что угодно, где можно затаиться. Всех обнаруженных женщин в подвал к Константину. ВСЕХ, вы меня поняли? – Дождавшись кивка, он продолжил. – Антон. Самое главное. Мне нужно, чтобы уже через сутки весь Осенний лес, от Дьявольских развалин до Озерных долин, считал Анастасию свихнувшейся злобной ведьмой. Чума в шахтах, обвалы в горных селеньях, лесные пожары – это все её рук дело. Её должны бояться, как грешники – Эфира. Все остальные отправляются проверять входы и выходы. Если Лучшим людям нечего добавить, то можете приступать. Зоркий, останься.

Благородные Доры поклонились своему господину и тотчас кинулись исполнять указания. Бегство принцессы было их промашкой. Хуже было бы, если только бежал низвергнутый король. Все понимали, что это может превратить быстрый, практически бескровный переворот, в гражданскую войну.

– Ты проводишь меня в ту комнату, где видели нашу беглянку в последний раз. – Белый Князь величественно поднялся со своего кресла, делая жест в сторону охраны, указывающий не сопровождать их.

На этот раз чтобы добраться до нужного места, пришлось потратить куда больше времени. По коридорам замка сновало множество людей, каждый из них с почтением преклонялся перед Князем, царственно шествующим по пока ещё чуждому замку. Некоторые были удивлены отсутствием охраны и какого-либо сопровождения. Зоркий не обманывался на свой счёт, сухой и низкорослый, он вряд ли мог считаться достойным эскортом в глазах плохо обученной деревенщины.

У комнаты, где уже ранее побывал Зоркий, стояли двое его людей. Они отгоняли любопытных и не давали мятежникам мародёрствовать вблизи. Увидев Белого Князя, они расступились, низко склонив головы и пропуская Господина вперёд. Зоркий вошёл следом и, угадав взгляд своего повелителя, плотно закрыл дверь.

Князь медленно обошёл помещение, изредка неуловимо касаясь мебели и стен. Потом он подошёл к высокому резному комоду, открыл верхний ящик. Он вытащил оттуда сложенный пополам лист. Содержимое заставило Князя нахмуриться, и он тут же спрятал бумагу во внутренний карман мундира.

– Как ты думаешь, Зоркий, что же произошло здесь? – Господин говорил тихо, словно бы обращался к самому себе, но оставить вопрос без ответа было нельзя.

– Я предполагаю, что мои люди плохо искали, и здесь всё же есть ход. Вряд ли можно предположить, что это действительно Эфир, – Зоркий чуть склонил голову при ответе, но всё же неотрывно продолжал следить за своим Господином. Он был его личным слугой уже более восьми лет и привык предвосхищать желания повелителя, ловя каждый жест.

Князь снисходительно улыбнулся и сделал шаг в сторону большого зеркала у окна, рядом с которым валялось огромное пыльное покрывало. Улыбка Господина померкла, и он вновь нахмурился, сделал несколько неопределённых пасов руками перед собой, но ничего не сказал. Затем наконец приблизился к зеркалу вплотную, поднял согнутые пальцы вверх, словно хотел постучать по нему, но внезапно замер и отдернул руку.

– Выставить у комнаты круглосуточную охрану. Никого не впускать. Зеркало со всей возможной осторожностью перенести в мои покои.

– Будет сделано, Господин.

– Проконтролируешь лично, – Князь внимательно посмотрел на него, словно ожидал, что Зоркий может усомниться в важности задания, но, не дождавшись возражений, круто развернулся на месте и стремительно вышел из комнаты.

Оставшись один, слуга подошёл к зеркалу и подозрительно уставился на своё отражение. Массивный, слегка загнутый к низу нос, глубоко посажанные глаза, да седина, обратившая его некогда черные как смоль волосы в серый цвет, а ведь ему еще и тридцати нет.

Зоркий поднял руку точно так же, как это сделал его Господин несколькими минутами назад, и постучал. Стеклянная поверхность ответила характерным звуком.

Он прекрасно знал, что Князь не был простым человеком и мог многое из того, что не доступно остальным, он был поистине великим и могущественным. Возможно, с помощью этого зеркала повелитель сможет увидеть то, что произошло в этой комнате ранее? Неужели принцесса и впрямь может быть ведьмой?

Нести огромное зеркало по этажам и переходам в наполненном мародёрами замке было не просто. Зоркий с раздражением смотрел на резвящихся повстанцев, возомнивших себя великими завоевателями. Они без сожалений ломали мебель, резали ковры и портьеры, выворачивали содержимое шкафов наружу, справляя нужду на ворохах королевского тряпья. Он не понимал, зачем Князь допустил такое. Даже если предположить, что под разграбление был отдан не весь замок, а только часть, эта часть теперь также принадлежала его Господину. Но пока оставалось лишь бессильно наблюдать за веселящейся деревенщиной и мечтать о том моменте, когда Зоркий получит возможность их выгнать.

Комнаты, которые Князь решил сделать своими, располагались в центре замка. Охрана, едва завидев его, расступилась.

– Князь велел пропустить, когда принесут зеркало, – пробасил один из стражников.

Зоркий кивнул и поспешил придержать дверь, давая возможность носильщикам пройти вперёд.

Он предполагал, что в комнате никого не будет. В конце концов вряд ли у Князя сейчас было время отдыхать в своих покоях, но Господин был здесь. Рядом с ним, одетый в чёрный плотный сюртук со множеством пуговиц, стоял Дор Василь. Он был бледнее обычного и смотрел на носильщиков с ещё большим презрением, чем то, каким удостаивался от него сам Зоркий. Впрочем, презрение это было вполне взаимно.


Издательство:
Автор
Поделиться: