Название книги:

Волны, в которых мы утонули

Автор:
Бриттани Ш. Черри
Волны, в которых мы утонули

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Посвящение

Тем, кого, как и меня, уносят волны.

Якорям, что всегда возвращают нас домой.


Brittainy C. Cherry

The Silent Waters

* * *

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

Copyright @ 2016. The Silent Waters by Brittainy C. Cherry

Published by arrangement with Bookcase Literary Agency and Andrew Nurnberg Literary Agency

© Лидман М., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2021

Пролог

Мэгги
8 июня 2004 года – шесть лет

– В этот раз все будет по-другому, Мэгги, я в этом уверен. В этот раз – навсегда, – пообещал папа, останавливая машину у дома из желтого кирпича на углу Джейкобсон-стрит. Будущая жена папы, Кэти, стояла на крыльце и смотрела, как он паркует наш старый универсал на подъездной дорожке.

«Волшебно».

Переезд в этот дом – это просто волшебно: из небольшой квартирки я перебиралась в самый настоящий дворец. Мы с папой всю жизнь провели в крошечной двухкомнатной квартирке, а сейчас будем жить в двухэтажном доме с пятью спальнями, кухней размером с Флориду, тремя ванными и самой настоящей столовой – столовой, а не гостиной, где папа каждый день в пять часов вечера накрывал ужин на подносах. Папа сказал, что у них на заднем дворе даже есть бассейн. «Бассейн! На заднем дворе!»

Теперь я буду жить не с одним человеком. У меня будет семья.

Хотя как раз в этом для меня не было ничего необычного. У нас с папой было много семей – мы меняли их сколько я себя помню. Самую первую я толком и не знала: моя мама ушла от папы еще до того, как я начала говорить. Она встретила другого мужчину, с которым чувствовала себя любимой больше, чем с папой. Хотя в это мне верилось с трудом, потому что папа полностью отдавался любви – чего бы ему это ни стоило. После того как она ушла, он дал мне коробку с ее фотографиями, чтобы я не забывала мать. Но мне это казалось странным: как можно помнить женщину, которой никогда не было рядом?

После нее он стал легко влюбляться в женщин. И часто они тоже в него влюблялись. Они заселялись в наш крошечный мирок со всеми своими пожитками, и папа говорил, что это навсегда, но «навсегда» заканчивалось быстрее, чем он надеялся.

В этот раз все было по-другому.

В этот раз он познакомился с любовью всей своей жизни в чате AOL. Когда моя мама нас бросила, папа сполна прочувствовал, что такое неудачные отношения. Так что он подумал, что было бы неплохо попробовать познакомиться с кем-то в Интернете. И это сработало. Кэти потеряла мужа много лет назад и с тех пор не ходила на свидания, пока в Интернете не познакомилась с папой.

И в отличие от всех предыдущих случаев на этот раз мы с папой переезжали к Кэти и ее детям, а не наоборот.

– В этот раз – навсегда, – прошептала я папе в ответ.

Кэти красивая, как женщины, которых показывают по телевизору. Мы с папой смотрели ТВ-передачи во время ужина, и я всегда обращала внимание на то, какие там все потрясающие. Кэти выглядит точь-в-точь как они. У нее длинные светлые волосы и ярко-голубые глаза, почти как у меня. Ногти ее накрашены ярко-красным лаком в тон помаде, а темные ресницы длинные и густые. Когда мы с папой въехали на ее – на нашу – подъездную дорожку, она уже ждала нас, одетая в красивое белое платье и желтые туфли на высоких каблуках.

– О Мэгги! – воскликнула она, подбегая ко мне и открывая дверь машины, чтобы обнять меня. – Так здорово наконец-то с тобой встретиться.

Я настороженно подняла бровь, сомневаясь, стоит ли мне обнимать Кэти в ответ, хотя от нее пахло кокосом и клубникой. До встречи с Кэти мне и в голову не приходило, что кокос и клубника могут сочетаться.

Я посмотрела на папу. Он улыбнулся мне и кивнул один раз, разрешая обнять Кэти.

Она стиснула меня в объятьях так, что у меня затрещали ребра, и вытащила из машины. Но я не жаловалась. Меня уже очень давно не обнимали так крепко. Наверное, последний раз это было, когда дедушка приезжал к нам в гости.

– Идем. Я познакомлю тебя со своими детьми. Сначала мы пойдем в комнату Кельвина. Вы ровесники, так что будете вместе ходить в школу. Он сейчас дома вместе со своим другом.

Кэти не поставила меня на землю. Вместо этого она понесла меня к ступенькам. Папа схватил несколько наших сумок. Когда мы вошли в дом, я в удивлении вытаращила глаза.

«Ух ты».

Внутри было очень красиво. Я была уверена, что именно так выглядел дворец Золушки. Кэти поднялась со мной по лестнице, подошла к последней комнате слева и открыла дверь. Я увидела, как два мальчика играют в «Нинтендо»[1] и кричат друг на друга. Кэти опустила меня на пол.

– Мальчики, сделайте паузу.

Они не послушались.

Они продолжали спорить.

– Мальчики, – повторила Кэти построже. – Сделайте паузу.

Ноль реакции.

Она фыркнула и подбоченилась.

Я обиженно фыркнула и повторила ее позу.

– МАЛЬЧИКИ! – вскрикнула она, выдергивая вилку приставки из розетки.

– МАМА!

– МИСС ФРЭНКС!

Я хихикнула. Мальчики повернулись к нам с выражениями глубочайшего шока на лицах. Кэти улыбнулась.

– Теперь, когда мне удалось привлечь ваше внимание, я хочу, чтобы вы поздоровались с Мэгги. Кельвин, она будет жить с нами вместе со своим отцом. Ты помнишь, я говорила, что у тебя будет сестра, Кельвин?

Мальчики уставились на меня. Кельвин – это совершенно точно светловолосый мальчик, тот, что был точной копией Кэти. У мальчика, который сидел рядом с ним, были темные растрепанные волосы и карие глаза. Одет он был в дырявую светло-желтую футболку и джинсы, на которых были крошки от чипсов.

– Не знал, что у тебя есть еще одна сестра, Кэл, – сказал мальчик, глядя на меня. Чем дольше он смотрел на меня, тем сильнее у меня болел живот. Я спряталась за Кэти, чувствуя, как пылают мои щеки.

– И я, – ответил Кельвин.

– Мэгги, это Брукс. Он живет в доме через дорогу, но сегодня ночует у нас.

Я выглянула из-за ноги Кэти и посмотрела на Брукса. Он слегка улыбнулся мне, а потом собрал крошки со своих джинсов и засунул их себе в рот.

– Можно, мы еще поиграем? – спросил Брукс. Он снова взял свой джойстик и уставился на выключенный экран телевизора.

Кэти тихонько прыснула и покачала головой.

– Мальчишки такие мальчишки, – прошептала она мне, снова включая приставку.

Я покачала головой и тоже хихикнула, в точности как Кэти.

– Ага. Мальчишки такие мальчишки.

Мы остановились у другой двери. За ней была самая розовая комната, которую я когда-либо видела. На полу сидела девочка, одетая в платье принцессы. Она рисовала, а на голове у нее был ободок с кроличьими ушками, и она ела доритос[2] из розовой пластиковой миски.

– Шерил, – сказала Кэти, входя в комнату. Я спряталась за ее ногой. – Это Мэгги. Она будет жить с нами вместе со своим отцом. Помнишь, я говорила тебе об этом?

Шерил подняла глаза, улыбнулась и запихнула в рот еще чипсов.

– Хорошо, мам. – Она продолжила рисовать, напевая себе под нос песенку, и ее рыжие кудряшки запрыгали вверх-вниз. Потом она прервалась и снова подняла голову. – А сколько тебе лет?

– Шесть, – сказала я.

Она улыбнулась.

– А мне пять! Любишь играть в куклы?

Я кивнула.

Она снова улыбнулась и продолжила рисовать.

– Ладно. Пока.

Кэти рассмеялась и вывела меня из комнаты, прошептав:

– Думаю, вы станете очень хорошими подругами.

Она проводила меня в мою комнату, где папа раскладывал сумки с моими вещами. Здесь было так просторно, что мои глаза расширились. И это все – для меня.

– Ух ты… – я сделала глубокий вдох. – Это мое?

– Твое.

Ух ты.

– Я знаю, что вы, должно быть, устали после долгой дороги, поэтому я дам тебе подготовить Мэгги ко сну. – Кэти улыбнулась папе и поцеловала его в щеку.

Когда папа вытащил мою пижаму, я спросила:

– А можно, меня уложит Кэти?

Она не стала спорить.

Она уложила меня, и я улыбнулась ей. Она улыбнулась мне в ответ. Мы много улыбались и много разговаривали.

– Знаешь, мне всегда хотелось, чтобы у меня была еще одна дочь, – сказала она, расчесывая мои волосы.

Я не стала произносить это вслух, но мне тоже всегда хотелось, чтобы у меня была мама.

– Нам будет так хорошо, Мэгги. Тебе, Шерил и мне. Мы будем делать маникюр, сидеть у бассейна, пить лимонад и листать журналы. Мы сможем делать все, что так не нравится парням.

 

Она обняла меня на прощание, а потом вышла и выключила свет.

Мне не спалось.

Я долго ворочалась с боку на бок и хныкала, но папа не слышал меня, потому что он был там, на первом этаже. Он спал в своей спальне вместе с Кэти. Даже если бы я захотела найти его, у меня бы ничего не вышло, потому что в коридоре было темно, а темноту я ненавидела больше всего на свете. Я шмыгнула носом, изо всех сил пытаясь считать овец, но у меня ничего не получалось.

– Что с тобой? – спросил смутный силуэт в дверном проеме.

Я ахнула и села на кровати, обхватив руками подушку.

Тень придвинулась ближе, и я тихонько выдохнула. Это Брукс. Его растрепанные волосы торчали во все стороны, а на щеках были следы от подушки.

– Перестань плакать. Я из-за тебя не могу заснуть.

Я шмыгнула.

– Прости.

– Так в чем дело? Ты скучаешь по дому?

– Нет.

– Тогда что случилось?

Я смущенно опустила голову.

– Я боюсь темноты.

– А, – он секунду щурился, а потом вышел из комнаты.

Я так и не отпустила подушку и удивилась еще сильнее, когда Брукс вернулся. Он что-то принес с собой и подошел к стене, чтобы вставить вилку в розетку.

– Кельвину ночник не нужен. Его мама просто поставила лампу к нему в комнату. – Он поднял бровь. – Так лучше?

Я кивнула.

Лучше.

Он зевнул.

– Ну, ладно, спокойной ночи… эм… как там тебя зовут?

– Мэгги.

– Спокойной ночи, Мэгги. Здесь, в нашем городке, тебе совершенно нечего бояться. Здесь всегда безопасно. Здесь ты в безопасности. И если это не поможет, уверен, ты можешь лечь на полу в комнате Кельвина. Он не будет возражать.

Он ушел, растрепывая свои и без того взъерошенные волосы.

Мой взгляд упал на ночник в форме ракеты, и мои глаза начали закрываться. Я устала. Я была в безопасности. Меня защищала ракета, подаренная мальчиком, с которым мы только что познакомились.

И если раньше я не была в этом уверена, теперь я знала.

Папа был прав.

– Навсегда, – прошептала я себе, все глубже погружаясь в сон. – В этот раз – навсегда.

Часть 1

Глава 1

Мэгги
25 июля 2008 года – десять лет
Записка мальчику, который в меня влюблен

От: Мэгги Мэй Райли

Дорогой Брукс Тайлер.

Не так давно я очень долго расстраивалась из-за того, что ты обозвал меня и толкнул в лужу. Ты испортил мое любимое платье и розово-желтые сандалики. Я так расирдилась рассердилась на тебя потому, что ты толкнул меня.

Твой брат Джейми сказал мне, что ты плохо ко мне относишься, потому что любишь меня. Ты обзываешься, потому что так делают мальчики, когда они влюблены. Ты толкнул меня только потому, что хотел быть ближе ко мне. Мне кажется, что это глупо. Но моя мама говорит, что все мужчины глупые, так что ты не виноват. Это заложено в твоей ДНК.

Так что я принимаю твою любовь, Брукс. Я позволяю тебе любить меня отныне и во веки веков.

Я начала планировать нашу свадьбу.

Она состоится через несколько дней, в лесу, куда вы, мальчики, постоянно ходите на рыбалку. Я всегда хотела пожениться уводы, как мои мама и папа.

Тебе стоит надеть галстук. Но не тот уродливый цвета грязи, в котором ты ходил в церковь в прошлое воскресенье. И воспользуйся одеколоном своего отца. Я знаю, что ты мальчик, но ты не должен пахнуть как мальчики. Я люблю тебя, Брукс Тайлер Гриффин.

Отныне и во веки веков.

Твоя будущая жена,

Мэгги Мэй

P.S. Я принимаю твои извинения, которые ты мне так и не принес. Джейми сказал, что ты сожалеешь, так что не беспокойся, что я злюсь.

Записка девочке, которая спятила

От: Брукса Тайлера Гриффина

Мэгги Мэй.

Ты. Мне. Не. Нравишься! Исчезни отныне и во веки веков.

Твой НЕ будущий муж,

Брукс Тайлер

Записка забавному мальчику

От: Мэгги Мэй Райли

Мой Брукс Тайлер.

Какой же ты смешной. Джейми сказал, что ты ответишь именно так.

Что думаешь по поводу свадьбы в фиолетово-розовых тонах? Возможно, нам стоит съехаться, но я еще слишком молода, чтобы брать ипотеку. Может быть, мы сможем жить в доме твоих родителей, пока ты не найдешь пастаяную постоянную работу, чтобы содержать меня и наших питомцев.

У нас будет собака по кличке Скиппи[3] и кот по кличке Джем.

Твоя Мэгги Мэй

Записка девочке, которая совсем спятила

От: Брукса Тайлера Гриффина

Мэгги.

Мы не поженимся. У нас не будет домашних питомцев. Мы даже не друзья. Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ, МЭГГИ МЭЙ! Если бы твой брат не был моим лучшим другом, я бы ВООБЩЕ с тобой не разговаривал! Я считаю, что ты спятила.

Скиппи и Джем? Это глупо. Я глупее вещей в жизни не слышал. Кроме того, всем известно, что лучшее арахисовое масло – Jif.

НЕ ТВОЙ,

Брукс

Записка мальчику, у которого плохой вкус

От: Мэгги Мэй Райли

Брукс Тайлер.

Мама говорит, что залог хороших отношений – это адинакавые адинаковые одиннаковые одни и те же взгляды и уважение к тем, что не совпадают.

Мне нравится, что мы вдвоем любим арахисовое масло, и я уважаю твое мнение о Jif.

И мне неважно, что ты не прав.

Навеки твоя,

Мэгги Мэй

P.S. Ты нашел галстук?

Записка девочке, которая СОВСЕМ спятила

От: Брукса Тайлера Гриффина

Мэгги Мэй.

Мне не нужен галстук, потому что мы не поженимся. И это слово пишется «одинаковые», идиотка.

Брукс

Записка мальчику, который довел меня до слез

От: Мэгги Мэй Райли

Брукс.

Это было грубо.

Мэгги

Записка девочке, которая СОВСЕМ спятила, но которая никогда не должна плакать

От: Брукса Тайлера Гриффина

Мэгги Мэй.

Прости меня. Иногда я веду себя как полный кретин.

Брукс

Записка мальчику, который заставил меня улыбаться

От: Мэгги Мэй Райли

Брукс Тайлер Гриффин.

Я прощаю тебя.

Если хочешь, можешь надеть галстук цвета грязи. Неважно, как плохо ты будешь одет, я все равно очень хочу стать твоей женой.

Встретимся на следующих выходных впять часов между двумя узловатыми деревьями.

Твоя отныне и во веки веков,

Мэгги Мэй Райли

Глава 2

Брукс

Я ненавижу Мэгги Мэй.

Жаль, что нет более подходящего слова, чтобы описать мои чувства к назойливой крикливой девчонке, которая последнее время ходит за мной по пятам. Но когда она стояла рядом со мной, единственным, о чем я был способен думать, была ненависть. Не нужно мне было приносить ей тот ночник тогда, много лет назад. Нужно было просто притвориться, что ее не существует.

– Почему она идет? – застонал я, укладывая в ящик для снастей леску, поплавки, грузила и крючки. Последние два года я ездил на рыбалку с папой и старшим братом Джейми, Кельвином и его новым папой, Эриком – или, как я его называл, мистером Райли. Мы ходили к Харпер-крик, небольшому заливу в пятнадцати минутах ходьбы, и рыбачили на лодке мистера Райли, смеясь и обмениваясь шутками. Озеро было настолько огромным, что его противоположный берег, на котором располагались городские магазины, едва угадывался. Мы с Кельвином часто пытались разглядеть здания типа библиотеки, продуктового магазина и торгового центра. А потом мы старались наловить рыбы. Это был мужской день. Мы ели слишком много фастфуда и не парились, если определенные звуки просились наружу. Это была наша традиция, и сейчас все шло псу под хвост из-за глупой десятилетней девчонки, которая не умолкая распевала песни и без конца кружилась и танцевала. Мэгги Мэй была воплощением навязчивости. Это тоже было правдой. Я как-то раз посмотрел ее имя в словаре, и определение было таким: «Навязчивая сводная сестра Кельвина».

Да, я сам его добавил, и мама накричала на меня за то, что я пишу в книге, но все равно это правда.

– Мама с папой сказали, что она должна пойти, – объяснил Кельвин, поднимая удочку. – Маме нужно свозить Шерил к врачу, так что ближайшие несколько часов за ней некому будет присматривать.

– А нельзя просто запереть ее в доме? Твои родители могли бы оставить ей сандвич с арахисовым маслом и джемом, сок или что-нибудь в этом роде.

Кельвин ухмыльнулся.

– Как бы мне этого хотелось. Это так глупо.

– Она такая глупая! – воскликнул я. – Она вбила себе в голову, что выйдет за меня замуж в лесу. Она спятила.

Джейми ухмыльнулся.

– Ты говоришь так только потому, что тайно влюблен в нее.

– Нет! – крикнул я. – Это отвратительно. Меня тошнит от Мэгги Мэй. Да от одной мысли о ней потом снятся кошмары.

– Ты так говоришь, потому что любишь ее, – издевался Джейми.

– Заткнись, придурок, пока я сам тебя не заткнул. Она сказала, что это ты болтаешь, что она мне нравится! Это из-за тебя она думает, что мы поженимся.

Он засмеялся.

– Да, я знаю.

– Зачем тебе это?

Джейми стукнул меня в плечо.

– Потому что я твой старший брат, а старшие братья должны портить жизнь младшим. Так написано в братском договоре.

– Я его не подписывал.

– Ты был несовершеннолетним, так что мама подписала его за тебя.

Я закатил глаза.

– Да неважно. Мэгги сегодня все испортит, я в этом уверен. Она всегда все портит. Кроме того, она даже не умеет ловить рыбу!

– Нет, умею! – тявкнула Мэгги, выскакивая из дома в платье и желтых сандалиях. В руках у нее была ярко-розовая удочка.

«Фу! Кто ходит на рыбалку в платье и с ярко-розовой удочкой?»

Она запустила пальцы в свои густые светлые волосы и раздула свои огромные ноздри.

– Спорим, я поймаю больше рыбы, чем когда-либо ловили Кельвин и Брукс? Но не ты, Джейми. Уверена, ты хорошо ловишь рыбу. – Она одарила его улыбкой, от которой меня чуть не стошнило. У нее самая ужасная улыбка на свете.

Джейми ухмыльнулся ей в ответ.

– Уверен, ты тоже не так уж плоха, Мэгги.

«Нажмите клавишу, чтобы закатить глаза».

Джейми всегда так делал – он был очень мил с Мэгги, потому что знал, что это меня раздражает. Я знал, что она ему совсем не нравится, потому что она была абсолютно необаятельной.

– Мальчики, вы будете сидеть здесь весь день, или мы пойдем к речке? – спросил мистер Райли, выходя из дома с ящиком для снастей и удочкой в руках. – Пошевеливайтесь.

Мы пошли по дороге – ну, мужчины пошли. Мэгги прыгала, кружилась и распевала просто невероятное количество попсы. Клянусь, если я еще раз увижу, как она танцует макарену[4], я с ума сойду. Как только мы добрались до леса, я представил, как мы, мужчины, забираемся в лодку мистера Райли, и как-то получается, что Мэгги остается на берегу.

Как это было бы прекрасно.

– Нам нужна наживка, – сказал мистер Райли, вытаскивая небольшую лопату и металлическое ведерко. – Чья сейчас очередь?

 

– Брукса, – сказал Кельвин, показывая на меня пальцем. Каждый раз, когда мы отправлялись на рыбалку, кому-то одному поручали пойти в лес и накопать дождевых червей для наживки. Я молча схватил ведро и лопату. На самом деле мне очень нравилось добывать червей для рыбалки.

– Мне кажется, Мэгги лучше пойти с ним. – Джейми ухмыльнулся и подмигнул Мэгги. Ее лицо озарилось надеждой, а я лишь ценой огромных усилий сдержался и не ударил брата по голове.

– Нет, спасибо. Я и сам справлюсь.

– Но я могу пойти. – Мэгги тут же расплылась в улыбке от уха до уха.

«Какая у нее уродливая улыбка!»

– Папа, можно мне пойти с Бруксом?

Мой взгляд метнулся к мистеру Райли, и я понял, что обречен. Мистер Райли был серьезно поражен СД – синдромом дочери. На моей памяти он еще никогда ни в чем не отказывал Мэгги, и вряд ли он планирует начать делать это сегодня.

– Конечно, дорогая. Веселитесь, – улыбнулся он. – Мы подготовим лодку, и как только вы вернетесь, выйдем на воду.

Прежде чем мы пошли в лес, я больно стукнул Джейми кулаком по руке. Он ударил меня еще больнее. Мэгги засмеялась. Когда мы с ней направились в сторону леса, я вытащил MP3-плеер и надел наушники. В надежде оторваться от нее, ускорил шаг, но она на удивление быстро прыгала и беззаботно кружилась.

– Ну что, ты уже нашел галстук? – спросила она.

Я закатил глаза. Она говорила так громко, что перекрикивала даже музыку в наушниках.

– Я не женюсь на тебе.

Она хихикнула.

– Мы поженимся через два дня, Брукс. Какой же ты дурачок. Полагаю, твоим шафером будет Кельвин? Или Джейми? Моей подружкой невесты будет Шерил. Эй, а можно, я послушаю твою музыку? Кельвин сказал, что ты слушаешь лучшую музыку на свете, а если мы собираемся пожениться, я должна знать, что ты слушаешь.

– Мы не поженимся. Попробуй хоть пальцем прикоснуться к моему плееру.

Она хихикнула, как будто это была смешная шутка. Как будто я пошутил.

Я начал искать червей во влажной земле, а она раскачивалась на ветках дерева.

– Ты поможешь мне копать или как?

– Гадость какая. И не подумаю.

– Зачем тогда ты вообще пошла?

– Чтобы закончить планировать свадьбу, разумеется. Кроме того, тут неподалеку есть один коттедж, я хотела на него посмотреть. Если хочешь, мы можем там жить. Нужно привести его в порядок для нас, Скиппи и Джема. Там все равно никто не живет. И он достаточно большой для нашей семьи.

У этой девочки совсем крыша поехала.

Пока я копал, она продолжала болтать. Чем быстрее я копал, тем быстрее она говорила о девчачьем дерьме, которое меня не волновало: обувь, макияж, первый танец, свадебные торты, украшения. Она даже говорила, что в заброшенном коттедже можно устроить свадебный банкет. Казалось, этому списку не будет конца. Я уже подумывал бросить ведро и лопату и убежать как можно быстрее: было совершенно очевидно, что Мэгги делает все, чтобы меня довести. Когда она придумала имя нашему первенцу, я понял, что все зашло слишком далеко.

– Слушай! – прокричал я, опрокинув ведро с выкопанными мной червями. Они извивались, пытаясь забраться обратно в грязь, но мне было все равно. Я выпятил грудь и зашаркал в ее сторону. Мои кулаки взметнулись в воздух, и я закричал прямо ей в лицо: – Мы не поженимся! Ни сегодня, ни завтра, никогда! Ты мне отвратительна. Я был вежлив в последней записке, потому что Джейми сказал, что если я буду писать тебе гадости, он скажет родителям, и у меня будут неприятности. Ясно тебе? Просто заткнись, перестань уже говорить про свадьбу.

Наши лица разделяло всего несколько сантиметров. Она стояла, сцепив руки за спиной, и я видел, как дрожит ее нижняя губа. Мэгги прищурилась, изучая меня, словно пытаясь расшифровать ясные, как день, слова, которые я только что произнес. Секунду она хмурилась, но потом на ее лице снова появилась эта уродливая улыбка. Прежде чем я успел закатить глаза, она наклонилась ко мне, схватила обеими руками за щеки и притянула ближе к себе.

– Что ты делаешь? – спросил я. Ее руки на моих щеках мешали мне говорить четко.

– Я собираюсь поцеловать тебя, Брукс, потому что нам нужно отрепетировать наш первый поцелуй, прежде чем целоваться перед нашей семьей и друзьями.

– Нет, мы совершенно точно не будем целовать… – я замолчал, и мое сердце заколотилось. Мэгги прижалась своими губами к моим и притянула меня ближе к себе. Не задумываясь, я отпрянул от нее. Я хотел что-то сказать, но говорить было трудно, поэтому я просто смотрел, чувствуя себя очень неловко.

– Мы должны попробовать еще раз, – сказала она, кивнув себе.

– Нет! Не надо це… – Она снова поцеловала меня. Я почувствовал, как в моем теле поднимается волна… гнева? Или замешательства? Нет. Гнева. Определенно гнева.

«Или…»

– Да перестанешь ты или нет? – заорал я, снова вырываясь и отступая назад. – Нельзя целовать людей, которые этого не хотят!

Она покраснела, а взгляд ее стал тяжелым.

– Ты не хочешь со мной целоваться?

– Нет! Не хочу. Я не хочу иметь с тобой ничего общего, Мэгги Мэй Райли! Я больше не хочу быть твоим соседом. Я не хочу быть твоим другом. Я не хочу жениться на тебе и уж точно не хочу целовать… – я снова не смог договорить, но на этот раз в этом был виноват я сам. Почему-то во время моей тирады я подходил все ближе и ближе к ней, и мои губы украли ее следующий вдох. Я положил руки ей на щеки и стиснул их, крепко целуя ее целых десять секунд. Я считал каждую секунду. Когда мы отстранились, то замерли вместе.

– Ты поцеловал меня, – прошептала она.

– Не нужно было этого делать, – прошептал я.

– Потому что это хорошо?

– Потому что это плохо.

– А.

– Ага.

– Брукс?

– Мэгги?

– Может быть, поцелуемся еще раз, потому что это плохо?

Я поковырял траву кончиком ботинка и потер затылок.

– Это не значит, что я женюсь на тебе.

– Ладно.

Я поднял бровь.

– Я серьезно. Только десять секунд – и все. Мы больше никогда не будем целоваться. Никогда.

– Хорошо, – кивнула она.

Я подошел ближе, и мы оба сжали щеки друг друга. Когда мы поцеловались, я закрыл глаза и сосчитал до десяти.

Я считал медленно, так же медленно, как двигались черви.

1…

1,3…

1,5…

2…

– Брукс? – пробормотала она мне в рот, и я открыл глаза, обнаружив, что Мэгги смотрит на меня.

– Да? – спросил я. Мы все еще сжимали щеки друг друга.

– Мы уже можем перестать целоваться. Я сосчитала до десяти уже пять раз.

Смутившись, я сделал шаг назад.

– Плевать. Нам все равно уже пора возвращаться к лодке.

Я быстро попытался снова собрать червей, но у меня ничего не вышло. Краем глаза я видел, что Мэгги кружится в своем платье и напевает что-то себе под нос.

– Эй, Брукс. Я говорила, что ты можешь надеть на свадьбу галстук цвета грязи, но мне кажется, что тебе больше пойдет зеленый. Принеси его завтра на репетицию. Встретимся здесь в семь часов. – Она скривила губы, а я все пытался понять, что же в ней изменилось.

Ее улыбка стала гораздо красивее.

Когда она пошла прочь, я быстро вскочил на ноги, снова опрокинув ведро с червями.

– Эй, Мэгги?

Она резко развернулась на каблуках.

– Да?

– Может быть, попробуем поцеловаться еще раз?

Она вспыхнула и улыбнулась. Это было красиво.

– Как долго?

– Не знаю… – Я засунул руки в карманы и пожал плечами, разглядывая траву. На моем шнурке извивался червяк. – Может быть, еще десять секунд.

1«Нинтендо» (Nintendo) – японская компания, специализирующаяся на создании видеоигр и игровых консолей. Здесь имеется в виду игровая приставка этой марки.
2Доритос (англ. Doritos) – чипсы из кукурузной тортильи треугольной формы. Очень популярный снек в США.
3«Скиппи» (Skippy) – марка арахисового масла.
4Макарена – легкий испанский танец, один из самых известных танцев в мире. Танец появился благодаря одноименной песни испанского дуэта Los del Rio.

Издательство:
Эксмо
Книги этой серии:
Серии:
Элементы
Книги этой серии:
Поделиться: