Название книги:

Звездный легион смерти. Пленных не брать!

Автор:
Федор Вихрев
Звездный легион смерти. Пленных не брать!

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

От авторов

Говорят – сколько людей, столько и мнений. Каждое событие каждый видит со своей точки зрения, и очень редко когда они сходятся. А если несколько человек пишут одну книгу? Причем книгу, действие в которой происходит не сейчас и на привычной нам Земле, а в далеком будущем и очень далеко в космосе? Что будет тогда? Будет море споров, предложений, возражений, возмущения и согласия. Но в итоге получилась вот эта книга, которую вы сейчас держите в руках. Книга, написанная на литературном форуме «В Вихре Времен», где каждый соавтор вложил в нее часть своего восприятия мира, часть своего «Я», часть своей души. И хотя все они разные, мы надеемся, что в итоге получилось что-то стоящее. Что-то, чем можно гордиться. Но судить об этом вам, читатели.

Если кому-то станет интересно, как же создавался и изменялся сюжет, сколько было споров по каждому абзацу, по каждой строчке, по каждому слову и по каждой заклепке, то приглашаем вас на наш форум:

С наилучшими пожеланиями, коллектив авторов:

Бондаренко Александр aka Bookwar

Голушков Артем aka Hildor

Дашкевич Анатолий aka Относящийся

Иванов Сергей аkа John Harder

Кокорин Сергей aka Змей

Липатов Павел aka Erta

Петров Сергей аkа Степан

Томилов Виталий aka E. tom

Шаркаев Владислав aka Scharkay

Пролог

Солнечная система. Планета Земля.
26 января 1981 года. 13 часов 35 минут

Командный пункт номер три системы противокосмической обороны в Хьюстоне до боли напоминал своих собратьев в Новосибирске и в Рамштайне, хотя и считался резервным в системе предупреждения о ракетном нападении. Так же все автоматизировано, причем настолько, что функции человека сведены к исполнению роли наблюдателя. Несмотря на «резервность», рабочая атмосфера в Хьюстоне не отличалась от таковой на «настоящих» КП – с момента ухода «Пепеладза» Земля постоянно ожидала визита «гостей из будущего». Куда более многочисленных и лучше вооруженных, чем разгромленный с неимоверными усилиями «Эскадрон смерти»…

…– Сообщение системы раннего предупреждения – замечен мощный импульс радиоизлучения в точке Лагранжа. По предварительным данным, сигнатура соответствует прыжковому кораблю Сферы Цивилизации…

– Прилетели, голубчики. – Дежурный офицер, откинув предохранительный колпак кнопки «Тревога», утопил холодный квадратик пластика, одновременно схватив трубку прямого телефона. Импульс тревоги мчался по телефонным проводам, срывался с антенн мощных радиостанций, уносясь в море и в космос.

– Боевая тревога, – расчет шахтной пусковой установки тяжелой ракеты ПКО стремительно разлетается по местам.

– Боевая тревога, – в реве форсируемых моторов уходят в небо тяжелые палубные «Томкеты» с атомными «Фениксами» на борту.

– Сэр, «Дельта» меняет курс, – две субмарины, случайно встретившиеся в глубинах океана, стремительно расходятся по районам ответственности. Двадцать четыре ракеты на «Трайденте» и шестнадцать на русской «Мурене».

– Боевая тревога, – бывшие наемники, а ныне – офицеры Советской Армии, выводили своих роботов из ангаров навстречу неизвестной угрозе.

Земля готовилась к бою…

Часть первая

Солнечная система. Планета Земля. Москва. Кремль.
29 января 1981 года. 14 часов 30 минут

Два человека слушали докладчика, изредка отвлекаясь на чтение документов, содержащих сведения, на которые тот ссылался. Вполне обычные на первый взгляд люди, но именно они волею Провидения оказались уполномочены решать судьбы мира. Один из них находился на пороге вечности и прекрасно осознавал данное обстоятельство. Другой совсем недавно перешагнул из зрелости в мудрость и нисколько не обольщался на этот счет. Сейчас им предстояло принять одно из тех решений, которые по праву называют историческими. Поэтому Генеральный Секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев и Президент США Джимми Картер не упускали ни одного слова, сказанного женщиной в мундире капитана первого ранга Военно-Космических Сил СССР.

– … таким образом, в обмен на помощь, правительство Заимки решило передать вам документацию по ряду технологий времен расцвета Земного Союза, – закончила свой доклад Елена Мазур.

– Спасибо за подробное освещение вопроса, товарищ капитан первого ранга, – сказал, кивнув ей, Генсек. – Значит, наш контингент сможет не просто сидеть в обороне, привязанный к планетарным базам, но и проводить рейды. Это даже больше того, на что мы надеялись изначально. Конечно, технологии Земного Союза превосходят те, что имеются в Сфере Цивилизации, но трофеи тоже нужны. Да.

– Нужны, – подтвердил слова своего коллеги Картер. – Нам необходимо хоть чем-то воспользоваться, пока мы не разберемся с наследством Лиги.

– Копии вашего доклада переданы нашим министерствам обороны и спецслужбам. Сейчас они уточняют состав контингента и списки прикрепленных к нему оперативников и аналитиков, которых мы можем направить к вам.

– Но зачем? – удивилась Мазур.

– Возьмем, к примеру, Мудреца, о котором вам рассказал отец. Казалось бы, его деятельность объективно сыграла нам на руку, но при этом его цели не ясны до конца. Организованный главой правительства Заимки аналитический центр сделал много важных выводов из полученной информации, при том, что там работают пусть и талантливые, но, по нашему глубокому убеждению, дилетанты. Поэтому мы предлагаем послать на вашу планету профессионалов, которые должны будут… так сказать, размотать этот клубок интересов и, если на то будет желание вашего отца и его коллег, наладят разведывательное и контрразведывательное обеспечение в рамках как нашего контингента, так и всей Заимки. – В повышенном внимании к этому аспекту предстоящей операции явно сказывалось влияние сохранившего свой пост главы КГБ Юрия Андропова.

– Теперь, Елена Львовна, – Брежнев неожиданно лукаво усмехнулся, – вы можете считать себя действительно полностью свободной. И прошу вас передать наилучшие пожелания, мои и господина Картера, – президент США также изобразил подобающую случаю и столь запоминающуюся улыбку, – супругу и сыну.

Капитан Мазур быстро собрала бумаги в папку и вышла, прикрыв за собой тяжелую дверь кабинета. А правители сверхдержав, потребовав чай с лимоном и кофе, приступили к обсуждению других тем.

Солнечная система. Планета Земля. Подмосковье.
29 января 1981 года. Вечер

– Мама! Мама пиетела! – Маленький вихрастый ураган ворвался в прихожую и с разбега бросился к открывшей входную дверь женщине. Елена успела сменить парадный мундир каперанга ВКС на пушистую шубку из платиново-седого меха пока еще неизвестного на Земле травоядного зверька. Уткнувшись в пахнущую морозом и еще чем-то, неуловимо сладким и родным, маму, маленький человек внезапно заплакал сквозь смех. Он плакал и смеялся от нахлынувшего незнакомого чувства обретения. И вместе с ним смеялась и плакала от счастья возвращения домой капитан первого ранга Елена Львовна Мазур.

Подхватив малыша на руки, мама закружилась по прихожей и незаметно для себя оказалась в объятиях поспешившего навстречу высокого мужчины с ранней сединой на висках. Размазав маленьким кулачком слезы счастья по румяным щекам, мальчишка потянул родителей друг к другу. Воссоединение семьи состоялось, а потом… Потом была беготня и радостный визг при виде подарков, бесконечные вопросы, выпрашивание у мамы еще одной конфеты «Мишка на Севере». И только после того, как, умаявшись, сын уснул, безмятежно обняв большого и пока безымянного плюшевого тигра, счастливые родители наконец-то смогли оказаться в объятиях друг друга.

Солнечная система. Планета Земля. Владимирская область. Центр боевого применения и переподготовки танковых войск Министерства обороны СССР. – Москва. Генеральный штаб Советской Армии.
31 января 1981 года

Когда прискакал взмыленный дежурный с требованием срочно явиться к командиру части, Вэнс не удивился. Даже не будучи гигантом мысли, он ждал такого поворота событий. Причиной тому стал переданный пять дней назад по всем военным каналам сигнал космической тревоги, неожиданно отмененный через несколько часов. После такой встряски дела просто не могли идти по-старому. Отсутствие дополнительных требований для боекомплекта, внеочередных осмотров и проверок роботов, вызова из отпуска офицеров, с одной стороны, настораживало, а с другой – вселяло уверенность в благополучном разрешении ситуации. Вывод был сделан сразу – вернулся «Пепеладз», и капитан Мазур вышла на связь. Значит, новые боестолкновения с неизвестным противником не планируются. И то хорошо…

Однако капитан обернулась за два с лишком месяца – быстро. Слишком быстро. А насколько он понял, улетела она самовольно. Значит, скорее всего, что-то случилось там, в пункте ее назначения. В Сфере Цивилизации. Полет до Земли от прыжковой точки занимает всего несколько часов, а прошла уже почти неделя. Самое время, чтобы капитан сделала подробный доклад местным шишкам, а они начали как минимум чесать в затылках. Или делать резкие телодвижения, последствием которых мог как раз стать этот срочный вызов.

В кабинете начальника Центра Вэнс без удивления узнал, что и его вместе с командиром вызывают в Москву, причем прибыть нужно «еще вчера». Ха, кто бы сомневался. В этом отношении все военизированные структуры, не говоря уже о «настоящих» армиях, одинаковы.

В Москве их уже ждали. Аж целый генерал-лейтенант со свитой. Причем генерал, похоже, не обычный «администратор в погонах», с мозгами, наполовину заплывшими жиром, а вполне себе нормальный и вменяемый. И, судя по первому впечатлению, как бы не из Главного разведуправления местного Генштаба. Его выдавал взгляд. Если бы у рентгеновского аппарата были глаза… И командир при нем держался как-то неестественно. Как свежеиспеченный лейтенант перед седым полковником. Любопытно, что ему от меня надо?

 

– Товарищ генерал, капитан Стиллман по вашему приказанию прибыл!

– Вольно. Не тянитесь, не на плацу. – Усмешка на лице «генерал-рентгена» была скорее одобрительной. – Капитан, к вам есть разговор.

«Вот так. Все становится совсем интересно».

– Присаживайтесь. Вопросы погоды и самочувствия пропустим как несущественные и сразу – о главном. Что вы знаете о планете Новая Заимка?

– Только то, что к ней приписан джампер «Пепеладз» и вся команда корабля происходит оттуда – или уроженцы, или иммигранты.

– Все? Подумайте хорошенько.

– Да, все. Впервые я узнал о ней только в момент заключения контракта на доставку подразделения.

– Ясно. Слушайте внимательно. Правительство Новой Заимки попросило у нас войска для защиты планеты от возможного вторжения. Нам необходимо знать, что нам следует ожидать в случае отправки ограниченного контингента войск. В военном плане ожидать.

«Хорошенькое дело! За кого они меня принимают? Я им что – аналитический центр Лиранского Генштаба?» – Перебивая мысли Стиллмана, генерал продолжал «набрасывать» вопросы:

– Кто может, а кто обязательно будет атаковать планету? Сколько? Когда? И зачем они вообще туда явятся? Какая у планеты география, правление, население? Каковы промышленный и военный потенциалы, какова лояльность населения, в какое время года будут вестись боевые действия? Сколько роботов и атмосферно-космических истребителей состоят на вооружении сил самообороны Заимки?

– Это все? – предельно нейтрально переспросил Вэнс, а сам мысленно начал биться головой об стену.

«Надо было дураку кристаллы с Детской Сферической Энциклопедией с собой взять… Теперь вот – отдувайся, вспоминай уроки планетографии».

– Пока – да. – Ни тени иронии не прозвучало в ответе генерала.

– Хорошо. – Вэнс не удержался, чтобы не подпустить «шпильку» напористому генералу. – По существу заданных мне вопросов отвечаю… География следующая. Смотрите. На планете Малая Заимка сейчас в самом разгаре очередной ледниковый период, поэтому жить можно только в зоне шириной около пятисот километров, вытянутой вдоль экватора. На север и на юг от нее идут лесотундра и тундра, затем – ледники.

Год Заимки, как, впрочем, и многих других обитаемых планет, состоит из двенадцати месяцев, всего триста семьдесят пять дней. Лето длится три месяца, одну-две недели длится весна, осень – около двух месяцев. Остальное время – зима, очень снежная и морозная. Зимой практически постоянно дуют ветры, из-за метелей и буранов видимость сильно ограничена, средняя сезонная температура составляет около минус тридцати по Цельсию.

Численность населения – по данным трехлетней давности – чуть меньше двадцати пяти миллионов человек, но большая часть раскидана по планете в небольших поселениях и городках.

Столица планеты – город Михайловск, основной административный центр. Расположен он в западных отрогах Рифейских гор. Это вот здесь. Сами горы – очень старые, высота над уровнем местного моря не более двух с половиной километров. Вулканов нет, сейсмическая активность не наблюдалась со дня высадки, около шести веков.

«Спасибо учителям в школе, а то сейчас сидел бы как дурак и ни бе, ни ме…» – Стиллман изрядно веселился, пытаясь придать своему голосу интонации мистера Бенедикта, преподававшего ему планетографию и биологию. – «Кончится все, в учителя пойду», – думал он, напряженно вспоминая файлы учебника.

– В столице проживает почти пятая часть всего населения, там расположены вся администрация планеты, свой университет с уклоном в горное дело и металлургию, основные производства. Планета практически находится на продовольственном и промышленном самообеспечении, ведет торговлю металлами и производимым в столице сельскохозяйственным оборудованием.

На расстоянии ста километров от столицы расположен Ново-Михайловский космический порт. Находится он в восточной части горной цепи, на плоскогорье. Космодром расположен в небольшой скальной впадине, поэтому сильных ветров, в отличие от столицы, там нет. На космодром могут сесть и одновременно обслуживаться шесть-восемь шаттлов, в зависимости от класса. От него идет единственная дорога – в столицу, которая пересекает Рифейские горы по перевалу «Большой редут». Протяженность дороги, из-за горного рельефа, около полутора сотен километров. Еще дальше на восток находится море, в которое вдается полуостров Камчатка. На нем – остатки бывшей столицы. Во время Первой Межзвездной Войны по полуострову был нанесен ядерный удар. Тогда погибла примерно половина всего населения планеты. Атаку осуществляли войска из нынешней Конфедерации Независимых Миров, хотя самой Конфедерации тогда еще не было, она сформировалась несколько позже. Вместе со столицей тогда уничтожили большинство заводов и логистических центров, бывшую базу Сил Обороны Земного Союза и практически все руководство планеты. Что не разрушила ударная волна от взрывов, то накрыло радиацией. Даже сейчас, спустя почти двести лет, ее уровень в большинстве мест – около десяти миллирентген в час и выше.

Стиллман остановился, чтобы передохнуть и протянул руку к стакану с минеральной водой, незаметно появившемуся перед ним, пока он разливался соловьем перед внимательно слушавшим его генералом. «Интересно, а зачем им информация от меня? Неужели Мазур ничего не рассказала? – Возникшая мысль буквально ударила Вэнса под дых. – Конечно! Это очередная проверка! И капитана, и меня! Ну уж нет… В такие игры я играть не собираюсь!» – подумал он, а вслух произнес с максимально невинным видом:

– Товарищ генерал, я вот тут вам отвечаю, как на экзамене, но есть у меня мысль, что вы мой рассказ с любого места можете продолжить. Или я не прав?

Генерал лишь криво усмехнулся.

– Да-а-а… А с дисциплиной-то у вас проблемы, товарищ Стиллман! Впрочем, чего еще ожидать от бывшего наемника. Ладно, уговорили. Вот вам копия доклада и четверть часа на изучение. А я пока чаю попью. С сушками.

В переданной Вэнсу папке лежали несколько листов плотной бумаги с текстом, большая часть которого представляла собой развернутую планетографическую справку о планете Заимка. Быстро ознакомившись с содержанием папки, бывший командир роты «Эскадрона смерти» не обнаружил в тексте ничего нового для себя, за исключением разве что нескольких забавных подробностей, не относящихся, по его мнению, к вопросу обороны планеты. Подняв глаза от бумаг, он натолкнулся на взгляд генерала, так, кстати, и не представившегося ему. Взгляд этот не предвещал, как минимум, легкой жизни, но обещал в перспективе геройскую смерть.

– Теперь о нападении. Атаковать будут наемники. Нападение – частная инициатива герцога Кента, если слышали о таком. Примерный состав сил вторжения: одна эскадрилья атмосферно-космических истребителей, около двух батальонов роботов, танковый полк и полк пехоты. Операция запланирована предположительно на лето следующего года. То есть примерно через десять месяцев.

Местные жители захватчиков очень не любят. Что неудивительно. Уже больше сотни лет на планету периодически совершаются налеты, поэтому у местного населения огромный опыт боевых действий – в основном партизанских. Защищают планету силы местной милиции. У них, кроме легкого стрелкового, есть и тяжелое вооружение. Из техники – аналоги легких танков и боевых машин пехоты. Есть несколько роботов, трофейных в основном. Есть несколько аппаратов вертикального взлета и посадки. Называются «Стерх» и существуют в десантном и ударном вариантах. Еще есть пара атмосферно-космических истребителей. Основная база сил самообороны находится около столицы. Склады, аэродромы и место постоянной дислокации местного спецназа находятся в замаскированных укрытиях в пещерах.

Такова вся информация, которую вам надлежит знать на текущий момент. Мы хотим получить от вас примерный сценарий действий наемников. На основании вашего боевого опыта.

«Ну ни фига ж себе! Такая куча народу и техники – на какую-то второсортную планету? Это ведь не налет, это почти полномасштабная оккупация! Ой, что-то тут не чисто!» – подумал Стиллман, однако вслух сказал:

– А чем так знаменита эта самая Заимка, что ради нее Конфедерация Независимых Миров практически идет на конфликт с Лиранским Альянсом?

– По словам капитана Мазур, на Заимке находятся бункеры с техникой и документацией времен Исхода генерала Корнилова. Они были запечатаны в начале первой Межзвездной войны.

«Аут! Приплыли. Теперь понятно, за что герцог задницу рвет… За такой куш вполне можно влезть и не в такую авантюру. Хотя выигрыш неясен – можно ничего не получить, а вот огрести можно очень неслабо».

– Хорошо. По челнокам картина вырисовывается следующая… – Вэнс немного задумался, производя несложные подсчеты. – Дюжина истребителей и два батальона роботов – это, скорее всего, шесть «Единств». Остальные – могут быть хоть «Битюги». Сесть «Единства» способны в принципе где угодно, хоть на городскую площадь, но технику и людей выгружать удобнее всего на космодроме. Вообще мы… то есть наемники стараются сесть так, чтобы максимально обезопасить свои шаттлы. Для них это средство прикрытия, гарантия нормальной эвакуации в случае провала операции или предательства и одна из основных ремонтных баз для роботов. А порой вообще единственная. Поэтому при долговременной кампании поодиночке челноки, скорее всего, сажать не будут, как минимум – парой, с перекрытием секторов огня. Если они решат искать бункеры, значит, у них должны присутствовать инженерные машины, средства сейсмической разведки, роботы-разведчики вроде «Пластуна». Должно быть тяжелое горное оборудование, потому что вскрыть бункер порой сложнее, чем найти. Судя по всему, штурмовых и тяжелых роботов не будет, в горах лучше всего работают легкие и средние с прыжковыми двигателями. Так как, по мнению агрессоров, исправных роботов и тяжелых танков на планете нет, то будет много шагающих машин с противопехотным вооружением, вроде «Локи», «Гейзеров», «Сапсанов». Это пока все.

– И что, по-вашему, следует делать, чтобы не допустить успеха вторжения и последующей оккупации?

– Партизанская война. Не давать покоя. Постоянно отстреливать солдат противника. Осуществлять взрывы, диверсии, саботаж. Минирование дорог, огневые налеты на отдельные группы противника. Уничтожение разведывательных роботов и танков, инженерного транспорта. Обстрелы шаттлов. Вообще можно много придумать, но все упирается в особенности рельефа и реакцию противника. Кстати, товарищ генерал, а можно попросить принести кофе? А то голова варить перестает без стимуляторов, хотя бы слабеньких…

Генерал улыбнулся и вызвал адъютанта. Через три минуты перед Стиллманом стоял поднос с кофейником, чашкой и сахарницей. Венчала все это великолепие плитка шоколада «Гвардейский». Подождав, пока Вэнс наполнит чашку и сделает первый глоток, генерал продолжил спрашивать.

– Какую технику, исходя из существующего опыта, следует использовать для обороны?

– Из роботов лучше всего – снабженных прыжковыми двигателями. Кроме того, необходимо иметь что-то тяжелое против атмосферно-космических истребителей: из шагающих машин лучше всего подойдет «Рапира», из танков – «Инсургент». Неплохо иметь машины для огневых налетов, вроде «Баллисты» или «Даоса». Засадные роботы, способные нанести сильные повреждения технике противника, вроде «Ирбисов» или «Верблюдов». Преимущество на стороне энергетического оружия, чтобы не мучиться с боеприпасами. Тяжелые роботы однозначно не брать. Из-за малой скорости их легче выследить и труднее вывести из-под удара. С танками лучше не связываться, горы не то место, где они могут быть с роботами на равных. Исключение – дальнобойная артиллерия и ракетные системы.

– Ну, хорошо, если мы дадим вам все необходимые данные – сможете представить примерный план атаки на планету?

– Смогу. Но ведь главное – это не боевые действия, а поиск бункеров, так?

– Да. И что?

– Наемникам не нужны классические сражения, потери и постоянное ожидание выстрела в спину. Идеальный вариант – обойтись вообще без стрельбы. Поэтому я бы поступил следующим образом. Посадил пару шаттлов в космопорт, и один – на окраине столицы – около местной военной базы. Остальные – на равнину или вообще оставил на орбите. А потом просто предложил бы местной администрации выбор – или она разрешает мне копаться, где я захочу, и помогает мне в этом, при условии «честного дележа» всех находок; либо я просто уничтожаю все мосты и туннели в горах, заваливаю и взрываю все дороги там же и напоследок минирую все, что уцелело. До зимы они точно не успеют закончить восстановление, а это означает полный паралич всей инфраструктуры минимум на год. При слабой развитости авиаперевозок… смертный приговор планете. Сократится подвоз продовольствия, а заводы и шахты встанут из-за невозможности вывезти свою продукцию. Орбитальная группировка будет заворачивать все прибывающие шаттлы. Если местные заупрямятся – эту же операцию можно повторить через год. Минимальные затраты при максимальном эффекте. И местные согласятся, никуда они не денутся. Так можно свести потери к минимуму. Нападения будут, но не такие массовые и профессиональные. И помех в работе гораздо меньше.

 

– А как же известные вам соглашения? Об ограничениях в ходе боевых действий?

– Разве я их нарушу? Я не трогаю ни города, ни космодром, ни шахты, ни заводы. Только дороги. Я не использую ядерное, химическое или бактериологическое оружие, не осуществляю орбитальную бомбардировку. Просто вызываю кучу обвалов и лавин. Никакого нарушения тут нет.

– И вы бы отдали половину всего найденного? Что-то не верится.

– Ну что вы, я бы честно выполнил свою часть сделки и поделил найденное. Честно загрузил свою часть на борт шаттлов. И просто улетел к своему кораблю.

– Слишком много «я» и «свои». Слишком. Это настораживает.

– Именно, товарищ генерал! Другие наемники такого обещания не давали. И если они прилетят через неделю после моего отлета и заберут остальное – я тут ни при чем. Я не обещал хранить все в тайне. А если и обещал, то новые наемники на планету могли прилететь случайно. Я же свою часть выполнил без нареканий. А та часть сил, что осталась на орбите… Их никто не видел и со мной их никто не свяжет. Особенно если их перекрасить и переодеть. Вот так.

Солнечная система. Планета Земля.
Февраль 1981 года

После того, как на внеочередном заседании Генеральной Ассамблеи ООН, созванном по требованию Советского Союза, Елена Мазур изложила просьбу руководства планеты Заимка о помощи, поднялся шум на всю планету. Многие представители, выражая мнение правительств своих стран, выказали нежелание посылать войска незнамо куда и драться непонятно за что. Тем более что успех самого полета находился под большим вопросом. Не факт, что второй прыжок в Сферу Цивилизации прошел бы так же успешно, как и первый. Некоторые говорили, что плата не соответствует запросу. Другие вообще выступали за запрет на возвращение, а чтобы гарантировать его исполнение – за арест всего экипажа прыжкового корабля. Дело плавно подходило к отказу в помощи, когда представитель СССР сделал заявление. В нем говорилось о том, что весь советский народ как один человек не может бросить своих соотечественников на произвол судьбы перед лицом неспровоцированной агрессии со стороны галактического милитаризма; что добрососедские отношения и дружба должны быть выше меркантильных интересов; что СССР готов оказать помощь, невзирая на риск повторного прыжка… Было сказано много разных слов, смысл которых, частично утраченный при переводе на язык международного общения, сводился к тому, что СССР чихать хотел на мнение «мирового сообщества» и окажет помощь в любом случае. Тем более что подобная частная инициатива не противоречила Уставу Организации Объединенных Наций. В итоге резолюцию о помощи были вынуждены подписать все страны – члены ООН.

Следующим вопросом, вызвавшим многодневные дебаты и всплеск встреч в кулуарах Ассамблеи, стало принятие постановления о выделении войск, вооружения и снаряжения для экспедиционного корпуса. Кто пошлет своих солдат в глубины Космоса? И каких солдат? Что необходимо брать из вооружения? Как делить полученные технологии? Кто будет осуществлять руководство?

Вопросы плодились и множились, а время утекало. Согласно подсчетам немногочисленных экспертов, первым рейсом на Заимку можно было отправить примерно усиленный батальон.

В конце концов в результате утомительных прений и бесконечных консультаций, соглашений и согласований (некоторые из них стали просто шедевром дипломатической казуистики) стороны пришли к общему решению – делить все будем поровну, и технологии, и трофеи, и отправляемые войска. Доли каждой страны будут определяться по рыночной стоимости предоставленного для экспедиционного корпуса снаряжения, вооружения и прочего имущества. Протолкнувшие такую формулировку представители США радовались недолго. Хотя советское вооружение и военная техника стоили дешевле, чем аналогичная американская или европейская, у русских в запасе оказался «неубиваемый» козырь. Советский Союз обладал четырнадцатью боевыми роботами, а страны НАТО – всего двумя, причем неисправными. И если СССР мог обеспечить «свои» шагающие боевые машины достаточным количеством боеприпасов и запасных частей, то у Североатлантического Альянса ничего этого не было. Совсем. Поэтому включение в состав экспедиционного корпус нескольких «советских» роботов выровняло пропорции распределения шкуры пока еще не убитого медведя технологий будущего. К тому же при выборе вооружений все попытки американцев протолкнуть свои образцы по завышенным ценам разбивались о железные доказательства того, что советская техника наиболее подходит для ведения войны в горных районах и при низкой температуре. То есть в тех условиях, где придется действовать ограниченному контингенту союзных войск. Срочно проведенные на Аляске и в заполярной Канаде испытания расставили все по местам. Некоторые разрекламированные образцы техники западного производства совершенно не годились для сурового климата Заимки.

В итоге постепенно сложилась структура будущего подразделения: СССР предоставляет тяжелую технику, США и Европа – легкую, а также сопутствующее оборудование и материалы, вроде оснащения пехоты, инженерного оборудования, взрывчатки и прочего. Остальные страны – члены ООН свои доли вносили деньгами.

Следующим встал вопрос о боевом слаживании. Основную роль в грядущем противостоянии отводили партизанским действиям. И в СССР, и в США, и в Европе хватало специалистов-диверсантов, но надо было свести разные группы с непохожими тактикой и вооружением в единую боевую единицу. После долгих споров приняли решение о выделении боевых групп от каждой страны и организации нескольких лагерей для обучения. Всего было решено создать три таких лагеря – в Казахстане, на Аляске и в Альпах. Четвертым «лагерем» должен был стать прыжковый корабль, на котором во время перелета планировалось проводить занятия по боевым действиям внутри челноков и в невесомости.

Солнечная система. Планета Земля. Где-то на границе Швейцарии и Италии. Полигон номер три.
Май 1981 года

«Ну и где наши летающие друзья? А то ведь напряжно так стоять».

Алекс с трудом удерживал робота от падения. Балансировать на узеньком карнизике, опираясь боком машины на каменную стену, и одновременно рассматривать немалых размеров пропасть было удовольствием ниже среднего, но другой точки, получше, не нашлось. Зато, если подняться на скальный гребень, становилась отлично видна неширокая полоска густо поросшей лесом горной долины. Единственный удобный коридор для истребителей. И они должны обязательно появиться – иначе угодивший в засаду местных ополченцев авангард наемников очень скоро станет просто источником запчастей для техники обороняющихся.

Дважды щелкнул динамик – значит, пара, как и ожидалось. Вынесенный вперед по предполагаемой трассе пролета пост наблюдения отработал четко. Парни еще немного подождут неприятных сюрпризов и свалят, пока их не поймали. А теперь – наш выход: взревев прыжковыми двигателями, «Баллиста» рванула вверх. На радаре – ясно видимая пара атмосферно-космических истребителей. Писк, сигнализирующий о захвате целей, команда «Пуск», и четыре ракеты «Оса-АКИ» метнулись к целям. От обычных «Ос» их отличала радикально доработанная система наведения, позволяющая на максимальной дистанции поражать цель с вероятностью до «ноль семьдесят пять». Применение нового высококалорийного топлива, по первоначальному замыслу разработчиков, должно было увеличить дальность при большей мощности боеголовки. Увы, гладко дела обстоят лишь на бумаге – новая система наведения вместе с усиленной боевой частью начисто сожрала весь с таким трудом сэкономленный вес. Так что дальность осталась прежней – десять километров. Но зато…

Обнаружив запуск, пилоты бросились в противозенитный маневр, стремясь скрыться с противоположной стороны хребта. Одновременно истребители окутались облаками дипольных отражателей. На полную мощность заработали генераторы помех. Последнее стало ошибкой, ни на что, впрочем, уже не влияющей. Сашка продолжал корректировать полет ракет, пока была возможность, потом чуть ли не кубарем скатился с гребня и стремительно побежал к следующей точке…


Издательство:
Яуза
Книги этой серии:
  • Звездный легион смерти. Пленных не брать!
Поделиться: