Название книги:

Ирис и Дэн

Автор:
Лора Вайс
Ирис и Дэн

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Какого же? Закончить жизнь самоубийством? – Лукас иронично усмехнулся и наклонился вперед.

– По-твоему у меня все так плохо?

– Да. Именно так!

– Тогда зачем я тебе нужна? Здесь я могу свести счеты с жизнью с тем же успехом по твоей логике.

– Можешь, но не станешь. Здесь для тебя открываются новые перспективы, ты же любишь все новое, что щекочет нервы.

– Возможно. Видимо, вы очень долго за мной следили.

– Достаточно долго, чтобы понять. Ну, да ладно, раз мы все выяснили, тогда я пойду. А ты осмотрись, если хочешь – погуляй, на улице сегодня тепло и сухо. Матиас позже все тебе расскажет и покажет. До встречи, Ирис…

Лукас вышел и оставил меня наедине со своими мыслями. Сказать, что я пребывала в тихом шоке от его последних слов, значит, ничего не сказать. Он знает действительно много, но хотя бы они не в курсе про нас с Дэном и это главное!

По совету своего нового хозяина я вышла на улицу и решила пройтись, солнце стояло еще высоко.

Получается, я как бы пленница, но как бы и нет. Хотя жить неопределенное время здесь, без возможности покидать это место, безусловно, тяжело. Из всей сложившейся ситуации переживала только за то, что больше не увижу Дэна, но, как бы странно ни звучало, возможно, тогда я смогу оставить свои чувства где-то там, по пути в аэропорт Бухареста и со временем переживу боль расставания, а Дэн сохранит в памяти события, произошедшие у таинственного озера. Лучше жить так, чем вечно мучиться, из-за страха снова потерять его.

Пока мысли одолевали разум, я ходила по здешним местам, смотрела, как грациозные лошади резвятся и скачут по угодьям господина Йенсена, как струи воды вытекают из кувшина мраморной женщины, сидящей на камне у фонтана недалеко от дома, как по траве тихо ползут тени от облаков в небе. И это все – моя новая жизнь, которая навсегда станет тюрьмой и одновременно Раем, надеюсь, Раем.

Видимо, Лукас прав. Что меня там держало? Только запретная любовь и страдания от нее. Может быть, здесь все станет иначе, может быть, обрету покой и, наконец-то, смирюсь со своей долей.

Я сидела около той каменной женщины и смотрела, как вода уносит переживания, оставляя лишь пустоту, а когда подняла голову и посмотрела на особняк, заметила, что кто-то стоит за окном и наблюдает за мной. Тогда встала и побрела обратно в дом, хотелось поскорее дойти до кровати и лечь, а навстречу шел Матиас с моим пальто в руках:

– Господин Лукас велел вам одеться, на улице хоть и тепло, но все же весенняя погода коварна, вы можете заболеть. Позвольте, я помогу…

Надев пальто, еще раз посмотрела в то окно, но там уже никого не было. В этот момент засунула руки в карманы и в одном из них нащупала что-то маленькое и твердое, а когда достала, увидела портативный датчик-поисковик с кнопкой запуска программы слежения и поиска. Тогда-то я вспомнила, как Фрэнк в день отлета что-то засунул в карман и не велел смотреть. Но, держа в руке датчик, не торопилась запускать программу. Мне неожиданно пришла в голову мысль, а вдруг, мое исчезновение, это выход из сложной ситуации, что образовалась у меня в жизни. Пусть лучше я умру для них, раз и навсегда!

Глава 11
Там, где меня больше нет…

Однажды мне стало известно, что происходило там, где меня больше не было. И начну я с аэропорта Бухареста, куда так и не суждено было попасть, чтобы начать новую жизнь.

Итак! В тот вечер, в вечер предполагаемого отлета, работники Управления по контролю за безопасностью аэропорта должны были активировать Дэна и вывести его из капсулы. Когда процедура закончилась, Дэн вышел и ждал меня у терминала, но вместо Ирис, он встретил Эрика, тогда-то и стало все известно:

– Дэн? Ну, привет. – Эрику явно была неприятна эта встреча.

– Мистер Рейнольдс… Здравствуйте. Что вы здесь делаете?

– Мы с Ирис встретились на конференции. Кстати, она приехала?

– Нет. Но, ей уже пора быть здесь.

– Странно, она уехала передо мной. Ты можешь засечь ее со спутника?

– Нет. Я не могу поймать сигнал, здесь антисканы. Черт! Я так и знал, что нельзя было оставлять ее одну. – Дэн наконец-то показал свою человечность. В тот момент он находился в смятении, чем очень удивил Эрика.

– Проклятье! Ты думаешь, ее перехватили? – Эрик тоже занервничал.

– Скорее всего. Сейчас необходимо идти в Управление ПКБ и бить тревогу. Мне нужно разрешение на разблокировку связи со спутником. Вы должны пойти со мной и все объяснить, моя просьба для них ничего не значит.

– Конечно, тогда вперед…

Они пошли в Управление, запросили разрешение, но просьбу удовлетворили только спустя четыре часа, к тому времени я уже пересекла границу Румынии, поэтому их попытка не увенчалась успехом. Дэн связался с моим отцом, тот велел немедленно вылететь обратно в Штаты и, по прибытии, тут же явиться к нему.

Весь полет Эрик и Дэн сидели рядом, молча, но это было мнимое спокойствие. Для Дэна случилось нечто такой силы, что он больше не мог нормально скрывать свои особенности, ему было и страшно, и больно, и злость обуяла его искусственное сердце. Эрик в тот момент многое понял, он осознал, что те события у водопада носили особый характер, там были истинные чувства не только с моей стороны.

Когда самолет приземлился, и все необходимее процедуры были пройдены, два новоиспеченных друга по несчастью поспешили в дом генерала. Они вошли в кабинет, а там стоял отец. Адриан Берроу впервые был спокоен, глаза не блестели как раньше, гнев покинул его:

– Генерал! – Дэн отдал ему честь. – Я хочу представить вам Эрика-Джоела Рейнольдса. Он знакомый Ирис и был с ней на конференции.

– Знаю, я уже все знаю… Ответьте оба мне на один вопрос. Как?! Как два здоровых мужика не смогли уберечь мою дочь?! Один еще ладно, непонятно кто и как… Но ты! Ты ее телохранитель! Я доверил тебе свою единственную дочь, и ты ее потерял! – вот теперь генерал начал входить в раж, его глаза снова заблестели и налились кровью. – Так! Господин Рейнольдс, я бы хотел побеседовать с андроидом наедине. Позже мы с вами все обсудим, прошу… – Эрик послушно вышел из кабинета – А теперь разберемся с тобой! – отец подошел к окну и нервно закурил сигару. – Вот ты! Ты же бегал за ней как цирковая обезьяна за клоуном. Ведь она без тебя и шагу ступить не могла. У вас образовалась связь. И не смотри на меня удивленными глазами, я как-никак ее отец и военный человек, а еще, я стоял у истоков Андроидной системы, так что многое вижу, знаю и понимаю, ты стал для нее самым близким существом на этой земле. Так, объясни, как все это могло случиться?

– Я не знаю. Видимо, за ней давно следили, кто-то из Управления или АS. Остальных я бы засек. Румыния была идеальным вариантом для перехвата, там нейтральная зона и меня отправили на дезактивацию.

– Кто-то глушил твой сигнал, пока вы были здесь, – пробормотал отец. – Интересно… А шпионом не может быть этот Эрик?

– Нет. Я давно его исключил. Единственное, есть еще Фрэнк Дилейни.

– Свяжись с ним и пусть срочно едет сюда. Кто направил Ирис на конференцию? Люди из AS?

– Нет. Ее отправила Габриель Майлз.

– Тогда она мне нужна здесь и сейчас! – но, когда генерал связался с Управлением и запросил Габриель, то после ответа прервал связь и посмотрел на Дэна холодным ненавистным взглядом, – Фрэнк здесь ни при чем. Это она, эта подлая дрянь!

Как выяснилось, многоуважаемая Габриель Майлз покинула на днях Управление и исчезла. Вот она, та самая змея, которую генерал пригрел на груди, когда дал ей место в Академии, а затем и в Управлении. Даже в наше неспокойное время, когда доверие к людям сводилось к нулю, все равно можно было попасть впросак. Генерал в тот момент не мог поверить, что собственноручно позволил украсть свою дочь и упустить из виду шпиона. Кто знает, что у него тогда творилось в душе…

Генерал допросил все же Эрика, а спустя час прибыл Фрэнк. Он ворвался в кабинет и направился к Дэну, после чего последовал конкретный удар кулаком по лицу андроида. Дэн посмотрел на него, но ничего не ответил, а Фрэнк обратился к отцу:

– Генерал! Позвольте обратиться! – заговорил Фрэнк.

– Да, обращайся уже. Собрались здесь три слюнтяя! – отец негодовал. – Ты-то, программный гений, а туда же…

– Когда я провожал Ирис на самолет, то положил ей в карман портативный датчик-поисковик. Это совершенно новое изобретение, оно позволяет ловить сигнал из любой точки мира и не глушится никакими спутниками или антисканами. Надо лишь нажать на кнопку.

– Если бы она нажала, то вряд ли бы мы здесь сидели! Его могли и изъять. Скажи, есть какие-нибудь еще способы обнаружить ее местоположение, любые?

– Только датчик. – Фрэнк сел в кресло и закрыл лицо рукой.

– Значит так, господа ничто и никто! Я даю вам ровно сутки, чтобы что-нибудь придумать и явиться ко мне на доклад. А я направлюсь в Управление. Время пошло.

Генерал вышел из кабинета и удалился. А Дэн, Фрэнк и Эрик стояли кто, где и смотрели куда-то в пол. После чего Эрик заговорил:

– Ну что? Герой-любовник! Что делать будем? Я к тебе обращаюсь, бот!

Тут Фрэнк с непонимающим взглядом обратился к Эрику:

– Я чего-то не понял. Что еще за герой-любовник?

– А ты не знаешь? Ну, многое потерял. Ирис безнадежно влюблена в Дэна, а тот в нее. Это длится уже очень давно. Из-за него она отшила меня в свое время, – после этих слов Эрика, Фрэнк уставился на Дэна.

– Может, объяснишь, что за чушь городит этот, как тебя там?

– Я Эрик Рейнольдс. Будем знакомы.

– Он говорит правду, – Дэн совсем сник, и ему уже было все равно. – Меня приставили к Ирис, и с самого начала я почувствовал к ней что-то…

– Что за бред? Что значит почувствовал? Ты не можешь ощущать или чувствовать, я как никто это знаю …Или, подожди-ка, вот оно в чем дело… Это ты у нас плачешь «синими слезами». Вот так новости! – Фрэнк пребывал в тихом шоке и не мог поверить, что такое, в принципе, возможно. – Вот почему Ирис никак не могла продвинуться дальше, чем просто…. В тебе причина!

 

– И что ты теперь будешь делать? Отправишь меня на деструкцию?

– Это было бы самое правильное. Ты сбитая программа. Но! Я кое-что придумал. Бредово конечно, но попробовать стоит. Раз у тебя образовалась такая связь с Ирис, почему бы не… – Фрэнк замолчал и задумался. – Ладно, поехали в AS, предстоит много работы…

Все трое сели в машину и направились в Android Systems, там Фрэнк усадил Дэна в спец-кресло, подключил его к компьютеру и начал делать что-то особенное и уникальное в своем неподражаемом стиле. А Эрик тем временем рассказывал обо всем, что происходило на конференции. Затем Фрэнк подключил и Эрика, используя особый микрозонд, который мог считывать информацию с человеческого мозга и переводить ее в киберпространство.

В итоге, используя память обоих, Фрэнк воссоздал всю последовательность событий, начиная со встречи у водопада и заканчивая последним днем в Румынии. Он смотрел на все происходящее и не мог поверить тому, что видел на экране. Целая история, которая обошла его стороной. Но, это не мешало ему творить.

Всю полученную информацию Фрэнк загрузил в Дэна, подключил его к спутнику, запустил процесс слежения и поиска. И стал ждать…

Эрик выполнил свою часть задачи и мог лететь домой, тем более смысла находиться здесь он больше не видел. Здесь и так оставались двое, которые любили одну девушку и могли ей помочь. Но, перед уходом Эрик обратился к Фрэнку:

– Что будет с Дэном, если все получится?

– Не знаю. Как работник компании я обязан представить отчет о нем, как о битом андроиде, а решение будет принимать уже руководство.

– И каково это решение обычно?

– Уничтожение – деструкция, в исключительных случаях полная чистка системы и перезапуск. Но, пока я не найду Ирис, все должно оставаться в тайне. Надеюсь на твое молчание. – Фрэнк пристально посмотрел на Эрика.

– Я ничего никому не скажу, за это не волнуйся. Ирис для меня тоже очень важна, но, знаешь, ты подумай, хорошо подумай, когда будешь составлять отчет. Может быть, стоит дать ему шанс? – Эрик кивнул в сторону Дэна, который лежал с закрытыми глазами и находился в киберпространстве.

– У андроидов не бывает шансов! Нельзя допускать такого, а иначе андроиды могут подорвать авторитет человека, и тогда все закончится плачевно. И когда я найду Ирис, то сделаю все по инструкции. Прощай, Эрик.

– Прощай, Фрэнк Дилейни. – Эрик вышел и закрыл за собой дверь.

Фрэнк и Дэн работали целыми днями, но результатов не было. Генерал периодически приезжал, наблюдал за процессом и уезжал с чувством полного отчаяния, а время шло…

Глава 12
Нас становится больше

Тем временем я приступила к работе в доме господина Йенсена и помогала совершенствовать андроидную систему для неизвестного государства. Прошло уже два месяца с тех пор, как мне суждено было попасть сюда.

Каждый день начинался с завтрака, затем я спускалась в специально оборудованное помещение и работала там до четырех часов, потом наступало время обеда, Лукас всегда присоединялся ко мне в это время, после чего мы шли в сад и гуляли. Ему нравилось разговаривать со мной, смотреть, как я катаюсь на его лошадях, как часами могу сидеть у фонтана. Вечер завершался ужином, чтением в гостиной и отчаливанием в спальню.

Я вовсе не испытывала неприязни к Лукасу, мне даже нравилось как он всегда держался, как рассказывал о своей жизни. Как выяснилось, Йенсен родился в Дании в бедной семье, рано потерял родителей и долгое время искал свой путь в жизни. Был и наемником, и вербовщиком, в результате чего создал целую империю по разработке гибридных андроидных систем и успешно продавал их зарубежным клиентам. Эта деятельность, безусловно, принесла ему много денег и создала нерушимый авторитет в среде себе подобных. Но в его случае, это было лишь способом выживания.

А завтра мне исполняется двадцать лет. И я все думала, как бы оно было, если бы я доехала до аэропорта. Ответил бы Дэн мне взаимностью, согласился ли улететь? Прокручивая эти вопросы в голове, понимала, что даже здесь не могу найти себя, не могу оторваться от прошлого, хоть всегда любила настоящее. В моем сердце жила только одна мечта, чтобы в день своего рождения я бы, как раньше, вышла на улицу вместе с Дэном, села в машину и поехала куда-нибудь, не важно куда.

Так, наступил этот день, я постарела еще на год. Как всегда, проснувшись и завершив процесс утренней сборки, пошла к двери, но когда открыла ее, на пороге обнаружила подарочную коробку. Я ее взяла и как ребенок закопалась внутрь подарка, а там, на дне в куче фантиков и конфетти, лежал платиновый медальон с абсолютно точно высеченным моим портретом, единственное, только волосы были короче, чем на самом деле, причем размер медальона не превышал размера перепелиного яйца, которыми Матиас закормил нас на завтрак. Было приятно получить подобную вещицу, раньше я всегда сама себе покупала подарки и ощущала полную пустоту от них. Никто никогда ничего мне не дарил, даже глупой открытки с поздравлением…

Я быстренько подбежала к зеркалу, застегнула цепочку с медальоном на шее и направилась вниз на свое рабочее место. Очередные схемы, модели и программирование системы искусственного разума. Так прошли мои положенные часы, и насупило время заслуженного обеда. Когда поднялась наверх в столовую, то увидела множество воздушных шариков и большой торт на столе с двадцатью свечами, они уже горели и только ждали именинницу. Сначала в столовой никого не было, за это время я подошла к большому витражу и посмотрела на свое отражение. На меня смотрела девушка, которая впервые в жизни была счастлива как ребенок, но вскоре взгляд перешел на другое отражение, сзади стоял Лукас. Я обернулась и не стала скрывать своей радости.

– Тебе понравился подарок? – спросил он.

– Очень… Спасибо, Лукас…

– Не за что, ты заслужила. Только, извини, волосы получились короче, каюсь, места не хватило, – он облокотился на спинку стула и заулыбался.

– Ничего страшного, мне так даже больше нравится. Вот, думаю, может пора прическу сменить.

– Мне ты нравишься в любой модификации, – он продолжал улыбаться и пронзительно смотреть в глаза.

– Спасибо за комплимент, господин Йенсен, – я встала спиной к витражу и позволила себе пококетничать, все-таки не каждый день исполняется двадцать лет.

– Ну, что? Сначала торт или прогулка?

– Пожалуй, прогулка. Но, задуть свечи все же надо, – подойдя к столу, сделала глубокий вдох и задула все двадцать свечей одним разом.

– Желание не забыла загадать?

– Не забыла, – только оно никогда не исполнится, подумала про себя.

– Теперь можем идти…

Мы вышли на улицу и направились к небольшому пруду. Сегодня Лукас казался мне как никогда красивым и притягательным. И что только со мной случилось? Может быть, радость так в голову ударила? Дойдя до водоема, он сорвал кувшинку и протянул мне:

– Вот, долго растил. Специально для тебя.

– Ну, я сегодня вся в подарках. Очень мило.

– Это меньшее, что я могу для тебя сделать. Ты не думай, что я такое уж чудовище, которое ничего не понимает и не чувствует. Я знаю эту жизнь с разных сторон. Многое, что было сделано мной – жестоко и неправильно. Но, таковы реалии. И мне очень хочется, чтобы ты не чувствовала себя здесь пленницей.

– Я понимаю… Конечно, не одобряю подобную практику, но понимаю…

– Ирис, уже два месяца я засыпаю с твоим образом перед глазами, а просыпаясь, ненавижу себя за то, что не смог встретить тебя иначе. Ты словно магнит, притягиваешь к себе, лишаешь рассудка, – он сидел рядом и говорил, глядя на мелкую рябь воды. – Мне уже тридцать четыре года, а я так и не смог встретить свою девушку и вот, появляешься ты. Хоть я и давно наблюдаю за тобой, но истинное притяжение появилось, когда ты оказалась в моем доме. Там, в Америке ты была сказкой, а здесь стала реальностью.

– И что же это? – мне хотелось увидеть его глаза, но он все никак не поворачивался.

– Мне кажется, я влюбился в тебя. Вот, сказал! – на этот раз Лукас сполз со скамейки и встал на колени предо мной. – Что скажешь?

Мне в тот момент стало так жалко себя. Я несколько лет пыталась любить того, кто всегда оставался холодным и порою жестоким, а нормальных мужчин отталкивала. И почему бы мне не отдаться порыву чувств? Почему бы не стать нормальной женщиной с нормальными потребностями? Тогда я не выдержала и сама его поцеловала. Просто так, без лишних слов.

Лукас стащил меня со скамьи и повалил на траву. Мы лежали, он был надо мной и целовал так страстно. А потом мы встали и пошли в дом.

Но на пороге стоял тот самый человек, который привез меня, он подозвал к себе Лукаса. Мужчины отошли в сторону. Я же решила не ждать, поэтому зашла внутрь и буквально окаменела, предо мной, на том же самом месте, где сидела когда-то я, была молодая девушка. Она сидела с испуганным видом, заплаканными глазами и боялась смотреть на меня:

– Привет! Кто ты? – спросила я.

– Катя Белкова. Что со мной здесь будут делать? – она наконец-то подняла взгляд и посмотрела на меня.

– Ничего, – у меня случился шок, я не могла понять, в чем дело. Почему она здесь и сколько нас еще может стать? – Ты русская?

– Да. Меня похитили около дома.

– Не переживай, с тобой ничего не случится! Я обещаю! Меня тоже похитили, – у меня перехватило дыхание от захлестнувшей злости. – Сейчас, подожди немного, я скоро вернусь.

Я вышла обратно на улицу. Тот человек ушел, а Лукас стоял и смотрел на меня виноватым взглядом.

– Извини, я забыл сказать тебе.

– Извини?! Забыл сказать? Так вот как оно есть на самом деле! Ты вешаешь мне лапшу на уши, а сам поставляешь себе очередной живой товар! А еще моложе не мог найти? Она же еще совсем юная!

– Послушай! Я не вешал тебе никакой лапши на уши, это всего лишь работа. Не все зависит только от меня, есть и другие: партнеры, заказчики. Все должно делаться быстро. Ты хороший специалист, но не в состоянии справиться с таким объемом работы в одиночку. И она не такая уж и юная, ей девятнадцать. Всего-то на год младше тебя.

– Отлично! Меня ты решил себе на основное блюдо оставить, а кому достанется она? Или ты хочешь разнообразить меню? – моему негодованию не было предела.

– Успокойся, Ирис… Мне никто кроме тебя не нужен. Она будет лишь помогать тебе в работе.

– Нет, прости. Это слишком, даже для тебя! И, кстати, я прекрасно справляюсь одна! И еще! Забери свой «подарочек» – я сорвала с шеи цепочку и бросила к его ногам, а потом развернулась и вошла в дом, – Катя! Пойдем со мной. Я тебе помогу

– Ирис? Постой! – Лукас зашел за мной и попытался остановить, но мне было уже все равно. Вскоре он вернулся на улицу, подобрал медальон и куда-то ушел.

После такого на душе стало очередной раз противно и мерзко. Все-таки мне не везет с мужчинами, или им не везет со мной – не знаю. Я надеялась, что Лукас сможет дать мне что-то большее, чем просто возможность жить в хороших условиях, но он все превратил в жестокий бизнес со всеми вытекающими последствиями. Возможно, глупо было думать, что здесь я найду себя новую, все-таки это не курорт, а фактически тюрьма, завуалированная под красивый и уютный домик в лесу. Реальная жизнь лишена поэзии, лишена романтики и, тем более, искренней любви. Сейчас никто не задумывается о морали и нравственности, о душевной и физической чистоте, все сводится исключительно к бизнесу и возможности выжить в условиях жесткой конкуренции. Победа и преобладание – вот главный лозунг современного мира. Нет больше смысла питать надежды и верить в «прекрасное – далеко».

Если проанализировать все мои предыдущие отношения: с Эриком, Фрэнком и Дэном, то можно смело сделать вывод – лишняя в них была именно я. Они видели во мне нечто другое, более сложное, притягательное и потерянное для остальных, но в то же время, не понимали, что такая Я не могу существовать рядом с ними. Так получилось и с Лукасом, к сожалению, он приверженец современных способов выживания, а я нет, и между нами ничего не может быть, кроме проклятого черного бизнеса. Поэтому придется играть по правилам и верить, что однажды что-нибудь случится, что угодно и это позволит мне проститься с Лукасом, его домом, а может и со всем окружающим миром, в котором нет места для Ирис-Грейс Берроу.

Новая постоялица, честно говоря, пришлась как нельзя кстати, так как я уже устала от постоянного мужского общества. Катя оказалась девушкой очень открытой и доброй, нам было о чем поговорить, и работать стало, действительно, проще и быстрее. Тем более, после ссоры с Лукасом, я больше не желала тратить на него свое бесконечное время, а Катя стала прекрасным спутником и, впервые за много лет, отличной подругой. Мы вместе работали, проводили остаток дня и шли спать, она рассказывала о России, о своей семье, обо всем, что для нее важно было не забывать, а я слушала и удивлялась такой свободе духа и силе воли, которая присуща, видимо, только русскому человеку. Катя надеялась однажды вернуться домой, но она не знала, что путь обратно для нее закрыт раз и навсегда, потому что, случайно подслушав разговор Матиаса с одним из заказчиков, узнала, что очередной гибрид готовился как раз против России. Поэтому моя новая и единственная подруга автоматически становилась предателем и не могла в дальнейшем вернуться на родину. Тем более у нее не было отца генерала и таких денег как у меня для создания себе путей отступления.

 

Так прошло еще три месяца, Лукас продолжал свои попытки наладить со мной связь, но у него ничего не получалось. Он успел извиниться уже тысячу раз, пытался оправдаться, в общем, делал все, что только мог, но успеха это ему не принесло, я не могла смириться с тем, что он похитил девушку, у которой была семья, было будущее, в отличие от меня. Но надежд он не терял…

Однажды, очередным вечером, когда мы гуляли по парку, Катя спросила:

– Ирис, почему ты никогда не рассказываешь о себе?

– Наверно потому, что мне нечего рассказывать…

– Не может быть. Всегда есть, что рассказать. Поделись хоть чем-нибудь.

Она так жалобно смотрела, что мне и вправду стало стыдно от того, что я знаю о ней все, а она обо мне – ничего.

– Например?

– Ну, например, чем-то из личной жизни. У тебя был парень?

– Да, и не один, – мне как-то стало смешно от самой себя. – Но все отношения заканчивались, толком и не начавшись. В моей жизни все очень скоротечно и непонятно, поэтому нет того, что хотелось бы сохранить в памяти и рассказывать своим будущим детям.

– Неужели ты так никого и не любила?

– Честно? – Катя смотрела на меня горящими глазами и кивала. – Да. Любила и люблю, по сей день. Но это похоже скорее не на прекрасное чувство, а на постоянные муки.

– Кто он? Как зовут?

– Он особенный, не такой как все. Совсем не такой. А зовут его – Дэн.

– Ты хочешь снова его увидеть?

– И да, и нет. Все то время, которое мы провели вместе, я всегда лишь только надеялась…

– А он разве не любил тебя?

– Любил, по своему, конечно. Но нам не суждено быть вместе, и давай больше не будем об этом.

– Да, видимо, это и вправду мучительно для тебя. Но кто знает, еще все может измениться, мир не стоит на месте. Кстати, а что у тебя с Йенсеном? Он так бегает за тобой и в его глазах столько тоски.

– Ничего. Он слишком много себе придумал.

– Нет, Лукас влюбился в тебя по уши. Это видно. – Катя продолжала расходиться.

– Ему же хуже. Мы здесь пленницы, не забывай. А что за любовь может быть в плену?

– Любовь может возникнуть где угодно, она не выбирает место и время.

– Возможно, но она должна быть взаимна. Ладно, пойдем в дом, уже становится прохладно.

Мы встали и пошли. Теперь дом господина Йенсена стал напоминать крепость без окон и дверей. Почти полгода я живу здесь и чувствую, что силы скоро иссякнут, ведь самое главное, что ценила в своей жизни – это возможность свободно перемещаться когда угодно и куда угодно, а теперь… Раньше я плакала редко, теперь же слезы душили каждую ночь. Все это подобие жизни разъедало душу изнутри, рвало сердце на части, а Лукас стал тому виной. Но что меня ждало там, на Родине?

После очередной ночи в обнимку с подушкой, пропитанной слезами, я решила все-таки использовать свой датчик. Тем более, мне совершенно не хотелось, чтобы Катя стала чьей-то очередной забавой, поэтому проснувшись, подошла к окну, взяла в руки часть шторы и из-под кромки достала поисковик и нажала кнопку запуска. Но к моему ужасу, тот не сработал! Нажав еще несколько раз, поняла, что осталась без единого шанса на свободу, датчик просто не работал, тогда я бросила его на пол и со злости растоптала, после чего собрала кусочки и выбросила в окно. Все! Вот теперь точно – Все!

Мне стало настолько горько, что на этот раз я не сдержалась и зарыдала во весь голос.


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделится: