Название книги:

Зимняя сказка, или С чистого листа

Автор:
Андромеда Васечкина
Зимняя сказка, или С чистого листа

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Рабочий день еще не начался, а Анна была уже на взводе.

Во-первых, у нее сломался фен, и пришлось сушить волосы по старинке, замотав их в полотенце, а затем влажные замотать в высокий небрежный пучок на макушке, ладно, небрежность нынче в моде, а в офисе подсушит, заняв фен у Мани, коллеги по работе. Уж у этой барышни в ящиках стола было все самое необходимое начиная чаем с конфетами и кончая миниатюрным топориком. Зачем он был нужен нежной, хрупкой красавице никто не знал, даже она сама, но он имел место быть.

Во-вторых, молния на сапоге разошлась, и пришлось в спешке переобуваться в ботинки, которые ну никак не шли к выбранному образу, а стоять перед шкафом подбирая новый, на это у нее катастрофически не хватало времени.

Ну и, в-третьих, новые соседи заперли своим мощным внедорожником ее крошечную машинку, и она чуть не опоздала на работу, а еще ее уволили. Нет, уволили ее не за то, что в самый последний момент влетела в офис и, скинув пуховик, шлепнулась в кресло с тихим возгласом «Фуууух, успела!», а за то, что сын генерального директора просто-напросто подставил ее, подменив кое-какие цифры в очень важном отчете. Почему она подумала именно на него? Это Анна поняла, когда стояла, краснея и бледнея в кабинете начальника и заикаясь, пыталась оправдать себя, а красавец Максим Сергеевич стоял за спиной отца и криво ухмыляясь, смотрел на нее, не спуская злого взгляда зеленых глаз. Зачем это было нужно ему? Да потому, что Максим Сергеевич был местным альфой, который пытался затащить к себе в кровать, в кабинет, зажать в туалете, все что движется, а вот новенькая, заступившая на должность бухгалтера Анна Михалева, то бишь она, не оценила рвение рокового красавца, и послала его далеко, да еще и с песней. А когда не привыкший получать отказы парень зажал ее в лифте, то она отвесила ему такую оплеуху, что у него искры из глаз посыпались. Такого Макс простить не смог, и стал строить козни и грозить увольнением, что собственно и произошло. Ее уволили, даже не выслушав и не дав возможности оправдаться.

– Козел, – прошептала Аня, собирая личные вещи в коробку, которую ей выдала Маня, печально глядя на то, как подруга по работе собирает свой скарб.

– Это все из-за Максимки? – прошептала она, сидя на краешке стола и подпиливая ногти.

– Угу, – буркнула под нос красная как рак Аня.

– Вот же гад! – вздохнула Маня. – Благо ко мне не лезет, у меня брат чемпион по боксу в тяжелом весе, а спортзал через дорогу.

– Жаль, что у меня нет старшего брата, – грустно улыбнулась Аня, закрывая коробку и закрепив края скотчем, покончив с упаковкой скарба, она сняла с вешалки пуховик. – Ладно, если что, пиши смс, звони, буду рада с тобой поболтать.

Маня слезла со стола и крепко обняла успевшую стать хорошей подругой Анну.

– Конечно, Анечка, и ты не забывай мне писать и звонить.

– Обязательно, может, даже сходим куда-нибудь развеяться.

Попрощавшись с коллегами, Анна скрепя сердце ушла, прижимая к груди тяжелую коробку, надо же, вещей всего ничего, вроде бы, а тяжесть такая. Спустившись на лифте на первый этаж, она, скрипя зубы, вышла на крыльцо и, втянув носом свежий морозный воздух, подумала, а не взять ли ей такси? Хотя, в сложившейся ситуации такси ей будет не по карману, до тех пор, пока не найдет новую работу. А уж Максим, будь он не ладен постарается, чтобы ей в трудовой написали такого, что хорошая работа ей будет только снится. Эх, нужно было первой по нему ударить! Поднять шум, и написать заявление за домогательство. Как раз в Голливуде шумиха до сих пор идет на этом фронте. Нет, ну кто же знал, что этот красивый, вылощенный альфа-самец с брутальной щетиной на лице окажется такой сучкой? Сердито выдохнув, Аня, перехватив крепче коробку, и быстрым, решительным шагом направилась в сторону метро. Толкаться и пихаться к счастью ей не пришлось, и даже удалось посидеть до своей остановки, так как в это время народа было не так много, как с утра. Сидя с коробкой в обнимку, она усиленно думала, как ей быть и что делать, а еще о том, чем ей платить за квартиру? Нет, малогабаритная однушка была ее, собственная, но вот за коммуналку-то, платить определенно нужно, тем более что уже почти середина месяца… через день наступит День всех влюбленных, благо подарок для Леонида она купила загодя, как чувствовала, что с деньгами будет напряженка. Эх, а что если пожаловаться на ситуацию любимому? Ну и что, что они знакомы всего пару месяцев, он же мужчина? Мужчина, вот пусть и разрулит всю эту ситуацию, ну или на худой конец подбросит немного денег и поможет найти работу.

Выйдя из вагона на своей остановке, Анна, проходя мимо кондитерской, присмотрела в витрине симпатичный тортик, будет сегодня, с чем чай попить, отметить свое увольнение.

Да, повод, конечно, тот еще, да и не веселый, но что делать? Ее душевное состояние никак не должно отразиться на любимом. А они сегодня вечером собирались сходить в кино, а потом в ресторан… хоть поест, и не нужно будет тратиться на еду. Ну, все, началось! Закатила она глаза к небу. Начинается скупой подсчет потраченных денег. А все ее врожденная практичность и умение экономить. Куркуль, именно так в детстве ее называл отец, скрывая улыбку в пышных усах а-ля Сябры.

– Куркуль, не куркуль, а экономить уметь надо, – проворчала Аня, бочком протискиваясь в приоткрытую дверь подъезда.

Поднявшись на свой этаж, она с наслаждением поставила коробку на пол и размяла затекшие руки, вытащила из сумочки ключи, отперла дверь и втащила коробку волоком, так как на то, чтобы вновь поднять ее, сил не осталось. Заперев дверь, и набросив на нее цепочку, Аня отгородилась от огромного, враждебно настроенного к ней, безработной и уставшей молодой женщине. Скинув ботинки, шапку, шарф и пуховик, она вошла на кухню, поставила на плиту чайник и направилась в комнату, чтобы переодеться. Скинув с себя юбку и блузку, она облачилась в мягкий домашний халат со смешариками. Да, в ее возрасте девочки так же хотят быть милыми и забавными. Но вот от Леонида этот халатик прятался в глубине шкафа, ведь засмеет еще, если увидит. Нет, для любимого она одевала исключительно романтичное белье и домашнее платье отделанное кружевом. Сегодня после романтического ужина у них будет ночь любви. Мечтательно прикрыв глаза, Аня кокетливо улыбнулась, вспоминая какие крепкие и надежные руки у Леонида, какие кубики пресса, да в такие моменты, она сама себе завидовала! Надо же, какой у нее у нее мужчина! Напевая в полголоса песенку, она вышла из комнаты и направилась на кухню, так как чайник начинал уже закипать и посвистывать. Выключив газ, она сделала себе чашку горячего, растворимого кофе, пару бутербродов с маслом и сыром. Устроившись в небольшом кресле возле окна, она надкусила бутерброд и запила его кофе. Красота! Но тут всю ее идиллию нарушил какой-то странный звук, доносившийся из прихожей. Перестав жевать, Аня прислушалась, так точно, кто-то вроде как скребется в замочной скважине входной двери. Отставив чашку на подоконник, Анна, медленно поднявшись с кресла, осмотрелась в поисках телефона, вот черт, оставила его в комнате! Судорожно сглотнув, она с замиранием сердца, практически не дыша, на цыпочках вышла из кухни и осторожно, чтобы не издавать громких звуков перебежала прихожую.

– Черт, цепочка! – раздался тихий возглас стоящего за дверью человека.

Голос был не мужской, женский, и почему-то до боли знакомый. Нахмурив брови, Аня направилась было в прихожую, но тут зазвонил сотовый телефон. Взглянув на него, она нахмурилась еще больше. Звонила младшая сестра, Василиса.

– Вась, я тебя слушаю, – шепотом начала, было, она.

– Ань, что за фигня? – с ходу возмутилась девица. – Я не могу попасть в твою квартиру! Ты дома? Открывай, давай уже!

Анна, скинув звонок, уже смело решительно направилась в прихожую и, сняв цепочку, настежь раскрыла дверь. На пороге действительно стояла, сияя улыбкой, от уха до уха Васька… с чемоданом и большой сумкой в руках.

– Привет, – пробубнила девица, затаскивая в квартиру вещи.

– Привет, – ответила Аня, с недоумением наблюдя как младшая сестрица, затащив чемодан, бросила сумку на пол. – Вась, ты это чего это? С вещами…

Закрыв дверь, девушка сняла куртку, аккуратно повесила ее на крючок, и скинула сапоги.

– Ань, ты только не нервничай, – виновато и одновременно смущенно растянула губы в улыбке сестра. – Я тебе сейчас все объясню. О, пахнет как вкусно! Ты что-то готовишь?

Анна, медленно скрестив руки на груди пошла следом за младшей на кухню, а та уже вовсю шуровала в холодильнике, выгребая сыр, колбасу, йогурт, масло и хлеб.

– Ну, я слушаю тебя предельно внимательно, – Анна успела взять чашку с кофе, прежде чем Васька дотянулась до нее своими загребущими ручонками.

– Ой, да погоди ты с расспросами! – поморщилась девица, нарезая толстыми ломтями батом и щедро намазывая его маслом. – Дай поесть сперва человеку. Я может почти сутки ничего не ела! И не пила… налей и мне кофейку чашечку? Плиииииз.

Смерив подозрительным взглядом поглощающую всухомятку бутерброды сестру, Анна насыпала растворимого кофе в чашку и налила кипятка.

– С молоком или так? – спросила она.

– Ш молоком… – с набитым ртом проговорила Василиса, протягивая нетерпеливо руки к чашке. – И шахар мне…

Анна поставила перед девицей сахарницу и села напротив изголодавшейся Васьки.

– Вась, а Вась, ты, где так изголодалась то? – спросила она с улыбкой.

– Ой, ты не поверишь! – ответила та, размахивая рукой с зажатым в ней бутербродом.

– А ты расскажи, вдруг поверю, – Анна отпила почти уже совсем остывший кофе.

Василиса как-то сникла, и вяло жуя кусок колбасы, тяжело вздохнув, отвела взгляд.

– Вась, – насторожилась Анна. – Не молчи, что случилось?

– Меня выгнали из общежития, – призналась сестра, низко опустив голову.

– Василиса! – ахнула Аня, чуть было, не всплеснув руками, но вовремя вспомнила, что держит почти полную чашку кофе, иначе пятна с бежевого ковра вывести было бы трудно.

 

– Что Василиса? – дерзко вскинула подбородок девушка и шумно шмыгнула носом, маленьким и курносым. – Я боролась во имя справедливости!

– Ну и до боролась, – вздохнула Аня, с грохотом поставив чашку на стол. – Что теперь вот делать? Съемная квартира тебе точно не по карману.

– Я пока поживу у тебя, а еще устроюсь на работу в Макдональдс, – тихо пробубнила девушка. – Или моделью.

– Моделью! – фыркнула Аня. – Только чрез мой труп! И не вздумай родителям об этом ляпнуть, модель!

– А что?

– А ничего! – ответила Аня, лихорадочно думая, как быть в сложившейся ситуации, ведь комната у нее всего одна, и она не сможет привести Леонида к себе, ведь теперь с ней будет жить Василиса, и считай о романтических продолжениях похода в кино и ресторан можно смело позабыть. Ведь он сразу сказал, что встречи будут на ее территории, так как он живет с родителями и старенькой бабушкой, дотошной и любопытной, и которая до сих пор считает его маленьким мальчиком и привести «девицу» в дом, да еще для такого, боже упаси! А снимать потертый номер в отеле на пару часов, как-то не больно воодушевляет. – Эх, Васька, ты моя Васька! Что же мне теперь с тобой делать?

Вскочив с табуретки, девушка подошла к сестре и, обняв за плечи, положила голову ей на плечо, и проговорила елейным голоском.

– Понять, простить и на постой пустить.

– Эх, ты, голова садовая, – улыбнулась Аня, обнимая сестру.

– Так мне можно остаться? – вкрадчиво спросила Василиса, посматривая на нее хитрым взглядом точно таких же, как и у нее серых глаз.

– Что же делать-то, конечно, оставайся, не выгоню же я тебя на улицу.

– Ура!!! – закричала Василиса, еще крепче обнимая сестру, и клятвенно заверяя ее в том, что. – У тебя не будет со мной ни каких хлопот! Обещаю! Никаких!

Да уж, хотелось бы в это верить, подумала про себя Анна, но вслух ничего не сказала.

Глава 2

Выдав незадачливой сестре комплект постельного белья, Аня определила ей спальное место – раскладывающееся кресло-кровать в углу комнаты.

– Вот, спать будешь здесь, – кивнула она, усаживаясь на свой диван и подперев щеки руками, стала смотреть, как девчонка бодро принялась распаковывать вещи, толкая и распихивая платья-блузки-костюмы старшей сестры.

– Ань, а я что-то не пойму, а почему ты дома? – спросила Вася, нахмурив бровки. – Ведь сейчас еще рабочий день.

– А меня, Василиса уволили с работы, – вздыхая, ответила Анна.

– Как это так, уволили? – встрепенулась девица, поворачиваясь к ней всем корпусом.

– А вот так, молча. Взяли и уволили.

– Нет, а по какому такому праву? – развоевалась девчонка. – Чем они это мотивировали?

– Тем, что я не справляюсь со своими служебными обязанностями, – ответила Аня, все так же тихо вздыхая.

– Ты? Не справляешься?! – заорала Василиса, краснея как рак в кипятке.

– Угу.

– Ты?! Ань, да они там вообще, что ли сума посходили?! Ты окончила институт с красным дипломом! Да ты экономист высшей категории! Ты же специалист!

– Это их не волнует, – пожала плечами Анна. – Я не справилась с работой, подставила всю компанию, и поэтому меня уволили.

– Ты? Не справилась? – ошарашенно протянула Васька, плюхаясь на кресло. – Ты? Нет, не верю! Я просто этому не верю!

– И правильно делаешь. Вась, меня подставил Максим Сергеевич, сын генерального, за отказ спать с ним. Он переставил кое-какие цифры в моем отчете, и дал мне понять, что это сделал именно он. Но доказательства обратного у меня, к сожалению, нет.

– Вот тварь! – от всей души высказалась Васька.

– Вася! – вскричала Анна, всплеснув руками.

– Что Вася? Что Вася? – кипятилась сестра. – Да это я его еще мягко приложила! Не хочу травмировать твою высокочувствительную душу.

Сокрушенно покачав головой, Анна улыбнулась.

– В этом ты вся, моя Василиса.

Вскочив с кресла, младшая сестра порывисто обняла ее за шею.

– Ань, а что теперь делать?

– Как что, работу буду себе подыскивать, – Аня взлохматила рваные, каштановые длинной до плеч пряди сестры. – Без работы сама знаешь, никак. Вот получу трудовую и встану на биржу труда, так что не переживай, с моим образованием мне подберут работу быстро, и с достойной оплатой.

– А то если что, пойдем со мной в Мак работать, – озорно улыбнулась Васька. – Там ты быстро в рост пойдешь и за пару месяцев до управляющего дорастешь.

– Перспектива, конечно, та еще, но, если биржа не подберет ничего стоящего, я, пожалуй, воспользуюсь твоим предложением, – задорно подмигнув сестре, Анна скомандовала. – А теперь марш мыть руки и за стол, обедать!

– А суп, какой, грибной? – маслянисто посматривая на нее, спросила девица.

– Точно, твой любимый, – согласно кивнула Анна, поднимаясь с дивана.

– Ура! – взвизгнула, Васька и маленьким ураганом умчалась в ванную мыть руки.

Разливая суп по тарелкам, Аня, с нежностью посматривая на сестру, думала, что какое же все-таки счастье, что у нее есть эта маленькая, боевая девчонка. Васька всегда была красавицей, а теперь, к восемнадцати годам расцвела как цветочек. Нежная бархатистая кожа персикового цвета, большие и яркие как звезды глаза серо-голубого цвета в густом обрамлении черных ресниц, брови в разлет, маленький, аккуратный нос, чуть курносый, но это никак не портило девушку, а делало даже лучше. Полные, сочные, и без помады яркие губы, легкая россыпь чуть заметных веснушек мостиком перекинулись через переносицу, и густая копна каштановых волос, правда, края их подстрижены перьями, но это все веяние новых знакомых, группы однокурсников, увлекающихся нестандартным музыкальным направлением. Ничего, перебесится и успокоится, только бы не вздумала набить себе тату или сделать пирсинг в области пупка или на лице, точно тогда всыплет ей на орехи, да так, что мало не покажется. Но видимо Васька и сама это знала, и не рисковала наводить сестру на грех.

– Так, у меня как видно внеплановый отпуск, жалко, конечно, что не оплачиваемый, – Аня нарезала белый хлеб тонкими ломтиками и разложила его на тарелке. – Поэтому, не пойти ли нам с тобой куда-нибудь завтра днем, после учебы… так, Вась, а почему ты не парах?

– Ну, тут такое дело, – заюлила сестра, утыкаясь взглядом в тарелку с ароматным супом.

– Васька… – Анна чуть помимо табурета не села. – Неужели тебя и с института выгнали?!

– Нет, с института нет! – вскричала девица, вскинув глаза на сестру. – Просто сегодня у нас отменили три пары, а от физры я освобождена, ты сама мне справку доставала.

– Да уж, – Анна почувствовала, как с души у нее падает камень размером с корову. – Ладно, я завтра схожу с тобой в институт, провожу, и попробую уговорить восстановить тебя в общаге.

– Эй! – Василиса была само возмущение. – Ты что, совсем-совсем не хочешь, чтобы я у тебя жила? Ну, сама подумай, нам вместе будет веселее! Да и пригляд за мной нужен постоянный, как ни крути.

– Лиса ты, Василиса! – усмехнулась Аня, качая головой.

Да, свидания с Леонидом придется перепланировать, только вот как ему рассказать об этом, вот же еще проблема, да и как он отнесется к этому. Ну, в конце-то концов, мужчина он или нет? Должен же как-то войти в положение и пойти навстречу своей любимой, к которой на голову свалилась младшая сестренка. Поговорят, помозгуют вместе, вдруг Леонид и найдет выход из сложившейся ситуации. Позвонить ему что ли? Или не стоит?

– Ань, Аня! – раздался громкий вопль Васьки. – Ты сейчас с нами или витаешь в облаках?

Встрепенувшись, Аня отправила в рот ложку супа.

– Здесь, я, здесь, – пробормотала она, прожевав.

– А я вот, что-то сомневаюсь, – дерзко так ухмыльнулась сестра. – Давай, колись, у тебя кто-то появился? И кто он? Как зовут? Сколько ему? И самое главное, где работает и какая у него зарплата? Фото покажешь?

– Так-так-так, трещотка, – засмеялась Аня, убирая пустые тарелки в раковину. – Меньше будешь знать, долго останешься молодой.

– Мне и так всего восемнадцать будет в марте! – возразила Васька, вставая к раковине. – А я за инфу посуду всю перемою, сегодня, завтра и целую неделю! Да-да!

– Ну, ладно, только ради посуды, – улыбнулась Аня, наливая в чашку горячий чай. – Его зовут Леонид, ему тридцать шесть лет…

– Фу, такой старый? – сморщилась Вася, надраивая тарелки. – А моложе не было?

– Не было, – усмехнулась Анна, усаживаясь в свое любимое кресло у окна. – И знаешь, даже если бы и были, то мне никто, кроме него не нужен!

– Ах, вот даже как! – округлила глаза Вася.

– Да, так, – ответила сестра, посматривая на нее лукаво.

– Ну, да ладно, старпер сгодится, если зарплата у него достойная.

– Достойная, – кивнула Анна. – Вот, телефончик мне дорогой подарил на Новый год, а на Рождество сережки-гвоздики с бриллиантами.

– Да ладно! – Васька, бросив тарелки, метнулась к сестре и мокрыми руками взяла ее за ухо, разглядывая крошечный камешек в золотой сережке-звездочке. – Ага, точно, брюлль! Но мог бы и больший размером подарить.

– Мы знакомы всего три месяца, – возразила Аня. – Пока и этого достаточно, но знаешь, он намекал, что на день Всех Влюбленных меня ждет сюрприз.

– Ой, значит, мне придется в одиночестве сидеть весь день! – притворно вздыхая, Вася, вернулась к раковине и с усиленным рвением принялась драить посуду. – Но я так за тебя рада! Так рада! Главное, чтобы ты была счастлива, а остальное не важно!

– Спасибо, моя хорошая, – Аня допила чай и поставила чашку в мойку.

– Эй! – возмутилась сестра, вновь беря в руки губку. – Не подваливать посуды!

– Ты обещала! – пропела Аня, пересекая прихожую и направляясь в ванную, нужно было выделить сестре полотенце и место на полочке, раз уж теперь они будут делить жилую площадь. – Тебе одной полочки в шкафу хватит?

Перемыв посуду, Василиса потрусила следом за ней.

– Конечно, у меня не так уж и много баночек-скляночек, как у тебя.

– Тогда выделю тебе вот эту полочку, – Аня сняла свои флаконы-баночки-тюбики в небольшую плетеную корзинку и поставила ее на стиральную машинку.

Обняв сестру, Василиса довольно проговорила.

– Спасибо, сестренка! А график посещения сей комнаты, мы будем устанавливать, а? Как в детстве, дома у родителей?

– А как же! – засмеялась Аня, взъерошив волосы сестры. – По десять-пятнадцать минут утром, и максимум полчаса по вечерам! Так что не засиживаться у меня здесь!

Хихикнув, Васька кивнула на соседнюю дверцу.

– И тут тоже?

– И тут, – кивнула Анна. – Это все-таки не зал заседаний.

Крепко обнимая сестру, Васька счастливо вздохнула.

– Эх, Анют, как же я рада, что мы опять вместе!

– И я рада, – искренне ответила та, прижимая Ваську к себе и целуя ее в щеку. – Но в институт, я все-таки наведаюсь, так, ради интереса, и спокойствия собственной души.

– Ой, ну дался тебе этот институт! – закатила глаза Василиса.

– Да, дался, ведь просто так из общежития не выгоняют, – возразила Аня. – И мне бы очень хотелось узнать, в чем причина, и я буду очень рада, если это не отчисление.

– Да не отчисление, не отчисление! – молитвенно сложила руки девушка.

– А что? – не отставала дотошная Анна.

– Если я тебе скажу, то обещай, что ругаться не станешь, – прищурила глаза Вася.

– Ну, это будет зависеть от причины.

– Нет, ты пообещай! – упрямилась сестра. – Или я не скажу ни слова.

– Хорошо, – поклялась Анна. – Обещаю клятвенно, что ругаться не стану.

Васька вошла на кухню, налила себе стакан чистой воды, промочив горло, она выдала.

– У нас в общаге есть правило, не держать в комнатах плитки, электрические чайники, кипятильники и прочее, из-за слабой электрической проводки, – пояснила она, и добавила, сделав еще пару глотков. – А я нарушила это правило, и завела себе маленький такой, всего на один стакан кипятильник, так как среди ночи на кухню переться не хочется, а иногда сидишь, корпишь над учебниками до самого утра.

– И только из-за этого тебя выгнали? – искренне удивилась Анна. – Глупости какие! Ваш комендант мог просто сделать замечание, но, никак не выгонять! Нет, я все-таки пойду в институт и подниму этот вопрос!

– Нет, не из-за этого, – вздохнула девица и низко опустила голову.

– Неужели он из-за этого стал домогаться до тебя?! – прошептала Анна, нащупывая рукой стену, чтобы опереться об нее. – Ведь это вообще подсудное дело!

– Нееее! – вскричала Васька, размахивая руками. – Комендант у нас тетка в три обхвата! Так что ни каких домогательств даже быть не могло!

– Тогда что? Что ты натворила?

– Я чуть не спалила комнату, – прошептала Васька, низко опустив голову. – Как я уже говорила, проводка не к черту, а я поставила чашку чая, и забыла про нее напрочь, ну и…

 

Анна, прикрыв глаза, медленно села на табуретку.

– Эх, Вася, Вася! Надеюсь, ты не пострадала, и ущерб минимальный?

– Да почти ничего не сгорело, там просто пробки перегорели на всем этаже, и такой хай, подняли нереальный, ну, меня и выгнали… вот как-то так.

– Василиса, хорошо, что все так обошлось, и ты не пострадала! Я даже не хочу думать, что стало, если бы все сложилось иначе! И пообещай мне, что если ты ночью захочешь чая или горячего супа, то будешь следить за плитой, иначе нам жить будет негде и поедем мы с тобой обратно в Зеленоград, к папе и маме.

– Обещаю, – улыбнулась Василиса и крепко обняла сестру. – Я не спалю твою квартирку, заработанную потом и кровью, и в какой Зеленоград мы не поедем. Ну, или на крайний случай переедем дружно к твоему Леониду.

Переглянувшись, сестры не сговариваясь, рассмеялись.

Глава 3

Разобравшись с вещами Василисы и вдвоем сходив в магазин за тортиком, который Анна заприметила ранее в кондитерской, сестры приготовили ужин, состоявший из запеченной рыбки, картофельного пюре и салата помидоры-огурцы-перец.

– А тортик мы сейчас попробуем, или ты оставишь его для гостей? – спросила Вася, набивая щеки пюре и салатом.

– Для каких гостей? – спросила Аня, устремив на сестру удивленный взгляд.

– Ну, не знаю, для кого-то же ты приготовила нарядное платье из фиолетового плюша, – и Васька хитро так на нее посмотрела. – Или нет?

– Это мы с Леонидом собрались сходить сегодня вечером в кино, а потом перекусить…

– В Мак? – оживилась Васька. – Можно с вами? Я тыщу лет не была в кино!

– Вась, – улыбнулась Аня. – Полагаю, что ты прекрасно знаешь, какой будет ответ.

– Знаю, – склонив голову к тарелке, девица вздохнула. – Ну, нет, так нет.

– Давай в другой раз, – Аня подложила сестрице еще кусочек запеченной горбуши с сыром и тыквой. – Я еще должна поведать Леониду о своей беде, а уже потом расскажу про тебя, и на выходные приглашу его к нам в гости на ужин, чтобы познакомить тебя с ним.

– Хорошо, – кивнула Васька, догребая из миски остатки салата. – А он ест много?

– Вася! – рассмеялась Аня, прикрыв рот ладонью. – Как ты можешь о таком думать!

– Как это как я могу думать? У нас на двоих только моя стипендия, и твое выходное пособие. Или ты думаешь, что на бирже платят достаточно, чтобы раскармливать икрой и трюфелями красавца Лео за красивые глаза?

– Так, и что же ты предлагаешь? – лукаво поблескивая взглядом, спросила Анна.

– Предложим ему встречу на нейтральной территории. К примеру, в парке на катке, там и лотки стоят с пирожками горячими и разной снедью, и время проведем с пользой, весело и поедим вволю пирогов-блинов и бургеров.

– Ах ты, маленькая лисичка! – покачала головой Аня.

– Ну, какая есть, продуманная до мозга костей! Значит, платье это на свидание с Лео? Хм, я бы на твоем месте, его, пожалуй, приберегла для другого повода, – ухмыльнулась девица дерзко. – А в киношку сходить можно и в джинсы облачиться с пуловером, и тепло, и буднично.

– И для какого же случая? – выгнула бровь Аня, скрывая улыбку.

– Ну, как это, для какого? Скоро же День Святого Валентина! Вот тут да, нужно быть просто неотразимо-шикарной, чтобы Лео сразу сделала тебе предложение руки и сердца.

Похлопав ресничками, Васька стащила остаток куска рыбы с тарелки сестры.

– Эй! – наигранно возмутилась Анна.

– Ничего, ты на свиданке поешь, за счет ухажера, а меня угощать некому, – выдала Вася, дожевывая кусок хлеба, она собрала тарелки, салатник и сгрузила все в раковину.

– Эй-эй! – Анна указала в сторону раковины. – Кто-то обещал неделю мыть посуду!

– Помою, – согласилась Вася. – Но чуть позже, мне нужно написать реферат на десять листов по философии, иначе препод плешь выест, и стипендии лишат, не приведи боже!

– Только смотри не забудь, – погрозила ей пальцем сестра. – Или завтра утром заставлю перемывать перед учебой.

– Хорошо-хорошо! – закивала Вася, выуживая из холодильника большое яблоко и тут же вцепившись в него зубами, направилась в комнату. – Пока тебя не будет, я все успею сделать, и даже испеку шарлотку!

Улыбнувшись, глядя вслед сестре, Анна, взглянув на часы, бросилась в ванную приводить себя в порядок перед встречей с Леонидом. Раз об интимном продолжении сегодняшнего вечера можно было и не мечтать, она вытащила из ящичка простые хлопковые трусы с кошачьими мордочками, и мягко, и удобно и ничего не натирает, а под джинсами все равно не видно. Да, она решила, что Василиса права, и прибережет нарядное платье из сливового, а не фиолетового, как решила Васька бархата на Валентинов день. Там они придумают, где продолжить романтический вечер при свечах в дорогом ресторане. Но до этого дня еще дожить нужно, а она просто умирает от нетерпения, так хочется узнать, что же за сюрприз приготовил для нее Леонид. Может правда ее ждет кольцо с бриллиантом и предложение руки и сердца? Ох, она готова кипятком уписаться от радости, если такое и впрямь случится. Уложив волосы легкими локонами, Аня натянула синие джинсы, заправила в них легкую рубашку голубого цвета, а сверху длинный белый пуловер с воздушными, объемными косами и бусинами под жемчуг. Да, в поход по ресторанам такой наряд не подойдет, но сегодня она предложит сходить в кафе или в Макдоналдс, все-таки настроение не предполагает посещение дорогого ресторана. Сделав легкий макияж, Аня распылила туалетную воду с медово-цветочным ароматом и вступила в это легкое душистое облако, позволяя капелькам осесть на волосы, на одежду.

– Ох, Ань, какая же ты красивая! – с придыханием прошептала Васька, выглядывая в прихожую, где на стене висело большое зеркало в пол, напротив которого и наводила красоту сестра, расположившись на пуфе с кейсом косметики.

– Спасибо, дорогая, – ответила Аня, закрывая кейс и убирая его в пуф. – Как ты думаешь, сапоги или ботинки?

– В сапогах конечно теплее, но лучше ботинки, с мехом по краю верха. Хочешь, возьми мои, с белым или черным, – охотно предложила Василиса, вытаскивая из шкафа высокие ботинки на платформе с черным мехом по краю и кожаные зимние кроссовки с белым.

– Ой, какой роскошный выбор! – улыбнулась Аня, выбирая ботинки с черным мехом, как раз они подходят к черному удлиненному пуховику. – Возьму вот эти.

– Бери, только помни, Золушка, что после двенадцатого удара твои туфельки превратятся в резиновые сапоги, – нравоучительно проговорила Васька, с трудом сдерживая смех.

– Спасибо, крестная, – присела в реверансе Аня, держа в каждой руке по ботинку. – Это то, что нужно по нашей переменчивой погоде!

– Зонт прихватить не забудь! – напутствовала добрая фея-крестная.

– Спасибо, крестная, но мы на машине, – Аня зашнуровала ботинки, натянула белую шапку с помпоном и взяла в руки пуховик.

В домофон позвонили и Васька наперегонки с Аней бросились к трубке.

– Да?! – радостно, с замиранием сердца вскричала Аня, первой оказавшейся у трубки.

– Привет, солнышко, – проговорил приятный мужской голос, и Васька, скорчив смешную рожицу, прикрыла рот ладошкой, чтобы не захихикать и не выдать себя.

– Привет, Ленечка, – проворковала Аня, подсовывая кулак под нос сестры.

– Ну что, ты готова? – спросил Леонид. – Я стою под дверью подъезда и с нетерпением жду выхода своей ненаглядной красавицы.

Васька не сдержавшись хихикнула, успев отбежать в сторону, чтобы не получить по носу.

– Да, уже выхожу! – ответила Аня, вешая трубку и натянув пуховик, быстро застегнулась, навертела на шею шарф, схватила варежки и, чмокнув сестру в щеку, напомнила ей. – Не забудь помыть посуду!

– Ой, опять ты со своей посудой! – закатив глаза, сестра направилась в комнату и засела в кресло с ноутбуком. – Помою я ее, помою! Но реферат в первую очередь!

– Смотри у меня, – хихикнула Аня, выпархивая из квартиры и закрывая за собой дверь.

Быстро спустившись на первый этаж, она нажала магнитную кнопку замка, и выбежала из подъезда, угодив прямиком в крепкие объятья своего любимого мужчины.

– Моя красавица, – с нескрываемой нежностью проговорил Леонид, не спуская любящего, восторженного взгляда с Анны.

– Мой любимый мужчина, – прошептала она, привстав на цыпочки и легко целуя мужчину в губы. – Ну, что, идем?


Издательство:
Автор
Поделиться: