Название книги:

Camino de Santiago. Один день – одна Жизнь

Автор:
Альба Улияр
Camino de Santiago. Один день – одна Жизнь

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

ДЕНЬ 5
Я иду по следам твоим. Estella

Сегодняшний день начался так же рано, как и предыдущие. Мне не нужно никуда бежать, но я встаю в 5:30-5:40 и собираюсь в путь. Вышла примерно в 6:40. Плюсы раннего выхода в том, что можно застать город в его неестественной тишине: улочки пустынны, не слышны голоса людей и шум машин, нет дневной суеты. В такие моменты легче всего прочувствовать энергию именно этого города. Я люблю старые двери в любых их формах, цветах, узорах. Можно вот так аккуратно подойти к двери, дотронуться до неё и послушать ту историю, которую она хочет тебе рассказать и показать. Кажется, эта дверь откроется и, переступив порог, ты попадёшь совсем в другой мир. Может быть, попадёшь в прошлое этого города? Города, который жил ещё до твоего рождения. Города со своими историями, своими переживаниями, эмоциями, красками, вкусами и запахом. Такое волшебство происходит, когда ты идёшь по спящему городу в одиночестве. Одна улочка перетекает в другую, и через некоторое время я выхожу к мосту. А вот и первые пилигримы, такие же ранние пташки, как и я.

Я радуюсь первым шагам в новый день. На мосту остановилась и обернулась, чтобы попрощаться взглядом с этим волшебным городом. Он был необычайно красив в красках предрассветного сумрака. Пуэнте-ла-Рейна переводится как «Мост королевы». Романтичное название для такого волшебного места.

Я наслаждалась одиночеством в пути.

Рассвет – самое важное время, и с первыми солнечными лучами рождается энергия нового дня. Я остановилась, подняла ладони к Солнцу, и поток мыслей превратился в молитву.

«Отец мой Небесный, Матушка Земля, мои духи помощники, защитники, все те, кто помогают мне на моём пути, прошу вашего благословения на этот день. Пусть на моём пути встречаются те люди, через которых должны проявиться истории и уроки. Я принимаю всё с благодарностью и любовью. Архангел Михаил, мой друг, мой защитник, будь со мной сегодня. Когда ты рядом, я чувствую себя в безопасности. Твоя энергия даёт мне состояние гармонии и баланса. Благодарю».

Ещё какое-то время я наслаждалась тем, как мягко касаются лучи Солнца моего лица, и как ветер нежно обнимал и целовал меня. Энергия переполняла моё тело, я ощущала все эти потоки, которые дарили мне Земля, Солнце, Небо. Улыбка не сходила с моего лица, а сердце переполняли любовь и благодарность за эти чудеса, которые, на первый взгляд, кажутся простыми, но при этом наполнены какими-то невероятными историями волшебства. Часто ли мы вот так останавливаемся и наслаждаемся мгновением?

Я прошла всего несколько километров, как меня окликнул знакомый уже голос.

– Яна, доброе утро! – это был Жан-Шарль.

Сердце моё бешено заколотилось. Мне захотелось подбежать и обнять его, но я почему-то держала дистанцию, хотя со всеми остальными пилигримами я спокойно обнималась при встречах. А его я как-то стеснялась и сторонилась. Тогда бы стоило задать себе вопрос, почему? Мне было сложно скрыть свою радость от нашей встречи, да и он радостно улыбался.

Это первый в моей жизни знакомый француз. Будто другая планета, другой мир. Я совсем ничего не знаю об этом народе, об их культуре и менталитете, но мне хотелось узнать о нём всё. Мне хотелось слушать его голос, его истории.

«Думала, что наши дороги разошлись, и мы больше никогда не увидимся. Как много я хотела тебе сказать и не сказала, – мысленно произнесла я. – Да, жаль ты не умеешь читать мысли. Так было бы гораздо проще».

– Где ты остановился? В каком альберго жил? – спросила я его.

– В муниципальном, а ты?

– Я жила в самом начале города, но в обед ходила гулять и видела, где находился твой альберго. До него я чуть-чуть не дошла. Думала, что мест уже нет, и не стала рисковать. Ты гулял по городу?

– Да, я немного прогулялся.

Моё сердце не переставало колотиться, и я смотрела на него, пытаясь запомнить каждую деталь его образа. Будто это было самым важным для меня. Только сейчас я заметила, насколько он был прекрасен, насколько сияла его энергия.

Маяк. Да, его свет был похож на свет маяка.

Я шла в темноте, и темнота стала моим домом. Практически наощупь я познавала этот мир, и в один момент я увидела свет. Яркий сине-фиолетовый свет, который позвал меня, и я пошла на его зов. Он дал мне силы идти, дал мне надежду и осветил мой путь. Этим маяком стал для меня Жан-Шарль. С этим осознанием огонь, что зажегся у меня в сердце при первой встрече, вспыхнул ещё сильнее. Мне было сложно дышать. Пазл сложился, всё совпало. Я вышла в этот путь, чтобы встретить этот Маяк, и это осознание будто пробудило внутри какую-то силу, ранее неизвестную мне.

Сознание тут же включило свою защиту и стало всё отрицать:

«Ну какой такой Жан-Шарль? Ты о чём думаешь? Весёлая парочка: психиатр и шаман. Далеко ходить не нужно. Правда? Очнись! Вы из разных культур, разные менталитеты. Да и как ты его собралась понимать? У тебя же английский на уровне пятилетнего ребёнка.

Хорошо, встретила, а что дальше-то? Ты может быть и готова пойти к нему на встречу. А он? Он же не делает никаких жестов в твою сторону. Хорошо, вы идёте вместе, но вы всего лишь попутчики. Может, сегодня вы идёте вместе, а завтра дороги разойдутся, и вы никогда больше не встретитесь. Прекрати! Прекрати строить эти иллюзии, которые тебя когда-нибудь погубят. Ты тратишь свою энергию в никуда. Может, стоит сконцентрироваться на пути, который тебе предстоит пройти? Да и уедет скоро твой Жан-Шарль. Если ты сейчас к нему привыкнешь, то потом будет очень больно его отпускать. Ты к этому готова? Что молчишь? Нечего сказать?»

Сознание просто перекрывало мне кислород, подкидывая всё новые и новые вопросы. Но где-то в глубине души я была абсолютно уверена и спокойна.

Я встретила его, а остальное не важно.

Мы шли и наслаждались природой. Весна – самое прекрасное время для пути. Ещё не жарко, и можно наблюдать все краски весны, ощущать ароматы, наслаждаться музыкой природы.

– Ты видел, как ветер и пшеница сливаются в танце? – спросила я его и остановилась напротив поля с пшеницей.

Захватывающая картинка: ветер пролетел над полем, нива взволновалась, словно море, и побежали волны то в одну сторону, то в другую. За этим гармоничным танцем колосков пшеницы и ветра можно наблюдать вечно. Это своего рода медитация. Хаотичные движения ветра похожи на игру дирижёра, который управляет не только звуком, но и танцем.

– Знаешь, как в России это можно назвать одним словом?

– Как?

– Лепота.

– Лепота, – повторил он. – Красивое слово. Боже, как лепота!

– Боже, какая лепота, – исправила я его и улыбнулась.

Тепло пробежало по всему моему телу. Я благодарна за эти минуты. Они очень ценные для меня. Он рядом, и мне спокойно. Я чувствую себя защищённой.

– А знаешь, я так много хотела тебе сказать. Я думала, что мы никогда больше не увидимся. Вчера я поняла, что не сказала тебе самое главное. Не сказала, что ты был моим спасителем во второй день, что без тебя я осталась бы на улице.

Не сказала, что ты был моим проводником, когда показал второй путь, на котором была та самая волшебная церковь, где я очистила сердце. С тобой я чувствую себя в безопасности. Понимаешь?

– Но здесь и так безопасно. Тебе не нужна защита, – сказал Жан-Шарль.

– Ты похож на маяк. У тебя такая красивая энергия. Да, точно. Маяк.

Мы ещё долго рассуждали на тему энергии, света, пути. Я была счастлива, потому что смогла сказать всё, что чувствую, и это словно построило подвесной мост между нашими душами. Всё сказала. Смогла, успела.

Так важно, когда ты можешь сказать человеку, что он был важен на каком-то этапе твоего пути, твоей жизни. Раньше я не могла это сделать из-за стеснения и мыслей, что меня могут не так понять, а сейчас могу, могу произнести слова, чтобы быть услышанной. Человек может не понять, не услышать, да это и не важно. Важно лишь то, что услышат душа и сердце.

Сегодняшний день меня научил говорить и доверять. Это был мой урок, который я прошла и запомнила.

По дороге мы учили друг друга словам: он меня французским и английским, а я его русским.

Очень наглядный пример, когда мы являемся одновременно и учениками, и учителями.

Дорога пролетела незаметно, и уже к обеду мы пришли в город Estella.

– Где мы сегодня остановимся? – спросил он меня.

– Я не знаю. Можно я доверюсь полностью твоему выбору?

– Хитрая какая. Ладно. Я присмотрел одно место. Помнишь, ты говорила, что для тебя важен архангел Михаил? Здесь есть церковь и альберго его имени. Пойдём туда?

– Конечно! Я доверяю тебе.

Он с первого дня запомнил, что я люблю Архангела Михаила и выбрал именно это место для ночлега. Для меня это было невероятно важным моментом. Я доверяю тебе и принимаю твою заботу.

Подойдя к альберго, мы встретили пару, с которой познакомились по пути. Правда, я с ними не могла говорить, потому что они не понимали английский, а я испанский. Но у нас был переводчик. Жан-Шарль отлично понимал и говорил на испанском языке. Мы сели на скамейки, переобулись и стали ждать начало регистрации в альберго.

Вскоре двери открылись, и нас пригласили внутрь. Теперь вместе, а не как в первый день, когда он сказал, что мы будем жить раздельно. Нам дали одну карту на двоих, показали наши спальные места и кухню, где можно приготовить ужин. Мы переоделись, и Жан-Шарль предложил сходить пообедать вместе. Мы вышли на улицу и пошли искать место, которое было открыто в это время. В Испании есть время, когда найти еду или открытый магазин кажется фантастикой. Время сиесты. Примерно с 13:00 до 16:00, а зачастую нормально покормить вас могут только после 18:00–19:00. Но нам повезло, и мы смогли найти кафе, в котором заказали суп и кофе.

После обеда мы договорились разойтись по разным дорогам и отдохнуть. Я не знала, почему он решил побыть один, но я уважительно отнеслась к желанию Жан-Шарля. Сама же отправилась изучать город. В первую очередь я пошла в церковь Святого Михаила.

 

Какое-то время я разглядывала фасад и скульптуры, которые находились на нём.

Зайдя в церковь, я испугалась. Такой страх я ощутила впервые. Было темно, и только на алтарь падал естественный свет. Моё сердце замерло. Практически не дыша, я прошла к первому ряду, села и посмотрела на алтарь. В этой темноте прорисовывался только один силуэт – Архангела Михаила. Он был, словно живой. Казалось, что он сейчас взмахнёт своими крыльями и спустится вниз. Эта мощь меня немного напугала, потому что я впервые ощутила настолько сильную энергию.

– Привет. Вот мы и встретились. Сегодня утром я призвала тебя и совсем не ожидала, что мы с тобой вечером вот так встретимся. Хотя я знаю, что ты всегда рядом со мной, но вот так открыто я вижу тебя впервые. Благодарю за защиту. Мне очень важно знать, что я не одна, и что если вдруг я упаду, ты подашь мне руку. Благодарю тебя.

Чуть позже глаза привыкли к темноте, и я стала различать другие силуэты. Что-то в этой церкви меня пугало и в то же время вдохновляло. Справа от скамеек в углу стояла скульптура Девы Марии, и она тоже была, словно живая. Да, я поняла, что меня настораживало здесь. Все статуи имели живую энергию, будто в любой момент времени они могут пошевелиться, сделать глубокий вдох и посмотреть на тебя.

В церковь зашёл мужчина средних лет, подошёл к алтарю, помолился и, уходя, опустил монетку в коробку с каким-то механизмом рядом с дверью. Тут же зажегся свет. Так я узнала, как в некоторых церквях Испании можно зажечь свет и увидеть всю внутреннюю красоту, которая недоступна без освещения.

И снова мысли закружились, захватив всё моё внимание. Я осознала, что одним из последующих опытов будет урок отпускания.

Отпустить человека, который стал больше, чем просто попутчиком. Это очень сложно, но Путь – это жизнь. Каждый день на Camino – это новая жизнь, а значит новые истории, новые знакомства.

Именно с этого момента я стала готовить себя к тому, что скоро я попрощаюсь с Жан-Шарлем, и, возможно, навсегда.

«Увидимся ли мы ещё, или на этом наши пути разойдутся. Мне проще было бы отпустить тебя в первый или даже второй день, а сейчас мне становится всё сложнее. Зачем мне такое испытание? Что я должна принять? То, что всё в нашей жизни временно? Что люди приходят и уходят? Я и так это знаю. Устала. Можно пропустить эту часть обучения жизни здесь? Ведь столько раз проходила, столько раз отпускала и прощалась навсегда. Можно чуть-чуть ослабить вожжи?»

Мои мысли прервал грохот закрывшейся двери и голоса людей. Значит пора идти.

И тут я увидела дядюшку Джеймса, моего героя, который настроил мне рюкзак, с его другом Уильямом из Ирландии. Мы какое-то время побыли в тишине, и тут Джеймс включил аудио, на котором его дочь поёт «Аве Мария». Мы стояли в огромной, древней церкви и слушали молитву. До мурашек. Слёзы сами катились из глаз, и в сердце зарождался особый огонь – огонь благодарности за эту жизнь, за этот путь. Прослушав эту замечательную молитву, мы обнялись, и он предложил составить им компанию и выпить кофе.

В баре, куда мы пришли, были и другие пилигримы. Мы встали в круг, и каждый рассказал о себе, о том, откуда идёт и до какого города держит путь. Так интересно. Всех этих людей я видела в пути, но мы не разговаривали. А здесь, в баре небольшого городка, мы все перезнакомились. Уильям стал проявлять повышенное внимание к моей персоне, что немного меня напугало. Я отвыкла от такого напора со стороны мужчин. Но списала всё на возраст и энергию, которая лилась через край. Видимо, ему нужно давать больше нагрузок для тела, чтобы мысли были только об отдыхе. От этих мыслей у меня поднялось настроение, и я улыбнулась. Через какое-то время к нам присоединился испанский дедушка, который угостил всех пивом, а меня кофе. Он был такой милый. Рассказал, что тоже когда-то прошёл этот путь и любит всех паломников.

Время близилось к ужину. Мы вышли на улицу и договорились, что спишемся с Джеймсом и, возможно, поужинаем вместе. Да, это было бы идеально, потому что я не знала, как и где я буду ужинать. С Жан-Шарлем связи у меня не было, а оставаться одна я не хотела. Мы попрощались и условились выйти на связь ближе к семи часам вечера.

Я пошла обратно в сторону альберго. Пока шла, осознала, что совсем не отдохнула. После дороги мы переоделись и сразу пошли обедать, а после я пошла изучать город. Решив, что времени у меня достаточно, я легла отдохнуть, но тут в комнату вошёл Жан-Шарль.

– Ты голодная? Пойдём ужинать, или ты уже ужинала? – спросил он.

– Я не ужинала ещё. Можем прогуляться и поискать кафе.

– Да, было бы хорошо. Пошли.

Мы вышли из альберго. Погода явно не благоволила прогулке: небо затянули чёрные грозовые тучи, и периодически начиналась морось.

Около получаса мы бродили по улицам города и не могли найти место, где можно было поужинать: где-то не было меню пилигрима, где-то оно было дорогое.

– Знаешь, я видела недалеко супермаркет. Может быть, мы что-нибудь сможем приготовить сами? Это и вкуснее и дешевле выйдет. Как ты на это смотришь? – спросила я.

– Отличная идея, – приободрившись, ответил Жан-Шарль.

В супермаркете мы выбрали овощи и пиццу. Я полностью доверила приготовление ужина ему и сказала, что сегодня он шеф-повар, а я буду его помощницей. Вот так легко мы поделили обязанности. Пока он выбирал продукты, я наблюдала за ним. Какой же он красивый, не только внешне. Бывает так, что человек красив внешне, а энергия у него никакая, и поэтому образ ломается. Жан-Шарль был прекрасен во всем. Заметила, что смотрю на него несколько иначе, чем в первые дни. Так уютно было находиться здесь, в магазине и выбирать продукты для ужина. Какое-то единение и спокойствие охватило меня.

Вернувшись в альберго, мы приступили к приготовлению ужина. Я резала овощи, а французский шеф-повар тушил их и подогревал пиццу, параллельно делая соус для салата. Через какое-то время всё было готово, и мы сели за стол, за которым уже находились некоторые пилигримы и ужинали.

Здесь я познакомилась с парой из Германии, позже мы часто пересекались в пути. Женщина, узнав, что я из России, бросилась меня обнимать. Там мило.

Жан-Шарль принёс нам воды, положил овощное рагу в тарелки и разложил салат. Готовит он, действительно, вкусно, даже несмотря на то, что блюдо достаточно простое.

Пока мы ужинали, в столовую подтянулись другие пилигримы, и вечер перерос сначала в обсуждение пути, а потом один из пилигримов взял гитару и стал петь. Какой прекрасный вечер! Жан-Шарль стоял рядом, и я чувствовала его тепло. Он стал для меня таким близким в одно мгновение, но эти мысли я упорно отгоняла от себя, потому что сознание не допускало того, что незнакомец может стать таким важным человеком за такое короткое время.

Вернувшись в комнату, я собрала вещи, чтобы утром не шуршать пакетами, и легла спать. Жан-Шарль спал напротив.

«Ты такой родной. Как мне перестать думать об этом? Вот ты рядом, и мне больше ничего не нужно. Пусть ты спишь на другой кровати, но я могу дотянуться до тебя рукой. Совсем рядом. Мне спокойно, когда я вижу тебя. Когда знаю, что у тебя всё хорошо, что ты жив и здоров. Почему для меня это так важно? Чем ты отличаешься от всех этих людей, с которыми мы идём одной дорогой? Доброй ночи, дорогой Жан-Шарль».

Мысли ни на секунду не отпускали меня.

– Buenos noches, Yana.

– Buenos noches, Jean-Charles. Доброй ночи.

Ты видел, как ветер и пшеница

сливаются в танце?

ДЕНЬ 6
То, чего ты ждёшь, обязательно случится. Los Arcos

Какое странное утро. Всё сыплется из рук. Хотела тихо выйти из комнаты, но то куртка упала, то бутылка воды. Жан-Шарль ещё спал, и даже мой громкий выход не помешал его крепкому сну. Собралась я быстро, но было ощущение, что меня что-то не отпускает.

Впервые собиралась так долго. Решила не завтракать, хотя что-то внутри меня кричало: «Останься!»

Но я не послушала свой внутренний голос, попрощалась с теми, кто сидел в столовой, открыла дверь и вышла. Холодный воздух будто обжёг мои лёгкие, и мне было сложно сделать даже шаг. Я пошла в сторону церкви и через какое-то время поняла, что забыла палки в альберго. Пришлось возвращаться. Я зашла в столовую и увидела Жан-Шарля. Такой заспанный и смешной. Моё сердце будто бы остановилось, перехватило дыхание. Что со мной происходит? Я кивнула ему, пожелала доброго утра и буквально выскочила на улицу. Как же больно вдруг стало в солнечном сплетении, было ощущение, что кто-то резанул ножом. Спустилась вниз по лестнице, которая шла вдоль церкви и увидела странного местного жителя. Что-то насторожило меня, и я вернулась к альберго.

«Почему? Почему ты не отпускаешь меня?» – вырвалось у меня практически в крике, и в этот момент как будто пелена спала, и я увидела дорогу и жёлтые стрелочки, которые вели в противоположную сторону. Я сделала шаг, и боль, родившаяся в моём сердце, вылилась через горячие и обжигающие слезы, которые заструились по моему холодному лицу. Мне так было хорошо во вчерашнем дне, я была по-настоящему счастлива. Моё счастье было в простоте действий: прогулке и любовании невероятными пейзажами; интересном разговоре с человеком, который вызывал у меня только позитивные эмоции; приготовлении ужина и вечерних посиделках. Именно такие эмоции я хотела бы испытывать каждый день. Но начался новый день, и та, прошлая, вчерашняя жизнь, осталась за спиной. Есть сегодняшний день, который принесёт мне новые уроки, новые эмоции, и путь сведёт меня с новыми людьми.

Мой главный урок вчерашнего дня: научиться отпускать людей. Важных людей. Тех, с кем спокойно, с кем хочется говорить обо всём на свете или просто молчать; тех, кто стал родным за какие-то считанные дни.

Я шла и размышляла над тем, что я иду меньше недели, а прожила уже столько, сколько многие не проживают и за годы, потому что любят спокойную и стабильную жизнь, и боятся выйти за рамки, которые сами же себе и поставили. Я была такая же. До двадцати семи лет я жила в уютных иллюзиях, которые сама построила, и которые меня вполне устраивали. Но однажды мой мир рухнул и обнажил передо мной всю правду жизни. Когда иллюзорный мир рушится, все эмоции и чувства оголяются, и в какой-то момент может показаться, что всё кончено, но смерть – это лишь начало. С тех пор я живу на максимуме. Если возникают чувства и эмоции, я им отдаюсь полностью. И именно сейчас я чувствую, что я живая. Я живая! Для меня важно это ощущение. Жизнь очень приятна на вкус. Знаете, у каждого из нас бывают и взлёты, и падения. Зачастую люди после падения долго не могут взлететь, потому что появляется страх. Так и живут. Я же приняла тот факт, что можно упасть, больно упасть, но нужно подниматься и идти дальше. Это как игра. Мы проходим уроки, и некоторые уроки вызывают у нас не совсем позитивные эмоции, но пройти их нужно. Это рост, который поможет дальнейшему развитию.

Мои мысли прервал голос пилигрима, который очень хотел поговорить. Видимо, ему скучно было идти одному. К сожалению, не все имена я запоминала. На пути встречалось очень много людей. Имена самых важных для меня я запомнила, а это не меньше трёх десятков людей. С этим пилигримом, после этого дня, мы виделись ещё пару раз, но больше вместе не ходили. Я знаю, зачем Вселенная свела наши дороги. Да, я услышала эту просьбу и сейчас как раз исполняю её, но обо всём по порядку.

Как и полагается, сперва мы познакомились, узнали, кто и откуда приехал и зачем идёт свой путь. Мой путник был из Германии, и он очень обрадовался, когда узнал, что я из России. У него в Москве живёт друг Михаил (странно, что это имя я запомнила), и путник часто бывает в моём городе. Он попросил сфотографироваться и радостный отправил эту фотографию своему другу, сказав, что встретил его землячку. Это вызвало улыбку на моём хмуром лице. Да, с утра у меня совсем не было настроения, потому что я зарылась во внутреннем монологе, а этот немец был настолько позитивным, что я не могла больше сидеть в раковине и открыла своё сердце.

Мы делились историями, которые произошли с нами за эти дни. Он с нескрываемым восторгом слушал меня и в какой-то момент выкрикнул на эмоциях:

– Яна, ты должна… Нет, ты просто обязана написать книгу о своём пути. Ты не понимаешь… Я прочитал книгу одного немца о его Camino и тоже загорелся идти и пошёл. Знаешь, этот путь уже начал менять меня. Я умоляю, не закрывай эти истории в своём сердце, ведь через год-два они забудутся, а ты просто обязана поделиться ими с миром. Мне нравятся твои мысли, – он буквально тараторил эти слова, а я смотрела на него и не понимала, что так зацепило его в моём рассказе. – Да у тебя же историй столько, что ощущение, будто ты прожила здесь не одну жизнь.

– Да, ты прав, – ответила я ему. – Для меня этот путь соткан из десятков жизней. Да, у меня каждый день новая жизнь. Я вечером умираю, а утром рождаюсь для нового дня, и пока меня это радует, но я чувствую уже некоторую усталость. Знаешь, что самое страшное сейчас для меня? Отпускать людей. Вот во вчерашнем дне я была безмерно счастлива, но перед своей «смертью» мне пришлось отпустить близких мне людей. Я могу их никогда больше не увидеть. Здесь я живу на максимуме своих возможностей, полностью отдаюсь эмоциям. Для меня это не просто дорога с красивыми пейзажами. Для меня это знакомство с собой настоящей, а это ой как не просто.

 

– Если хотя бы один человек после того, как прочитает твою книгу, изменит свою жизнь, то это всё было не зря. Понимаешь? – спросил мой путник с некой детской непосредственностью в голосе.

– Понимаю. Хорошо. Я попробую, но я ведь совсем не писатель. Вот через фотографии я хорошо научилась передавать эмоции, а через текст не умею.

– Ты сможешь. Я это точно знаю. Просто описывай всё то, что проживаешь. Да и название у книги твоей уже есть. Один день – одна жизнь. Ведь замечательно звучит, правда?

– Один день – одна жизнь. Да, эта фраза полностью описывает мои ощущения от пути.

Мы дошли до какого-то кафе, и он захотел зайти на завтрак, а я почувствовала, что должна идти дальше.

– Отличного тебе дня, Яна, и помни мои слова, – улыбнувшись, попрощался он. – Один день- одна жизнь. Buen camino.

– Благодарю. Buen camino.

А вот и рассвет. Я, как обычно, повернулась лицом к Солнцу, чтобы оно поцеловало меня своими первыми утренними лучами. Знаете, это даёт необычайную бодрость на весь день, но в это утро лучи сыграли и другую роль. Я выжигала из своего сердца эту щемящую боль, которая зародилась в нём утром.

Мимо меня проходили пилигримы, и тут я услышала знакомые голоса. Да, это были Мишель и Диана, пара из Колумбии, с которой мы вчера познакомились.

– Buen camino, – поприветствовали они меня.

– Buen camino.

Знаете, за день эту фразу приходилось произносить несчётное количество раз, но что-то есть магическое в этих двух словах, что-то, что даёт силы идти дальше, и поселяет тепло в сердце и улыбку на лице.

По пути встретилась лавка кузнеца, где продавались небольшие работы для пилигримов и огромные кованые изделия, которые предназначались для украшения интерьеров домов. Я полюбовалась работами, но так и не решилась ничего покупать.

Чуть позже по дороге я увидела тот самый знаменитый фонтанчик, из которого течёт вино. Да, есть такое место по дороге, возле одной из виноделен, где любой пилигрим может испить вино, а кто-то набирает его с собой в дорогу. Но мы, мой дорогой читатель, помним, что я не употребляю алкоголь, поэтому это место меня просто приятно удивило, но останавливаться там я не стала.

Спуски, подъёмы и снова спуски, и всё это дополняет постоянная смена пейзажей: то бесконечные поля с пшеницей, которая танцует в паре с ветром; то деревья, которые тянутся друг к другу, образуя своеобразные тоннели; то небольшие горы, покрытые цветущими кустарниками и ярко-зелёной травой. И погода стояла прекрасная: светило тёплое весеннее солнце, небо было ярко-синего цвета, покрытое пушистыми облаками, которые создавали причудливые формы, заставляющие, как в детстве, остановиться и выискивать знакомые силуэты.

Все эти дни я наблюдала за состоянием своего тела. Много читала отчётов других пилигримов, и практически у всех были одни и те же проблемы: мозоли, боли в мышцах и суставах. До этого дня меня миновала эта история. Но именно сегодня я получила свой первый и единственный мозоль в пути. Ждала обещанных проблем? Умничка, дождалась. Получай, распишись. Буквально через час появилась первая боль, которая сковала правое плечо. Мне было сложно не то чтобы идти, а даже дышать. Я пыталась перевесить рюкзак и дать больше нагрузки на левую сторону, но ничего не помогало. Боль разрывала изнутри. И, знаете, физическая боль отличное средство от внутреннего монолога. Тут же забылись все душевные терзания, и была лишь одна мысль: как успокоить мышцы плеча?

Часам к одиннадцати солнце скрылось, и поднялся сильнейший ветер. Я начала отслеживать внутреннее состояние и поняла, что мой извечный позитив сменился раздражением. Меня ничего не радовало, а наоборот всё бесило, и мне хотелось просто бросить рюкзак и проораться. Меня раздражала дорога, люди, которые идут рядом. Я ждала этого момента, но думала, что он настанет намного раньше.

Но напомню, что Camino даёт то, что нам нужно именно в этом моменте, и мы проходим уроки, которые нужны нам именно сейчас. За девять километров до города Los Arcos, в котором я должна остановиться, ко мне пристал корейский мужчина шестидесяти семи лет.

Он пытался говорить на ломаном английском, и у него это плохо получалось, а меня раздражало, что я не могу побыть наедине со своими разрушающими мыслями.

Мы шли, он постоянно писал в переводчике и показывал мне. Зачем? Зачем мне эта история? Он совсем не понимал английский, да и мой уровень языка, как мне казалось, не позволял подбирать правильно слова, чтобы хоть как-то пытаться его понять и помочь ему излагать свои мысли. Так мы дошли до места на дороге, где стоял импровизированный бар на колёсах. Он угостил меня кофе, я отдохнула и вновь почувствовала, как негатив сменился позитивным настроем. Да, так бывает. Кофе и отдых творят чудеса. Мы вышли снова в путь, и я почувствовала стыд от того, что сердилась на этого человека. Я так негативно восприняла то, что этот путник просто хотел поговорить хоть с кем-то в дороге. Он старался, как мог, а я, убегая от разговора, шла в быстром темпе, и он семенил своими маленькими ножками за мной, практически переходя на бег.

Эх, Яна, как ты могла быть такой бесчувственной?

Мы пошли чуть медленнее, и я стала учить его английским словам и фразам. Спросила о жизни.

И ведь интересно, что на корейском его зовут Сол, что значит Сантьяго. Снова знаки.

Он расцвёл, и мы уже шли в комфортном для него темпе и мило болтали обо всём: о семьях, о путешествиях, об Испании. Он всё также смотрел в телефон и переводил через программу, а я следила, чтобы он не спотыкался и не наступал в лужи.

Мы фотографировали красоту, которая нас окружала, и были счастливы. Он постоянно благодарил меня за доброту и за то, что я уделяю ему время. И его слова наполняли моё сердце теплом и светом. Мы дошли до города и поселились в одном альберго. Я заказала ужин, потому что не хотела думать над тем, где искать кафе или что готовить. В надежде я рассматривала обувь пилигримов. А вдруг Жан-Шарль остановился здесь же. Я по нему соскучилась, и мне очень его не хватало. Об этом альберго он мне рассказал вчера, и у меня была мысль, что он тоже здесь остановится.

Я переоделась и пошла гулять по городу, но прогулка не задалась. На улице шёл мелкий дождь и я, закутавшись в тёплые вещи, стала выглядеть, как домовой. Нашла магазин с продуктами, купила себе обед и направилась обратно в альберго. По дороге встретила Уильяма из Ирландии, с которым мы пили кофе в баре. Да, видимо в Ирландии живут горячие мужчины, потому что в такой холод он был одет в футболку и шорты. Я пожаловалась ему, что два дня назад потеряла свой шарф и теперь не могу найти магазин, чтобы купить замену, а шея очень мёрзнет. Он приободрился и сказал, что вечером отдаст мне свой тёплый Buff, который не использует, и он лежит у него без дела. Моему счастью не было предела, потому что простывать мне очень не хотелось, а шея – моя слабая зона. Договорились в семь вечера встретиться в церкви. Мы уже почти разошлись в разные стороны, как вдруг он остановился и спросил:

– А ты сегодня молилась утром?

– Нет, не стала.

– Вот поэтому и погода испортилась. Завтра с утра обязательно помолись, – рассмеялся он и пошёл дальше.

Да, действительно, я сегодня не обращалась с благодарностью и не просила защиты. Не буду проводить параллели, но это заставило меня задуматься. Мысли о Жан-Шарле сжирали меня изнутри настолько, что я забыла о самом главном для себя. Потеряла баланс, стала рушить внутреннюю гармонию. Почему? Ответа на этот вопрос у меня не было.


Издательство:
«Издательство «Перо»
Поделиться: