Litres Baner
Название книги:

Пустота в квадрате. Книга 6. Мир Харона

Автор:
Алексей Владимирович Галушкин
Пустота в квадрате. Книга 6. Мир Харона

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Тонешь, тонешь, не потонешь.

Ты сломаешься однажды.

Может выпьешь яды,

Слижешь дважды…1

6.1. Я#Иона

Не знаю, долго ли я был без сознания. Наверное, не очень. Открыв глаза, понял, что жив пока и, по-видимому, даже здоров. В целом ничего не болело. Это хороший знак. Однако он же мог быть и плохим. Раз ничего не болит, может и болеть нечему уже?

Но нет, не в этот раз. Затылок болел, а еще нос, которым я снова уткнулся в стекло шлема и заляпал его кровью.

Просто соображение слишком медленно возвращалось в мою голову. Я же не боксер на счет девять на ноги вскакивать. Так-то я вообще в глубоком нокауте побывал. И сейчас где-то лежал, а может даже валялся. Вопрос только, где именно?!

Что-то я совсем ничего не видел. Да и пошевелиться толком не мог. Что за дела такие? Ничего не понимаю.

В оперативной памяти тем временем восстанавливались события: пирамида, пещера, странная буря и бубух…

Техника в моем скафандре вроде бы не пострадала. Только вот камеры в этой темноте толком ничего не снимали ни в видимом, ни в инфракрасном диапазоне. Так что отмотать и посмотреть, что же произошло со мной на самом деле не вышло.

Что-то на меня налетело. Что-то темное в темном месте. Вот собственно и все, что я разглядел. Маловато будет для оценки ситуации. Совсем как-то непонятно.

Такое ощущение, что меня завалило в этой норе. Хотя странно, если бы завалило, то должно было раздавить. Никакой бы скафандр не спас.

Но у меня было такое ощущение, что меня не очень-то и сдавило. Да, толком двигаться я не мог, но в целом пошевелиться был в состоянии. Да и вообще, такое ощущение складывалось, что я движусь куда-то! Что-то типа плавания по волнам, колыхания какие-то, но не сильные.

Вообще, эта ситуация начинала меня подбешивать. Потому я собрался с силами и постарался развернуться так, чтобы мне можно было достать со спины автомат.

И я его достал, надел на руку, расположился, лежа на животе и дал очередь.

О, да! Сработало эффективно. И вскоре заряды пошли навылет, испаряя на своем пути вещество или что там это было. И пусть я все-равно толком ничего не видел, зато точно теперь знал, что сейчас освобожусь. Проделаю себе выход!

Однако не все так однозначно оказалось. Более того, еще одна вещь меня поразила. При том, что снаружи температура была под минус двести сорок, здесь вода текла! Вода или что это вообще такое там текло.

При разрывах разрядов шел пар, но после текла жидкость! И я не видел, чтобы она прямо сразу замерзала.

В кои-то веки я взял в руки оружие. Впервые практически применил его по назначению, гидры не в счет, я их без оружия жарил. Именно оружием проложил я себе в борьбе дорогу к свободе. Надеюсь, что к свободе. Потому что ничего не видно было теперь вообще.

Весь скафандр, по крайней мере визор, был забрызган каким-то безобразием. Что-то типа крови, если то, в чем я оказался, было живым существом. Хотя сейчас, думаю, оно уже было вовсе не живым. Я ведь сквозь него туннель проделал. По которому и полз…

О, да! Вскоре я выбрался на свободу, словно пророк Иона из чрева кита! Не совсем, конечно, на свободу, но по крайней мере в ту же нору. Наверное, в ту же.

Кое как стерев с визора эту грязь, попытался хоть что-то разглядеть. Даже прожектора включил. Мне уже было плевать на то, увидит меня кто или нет. Я был голоден и крайне зол. А еще я весь был в каком-то стекающем с меня дерьме. И хотя я носом не чувствовал вони, мой мозг твердил мне, что все это жуткое фу. И не просто какое-то маленькое фу, а фууууууу. И оно висело у меня на визоре прямо перед носом! И что еще более удивительно – в незамерзающем виде! Что тоже было крайне странно для местных температурных режимов.

Дерьмо, как счастье, в воде не тонет, в огне не горит, так еще, оказывается, и на морозе не замерзает. И вот ведь какое дело, об этом я узнал только здесь!

Судя по датчикам скафандра, это жидкое фу было на водной основе. Что опять же, с одной стороны не могло не радовать, а с другой, просто клинило мозг тем фактом, что при минус двухсот сорока градусах по шкале Цельсия так и не желало замерзать…

Вообще, читал я где-то, что вода может не замерзать и при температурах, вообще приближенных к абсолютному нулю. Только это бывает либо в микроскопических параметрах углеродных нанотрубок, либо в липидных мембранах, где жидкость не кристализуется, а переходит в мезофазное состояние.

На Земле искусственно получали такие органические соединения – модифицированные моноацилглицерролы, которые в смеси с обычной водой не замерзали при сверхнизких температурах, а переходили в устойчивое состояние мезофазы с промежуточными свойствами между твердым телом и жидкостью. То есть физически вода при температурах от десяти до двадцати Кельвинов переходила в необычное жидкое стеклоподобное состояние. К слову замечу, что это состояние вещества не следует путать с состоянием сверхтекучести или квантовой жидкости.

Как известно, вода и липиды, являются основными компонентами привычной нам формы жизни в теплых земных условиях. И вот оно то, что на Земле лишь недавно перешло из разряда научной фантастики в экспериментальную науку, здесь напрочь заляпало весь мой скафандр! И я понятия не имел, где и как мне теперь его от этого дерьма отмывать!

Нет, ну серьезно, не могу же я в таком виде вернуться и залезть внутрь посадочного модуля, а потом и в жилой модуль. Эта же дрянь испарится и я не смогу дышать!

Но это все потом. А сейчас следует понять, где я вообще нахожусь? Сигнала от модуля я не улавливал. Судя по тому, что я видел в хилом свете прожекторов, то же порядком заляпанных, на меня напала и даже успела сожрать какая-то тварь типа гигантского червя. Хорошо еще, что не прожевала. Иначе бы я ее не рассматривал уже.

Вообще видел я ее с одной стороны. Это же нора была, которую эта мерзость занимала в толщину по всему объему. Поэтому, видел ли я ее с хвоста или с головы, было мне не очень понятно.

Да и как понять?! Если это и голова была, то от нее сейчас мало что осталось: ошметки, растекающиеся по полу и парящие… Нет, смердящие.

Но вернемся к вопросу: голова или хвост? На самом деле для меня это был крайне актуальный вопрос. И вовсе не с зоологической точки зрения. И не в том, вылез ли я из жопы этой вонючки или изо рта, ведь у съеденного всегда, как минимум, есть два выхода.

Вопрос был в том, в какую сторону мне следовало идти. Если это был хвост, то идти мне следовало вперед. Но если голова, то надо было снова пробираться сквозь эту смердящую тушу и идти в другую сторону.

Скажу вам честно, лезть еще раз в эту жижу мне ооочень не хотелось. И потому я предпочел думать, что вышел я практически естественным путем, то есть через хвостовое отверстие. И я прошел уже сквозь этого харонского червя. Вряд ли это была змея. Ведь змеи снаружи живут, а черви внутри. Я про дождевых-земляных, на которых рыбу ловят. Да конечно, если этот монстр он и есть, какая же здесь тогда может рыба водится интересно?

Ладно, что делать: попрыгал, отряхнулся, как мог и в путь. Вперед по черноте коридоров этой норы…

6.2. Бездна

Шел вперед и не выключал прожекторов. Без них вообще ничего не было видно. Сейчас мне так больше нравилось – они освещали мне какое-то сияющее синевой ледяное кольцо впереди.

Там, где нора была прямой, сияние уходило далеко вперед. Только вот прямой эта дыра вовсе не была. И потому я видел не более, чем на тридцать-пятьдесят метров вперед, то есть очень даже недалеко. И это сильно напрягало, потому что было мне страшновато здесь в этом подземелье. Вдруг кто сейчас выскочит на меня из темноты и снова сожрет?!

Вот что было хорошо, так это то, что развилок не было. Нора и нора, дыра и дыра. Если бы это была пещера, думаю, что здесь меня не спасла бы и самая крутая навигационная система. Точно бы заблудился. А так ничего – шагал себе и шагал, периодически влетая головой в потолок, как-только забывался и ускорялся чуть выше положенного, начиная торопиться.

Еще из плюсов было то, что если подъемы или спуски присутствовали, то они были совсем не существенные. Иначе бы я или застрял, или бы понесся вниз, как в спортивном бобслее, только забыв загрузиться в сам боб. Так что покуда мне везло. Не так, чтобы несказанно, но более-менее.

И вот шел я так и шел. Уже надоело порядком. Я уже сомневаться стал, в ту ли сторону пошел. Но разворачиваться уже пройдя такое расстояние было не слишком резонно. Так что я шел исключительно вперед и уже ни на что не обращал внимания. Да и не за что было в полированной дыре даже взгляду зацепиться.

И вот снова и снова шел я, шел, когда внезапно выскочил в большую такую пещеру. Свет прожектора исчез где-то в черноте пустоты пространства, а потом отразился…

Отразился от воды!!!

Да, да – это точно была вода! Без волн или прибоя. Просто берег впереди уходил под воду. Как обычное озеро и пляж. Только…

Что у меня под ногами? Вроде бы это не лед. Что-то темное, как будто камень или песок… Реально, наш обычный земной грунт, как на морском пляже…

Я глазам своим не поверил. И пусть через чумазый визор толком ничего не было видно, это все я рассмотрел, будьте уверены.

Вот не представляете, как я был рад в тот момент! Я же с начала этой миссии, с того мгновения, как проснулся, думал о подледном океане Плутона. А он вот, оказывается, и на Хароне есть! Вот он, перед моими ногами.

Побежал вперед и зашел по щиколотку в воду. Да, это была реальная вода, а вовсе не какая-то там оптическая иллюзия. Сенсорные анализаторы тоже были за воду.

 

Но что за дела такие – температура минус двести двадцать семь градусов по шкале Цельсия?! И жидкая вода? Ну не понимаю я умом этого.

Ладно, тварь с кровью в состоянии липидной мезофазы, это как-то в голове еще укладывается. Это явление я могу разумно осмыслить с некоей гипотетической доказательной базой. Но сверххолодные озеро или океан… Как-то не укладывается в мозгах.

Помнится, я как-то читал выкладки ученых про океан Плутона. Те, кто считал его жидким, говорили о странных составах жидкости, таких как рассол со сверхвысоким содержанием солей или же аммиачный раствор а-ля концентрированная перекись водорода из аптеки. Но судя по моей телеметрии это было что-то иное. Иное состояние жидкости. Причем жидкости более-менее нормальной, похожей на обычную океанскую соленую воду, а не на жидкий аммиак или сверхсоленку.

Только вот вода эта была иной какой-то. Не той обычной земной водичкой. По консистенции это что-то ближе к варенью было. Расплавленный, но не до конца, до вязкого состояния лед, что ли. Только в отличие от требухи червя, вода эта была прозрачной, а вовсе не грязной или мутной.

Я прекрасно видел свои ноги в воде, даже зайдя по колено. Понимаю, скажете – идиот, опасно же! Но ведь надо мне было как-то отмываться от требухи этого хищного инопланетного червя?!

Это же он меня первым сожрал, а не я его выпотрошил. Так что, предваряя вопрос о гуманности к мерзким гуманоидам отвечу, совесть моя была кристально чиста и свежа, в отличие от скафандра. А еще сразу выражу благодарность в адрес Королевы Ночи, которая меня вооружила. Без такого чудесного американского автомата я бы еще долго из кишков этой твари при помощи стали швейцарского перочинного ножика выбирался. Все-таки автоматическое оружие – это вещь! Причем, очень даже актуальная в таких враждебных условиях.

Несмотря на все детали, пейзаж этого подледного озера меня очень порадовал. Я как-то себя словно на Земле почувствовал. Ну в какой-нибудь антарктической зимней экспедиции к подледному озеру Восток.

Вода, какая бы она там ни была, это вода – родная стихия. Ледышки не в счет.

Закрепив автомат за спиной, чтоб не мешал, я отправился умыться. Скажу вам, что это та еще затея в скафандре. Но надо же мне хотя бы как-то визор промыть?

Руки в металлических снаружи термоперчатках не самое лучшее средство для зачерпывания воды. Но низкая гравитация и высокая вязкость жидкости позволили мне выполнить даже такую фантастическую операцию и набрызгать водицы на скафандр.

Я плескался там, в этом подземном озере, словно утка. А потом плюнул и пошел купаться. Так эффективнее будет смыть всю грязь со скафандра.

Вообще, я ожидал, что скафандр обладает положительной плавучестью. Особенно в таких условиях плавания в жидком льду. Однако, как очень скоро выяснилось, я ошибался, а скафандр тонул! Видимо, слишком много металла на нем висело.

Я как шел, так с головой в воду и ушел. Такого я не планировал, просто рельеф оказался крутым и я провалился.

Под водой двигаться было очень тяжело. Густая консистенция этой липидной мезофазы или что это там было на самом деле, была тягучей и липкой. Как-то я на такое тоже не рассчитывал, когда так безрассудно лез в озеро.

Видно было сквозь жидкость тоже так себе – прожектора не просвечивали сквозь толщу воды, а лишь создавали светящееся облако вокруг меня. Так что я ровным счетом ничего не видел, кроме самого по себе света.

Но со стороны, думаю, меня было очень хорошо видно, чуть ли не со всех уголков этого моря-океана. Но об этом в тот момент я тоже не подумал. Не до того было, когда ко дну кирпичом шел. Это уже пост анализ фактов такой.

Даже сейчас не понимаю, отчего я тогда был такой росомахой?! Ведь какой-то час назад меня сожрал хищный червь. Но, видимо, мое самомнение, плюс автомат за плечами, сделали меня чрезмерно самонадеянным и недальновидным. Плюс эта пародия земного курортного полуночного пейзажа – пляж и море, также не создавали видимости повышенной опасности. А еще на море был полнейший штиль, ни малейшей волны.

Так откуда же я мог знать, что здесь подводные течения, да еще дно скользкое, неровное и сразу глубина начинается?! Само-собой, пока не шагнул и не завис в вязкой невесомости.

Ну и что с того, что на Хароне гравитация смешная? В водной среде это никакой роли не играет. Я пытался плыть, да руками еле двигал, хуже издыхающей водной черепахи на берегу.

Вообще, я плыл. Даже очень активно, но только по-прежнему исключительно, как кирпич – вертикально вниз. Приехали…

Не знаю насколько здесь глубоко, но ведь скафандр космического предназначения, для глубоководных погружений не был рассчитан и не знаю, сколько он выдержит. Конечно малая гравитация опять же спасала пока в этом аспекте риска. С глубиной здесь давление не так, как на Земле возрастает. Но все же, когда у тебя костюм для работы в условиях пониженного давления или вакуума, а ты в нем купаться пошел, тем более нырять задумал, хорошо ли это – большой вопрос. Во всяком случае в тот момент вопрос был для меня.

Ситуация была так себе уровня паршивости. И сделать я пока ровным счетом ничегошеньки со всем этим не мог, кроме как перестать дергаться и спокойно ожидать, когда под ногами появится твердое дно или сдастся скафандр и меня либо расплющит и заморозит, либо утопит и заморозит.

Лично я за первый вариант. Но есть ли здесь дно, вот в чем вопрос? А быть или не быть, это все тема для глупых Йориков, да и то от полнейшего безделья, взирая пустыми глазницами с книжной полки.

А вдруг с глубиной жидкость будет становиться еще более вязкой и я окончательно в ней завязну так и не достигнув дна, только уже не как ягодка в варенье, а как астронавт в джеме.

Очень я ждал это самое гипотетическое дно. Вопрос – зачем? Оставлю без ответа. Потому что, кроме как мысли подняться по дну пешком обратно наверх, ничего вразумительного в голове у меня не было. Но ведь я и так падал прямо от самого берега, что значило лишь одно – дно здесь вертикальное видимо.

Я выключил бесполезные прожектора, зачем энергию расходовать зря и вглядывался невооруженным взором в темную муть толщи воды. Применяю слово вода, потому что как-либо иначе называть эту субстанцию мне сложно, да и не знаю я толком, что это такое. Но по сути своей – это как вода у нас на Земле.

Что сказать, влип я, кажется, глубже, чем по самые-самые свои спелые помидоры… Но и на том не остановился, а погружался все глубже и глубже. Правда медленно, как в очень-очень-очень замедленном ролике. Во всяком случае мне именно так казалось.

Вообще, по правде сказать, что-либо понять здесь было крайне сложно. Очень темно, плюс достаточно мутно, чтобы видеть хоть как-то далеко. Земная техника вообще что-то воспринимать в этом болоте отказывалась. Своими глазами я сейчас тоже толком ничего не видел.

По сути, я купался в каком-то варенье, только без клубнички. Одно радовало, скафандр от мерзкой вонючей дряни вроде-бы самоочистился.

6.3. Погружение в глубины…

Падение все продолжалось. Я уже вздремнуть успел. Но вдруг проснулся от того, что ноги мои чего-то коснулись.

Ура! Дно!

Но это было не совсем ура… Я чего-то лишь пятками коснулся, но не остановился или встал. Вовсе нет. Теперь это был склон горки или уходящего под крутым углом вниз дна.

Ноги соскользнули и я покатился дальше вниз, только уже на своей пятой точке. Угол склона был не менее семидесяти градусов. Так что, несмотря на то, что двигался я крайне неспешно и равномерно, тем не менее остановиться или хотя бы за что-то зацепиться я не мог.

Забавная ситуация. Только вот мне в тот момент смешно совсем не было почему-то. Я пробовал плыть, но безуспешно, карабкаться вверх – то же самое фиаско. Устав бестолково все подряд пробовать, плюнул в визор и стал просто смотреть вокруг. Это было, пожалуй, единственное, что мне оставалось.

Но вот беда, смотреть здесь было тоже не на что совсем. Кроме того, что я от силы видел на пять-семь метров вперед, так и там ничего интересного я не наблюдал. Что-то мелкое, вроде бы мелькало, но это были, скорее, не живые существа, типа рыб или еще чего-то плавающего, а частички какой-то взвеси или мути. Частицы какие-то, типа светлячков или планктона. И чем глубже я погружался, тем больше их становилось и четче я их видел.

Наверное, они как-то светились или что-то вроде того. Как снежинки в лунном свете. Хотя никакого света здесь и вовсе не было. Никакого. Я же выключил прожектора давным-давно, потому что толку от них не было, разве что местных хищников привлекать, если таковые здесь имелись. Правда и в этом я уже очень сильно сомневался, потому что это место казалось мне абсолютно безжизненным.

Постепенно, даже не смотря на низкую гравитацию и черепашью скорость погружения, я начал ощущать давление жидкости. Скафандр мой не был мягким, но и слишком жестким он тоже не был. Потому, гибкие соединения и прочие неметаллические места начали вдавливаться, ведь компрессорная система вентиляции уже перестала справляться с нарастающим избытком внешнего давления.

Я все продолжал скольжение вниз. Думаю, мне осталось недолго мучиться. Еще минут десять и меня раздавит водным столбом. Скафандр еще выдержит, но я внутри него уже маловероятно. Так что пора уже было начинать дергаться. Да только мне все как-то снова пофиг было. Даже не знаю почему. Может от недоедания за последние несколько дней? А может из-за резкого роста давления и повышения содержания кислорода в крови?

Только факт в том, что при абсолютно ясном сознании я вовсе не боялся такого конца. Точнее даже будет по-другому это описать. Мое сознание не воспринимало это концом. Хотя если включить логику, что же это тогда было?!

Но я как есть описываю происходящее. Мое внутреннее я было спокойнее удава Каа и вполне вероятно, даже несколько мудрее. То ли сознательное перешло в бессознательное, то ли бессознательное от повышенного давления вылилось в сознательное, то ли все это Колечко накрутило, только я вдруг понял, что эти светлячки планктона, есть не муть вовсе!

Это было что-то типа нервных окончаний. Это не частички, а кончики тонких нитей, как оптоволокно. Я их не увидел глазами, я это просто понял. Это озеро, океан или болото, было чем-то живым. Не факт, что живым был сам водоем.

Это был живой организм, а вода в жидком виде была его средой обитания или же протоплазмой такой, которую он здесь для себя липидно модифицировал до такого условно жидкого состояния. Ну как-то так примерно.

Пока все эти мысли возникали у меня в голове, я как-то отвлекся от реальной окружающей действительности. А когда чуть-чуть вернулся в нее, то понял, что не погружаюсь более. Нет, я вовсе не достиг дна, но завис где-то посередине. И я бы не сказал, что жидкость стала гуще или же я запутался в паутине этих волокон. Нет, нет и еще раз нет.

Я завис в состоянии подводной невесомости. Волокна были незримы и неощутимы физически. То ли они были энергетическими и нематериальными, то ли материальными, но слишком тонкими и стелоподобными, из-за чего и незримыми в водной среде.

Отчего я видел светлячков – это были кончики волокон, которые светились, словно оборванный оптический кабель. Еще такие светильники-ночники бывают со стеклянными волосками. Но здесь все было глобальнее, крупномасштабнее, что ли и одновременно детально мельче.

Я знаю свойство Кольца – это аппарат для установления контакта, что-то типа миелофона, только куда продвинутей киношно-фантастической его версии. Я это опытным путем установил, причем на существах крайне непохожих на меня.

И Кербер, и Королева Ночи – они явно не были звеном эволюционной цепочки человечества, так же, как и наоборот. Я бы даже не взялся отнести их к определенному виду животного мира. Кто они? Насекомые, на которых по сути своей более-менее хоть как-то были похожи или животные вообще какого-то не известного на Земле форм-фактора жизни? Ну ладно, но они хоть какой-никакой форм-фактор да имели. А вот что сейчас было здесь передо мной, вообще сложно сказать. То ли разряженный в пространстве-времени Спанч Боб какой-то, то ли мицелий неведомого вида холодолюбивых грибов.

Нет, все-таки, Спанч Боб героем этого романа точно не был. Куда ни шло Планктон, ну если взять в расчет те мелкие светящиеся точечки. Но и это по сути своей вряд ли.

Грибница – это да. Но что да?! Мне с того много ль корысти? Пусть говорят, что грибницы на земле являются чуть ли не самыми массивными и продвинутыми в каком-то хитром нейро-плане живыми существами, тем не менее, ни один человек пока не смог до сего времени войти с ними в интеллектуальный контакт. Думается мне в этом даже мое Колечко окажется бессильно. Слишком уж разный форм-факторы наших действительностей в которых мы существуем.

 

Конечно, краеугольный железобетонный вопрос философии заключается в том, что является первоисточником: бытие или сознание, так и не имеет единого правильного ответа. Ну это на мой недалекий колхозный взгляд, конечно, скажу честно для упрекнувших меня в тупизне.

Например, Карл Маркс утверждал однозначно: «Не сознание людей определяет их бытие, а наоборот, их общественное бытие определяет их сознание»2. Хотя в той же самой онтологии Канта картинка обратная вырисовывается, в которой именно сознание определяет бытие. Да и Шопенгауэр о том же говорит: «Всякий замкнут в своем сознании, как в своей коже, и только в нем живет непосредственно»3. Но к чему я во всю эту древнюю немецкую философию подался? Да к совершенно прагматичному вопросу – могу ли я расширить или сузить границы своего сознания до поля сознания мицелия или нет? Зачем?! Так нет здесь больше никого… Во всяком случае, мне так кажется.

Если кто мне и поможет, то эти светлячки. «Тот может, кто думает, что может»4 – так Будда сказал. Вот и состояние моего сознания было сейчас именно таким. И пусть я сейчас пытался понять Океан, как у Лема, тем не менее, эта идея не казалась мне совсем уж бредовой.

Ситуация была совершенно иной, нежели при встрече с Королевой. Там все было жестко и однозначно. Сейчас же все вырисовывалось туманно и неопределенно. «Может ли бред достигать такой степени реальности? … Может, ответил я сам себе.»5

Сейчас предо мной уже не стояла цель самого по себе контакта, как такая глобальная самоцель. Контакты у меня уже были. Был ли с них прок, кроме безудержного роста моего эго – не знаю. В практической плоскости я его пока что точно не наблюдал.

Бытие, сознание, реальность и сны – я давно запутался в этой неразберихе. Пару недель назад я еще считал, что следует держать себя в ежовых рукавицах, чтобы крыша окончательно не съехала. А сейчас вот на все это плюнул и решил отрываться по полной, в философско-научном плане естественно.

Сейчас все наоборот, я пытаюсь сделать со своим сознанием что-то такое, о чем даже Будда не договаривал, зато упоминал сэр Уинстон Черчилль: «Изменяя свое сознание, вы сами создаете свою Вселенную»6. Вот она – моя Вселенная, держите пожалуйста! Только в ней нет одной маленькой, но очень важной детали диаметром 12742 километров.

Что-то взгрустнулось, раз это вспомнил. Как-то я читал рассказ или сочинение конкурсное, точно уже не помню, под названием «Что снится слепому». Смысл такой – нам, обычным людям, не понять такую интерпретацию бытия, это точно. Там иной мир совсем.

Я это к тому, что же снится грибнице из другого мира?! В отличие от человека она все воспринимает иначе. Скольки мерно ее бытие – 3d или, например, 5d или вообще без d? Существует ли для нее время и пространство в том виде, как ощущаем их мы? Что это вообще за существо такое? Это нейронная сеть или там есть что-то еще, чего я не понял и вряд ли пойму, хоть всю голову сломаю?

Короче говоря, в тот момент голова у меня была готова взорваться от мыслей, точнее, от количества вопросов без ответов. А еще я почувствовал дикую усталость, глаза мои закрывались, или давно уже закрылись. Только я не спал. Я был в той промежуточной мезофазе между сном и бодрствованием, там, где ты проходишь через серый мир, там, где являются откровения, там, где можно увидеть прошлое и будущее, иногда даже одновременно.

Только сейчас все было несколько по-другому. Я ощущал себя не совсем так. Вроде и так, а вроде и не так вовсе. Я был в сером пространстве, но с другой его стороны. Оно все светилось искрами, которые облепили меня со всех сторон. Ко мне тянулись мириады тончайших проводочков и деваться мне от них было некуда.

1Группа «Мумий Тролль». Песня «Дельфины».
2Карл Маркс. «К критике политической экономии». 1859 г.
3Артур Шопенгауэр. «Афоризмы житейской мудрости». 1851 г.
4Сиддхартха Гаутама Будда Шакьямуни
5Станислав Лем. «Солярис».
6Уинстон Черчилль
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: