Название книги:

Лазурное проклятие

Автор:
Юлия Владимировна Скоробогачёва
Лазурное проклятие

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

–Спасибо, – хрипло сказала я. Было бы невежливо не поблагодарить за то, что научил танцевать вальс. Хотя это и было ледяной и одновременно жгучей пыткой.

Вошел Демьян, сказал что не сможет отвезти меня домой, срочные дела на работе. Извинялся несколько минут, пока его не перебил Дмитрий:

–Всё нормально, Дем, я отвезу Любу.

Мужчина посмотрел на меня, взглядом спрашивая не против ли я. Конечно я против! Но было бы глупо жаловаться на Дмитрия. Поэтому я кивнула Деме и улыбнулась. Мы попрощались и он ушел.

–Тебе пояснить о чем ты должна спрашивать Ники и прочих?

–Нет, Дмитрий, с этим все понятно. Я постараюсь узнать, не говорила ли она о медальоне, или о своей ближайшей поездке куда-то. А меня не раскусят? Мало ли она в городе и тоже придет к Ники?

–Нет. Это исключено. Черту города она пересекла, и сейчас находится где-то на побережье.

Я кивнула и посмотрела на него:

–Я должна еще что-нибудь знать? Мне пора домой.

–Думаю ты готова. Если что Демьян тебе позвонит.

Мы вышли из домика и Дима пошел к гаражу, за машиной. А я не смогла двигаться дальше. Было десять часов вечера, показалась луна и даже звезды, за это люблю загородные дома. В воде отражались фонари, они были не яркими, просто для декора. Хозяева этого дома как и я, любили приглушенный свет, не яркий. Безумно красиво! Я застыла как статуя Челлини , настолько мир вокруг меня был прекрасен. Ивы в сумерках стали еще очаровательнее. А запах, какие здесь ароматы! Запах ночной свежести, воды, тины, каких-то цветов, кажется лилий, пахло морем. И было слышно, как плещутся рыбы, я присела, протянула руку к воде и почувствовала, как меня коснулся чей-то плавник или хвост. Ойкнув и быстро отдернув руку я вздрогнула, и тихонько засмеялась.

–Может здесь останешься? – тихо сказал Дмитрий, и усмехнулся. Издевается.

Я снова вздрогнула, не думала что он рядом. Растворившись в моменте, я забыла о существовании других людей.

–Спасибо за приглашение, но мне надо домой.

И мы пошли в гараж. Машина Дмитрия была иссиня-черная и просторная, кажется круче, нежели у его брата. А может и нет, я в этом не разбираюсь.

Мужчина развил высокую скорость, мы ехали по трассе и я получала удовольствие! Чудесный вечер. Я сидела на переднем сидении, рядом с Дмитрием. У него мужественная внешность, он не смазлив. Бывают мужчины с “женственной красотой”, такой как допустим у Бибера, а бывают так называемые “бруталы”. Он из таких, настоящий мужчина, ничего женственного.

Мы словно ветер проносились мимо домов, деревьев и людей. В машине играл Вивальди, это интересно. Неужели Дмитрий, этот “темный ангел” с глазами – льдами, любит и слушает классику?

Я посмотрела на него и тихо сказала:

–А Шнитке слушаешь? Или Штрауса?

–Да, люблю классику.

Интересно, что он ещё любит. Мне кажется он далеко непосредственная личность, было бы круто узнать его ближе, – подумала я, и тихо промолвила, -это был чудесный вечер. Спасибо.

–И тебе, спасибо, – так же тихо ответил Дмитрий.

Спустя несколько минут я стояла около своего подъезда, и смотрела вслед Дмитрию, точнее вслед черной машине. Вспомнила те взгляды, когда мы танцевали. А что если это не ненависть, а страсть?

–Люба? А это кто был? По машине видно что либо мажор, либо взрослый, – успела сделать выводы Аля, только что вышедшая из подъезда.

Рассказать или нет, довериться, тем самым впустив в сердце блондинку, или же оставить панцирь на месте? – размышляла я, пока девушка ждала ответа.

–Я всё тебе расскажу, Аль. Прогуляемся? Я хочу собрать мысли в кучу и сформулировать эту историю.

–Да, я сама как раз вышла пройтись. Как-то не спится, – улыбнулась девушка, и взяв меня за руку, пошла вперед.

Сейчас около одиннадцати часов вечера и я со своей подругой иду по улице, как же это оказывается круто и приятно! На небе облачно, но яркую луну видно не смотря ни на что. Свежий ветер развивает подол платья, и я живу, я чувствую жизнь!

–Девушки! Добрый вечер, не поздновато ли для прогулок? – мы вздрогнули от неожиданности, но расслабились увидев Пауло.

–Мы решили прогуляться перед сном, не хочешь составить нам компанию? – выпалила Алина. Они с Пашей дружат.

–А ты, Любовь, не против? – поинтересовался парень.

Не против ли я? Я ведь хотела рассказать Але эту историю, про Надин, Дему и Диму. А теперь не получится. Хотя, почему же. Паша хороший человек, отзывчивый и добрый. За эту неделю я его узнала. А что если открыть тайну и впустить в сердце сразу двух человек? Двух гипотетических друзей?

–Не против, даже за, – улыбнулась я, – я как раз собралась Але кое что рассказать.

–О, я тоже хочу послушать, – вымолвил Пауло, и кажется слегка удивился.

–Всё началось в прошлую пятницу, – начала я.

Спустя некоторое время я всё рассказала, выдохнула, и с замиранием сердца приготовилась слушать. А вдруг не поверят? А если не поймут?

–Вау. Я думал у тебя спокойная жизнь, а тут целый детектив-погоня с использованием шпионских трюков, – произнес Паша, – да ты загадка.

–Да, Лю, я не ожидала. Твой двойник. Красивые мужчины. И да, ты самый настоящий шпион. Во вторник у тебя целая секретная миссия, – радостно выпалила Алина, – а мы друзья шпиона.

Мы с Пауло дружно рассмеялись, смотря на непосредственную девушку. Мы – друзья. Я, Алина и Паша. Настоящие друзья.

–А это не опасно?

–Жизнь вообще опасная штука, – глубокомысленно изрекли мы с Пашей в один голос.

Через час одноклассник проводил нас до подъезда, и обнявшись, мы тепло попрощались. Я счастлива. Это радость – иметь понимающих друзей.

Никак не могу заснуть, думаю о разном, но мысли все равно возвращаются к Дмитрию. Вспоминаю его сильные руки, так крепко державшие меня. Его волевой, красивый подбородок. Как у античных статуй. Обожаю скульптуру, и древнегреческую культуру. Это очень красиво. Как скульптуры могли и могут делать из обычного, бездушного и порой совершенно эстетически не привлекательного камня Шедевры, для меня это загадка и чудо. Вы видели скульптуру девушки, на лице которой вуаль? Это же удивительно! Как из камня можно сделать ткань, легкую, почти прозрачную? Скульпторы меняют внешний облик изделия, камень так и остается камнем. И порой кажется что это не так, но если прикоснуться к статуе, в этом можно убедится. Даже самая “живая” на вид скульптура, сделанная искусным мастером, все равно холодная, безжизненная и пустая.

С этими мыслями я уснула.

Как же не хочу вставать с кровати, и это объяснимо. Кому захочется в выходной субботний день идти в школу на пробный экзамен? Правильно, страусу. Но таковых у нас в школе нет, значит никому.

Выхожу из подъезда вместе с Алей, она выздоровела и теперь, в прекрасном настроении ждет Данила, который должен подъехать с минуты на минуту. Через пол часа мы должны быть в школе, значит Алина и ее любимый, должны уложиться в пятнадцать минут. И я действительно не понимаю зачем он мчится к ней на такой короткий отрезок времени с другого конца города. Гормоны по весне бушуют, по другому не объяснишь.

Надо мной небо, высокое, далекое и голубое, с редкими пушистыми облаками цвета сливок. Летают голуби и мои мысли, и те и другие любят свободу. Только вот голубям никуда не надо, они могут взлететь, и улететь хоть в Индию. А вот я так не могу. В воздухе витает запах ванили, это от стоящей рядом Али. Помимо этого запаха я абсолютно точно чувствую весну, полную новых надежд и влюбленностей.

Совсем не давно, позавчера произошел мой первый поцелуй. С симпатичным наглым брюнетом, который в общем то хороший парень, просто гормоны в голову ударили. Не хочу на него обижаться, злиться, от этих чувств хуже будет только мне. Вчера ночью я решила оставить его в моей памяти, только как хорошего человека, нежного и совсем не пошлого. Чтобы впоследствии не было обидно за первый поцелуй.

Аля взвизгнула, значит эта белая спортивная машина с тонированными стеклами и громким дабстепом, играющим в ней, принадлежит Дане. Дверь открылась, и я вежливо улыбнулась и кивнула водителю, стремительно приближающемуся к моей счастливой подруге.

Затем открылась дверь пассажирского сидения, откуда вышел букет лилий, который держал Виталик. Я сделала шаг назад, не хочу его видеть! Он прямо на первом свидании полез ко мне, это неприлично и ужасно.

–Люба! Не уходи! Послушай, пожалуйста, – проговорил стоящий рядом со мной брюнет, – это тебе, прости! – парень протянул мне цветы, которые я не приняла.

–Спасибо, но я не возьму. Они мне не нужны, – высказалась я, глядя в его зеленые глаза.

–Прости. Ты мне очень понравилась, еще там, на кухне у Али. Мы стояли и слушали дождь, помнишь? Когда ты согласилась на свидание, я был рад. Но волновался, сильно волновался. Мне никогда никто как ты не нравился. Ну и я немного выпил. Чтобы не так волноваться. Это все из-за волнения, понимаешь? А потом я выпил еще немного, с тобой. Дальше был поцелуй, в который я вложил ту нежность, которую чувствовал. И, – Виталик отвел глаза и уже тише и спокойнее продолжил, – и мне захотелось большего. Коснуться, почувствовать тебя. Прости. Больше я так не поступлю.

Его история мне льстила, и говорит он искренне. Но я не позволю эмоциям взять вверх над моим разумом. Обдумаю все на свежую голову. А пока скажу ему то, что поняла ночью.

–Виталик, мы не будем вместе. Для меня все это, парень, поцелуй и даже свидания, в первый раз, поэтому я чувствую все острее чем положено. И мне неприятно, я не хочу так! Давай просто разойдемся и забудем об этом?, – почти кричала я.

–Я не знал. Я бы был более терпелив, честно, – брюнет посмотрел на меня полными честности глазами. И я поняла что он актер. Эта история с алкоголем и раскаянием. Я не верю. В его зеленых, цвета болота глазах я все равно вижу наглость и ложь.

–Люба, доброе утро, – промурлыкал внезапно появившейся Паша, поцеловав меня в щеку, – нам пора в школу.

 

Что? Какого жирафа происходит? – подумала я и собралась высказать, но одноклассник прошептал на ухо:

–Подыграй. Иначе не отстанет.

Пауло, умничка! Снова меня спас! Обняв парня, я громко сказала, – нам пора в школу, Аля.

Когда машина уехала, я эмоционально поблагодарила Павла за его находчивость. И рассказала об этой ситуации друзьям. Они с уважением посмотрели на меня, и сказав слова поддержки, дружно сравнили Виталика с ослом. Вечером мы договорились сходить в кино и погулять, так что выходные будут веселыми. И в таком прекрасном настроении мы вошли в школу.

И снова школа, и понедельник. А так хочется вернуться в эти выходные, проведенные с Пашей и Алей, моими друзьями. Вместо этого я слушаю нудный бубнеж учителя, который заставляет меня погружаться не в истоки русского языка, а в свои спутанные мысли.

Весь класс встал, и я тоже. Пока не понимая зачем.

–Здравствуйте, – теперь все понятно, завуч Марина Гекторовна решила почтить нас своим присутствием, женщина миниатюрная, но с характером тирана – узурпатора, – завтра вы, 11 “б”, пойдете на экскурсию в музей, культурно просвещаться. В школе быть без пятнадцати десять, и культурно одетыми. Дырок на одежде не приемлю. Я пойду с вами, так что не вздумайте позорить школу!, – четко высказалась она, и вышла за дверь.

–Лю, ура, завтра можно сказать отдыхаем! – прошептала Аля.

–Да, это классно. А тебя Даня с родственниками знакомил? Ты знаешь что-нибудь про его семью? – я решила поговорить об интересном.

Аля ненадолго задумалась, ее густо накрашенные тушью ресницы захлопали.

–Ну, он как-то упоминал о двух старших братьях, и родителях. У них свой прибыльный бизнес, что-то связано с морем. И медальон красивый, это семейная реликвия, на шее висит. Но ты не увидишь, он всегда за одежду спрятан. – Рассказывала блондинка.

–Интересно. Вы такие счастливые, я рада за вас, – шепнула я и улыбнулась.

–Спасибо, дорогая, – проникновенно ответила подруга, сидящая рядом.

Когда русский закончился, я пошла на третий этаж к окну. Там лучше думается. Встала среди цветов в горшках, и, смотря на улицу начала усердно создавать новые нейронные связи. Если верить Але, медальон на шее у Данила, и наверно также у Демьяна. Странно то, что я не видела эту реликвию не на фото, не в живую. И Демьян, и Дмитрий не потрудились мне показать то, что я должна помочь найти.

Никоэль живет за городом, у него частный дом. И Демьян меня туда повезет, но не на своей машине, чтобы не засекли. Сделает вид, будто он такси. И будет меня ждать около дома, если что поможет. Хотя я не думаю что меня засекут, подумаешь, немного изменилась в характере, манерах и мимике. Внешность то, осталась прежней. А мы с Надин не просто похожи, мы одно лицо. Так что я тешу себя надеждой, что в худшем случае меня примут за сестру – близнеца.

Погода испортилась, небо затянуло тяжелыми серыми облаками. Наверно будет дождь, и может быть даже не очень холодный. И я смогу прогуляться по лужам в своих черных резиновых сапогах. Мои маленькие детские радости.

–Дзыыыыыыыыынь, – прозвенел звонок на урок, жаль. Не хочу идти на английский.

Кабинет находится на втором этаже, поэтому я направилась к лестнице. От урока прошло шесть минут. Как же долго. Поскорей бы вернутся домой, я как раз нашла в интернете интересный документальный фильм про кораллы.

Хочу на море, поплавать с аквалангом. Спустится на дно, почувствовать давление, давящее на тебя, и знать, что я жива и счастлива. Именно эти чувства я так обожаю. А если повезет, то на дне можно встретить что-то или кого-то интересного. Допустим ската, или мурену, или потискать морскую губку.

Я была в мечтах, и опять не заметила как в класс вошла Марина Гекторовна.

–Так, все переносится на сегодня. У вас осталось четыре с половиной урока, и мы должны за это время успеть в музей. Все, быстро на первый этаж в раздевалку. Одеваемся быстро и тихо, приказала она и осталась в классе объяснить ситуацию англичанке.

Мы как и положено, быстрым, гогочущим и счастливым стадом помчались одеваться. Каждому не терпелось выйти из школы, пусть и в музей. Я рада, мне нравится культурно проводить досуг. Люблю многое, и выставки, и театр, и оперу, ну вот с балетом не очень у меня дела. Я когда его смотрю, мне постоянно смешно.

Мы вышли из школы и направились пешком в музей, видимо он не далеко.

Музей оказался красивым зданием в стиле модерн. Мы вошли в него, Марина Гекторовна пошушукалась с кассиршей, и нам приставили экскурсовода, женщину 50-55 лет в очках с розовой оправой.

Она начала рассказ, крайне нудный даже для меня. Ну в общих чертах, в музее сейчас экспонаты, привезенные из какой-то страны. Это бюсты людей, сделанные мастерами Древней Греции. Конечно не подлинники, а работы современных скульпторов, но в точь-в-точь оригинал.

Ходим мы значит, культурно просвещаемся, мне даже пару бюстиков понравились, хотела подольше рассмотреть. И тут мой взгляд наткнулся на молодого мужчину. Брюнет, волосы черные, как смоль, немного кудрявые и собраны в маленький пучок. Темные, очень темные глаза. Высокий, с кошачьей грацией, и довольно смуглой кожей. Ходит по залу и наблюдает за работой экскурсоводов. Я наблюдаю за ним уже минут пять, и он мне точно знаком. Но вот кто он.

Я повернулась к Але, она что-то мне прошептала, но я не вслушивалась, просто кивнула. А когда посмотрела обратно, брюнета нигде не оказалось. Я оглянулась на Алю и тихо ойкнула, рядом с ней, ближе ко мне стоял Он и разглядывал меня. Я его узнала!

–Добрый день, – произнес мужчина нежным, бархатистым баритоном, – Вас не затруднит пройти в мой кабинет?

–Здравствуйте, конечно, куда идти? – я испуганно пискнула и отвела глаза, сделала я это неудачно, потому что попала прямо на Марину Гекторовну. Она смотрела на меня со злостью, и я слышала в голове ее визг “Серебрянская! Что ты натворила?!”. Слава Будде, это раздалось лишь в моей непутевой головушке. А между тем темноглазый продолжил:

–Я провожу. Пройдемте.

И он повел меня на выход из этого выставочного зала.

Это Радиус! Друг Надин, тот, кто танцевал с ней на видео, что показывал Демьян. Этот цыган точно понял, что я не она. Сейчас что-то будет, при том я даже не могу предсказать его действия. Ведь абсолютно ничего о нем не знаю. Если что, ты знаешь три приема из карате, напомнила я себе. Ага, знать то, знаю. Но уже года два их не практиковала, маме все никогда.

Он привел меня в комнату, точнее в кабинет. На табличке было написано “Администрация музея” и ниже “Золотарев Радиус Александрович”.

Он усадил меня в кресло, а сам присел на краешек стола. И теперь возвышается надо мной еще больше. Ладно, объясню ему ситуацию, надеюсь на понимание с его стороны.

Радиус рассматривает меня, и даже не предпринимает попытки начать допрос, или расспрос. Ну или мило поболтать, что вряд ли.

–Да, я не Надин. Мое имя – Любовь, – начала я. Но он перебил.

–Цыц, я еще не налюбовался, – на этих словах цыган усмехнулся, – сколько лет?

–Что? Мне?

–Да, дорогая Любовь, – обворожительно улыбнулся мужчина и смахнул с лица длинную, выбившуюся из небрежного пучка, прядь.

–17.

Я рассматриваю его загадочную улыбку, такие ровные и белоснежные зубы я видела только в голливудских фильмах. Его губы бантиком что-то проговорили.

–Хм, девятая значит. А откуда Надин знаешь? – спросил Радиус не переставая улыбаться.

–Лично с ней я не знакома. Я по просьбе владельцев пытаюсь что-то узнать об украденном медальоне. И завтра мы с Вами должны были встретится у Никоэля, – я хотела продолжить, но Радиус жестом руки остановил меня.

–И встретимся, – сказал он немного подумав и подойдя к светлому окну, – Шарковские не владельцы, они просто удачно нашли тайничок. И один из медальонов, либо тот, что у Демьяна, либо что у Даниила, принадлежит тебе, Любовь, – тут он снова задумался, – я бы рассказал тебе все сам, но мало знаю, к тому же это не в моей компетенции. Если хочешь узнать про себя, и своих предков, найти ответы на вопросы, то дай мне свой номер. И сегодня – завтра, тебе позвонит нужный человек, и вы договоритесь о встрече. И как раз она тебе все расскажет.

В моей голове такой сумбур, столько мыслей, что я уже десять минут стою и молчу. Мы с Радиусом поговорили, я дала ему свой номер, как и не понимая зачем, и поспешила уйти. Позвонит мне действительно этот человек, или он даст номер Надин, а та будет мне угрожать, или еще что похуже. Не понимаю. А что если он сказал правду, и медальоны не принадлежат Шарковским? Еще он обмолвился что я девятая, что же это значит?

Одноклассники и завуч только смотрят на меня, ничего не говорят. Видимо видок у меня ошарашенный. Только Аля обняла и прошептала “Не волнуйся.”

Я отпросилась у Марины Гекторовны, сказав что плохо себя чувствую, та кивнула и сказала идти домой и сразу лечь в кровать. Да уж, это как же я сейчас выгляжу, если Гитлер-В-юбке меня пожалела?

Благодаря тому, что меня отпустили пораньше я поспала, хорошо отдохнула. В квартире стало невыносимо душно, и я решила пойти прогуляться.

В 11 часов вечера на улице пахнет свежестью и чем то еще. У ночи свой, особенный запах. А эта и вовсе прелестна! Я даже, кажется вижу звезды. Я поняла что это за аромат, это жасмин! Я вместо духов пользуюсь аромамаслом с запахом этого нежного цветка.

Звонок телефона нарушил тишину ночи. Я ответила на незнакомый номер с легким волнением:

–Да.

–Добрый вечер, Любовь. Меня зовут Мира, я тебя не разбудила?

–Добрый, Мира. Нет, я нахожусь на улице, захотелось воздухом подышать.

–Твой номер дал мне Радиус. Мне нужно тебе много рассказать. Мы можем завтра встретится, скажем в 10 часов утра, в парке, около памятника?

–Да. Конечно.

–До завтра. И спокойной ночи.

И девушка отключилась, а я осталась наедине со своими мыслями. Школу я завтра видимо прогуливаю. В кого я превратилась за эту неделю? Гуляю по ночам, прогуливаю школу. И мне это нравится.

Все. Иду спать. Завтра я должна выспаться, быть со свежей головой. Чувствую, день будет не из простых.

9 часов утра, а я уже вышла из дома. То, что я не опоздаю на встречу – несомненно, потому что на месте я буду через 25 минут. Зачем я так рано вышла? Волнуюсь. Думаю на улице время пройдет быстрее, нежели дома.

Погода снова потрясающая. Я не вижу ни облачка, только чистую лазурь неба. В парке хорошо. Высокие стройные деревья создают ощущение защищенности и покоя. Хочется уподобится им. Просто сесть на лавочку и, качаясь из стороны в сторону, наблюдать за меняющимся миром. Времени еще очень много, и я решила прогуляться по лесочку. Кусок природы посреди шумного города.

Иду по тропинке к пруду, через спортивную площадку. Когда мои глаза увидели воду, мои уши тут же услышали хруст ветки надо мной. Я подняла голову и поняла что скоро, действительно скоро настанет момент вечного покоя. И эта вечность будет длится до следующей реинкарнации. Я зажмурилась и почувствовала, как что-то меня оттолкнуло и прижало к земле. Спустя пару секунд я осторожно открыла глаза, и наткнулась на две ярко – голубые льдинки. На мне лежит Дмитрий, я чувствую тяжесть и жар его тела. Мужчина смотрит мне в глаза, потом плавно перемещает взгляд на губы и отстраняется. Он помог мне встать. И вот, он напротив меня. Я перевела взгляд на ветку, которая минуту назад могла прекратить мою жизнь. На этом толстом, большом суку были только почки, судя по всему, это дуб. До этого момента я любила это величественное дерево. На глаза навернулись слезы, я сделала шаг вперед, к Дмитрию, взяла его руку и сжала, сказав:

–Спасибо, Дмитрий. Ты спас мою жизнь, – после этих слов я сделала шаг назад, отпустив теплую и твердую мужскую ладонь, и расплакавшись побежала оттуда. Со всех ног, к памятнику.

Добежав, я буквально упала на лавочку, и разрыдалась еще больше. Слава Джа, народу в парке утром мало, а здесь и вовсе никого. Плачу и понимаю, что жива и здорова только благодаря случайности. Если бы не Дмитрий, моя жизнь бы оборвалась.

–Тихо, Люба. Все хорошо, успокойся, – Дима нашёл меня, и сел рядом.

–Все хорошо? Если бы ты не оказался рядом, меня бы уже не было здесь! Это счастливая случайность. Я почти умерла, – сказав последние слова я затряслась и спрятала лицо в ладони.

Меня обнял Дмитрий. Стало тепло и как-то спокойно, уютно. Я вновь чувствую запах его волшебного одеколона. И всхлипнув, я уткнулась носом ему в шею, а мои руки переместились на его твердую грудь. Я чувствую ладонями биение его сильного сердца.

Так мы просидели какое – то количество времени. Я не хотела уходить, убирать свои руки и вообще как-то двигаться. Просто наслаждалась спокойствием и тем чувством защиты, которое дарил Дима. Но время идет, и Мира может прийти с минуты на минуту.

–Дима, – я откинула голову и посмотрела в его яркие, потрясающие глаза, – спасибо тебе. Спасибо!

 

–Все хорошо. Обращайся, – улыбнулся блондин, и провел рукой по блестящим шелковистым на вид волосам – ты успокоилась?

–Да, я в порядке. Который час?

–Без двух минут десять. Почему ты не в школе?

–Я. У меня. Здесь встреча. Очень важная, – взволнованно ответила я, и добавила, – сегодня вечером все в силе?

–Да. Но произошла небольшая рокировка. Я отвезу тебя к Ники, а заберет оттуда Демьян. Мне пора, буду около твоего подъезда в шесть часов. И, – мужчина слегка задумался, – будет уместно надеть алое платье. До встречи, – сказал он на прощанье, поднялся и ушел.

Я смотрела ему вслед, и сейчас мне казалось самое главное – догнать его и больше не отпускать. Но нет, чувства не возьмут вверх над моим разумом. Мне надо остаться здесь, дождаться Миру и выслушать ее рассказ, который может оказаться для меня судьбоносным.

–Люба, привет! – сказала девушка в длинной юбке и крепко меня обняла, – моё имя – Мира.

–Привет, я очень рада тебя видеть, – искреннее прошептала я ей. После моей утренней почти смерти я была бы рада видеть даже Виталика.

–Ты плакала? – изумленно спросила Мира, – что произошло?

–Сейчас все хорошо, и это главное. Просто сильно испугалась.

–Я тебе такое расскажу, ты сразу забудешь про то, что случилось, Любонька! Посмотри на меня, ничего не замечаешь?

Я начала рассматривать девушку. Невысокая, рыженькая, синеглазая. Высокие, красиво выделяющиеся скулы, тонкий нос и широкие темные брови. Толстые черные стрелки на глазах и помада цвета бордо на четко очерченных и чувственных губах. Я смотрю на все это, и как будто все родное, очень знакомое.

–Хорошо, я немного подскажу. Потому что видимо утром случилось что-то действительно ужасное, раз ты не видишь очевидного. Ну или мой макияж очень уж яркий, особенно смотря на твой естественный. Мой натуральный цвет волос – темно-каштановый.

Я мысленно перекрасила девушку в названный цвет и поняла.

–Надин! – крикнула я и пожалела, что не догнала Диму.

–Что? Нет! Мое имя – Мира. А Надин сейчас вообще в Индии.

–Как? Ты ведь тоже, как две капли воды, похожа на меня. Ладно один раз, копия, клон, просто совпадение, но два – уже слишком.

–Спокойно, сестренка, подыши. Давай, глубокий вдох и выдох.

И минуту мы просто дышали. Она успокаивала меня, а я просто думала что не хочу так рано сойти с ума.

–А теперь внимательно выслушай меня, – и Мира начала рассказ, стараясь слово в слово повторить историю рассказанную бабушкой.

3 тысячи лет назад в Индии, в городе Панаджи, что раскинулся на побережье Аравийского моря, жили мальчик и девочка – Акил, 17 лет от роду и Дивия, кой исполнилось 14 лет. Они встретились на дне моря, куда заплывали лишь смельчаки, потому что в том месте бесследно исчезло много добрых людей. А тянуло туда пловцов из-за поразительно красивого дна, все в камнях сверкающих, да плавали среди них рыбы красоты неописуемой. Это была любовь с первого взгляда, Акил и Дивия сразу поняли что предназначены друг для друга, через несколько дней они стали женаты. Жили они 5 лет в радости и счастье, лишь одно омрачало их любовь – отсутствие детей. Были супруги красивы и богаты, но наследников этих даров не было. И пошли они за помощью к морской ведьме, поговаривали что она все хвори вылечить может и сглаз уберет. Выслушав их просьбу, ведьма назвала свою цену – у каждого ребенка будут отниматься жизненные силы. Это значило, что каждый рожденный ребенок всю свою жизнь будет делиться духовной энергией, и медальоны, наделенные магией моря будут передавать ту силу, что ускользнула от ребенка ведьме. А сами медальоны будущие родители должны сделать сами, их должно быть 13 и в центре каждого драгоценный камень: александрит, алмаз, топаз, рубин, турмалин, кварц, бирюза, гиацинт, яспис, аметист, аквамарин, гранат и авантюрин, и принести их ведьме, которая наделит камни морской магией. И тот, у кого на шее, или в руке будет один из таких медальонов, сможет дышать под водой. Дивия молча слушала, а Акил понял что морская бабуся не все сказала, и начал дальше расспрашивать. Оказалось не зря, ведьма забыла упомянуть, что все дети рожденные, коих будет ровно 13, родятся девочками, и все будут друг на друга как капля воды похожи. Так и получилось. Каждый год Дивия рожала девочку, темноволосую и синеглазую. И у каждой из тринадцати дочерей на шее висел магический амулет, с разными камнями внутри. Спустя 13 лет Акил встретил старуху, там остановила его и сказала тихим срывающимся голосом:

–Раз в тысячу лет на свет будут появляться тринадцать девочек. Каждая родится там, где ее медальон с камнем. Это будет не переселение душ, а скорее тел, все девочки будут неотличимы друг от друга. Какая будет рождена потомками ваших дочерей, сначала вашей старшей, через год следующей, и спустя тринадцать лет и черед потомкам младшей подойдет. И каждая девочка будет отдавать жизнь моим потомкам независимо от того, висит на ее шее амулет или нет.

Сказав это, старуха умерла.

–Ну вот. Сестренка ты моя. Я пра-пра-пра и так далее внучка первой сестры, самой старшей. А ты девятая. Ты уже знаешь у какого из братьев Шарковских твой медальон?

–А это точно правда? – спросила я, – это же розыгрыш, да? Аля и Паша, ну не смешно.

–Любовь, это правда. Этому есть куча доказательств. Ну так что, где твой медальон?

Что эта сумасшедшая от меня хочет? Надо поскорей убираться от сюда. -Мой? Это как? – спросила я, на всякий случай.

–Понятно. Значит не знаешь. Ну в общих чертах, когда ты увидишь свой, ты сразу это поймешь. Это как любовь с первого взгляда. Мне повезло, мой со мной с самого рождения, как бабушка увидела меня, так сразу и поняла что я одна из тринадцати. И повесила на мою шею этот кулон с аквамарином, – поведала мне Мира и показала красивейший старинный медальон, который висел у нее на шее, спрятанный под футболкой.

–У меня такой же? – спросила я рассматривая интересную вещицу, и понимая. что уже видела ее где-то.

–Почти, только камень другой посередине. Постарайся как можно быстрей найти свой и забрать его у Демьяна или Данила.

–Хорошо. А почему Надин его украла, а не попросила у Дмитрия? Они же любили друг друга, и вполне мог подарить любимой девушке свой кулон.

–Всё не так просто. Нельзя говорить о настоящей ценности этой на первый взгляд безделушки. Медальон могут использовать в корыстных целях, как говорит легенда, человек с его помощью может жить под водой, то есть дышать. И это правда, – девушка подмигнула мне.

–Но у Шарковских два медальона, один мой, раз я родилась здесь, а чей другой?

–Не знаю. Из тринадцати сестер найдены одиннадцать, две девочки еще не знают о своем происхождении.

–А зачем кого-то искать? Я лично чудесно жила до этой истории с Надин, – возразила я, и тут же поняла что верю этой девушке.

–Люба, на нас лежит проклятие. Мы постепенно теряем жизнь. Это надо исправить, ты же не хочешь и дальше постепенно умирать?

–Конечно нет. Так трудно. У меня в голове куча вопросов. Я не знаю какой задать, и как все понять, – я была почти в истерике.

–Я помогу. И расскажу, но не все. Слишком много информации, кое что я оставлю на тот момент, когда медальон будет у тебя. Потому что так действительно будет лучше для тебя и твоей психики.

–Мира, это что-то плохое?

–Ну, нет. Просто это нелегко осознать и понять.

Есть еще какая то тяжелая информация. Я эту не могу обдумать и принять, а тут еще. Думаю правильно что “это” моя сестра переносит на следующую встречу.

–А Надин какая по счету? Почему медальоны оказались на дне, Демьян мне сказал, что их подняли именно от туда.

–Надин – вторая. Мне 25 лет, ей 24. И я как самая старшая, ищу сестер, помогаю им и объясняю если это требуется. Восемь из нас росли в семьях с медальоном, и родители знали что за синеглазое чудо у них растет. А вот с остальными пятью возникли трудности. Мы не знали, где вы и ваши кулоны, и как вас искать. На данный момент найдено одиннадцать сестер, включая тебя. Одна из неизвестных живет здесь, в этом городе, потому что у Шарковских твой ещё один медальон, который должен кому-то принадлежать. А следы другой найдены в Румынии, в цыганском таборе, кстати Радиус через пару дней туда улетает. Если он найдет нашу сестру, то к ним прилечу я. А родители этих троих братьев действительно нашли кулоны на дне. Была вторая мировая война, и чтобы медальоны не отобрали, наши родственники решили спрятать их на дне моря. Их убили, а кулоны так и остались лежать. Пока Юлия и Игорь Шарковские их не нашли. Знаешь что самое удивительное? Они же не потомки Акила и Дивии. А ведь привезли медальоны сюда, где родились и ты, и Надин и еще одна девочка. И это действительно удивительно.


Издательство:
Автор
Поделиться: