Название книги:

По приказу сердца

Автор:
Екатерина Шерив
По приказу сердца

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава I По приказу сердца

Ох уж эта студенческая жизнь! Шумная общага, зубрёжка учебников, яркие вечеринки и, как факт для большинства из студентов – нехватка денежных средств.

Именно поэтому я и решила устроиться на работу. Долго думать над тем «куда податься» мне не пришлось. Ведь в нашем городе есть частный сектор, в котором живут около десятка бизнесменов. Всем известно, что они прислугу меняли как перчатки. А зарплату всегда хорошую платили. Да и работа была всего на пару часов.

Я выбрала дом Игоря Янковского. Мне понравилось, что там требовалась девушка, которая будет отвечать строго за уборку в ванных комнатах. Конечно же я не являлась любителем мыть унитазы. Но мне нравились конкретные и узкие требования. Значит не нужно будет торчать там дольше, чем надо. Навёл чистоту во всех ванных комнатах и свободен!

Собеседование я проходила у Маргариты, жены Янковского. Она встретила меня в богато обставленном кабинете, принадлежавшем, очевидно, её мужу. Что меня поразило больше всего, так это аквариум во всю стену. От его громадного размера у меня дух захватило. Мне так хотелось его рассмотреть, но глядя на Маргариту, я почувствовала, что она не располагает лишним временем. Нетерпение в её глазах выплёскивалось через край.

– Добрый день, проходите, пожалуйста, – пригласила она меня и я, кинув всего лишь мимолётный взгляд на потрясающий аквариум, прошла вглубь кабинета.

Мне сразу попался на глаза круглый живот Маргариты. Значит Янковский скоро станет многодетным папой. Все знали о его двух детях: мальчике и девочке.

Я села в кожаное кресло, предназначенное для клиентов.

– Как вас зовут?

– Кира, – ответила я и остановила взгляд на каштановых кудрях Маргариты, идеальных и блестящих, как у куклы Барби. В том, что их происхождение было «салонным», я была уверена на сто процентов. А вот мои светло-русые кудряшки по утрам «кричали» естественностью и природным происхождением. В основном по тому, что торчали в разные стороны, как у мультяшного Антошки. Слава богу, люди изобрели гель для кудрявых волос, иначе я бы наверное брилась на лысо.

– Что ж, Кира, из вашей анкеты мне в принципе всё понятно, – сказала Маргарита, опустив деловитый взгляд в моё скромное резюме. – Вы студентка, учитесь на третьем курсе факультета ландшафтного дизайна, прошлым летом работали официанткой в кафе, а сейчас хотите подработать во время учёбы. Я думаю, работа, которую я могу вам предложить, вас устроит. Надеюсь, вы ничего не имеете против уборки в ванных комнатах?

– Нет, я не против. Главное – не задерживаться.

– Тогда вам нужно правильно организовывать своё время и проблем с этим у вас не будет. А мы, в свою очередь, обещаем не заваливать вас сверхурочной работой.

– Да, спасибо. Просто не хочу учёбу запускать.

– Тогда с завтрашнего дня можете начинать. График «четыре дня работаете, четыре – отдыхаете» вас устроит?

– Четыре… через четыре?

– Дело в том, что у нас есть домоправительница, которая следит за чистотой во всём доме в общем. А вы за свои четыре дня должны будете наводить идеальную чистоту в конкретных местах.

– Ну… хорошо, раз так.

Я не стала задумываться над этой «системой». Ведь у богачей своё особое мышление в таких делах.

– Зарплата, я так понимаю, вас тоже устраивает? – спросила Маргарита. – Она была указана в объявлении.

– Да.

– А до какого времени вы учитесь?

– После трёх я обычно всегда свободна.

– Значит я назначу вас на время с четырёх до шести. У нас четыре ванные комнаты. Одна – для меня и дочки, вторая – для мужа и сына, третья – для гостей и четвёртая– для прислуги. Идёмте, я вам их покажу, – мы одновременно встали со своих кресел. – Я думаю, вы сможете управиться за два часа. Если нет, то придётся задерживаться, имейте ввиду.

– Я думаю, что успею.

Ванные комнаты были шикарными. Особенно мне поправилась «для девочек». Она была в золотисто-белом стиле, вся блестела и сверкала, как на картинке в глянцевом журнале.

А ещё мне выдали синюю форму с белыми оборками. Я в ней была похоже на героиню мексиканских сериалов про служанок. Смех, да и только!

В общагу я возвращалась в приподнятом настроении. Было начало сентября, а погода сохранялась по-летнему жаркой.

Брякнувшись в свою скрипучую односпалку, я посмотрела на пустующую соседнюю кровать. Моей соседки Оли не было дома. Наверняка, где-то как обычно тусовалась. Я обратила внимание, что на её подушке лежала газета. Я встала и взяла её в руки. Это была местная пресса. Усевшись на кровать в позу по-турецки, я стала пролистывать её, периодически запуская руку в пакет с сушками.

Довольно похрустывая, я добралась до рубрики о местных знаменитостях. И вот на одной из страниц красовалось лицо Игоря Янковского. Я задержалась на этой странице. Ведь скоро я увижу этого человека вживую. На фото он был очень хорош, брюнет с выразительным взглядом и доброй улыбкой. Янковский держал на руках девочку лет пяти, хихикающую во всё лицо, придерживая аккуратные хвостики к своим пухлым щёчкам. Это была какая-то акция в детском доме. Казалось бы человек, у которого куча денег, наверняка пиарился в таких делах. Но в глазах Янковского я увидела столько искренности, что конкретно о нём и подумать такого не смогла. Я отбросила газету. К чему рассматривать этого красавчика, если он всё равно женат, да и ещё с кучей ребятишек?

В очередной раз запустив руку в пакетик с сушками и всё ещё не в силах оторвать взгляда от красавца-бизнесмена, я пыталась отыскать ещё хотя бы одну сушку. Но пакетик только шуршал, а рука не нащупывала ничего, кроме мягкого одеяла под целлофаном. Нужно было нормально поесть.

Я отправилась на кухню и нашла на сковородке немного «ракушек» в яйце. Это наверняка Оля приготовила и оставила мне, добрая душа!

Подогрев еду прямо в сковородке, я по быстрому поужинала, в конце поскоблив вилкой подгоревшее, но очень вкусное макаронное тесто. Потом сходила в душ и вернулась в комнату.

Укрывшись одеялом, я закрыла глаза про себя подумав, что Оля сегодня уже вряд ли вернётся. Под глухие музыкальные биты, доносившиеся откуда-то из соседних комнат, я заснула.

***

На следующий день, отсидев две пары, я отправилась на новую работу. Переодевшись в подсобном помещении в синюю форму, я взяла необходимый инвентарь и приступила к работе.

Убираться в таких и без того «вылизанных» ванных комнатах было проще простого и даже доставляло кайф. Я чувствовала себя не уборщицей, а реставратором.

Когда я ходила по светлым широким коридорам, на глаза мне попадались другие девушки в такой же форме. Мы улыбались друг другу, но вслух ничего не говорили.

Работу я закончила без десяти шесть. Собравшись спуститься в подсобку, чтобы переодеться, я обратила внимание на дверь кабинета, в котором вчера проходила собеседование.

Конечно мне туда было нельзя, но как же хотелось поглазеть на аквариум. Я всё-таки просунула голову в дверь и огляделась. Никого не было видно. Я вошла.

Вид огромного аквариума заставил меня ахнуть в голос. Разноцветные рыбки перемещались, как будто проложив невидимые плавные рельсы, и терялись в изящных водорослях, которые были похожи на ленту в руках гимнастки.

У меня даже возникло желание нырнуть туда, превратиться в русалку и хоть пару минут поплавать среди этой красоты. В таком огромном аквариуме и для такой как я хватило бы места! Кроме того, я не отличалась высоким ростом и весила от силы килограммов сорок пять.

– А разве сейчас время уборки? – услышала я мужской голос и вздрогнула. Обернувшись, я увидела Игоря Янковского.

Откуда он вышел я не представляла. Наверное здесь тоже была ванная комната. Но я же убираю ванные комнаты, а про эту мне хозяйка ничего не говорила. Значит, он вышел из какого-то другого места. Может быть тут была кухня при кабинете? Этим богачам прийти в голову могут такие нелепые излишества.

– Я… я думала здесь никого нет, – проговорила я, прижимаясь спиной к стеклу.

– Вы считаете это оправданием? – спросил он, а потом улыбнулся так, что бояться его было уже невозможно. Это была какая-то детская улыбка, но на лице взрослого мужчины.

– Девушка, но я вас не знаю.

Он подошёл ко мне ближе, просунув руки в карманы брюк. От этого края его тёмно-коричневого пиджака приподнялись.

– Я… я только вчера устроилась. Ваша жена проводила собеседование.

– Но, насколько я знаю, Яна убирает в моём кабинете.

– Наверное. Я не знаю. Меня взяли сюда мыть ванные комнаты.

– Мой кабинет чем-то напомнил вам ванную?

Янковский снова улыбнулся. Нет, это было просто невозможно. Но откуда у человека может быть до того прекрасная улыбка? Я готова была смотреть на этого человека несколько часов подряд.

– Извините, – промямлила я и наконец «отлепила» спину от аквариумного стекла. – Любопытство да и только.

– Спасибо за честность. Знаете, тут многие пытаются зайти в комнаты, в которые им не надо. А когда я их застукиваю, то с выпученными глазами начинают уверять, что просто ошиблись дверью.

– Я… мне правда очень жаль.

Лёгкое общение этого человека придало мне храбрости и я спросила:

– Может в знак извинения я у вас тут приберусь?

– Если честно, то не представляю, что тут убирать. Яна отлично справляется со своими обязанностями.

– А… смотрите.

Я прошла к книжному шкафу и открыла стеклянные дверцы.

– Вы часто сюда заглядываете?

– Ну… не особенно.

– Оно и видно. Видите, сколько тут пыли, – я взяла одну из книг. – На пустых полках чистота идеальная, а вот верхняя часть книг страдает от пыли.

– Но а как же её оттуда вычистить?

Он забрал книгу из моих рук и стал рассматривать.

– Да на самом деле никак. Просто это знак того, что их почти отсюда не вытаскивают. А что это? – я повернула книгу в его руках обложкой к себе. – А, «Мастер и Маргарита». Читали?

 

– Нет. А вы?

– Да.

– Может расскажите, о чём она?

Этот вопрос заставил меня расхохотаться, задрав голову кверху.

– Что… что смешного?

– Извините, – сказала я, прикрыв рот рукой. – Просто думала, что все знают эту историю.

Я взяла книгу из его рук и хотела поставить на место, но Янковский остановил меня и наши руки соприкоснулись. По коже тут же побежали мурашки.

«Что это ещё такое?»

– Нет, не убирайте. Раз это так вас рассмешило, значит я обязан её прочитать.

– Да нет же…

– А я говорю, обязан, – он вытащил книгу и стал осматривать её так, будто не знал даже, как её открыть.

– Вы такой занятой человек, – сказала я. – Разве у вас будет время на чтение?

– Я найду. А как вас зовут?

– Кира.

– Очень приятно, Кира.

Он протянул мне руку, и я пожала её. Это была часть делового знакомства, но почему-то от этой «части» мне показалось, что у меня земля из-под ног ушла. Я уже собралась убрать руку, но Янковский вдруг ухватился за мои пальцы и удержал их.

– На что спорим, что я прочту её до конца недели?

Я не знала, что больше удивило меня: его вопрос или наши сцепленные пальцы.

– Но до конца недели всего три дня.

– Неважно. Так на что?

– Я не любитель спорить.

– Хорошо. Тогда, – он задумался, закатив глаза вверх, – если я успею её прочитать, то вы станете ещё убирать и этот кабинет. А если не успею, то всё равно будете убирать этот кабинет, но я прибавлю вам зарплату.

– В этом нет необходимости. Я бы не хотела задерживаться.

– У вас какие-то заботы? – спросил он с самым серьёзным видом.

– Никаких, кроме учёбы, – сказала я, кинув взгляд на наши руки, которые были по-прежнему сцеплены.

– Значит, вы будете убирать только этот кабинет с той же зарплатой.

– Для вас так важно, чтобы я убирала ваш кабинет. Почему?

– Просто мне с вами весело. Прямо настроение поднялось, – улыбнулся он и его карие глаза задержались на мне.

– Зачем же тогда спорить? Вы же хозяин. Переведите меня на новое место. Мне всё равно, где убираться.

– Просто мне в последнее время не хватает какого-то азарта. Поэтому, давайте поспорим? Пожалуйста, Кира. Вам же это ничего не стоит?

– Нет, – произнесла я, почувствовав гипноз от его взгляда.

А потом мы пожали руки.

***

– Ну как на новом месте? – спросила меня Оля, валяясь в кровати и параллельно читая что-то в своём телефоне.

Я тоже не уступала ей во «внимательности»: чистила апельсин, а сама смотрела в точку на полу. Но перед глазами у меня был не пол, а улыбка и глаза Игоря Янковского.

«Господи, ну как можно быть таким милым?»

– Кир, ешь уже давай свой апельсин. Вся комната цитрусом пропахла, – сказала Оля, забирая в хвост свои тёмные волосы с зелёными прядями. – Ты его минут пять назад почистила, а всё ещё что-то щипаешь. Половина сока из апельсина уже распределилась по твоим рукам.

Я глянула на свой фрукт: на нём уже почти не осталось белых ворсинок; я держала в руках мягкий ярко-оранжевый шарик, истекающий соком.

– Ой, что-то я задумалась.

– Наверное, ты в шоке от богатства дома, в котором работаешь. Понимаю… – Оля довольно вытянула своё тело вдоль кровати, – сама тоже поработала в одном из таких домов пару месяцев. Ну а как тебе Игорёк?

– Кто?

По мне, так Оля выразилась слишком смешливо для такого человека, как Игорь Янковский.

– А… – протянула я, глядя в выпученные глаза Оли, которые молча выражали слова:

«Ты что с ума сошла? Реально не понимаешь, о ком я?»

– Игорь Янковский… да ничего так.

Я положила дольку апельсина в рот и зажмурилась от кислоты.

– Мне кажется, он такой милашка, – хихикнула Оля, а потом зевнула.

– Оль, ну какой милашка? Женатый, да и ещё с тремя детьми.

– Ну и что? Это же не мешает восхищаться им. Скажи… – Оля сделала интригующую паузу, – просто вопрос на засыпку. Если бы у тебя появилась возможность, ты бы смогла закрутить с ним роман?

– Что? Оль, о чём ты? – возмутилась я и обхватила колени своими липкими пальцами.

– Ты что так реагируешь? – спросила Оля отрезвляющим тоном. – Я же просто так спросила.

– Это унизительно и… он женат. Какой смысл от всего этого?

– А зачем смысл? Это же романтика, эмоции. Чтобы было что вспомнить в старости.

– Оля, лучшее воспоминание в старости – это чистая совесть. А вся эта твоя абракадабра – одна из уловок современных блогеров. Такими высокопарными фразами они себя прославляют, а попробуй в них вдуматься – смысла никакого не будет.

– Кир, да ты что…

– Ничего! – крикнула я, про себя удивившись собственной резкости. – Я в душ.

Закрыв дверь ванной комнаты, я пыталась унять своё бешеное дыхание. Что это я действительно так разошлась? Оля правда ничего плохого не сказала. Но ведь вся правда была в том, что мне действительно понравился этот бизнесмен. Но с другой стороны, мало ли кто мне понравился? Это всё пройдёт. Нужно просто подождать.

Я встала под тёплый душ и заставила себя думать о семинаре, к которому нужно было подготовиться к понедельнику.

***

Следующие два дня прошли нормально. На работе я не встречалась ни с хозяином, ни с хозяйкой дома. Просто спокойно делала свою работу. Даже в кабинет больше не было желание заглянуть. Мне казалось, что в прошлый раз я увидела в нём больше, чем следовало.

Третий день тоже прошёл хорошо. Но когда я выходила из ворот дома, около меня вдруг притормозила машина Игоря Янковского.

– Что же вы, Кира, не подождали меня? У нас же с вами общие дела, – сказал он, вылезая из своего красного InfinitiQ50.

Я улыбнулась, разглядывая его. Мне было так приятно снова его увидеть. Может быть я даже соскучилась по нему.

«Ну о чём ты, Кира? Совсем что ли с ума сходишь? Прекрати так думать!»

Я даже машинально постучала себя по лбу.

– Кира, у вас что голова болит? – спросил он, подойдя ко мне.

– Да нет… это я просто так… Ну так что? Вам есть, что мне рассказать?

– Но мы с вами не животные, правда? Давайте пройдём в дом и за чаем я вам всё расскажу.

– Нет, Игорь… – моя голова тут же опустилась вниз. – Простите, я не знаю вашего отчества…

– Мне всего тридцать два. Какое отчество? – усмехнулся он.

– Но вы же мой работодатель.

– Оставим эти глупости. Зови меня просто Игорь.

Его простой переход на «ты» заставил моё сердце содрогнуться. Но мне на самом деле хотелось провести с этим человеком несколько минут. Я вернулась в дом вслед за ним, просто не представляя, зачем мне это нужно?

Мы пришли в его кабинет. А пока я разглядывала аквариум, он принёс две чашки с чаем, от которых за километр пахло бергамотом.

– Кира, присаживайся, – пригласил он, и я прошла к креслу за чайным круглым столиком.

– А… откуда чай, если не секрет?

– Не секрет. У меня тут рядышком есть крохотная комнатка.

«Значит, всё-таки у него здесь кухня при кабинете!»

– Ты считаешь это излишеством, да?

– Ну… я думаю, вы согласитесь со мной, что в этом кабинете есть много мест, куда можно поставить электрический чайник?

– Кира… – улыбнулся он, и тон его голоса изменился до неузнаваемости. С такой нежностью моё имя ещё не произносил никто.

Пока я устраивалась в шикарном кресле кремового цвета, он сбегал к своему рабочему столу и принёс книгу «Мастер и Маргарита».

– И как, ты думаешь, мои успехи?

В ответ я только пожала плечами, отхлёбывая горячий напиток.

– Две страницы плюс один абзац. Ты была права, – он бросил книгу на столик. – Работа не даёт мне возможности этим заниматься.

– Неужели у вас нет даже выходных?

– Нет. Вот эти несколько минут, которые я провожу с тобой, а потом нужно будет уделить время детям и жене.

«Да, Кира, хорошего понемножку. Настало время возвращаться в реальный мир. Ты не можешь долго общаться с этим красавцем на равных как близкие друзья. Всё. Пора на выход».

– Я вас отвлекаю, – сказала я, вставая из-за стола.

– Нет, Кира, подожди.

Он догнал меня у двери и загородил путь, приложив руку к двери. Янковский смотрел мне в глаза, и я ощущала, что-то родственное в его взгляде. Как будто я знала его много лет.

– Кира, не уходи. Мне так хорошо рядом с тобой. Я обо всём забываю.

– О чём вы забываете? О работе?

– Не только, – прошептал он, а потом провёл рукой по моей щеке. Я задышала чаще и прикрыла глаза.

– Кира, я хочу встретиться с тобой не здесь, – прозвучал его тихий голос. – Как ты на это смотришь?

Часто мотая головой, я отошла от него.

– Нет, что вы? Зачем?

– Извини. Я не хотел тебя обидеть. Мне просто хочется с тобой поговорить, побыть подольше…

Он снова оказался рядом слишком близко. Я снова, сделав несколько шагов, отошла от него на расстояние.

– Игорь… – я забрала руку в волосы и немного их потрепала, – мне нужно будет как-то узнать ваше отчество, а пока… Короче говоря, Игорь, не нужно этого.

– Кира, пожалуйста, не пугайся. У меня на самом деле почти нет свободного времени. Но послезавтра я смогу выбраться на пару часов после семи вечера.

– Проведите это время со своей семьёй, – задрав голову, произнесла я.

– Они идут в это время на спектакль.

– Сходите с ними.

– Я могу сказать, что у меня работа.

– Значит это не свободное время, а враньё.

– Ты права. Но я прошу только о разговоре, – он задержал на мне взгляд, как будто принимал за эти секунды окончательное решение. – Я пришлю за тобой машину.

– Нет…

– Подумай. Время ещё есть, – сказал он, а потом вышел из кабинета и направился вверх по лестнице.

***

Эти два дня я была сама не своя. Янковский не выходил у меня из головы. Точнее его предложение. Что ему было нужно от бедной студентки? От прислуги в его доме? Может быть, развлечения? Или приятного времяпровождения? Приключений?

Нет, я не могла вовлечь себя в эту игру. Даже если Янковский на самом деле говорил только о разговоре. Но мне казалось, что он либо врал, либо сам пока не понимал, чего хочет. Его карие глаза слишком ярко горели, глядя на меня. Да я и сама наверняка наобещала ему кучу всего только одними глазами.

Лекции я почти не слушала, спала наполовину, а есть стала в два раза меньше.

Но когда в тот самый день часы пробили половину седьмого вечера, я занервничала просто вдрызг.

«Поеду», – решила я.

Но только для того, чтобы попросить его оставить меня в покое. Впереди у меня было ещё два выходных дня, а потом я уволюсь и найду работу в другом доме. Слава богу, в нашем городе их было достаточно.

Тем не менее, я надела голубое платье приталенного силуэта с фигурным вырезом горловины и пышной юбкой. Его я надевала только для прогулок в парке.

Потом я расчесала свои вьющиеся светлые волосы и не стала их закалывать.

Моё отражение в зеркале говорило о большем, чем о том, что я собралась просто погулять по парку. Но Игорь Янковский был слишком ярким эпизодом в моей жизни, чтобы я, возможно в нашу последнюю встречу, выглядела, как девушка, раздающая листовки в переходе.

Автомобиль прибыл ровно в семь. Это был тот же красный InfinitiQ50. Я села в него.

– Кира, добрый вечер, – поздоровался со мной молоденький водитель. – Меня зовут Михаил. Я отвезу вас по приказу Игоря Алексеевича.

«Ага, вот значит какое у него отчество!»

– Хорошо. А куда?

– На речной вокзал.

– Куда? – громко переспросила я.

Водитель усмехнулся понимая, что я естественно и так его расслышала.

Когда мы приехали, Михаил попросил меня пройти к белому речному трамвайчику.

Как только я оказалась на борту, судно сразу стало отплывать от берега. Я запаниковала, потому что никого поблизости не видела. Но уже через минуту ко мне вышел Янковский, держа руки за спиной. Его фирменная полудетская улыбка на этот раз вызвала у меня раздражение.


Издательство:
Автор
Поделиться: