Название книги:

Не безусловная любовь

Автор:
Ольга Викторовна Фридель
Не безусловная любовь

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

В гостях

… Утро, такое светлое, волшебное утро! Мы сегодня едем к бабушке и дедушке.

И вот, через несколько часов, звонок в дверь и я радостная, обнимаю горячо любимых родных. Все улыбаются, обнимаются и я среди этого счастья такая маленькая четырехлетняя девочка. Наивная, добрая, любящая каждую букашку и травинку. Еще непонимающая этого жестокого, но столь прекрасного мира.

Родители привезли меня и тут же уехали. Работа, командировки, а я у бабушки с дедушкой. Мое советское детство, 1987 год.

Бабушка от счастья и радости, бежит скорее накрывать торжественный стол, расположив его посреди большого зала. Ведь для нее такой праздник, любимая внучка приехала. Самовар во главе этого торжества. Вкусные, хрустящие бублики, как модные бусы изысканно украсили толстую шею, дымящегося чайного аппарата.

Блюдца, чашки, тарелки, белые салфетки… Супница, корзинка с хлебом. Глубокие тарелки с вкусным, наваристым борщом. Густая, советская сметана. Сервелат, селедка, зеленый лук и гуляш с картофельным пюре.

Бабушка ждала и основательно готовилась, чтобы побаловать любимую и единственную внучку.

Обед проходил в мирной обстановке и ничего не предвещало беды или каких-то происшествий.

Я вполне счастливая уплетала свой борщ, поглядывая на аппетитно припаркованную рядом со мной пиалу с малиновым вареньем. Ведь в награду его сулили взамен за съеденный суп.

И тут неожиданно и для меня самой и для бабушки, вдруг прилетает ложка мне прямо в лоб. Немного контужена этим происходящим и ничего не понимаю. Больно, обидно, а главное за что?

Бабушкин вопрос в сторону деда:

– Чего ты ее?

Взамен получила ответ:

– Не лезь!

После молчания и недоумения меня и бабушки все принялись дальше доедать суп. И тут снова, как гром среди ясного дня дедушкин голос:

– Ты почему не ешь хлеб? Ты чего одну воду по тарелке гоняешь? Ну-ка быстро взяла хлеб и ешь как следует.

– Я не хочу хлеб! – ответила еле шевеля губами от страха.

– Кому сказал взять хлеб, ешь и больше кусай! – закричал дедушка.

От страха сжалась, такое отношение было впервые и обычно он никогда не кричал на меня и не ругал. Маленькое тело, испуганной девочки скукожилось и потекли слезы градом. Навзрыд, всхлипывая ела, сглатывая эти слезы.

Опустошила тарелку, съела три кусочка, хотя обычно дома мне хватало одного. Не любила хлеб тем более так много.

Конечно, на любимое малиновое варенье уже не осталось места, живот был полный, что даже двигаться стало невозможно.

Меня строгим голосом отправили в ванную умыться, вытереть слезы и сопли. А потом стать послушной и хорошей девочкой, которая не разводит нюни и не хлюпает.

Бабушка после нашей "веселой" трапезы убрала со стола явно с печальным и грустным лицом. По всей вероятности он и ей своим поведением испортил настроение, а пожалеть она меня не могла тоже из страха попасть под его горячую руку.

Остаток дня прошел относительно спокойно. Дед уснул начитавшись своей любимой книги "Щит и меч". А я тихо, боясь разбудить его, играла в куклы.

Мне маленькому ребенку стало непонятно его поведение. Ведь раньше приезжала и меня любили такой какая есть. Не заставляли есть хлеб и никогда не ругали.

Новая реальность меня тогда выбила из детской колеи.

После сна дедушка себя вел как ни в чем не бывало, играл со мной. Обнимал, целовал. Хвалил, что съела целую тарелку супа и сказал всегда так делать.

Детским мозгом поняла, что чтобы дед любил я должна стать хорошей и послушной…

…На следующее утро

Моя любимая бабушка ушла на работу. А я осталась вдвоем с дедом. Внутренне мне было как-то беспокойно от того, что он очень сильно поменял отношение ко мне. И в свете предыдущего дня казалось, что он больше меня не любит.

А он любил только своей любовью и своим представлением, как надо воспитывать детей. Его самого также воспитали и другого он просто не знал. А любить он очень любил…

Вдруг раздался телефонный звонок, дедушка поторопился ответить:

– Алло, слушаю! Кто говорит? А Пал Степаныч! Да я с внучкой вожусь. В гости приехала, а бабка на работе. А большой объем? Рейка есть? Ну хорошо, возьму с собой раз заказ срочный. Оплата сразу? Ну ладно, бывай!

Мы быстренько собрались, на улице разгар лета, стояла хорошая, солнечная погода. Я в ярком, голубом платье в белый горох! Белая панамка, чтобы голову не напекло. Иду довольная и счастливая, радуясь цветочкам и бабочкам вокруг. Тогда еще не знала, что ждет меня впереди.

А впереди был большой дом недавно построенный и полным ходом в нем шла внутренняя отделка.

Мы зашли во внутрь. Дед поздоровался с дяденьками, которых я впервые видела. А меня отправили погулять по дому. Пол был свежеуложенный, стены еще бревенчатые, окна стояли в каждой комнате. И пустота везде, бегай где, хочешь.

Пока взрослые занимались ремонтом и измерением стен, мне стало очень скучно. Что делать маленькой четырехлетней девочке в пустом доме. Ни игрушек, ни кукол, ни друзей.

Гуляя так из комнаты в комнату зашла на кухню. Понять, что это кухня труда не составило. Там находился кран с водой и мойка для посуды.

В самом углу лежала целая вязанка рейки. Подошла, наклонилась, взяла одну и рассмотрела ее, хотела уже положить. Тут в комнату вбегает мальчишка, наверное примерно моего возраста и выхватывает рейку у меня из рук. Быстро ломает об колено и мне отдает обратно. И убегает.

А я продолжаю стоять в руках держа поломанный материал. В это время заглянул на кухню дедушка. Увидел в поломку и рассвирепел…

Он кричал так, будто я сломала ему позвоночник или челюсть. Ругал, злыми словами и обещал отправить домой к маме с папой. Что теперь с него вычитают этот убыток и весь калым насмарку из-за меня непутевой и такой плохой девочки.

– Это не я! Это мальчик!

– Какой мальчик! Тут нет никого! А ну-ка быстро перестала плакать, сейчас же вытри слезы и сопли. Разнюнилась тут! Быстро к крану, умылась! И не ной!

Так грозно, как гром среди ясного неба орал дед. Он мне не поверил, что это не я. А еще больше отругал за то, что вру и сваливаю свой косяк на мифического мальчика. Которого и следа не было в доме.

Работу взрослые закончили и после скандала со мной мы пошли домой.

Всю дорогу шла молча и ни слова не сказала. А дед пытался сделать вид, что ничего не произошло. Говорил мне что-то и говорил. Даже по дороге предложил заглянуть в кооперативный магазинчик и купить мне любимую "Ласточку".

Но, я промолчала. Так мы пришли домой. Бабушка еще не пришла. И я сидела с игрушками тихо, как мышка. Боясь слова сказать чтобы не разозлить деда.

И мне все больше стало казаться, что он меня не любит. Характер мой впечатлительный и ранимый, он этого не понимал. И хотел сделать из меня атамана, закалить строгостью и дисциплиной. И поэтому стал строг.

Когда пришла бабушка первым ее вопрос стал, почему внучка такая грустная и невеселая сегодня. Я не ответила, обняла ее и убежала.

Ужинали мы молча. С моей стороны не было и слова. А после оставив меня на кухне, они ушли в гостиную.

Потом позвали меня, когда допила чай. И бабушка стала выяснять что случилось. Дед с улыбкой рассказал все, что произошло. И что я сказочница придумала мифического мальчика и свалила косяк на него.

А потом схватил меня и стал обнимать и просил поцеловать его в щечку. Говорил как он любит меня такую девочку сорванца. А бабушка вместе с нами смеялась и радовалась.

Но, в душе у меня страх, то остался и некомфортное ощущение рядом с дедом, хотелось к бабушке на ручки и чтобы не оставляла меня с ним одну…

Выходной у бабушки

Доброе, летнее солнышко разбудило нас с утра. Комнату заливал яркий свет от окна, хотелось понежиться и еще поспать.

Но, нужно вставать у бабушки выходной и дел невпроворот. Я хоть и маленькая, но понимающая, что взрослым надо помогать. После завтрака, затеяли генеральную уборку во всей квартире. Деда не было и мы с бабулечкой могли веселиться, как хотеть.

Помыли окна, посуду в советском серванте, хрустальные бокалы. Протерли антикварные часы и большие деревянные фигурки из матрешек. Сама лично мыла пол, хоть маленькими ручками, а получалось хорошо.

Следующим этапом стирка. Белое отдельно, цветное отдельно. И целая ванна прохладной воды для полоскания. Мне почему-то нравилась вся эта атмосфера и обстановка, ощущалось какое-то тепло и уют.

И когда все было сделано, присели отдохнуть и пообедать.

И, как обычно, большой, пузатый самовар пыхтел, выпуская пар из-под шляпки. А любимые баранки дополняли его образ.

После сытного обеда чаепитие. Оно стало у дедушки с бабушкой любимой традицией. Смакуя яблочный пирог, вприкуску с малиновым вареньем, запивая вкусным чаем из ароматных трав, знатное удовольствие у них было.

Бабушка сама собирала в лесу травы. Душицу, зверобой, мать-и-мачеху, липовый цвет. Ммм… А липовый чай какой, самый вкусный в мире.

После обеда с работы вернулся дедушка, довольный, счастливый и улыбался. В тот день ему дали большую премию. И решение приняли ее отметить походом в кооперативный магазин. Мне посулили любимых "Буратино" и "Ласточек", бабушке мороженое и цветы, а дед угостить решил себя большой кружкой пива из бочки. Такие когда-то на улице стояли. Квас продавали и пиво.

Добрая тетя в белом чепчике с улыбкой и большими ярко-красными губами, всегда добродушно разговаривала.

Один из счастливых дней…

После прогулки…

Вернувшись домой, мы снова сели за стол. Вкусный ужин на скорую руку, хоть и быстро, но очень сытно получался у бабушки. Салат из огурчиков с лучком и сметанкой. Докторская колбаса и жареная картошка на сале. И конечно же липовый чай со свежих цветочков с пирогом.

Дальше вечер обещал спокойную обстановку и мирное укладывание меня спать в соседнюю комнату. В которой я очень некомфортно себя чувствовала одна.

 

Но, так вышло, что я резко побежала из кухни прямо в комнату и сильно упала. Разбила коленку об порог и стало очень больно. Бабушка кинулась меня жалеть и вытирать слезы. Достала зеленку и вату, чтобы обработать ранку.

А дедушка все в своем репертуаре, стал ругать за слезы и, что атаманы не плачут. Надо терпеть и быть сильной. Чтобы быстро прекратила хлюпать и сырость разводить. Встала и спать быстро.

А мне так хотелось чтобы пожалели, подули на ранку. Чтобы понимать, что любят. Характер был очень ранимый, а не атаманский. Дедушка этого не замечал. Он не видел и того, что ранит меня своей строгостью и твердым воспитанием. Любя воспитывал во мне человека со стержнем. А я будучи маленькой воспринимала это, как нелюбовь и всегда хотела угодить, быть хорошим и послушным ребенком. Ведь тогда дедушка хвалил, обнимал и говорил, что я хорошая девочка.

Такой древний метод воспитания…

И это не означало, что не любят, а наоборот из любви так относились, закаляли психологически…

Лето закончилось

Каникулы подошли к концу и родители меня забрали домой.

Очень смутно помню как это было. Но радовалась по-настоящему, что уезжаю. Соскучилась и знала, что дома меня любят и не держат в "ежовых рукавицах"!

Потом еще пару летних каникул я провела в гостях у дедушки с бабушкой.

Но, быстро пролетело время и через два года родители переводом от работы переехали в тот город, где и проходили мои каникулы. Мама получила квартиру и наша семья благополучно перебралась. Я готовилась к школе и сильно подросла.

Пока обустраивали новое жилище меня и брата отвезли к любимым бабушке и дедушке. Там меня вновь ждал сюрприз, скорее шок. И то, что расскажу далее введет в ступор многих. Честно, изучая психологию и воспитание тех послевоенных лет в разных областях. Прихожу к выводу, что традиции и обычаи, устав и правила в каждом регионе и в каждой семье, были свои.

Продолжу…

Звоним в звонок. Дверь открыла бабушка, следом бежал дедушка, снимая очки на ходу. Он больше всех обнимал, целовал и рад был встрече. Говорил, как мы выросли и как изменились.

Они любили нас очень сильно любили и это ощущалось. Но, воспитание и традиции моему разуму и пониманию сопротивлялись. Возможно так заведено было после войны, когда жизнь людей стала, как молох и жернова. Всего мало и разруха, голод.

И вот мы такие счастливые все и довольные люди. Родители ушли в квартиру обещав завтра нас забрать.

Я на радостях снимаю сандалики и брат мой тоже, бежим скорее на кухню, зная, что там в шкафу. В специальной для нас вазочке лежат гостинцы. Мои любимые "Ласточки" и шоколадные пряники.

Ставлю стульчик скорее и открываю дверцу. Беру конфеты и довольная поворачиваюсь к брату.

И тут…

Бабушка и дед от волнения встречи потеряли нас. Прибежали на кухню и…

Забрали у нас вазочку с гостинцами…

Дали по одной конфетке и сказали, что мы уже взрослые и нам не положено есть сладости.

Что, есть внуки младшие, совсем маленькие и это для них приготовлено. А мы должны спрашивать разрешения. Можно брать или нельзя.

Я пребывала в сильном шоке. Стало больно и обидно, что значит меня и моего братика больше не любят. И есть другие внуки. Но, мы тоже маленькие и совсем небольшие. Мне только светила школа с первого сентября, а братик закончил первый класс.

Надулась и обиделась. Дедушка потом подошел ко мне и стал объяснять:

– Вы с братом уже выросли и все теперь, что было для малышей переходит в руки других малышей. А конфеты кто ест? Только маленькие дети. Если вы съедите все из вазочки, то придут ваши сестренки и расстроятся, что им не досталось. А в нашей семье самое вкусное и лучшее кому? Правильно, самым маленьким. А раз они младше вас, то значит вазочка теперь для них.

Сказал он это спокойным голосом и крепко обнял. Тогда я не понимала причины и обижалась. Думала, ну как так я же тоже внучка и тоже хочу "Ласточку". И что, раз они младше им все можно? А я все больше нелюбимая и ненужная внучка.

Но, когда выросла все, поняла. Там не было злого умысла, чтобы обидеть. Возможно это такая традиция в роду или привычка. Что если, ты старший отдай младшему самое лучшее, а сам перебьешься. Маленькому нужнее он растет. Или послевоенное время и большая нехватка продовольствия не давала возможности баловать вкусностями всех. И доставались они маленьким. Так и закрепилось.

Те времена очень большой отпечаток наложили на жизни людей. Что даже живя в конце 80-хх., люди продолжали жить, как и тогда в своем послевоенном времени.

А мы то дети не войны, а спокойного времени. И вполне во времена Советского союза, можно было купить конфет и разделить на всех четверых внуков и не стало бы никому обидно.

И взрослые не понимали какую травму наносят детям. Тем более предварительно никто не научил, что поступать нужно именно так. Хотя мама нас с братом всегда учила делиться даже если всего одна конфетка. Ведь старшему братику тоже хочется вкусного лакомства.

Но, это еще не все сюрпризы…


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделиться: