Название книги:

Золотой карась в аквариуме

Автор:
Владимир Силкин
Золотой карась в аквариуме

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Стихи

Дружба

 
Вовка щенка, как никто, понимает,
Вовка по-братски его обнимает.
Как это в жизни друзьям
пригодится?
Скоро на это ответит граница.
 

«Строит солнце рожицы…»

 
Строит солнце рожицы,
В зеркало глядится:
Как и что там сложится,
Кто с утра родится?
 

Случай

 
Один музыкант потерял два клавира,
Они разлетелись почти на полмира.
Их куры склевали, а попросту съели.
Наутро проснулись и дружно запели.
Но пение курам далось нелегко,
Неслось отовсюду: «Ко-ко» да:
«Ко-ко».
И будто б всерьёз похвалу человеку,
Горланил петух на дворе:
«Ку-ка-ре-ку!»
Хозяин задумался, сделался хмурым:
– Чего это так раскудахтались куры?!
И что означает их это: «Ко-ко»?
Так, знаете ль, можно зайти далеко…
И что это кочет кричит:
«Ку-ка-ре-ку?!»,
Как будто бы кур приглашает
на реку?
Но плавать не могут поющие куры,
У них для воды не подходят фигуры.
Неужто, смеются они над людьми?
Поди ты хохлаток поющих пойми…»
Такой вот хозяин, понять он
не хочет —
Горланит лишь сытый, ухоженный
кочет.
А куры, что тоже от смеха трясутся,
И дольше живут и охотней несутся.
 

Цветы в букете

 
Цветы совещались в букете,
Кто краше, душистей на свете.
Но, жаль, что при этом ни разу
Спросить не додумались вазу.
Она-то, хрустальная, знала,
Что краше её не бывало.
Что тема закроется эта
С приходом другого букета.
 

Дети

 
Этот на службу собрался во флот,
Этот в десантники метит.
И не оглянутся, детство пройдёт,
Станут мужчинами дети.
 
 
Вручит мальчишкам погоны страна,
Будет их службой гордиться,
И отливает уже ордена
Тем, кто сегодня родится.
 

Тапочки

 
Ходят тапочки по дому,
А у тапочек глаза.
Но котёнку по-другому
По ковру ходить нельзя.
 

Сорока

 
На хвосте приносят вести
Все сороки сразу вместе.
Разберись там, кто не прав!
Сложен птичий телеграф.
 

Солнце

 
Солнце вымокло в снегу,
По небу кружится:
– Ой, я больше не могу,
Ухожу сушиться!
 

Рыжие и чёрные

 
Воевали муравьи
Рыжие и чёрные,
И вели они бои
Меж собой бессчётные.
 
 
Сколько рыжих полегло,
Сколько чёрных ранено!
Но два войска не могло
Указать на крайнего.
 
 
Кто там первый сплоховал
И украл соломинку,
Кто чужому не давал
Подниматься домику?!
 
 
И пришли тогда к Жуку,
Богатею-кулаку,
Рыжие и чёрные,
Самые учёные.
 
 
– Помогай, – сказали, – Жук! —
Не хватает больше рук
На войну и на работу!
Надо срочно делать что-то!
 
 
Жук за ухом почесал,
Помолчал и так сказал:
– Расползайтесь по домам,
Хватит бить друг друга вам.
 
 
От войны не будет проку!
Да спросите хоть Сороку.
Ведь она везде летает,
Всё про всех на свете знает.
 
 
Повидала столько драм,
Что не снилось муравьям.
 
 
– Подскажи, как быть, Сорока?!
– Я скажу, война жестока.
Продолжать её не стоит,
Лучше мир в лесу построить.
 
 
Я летаю далеко,
Очень много вижу я.
Показать всегда легко
С высоты на рыжего.
 
 
Только буду не права,
Указав на рыжего.
Вон, сидит себе Сова
И не тычет в ближнего.
 
 
Ей и ночью всё видать,
Знает, кто дурачится,
Никакая в мире рать
От неё не спрячется.
 
 
Попросите и Сова
Скажет нужные слова…
 
 
– Я скажу вам, муравьи,
Ни к чему в лесу бои.
Лес – огромная семья,
Он умрёт без муравья.
 
 
Изведи вас и тогда —
Настоящая беда.
 
 
Да спросите хоть Медведя,
Слышу, он в телеге едет.
Подтвердит, я знаю, он,
Воевать вам не резон!
 
 
Чёрные и рыжие,
Дальние и ближние,
Вы же можете дружить
И друг с другом в мире жить!..
 
 
– Что за шум?! – спросил
Медведь. —
Воевать не смейте впредь!
Я привёз для вас солому,
Всю её тащите к дому.
 
 
Надо, снова привезу.
Никакой войны в лесу!
 
 
Рыжие и чёрные,
Самые учёные,
Позабудьте про войну,
Объявляю тишину!
 
 
Возвращайтесь по домам,
Я желаю мира вам!
 
 
Уползли в дома свои
Работяги-муравьи.
И с тех пор в добре и мире
Каждый спит в своей квартире.
 
 
А в лесу и тишь, и гладь,
Злого слова не слыхать.
 
 
…Столько рыжих полегло,
Столько чёрных ранено!
Но желание прошло
Тыкать пальцем в крайнего.
 

Совет

 
Огурец взглянул на светлячка:
– Заморил бы, брат, я червячка!
– Мясо не годится для еды,
Лучше утром съешь ведро воды!
 

Два комара

 
Два комара сидят в углу.
Один достал свою иглу:
– Я человека не боюсь,
И крови я сейчас напьюсь!
– Не надо, брат! – сказал другой, —
Живи без крови, дорогой!
Но не послушал брата брат
И стал пятном, как говорят.
 

Сова

 
– Голова? Конечно, голова! —
Про соседку думала сова. —
Но и я, соседушка, мудра,
Ежели не бодрствую с утра.
Потому и зрячи наши очи,
Что на мир взираем среди ночи.
 

Собаки

 
Когда-то жители квартир,
В суровый изгнанные мир,
 
 
Собаки возле теплотрасс
Глядят с презрением на нас.
 
 
И думают, что это враки,
Собаки вы, а не собаки.
 

Сказки

 
Козлята в сказку про козлят
Никак поверить не хотят.
И заявляют людям вслух:
– Нас не рожают больше двух.
Семь наших братьев – ерунда,
У мамы двое нас всегда.
 

Прожектор

 
Прожектор знает, что искать,
Куда светить средь ночи,
А нам и нечего вникать
В его процесс рабочий.
 
 
Не ускользнёт от умных глаз
Ни сейнерок, ни рыбка,
И у прожектора сейчас
Счастливая улыбка.
 

После купания

 
Солнышко купается в затоне,
А просохнуть просится в ладони.
Высохнет и смотрит свысока
Как там без пригляда облака?
Запряжёт их, будто лебедей,
И дожди развозит для людей.
 

Поплавок и крючок

 
Поплавок сказал крючку:
– Повидал я на веку!
И в жару, и в непогоду
Я нырял с обрыва в воду.
Хмыкнул тот, идя ко дну:
– Не видал ты глубину…
 

Подружки

 
Нет подружек у ромашки,
Кроме кошки[1], кроме кашки.
А зачем ещё ей кто-то?
Дружба это ведь работа.
 

Ответ

 
Солнце облако треплет за ушко:
– Что ты спишь, надувная подушка?!
Что вы ходите как неживые
Подо мной облака кучевые?
Солнцу облако так отвечало:
– Ты всему, что на свете, начало!
Разогрело меня, укачало,
А теперь вот ещё накричало!
 

Валаам

 
Летний вечер, тихий храм,
Комарьё да мошки.
Кормит остров Валаам
Солнышко из ложки.
 

Крабы

 
Вежлив краб, не то, что жаба.
Краб всегда протянет краба.
– Сейнера! Убрать забрала,
Не спускать на воду трала!
Пусть живут на свете крабы
Каждый лет по сто хотя бы.
 

Жеребёнок на лугу

 
Он траву жуёт упрямо,
Но в уме его одно —
Были б живы папа с мамой,
А травы полным-полно.
 

Легкоатлеты

 
Подмигнуло солнце Вовке,
Позабыв о тренировке:
– Мы привязаны друг к другу,
Чтобы бегать кросс по кругу.
 

«На ёлку!»

 
В зелёных сапожках прошествует
ель,
Украсив звездой треуголку.
– Куда ты? – окликнет её свиристель.
– На праздник! На главную ёлку!
 
 
– На ёлку! На ёлку! – раздастся
в лесу. —
Чего прохлаждаться без толку!
Будите всех зайцев, косую лису,
А также трёхногого волка!
 
 
И все зашумят, побегут, полетят.
Гулять позволяет погода.
А люди животных и птиц угостят
По случаю Нового года.
 
 
И только один равнодушный
снегирь,
Наевшись холодной рябины,
Продолжит сидеть и оглядывать
ширь,
Крылом поправляя седины.
 

Щука

 
Из осоки смотрит щука,
Не издаст она ни звука.
Там её и обману,
Запустив под нос блесну.
 
 
Только вот какая штука,
На блесну не смотрит щука.
Ей всегда в разгар весны
Дела нету до блесны.
 
 
В каждой заводи речной
Много всячины иной.
Щуку выудить наука,
Потому что это щука.
 

Дельфины

В Азовском море насчитывается три вида дельфинов: белобочка, афалина и пыхтун.

 


Ведущему телевизионной программы «В мире животных» Николаю Дроздову


 
Белобочка, афалина,
И, конечно же, пыхтун,
Не показывают спину
У затерянных лагун.
 
 
Может быть, боятся крови?
Опасаются всего!
Их осталось-то в Азове,
Вероятно, ничего.
 
 
Их нещадно люди били,
Их старались извести,
И они сюда забыли
Проторённые пути.
 
 
Как в каком-то глупом клипе,
Сочинённом в наши дни,
Парой-тройкой в Казантипе
Появляются они.
 
 
Я однажды видел спину,
Я подумал, это кит,
Мне сказали, что дельфину
Та спина принадлежит.
 
 
И с тех пор смотрю я зорче
На Азовскую волну,
Но в Азове, между прочим,
Все киты ушли ко дну.
 
 
Затаились в Чёрном море,
Меж сетями, между шхун…
И сидят, с бычками спорят,
Белобочка и пыхтун.
 

Ворона

 
Кто-то золото теряет,
Счастье светлое своё.
А ворона подбирает,
Что упало, то её.
 
 
Ей ни холодно, ни жарко.
Чьи-то боли нипочём.
Можно радоваться, каркать
У несчастных за плечом.
 
 
И нисколько не накладно
Жить свой век, не дуя в ус,
Неуклюжим клювом жадно
Счастье пробуя на вкус.
 
 
Не ударят, не осудят,
Чертыхнутся и пройдут.
В этом мире только люди
Глупо так себя ведут.
 
 
И ворона, словно с трона,
Смотрит, где поднять чего.
Ведь ворона есть ворона,
Не упустит своего.
 
 
Семенит по Малой Бронной
Меж толпою и жильём.
Вот и празднует ворона,
Если повод ей даём.
 

Шимпанзе

 
Не подъехать на козе
К горделивой шимпанзе.
Грозно смотрит сверху вниз:
– Что ты смотришь?! Отвернись!
 

Утята

 
Утята не бывают гадкими,
На свете нет плохих утят,
Но почему-то с недостатками
Их в сказках показать хотят.
 

«У комара одна забота…»

 
У комара одна забота —
Раз в жизни укусить кого-то.
 

Телеграмма

 
Сказала утятам весёлая мама:
– Сегодня на почту пришла
телеграмма.
На пруд приглашает к обеду соседка,
Что, в общем-то, нынче случается
редко.
А главное в том, дорогие утята,
Что очень вкуснющие там лягушата.
Пойдёмте обедать скорей на пруду!
Но маленький самый сказал:
«Не пойду!
Не стану я есть лягушачьих ребят,
Они же пожить и поквакать хотят.
Чтоб сдачи нам дать, нет у них
кулаков,
И даже усов, как у вредных жуков.
Сама же учила быть добрыми, мама!
Плохая на почту пришла телеграмма!
 
1Кошка – растение.
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
ИП Каланов
Поделиться: