Название книги:

Легенды Босфора (сборник)

Автор:
Эльчин Сафарли
Легенды Босфора (сборник)

ОтложитьЧитал

Обзор книги:

Книга включает прекрасные романы автора, которые звучат словно песня – красивая, проникновенная, но порой и шокирующая. Здесь показана настоящая восточная жизнь, описанная без прикрас и с достоверными деталями. Герои могут смириться с ситуацией или же бороться с ней, но каждый из них надеется обрести тот самый заветный кусочек счастья, который где-то припасен для него.

Читать сборник особенно понравится тем, кто уже соприкасался с изысканным очарованием и шармом Стамбула. В этом волшебном городе порой происходят самые невероятные события. Сюжеты построены на реальных ситуациях: любовь, одиночество, предательство… Вся палитра человеческих эмоций и чувств изображена Сафарли мастерски и находит отклик в душе читателя.

Cкачать книгу бесплатно :

fb2.zip, epub, txt, rtf, pdf, a6.pdf

Читать онлайн:

Видео

Издательство:
Издательство АСТ
Метки:
Поделится:
Оставить отзыв:

Отзывы о книге «Легенды Босфора (сборник)»

Стало понятно, что требуется ознакомления после сообщения на на Либрусеке: «Что ж, читать: людям, интересующимся Востоком, гурманам восточной кухни, любительницам восточных мужчин и тем, у кого маленький запас прилагательных в своем словаре. Не читать: голодным, обездоленным и тем, у кого нет воображения».Конечно, насчет мужского пола с Востока вопросы не исчерпались, однако соображение о способности к фантазированию решило исход дела. Вероятно, весь народ уже протестирован на присутствие воображения, а вот мне не повезло. Поэтому ознакомлюсь в настоящий час и быстро проверю факт присутствия небедной фантазии.Тестирование выявило неудовлетворительные способности. Протагонист беседует с ветерком, Создателем, кошечкой и душами покойных. И все ведут с ним диалог, что удивительно. Непременно приходит из прошлого опыта мысль, что твой разговор со Всевышним является обычно признаком глубокой веры. В противном случае психиатры настораживаются.Теперь понятно, по какой причине издательская организация не выделила редактора. Нейроны, как говорят, не регенерируются, а ведь отменного редактора днем с огнем сложно отыскать.Однако непонятна экономия на корректорских услугах. Но при этом из книги пропали бы «турецкое кофе», а также «загорело-волосатая рука».Уже давно не видела такое малограмотное произведение без смысла. У Эльчина Сафарли хороший сайт о кулинарном искусстве. Но зачем печатать книгу, в которой рассуждения смешаны «в единый венок гармонии», рассредоточиваются по сторонам «шоколадные тучи», а диалог осуществляется «карамельно-приятно»? Ведь стыдно такой уровень мастерства выдавать даже на школьном экзамене.Пунктуационные ошибки не выдерживают никакой критики. Количество многоточий зашкаливает: создается ощущение, что они «перевешиваю» число буквенных символов. Как будто у автора самопроизвольно нажималась клавиша «точки» на компьютере. Возможно, предложения без такого залипания клавиш у Сафарли получились бы более сложными.Все что у меня поменялось – это мнение о мужчинах с Востока. До прочтения книги я считала их ничем не выделяющимися среди прочих мужчин. А вот теперь боюсь даже рядом находиться. Страшно, если у ловеласа будет ад в душе с летающими бабочками, красивыми цветами, лошадиными копытами, горящим водопадом… Вдруг будут повреждена его карма? Т.е. при наличии колдовских штучек действительно становится страшно.Теперь о хорошем. До этого считала самым плохим слогом выражение «Оргии и топоры» из книги «Французский палач» Криса Хамфриса. Но сейчас мне сложно утверждать оное.Допустим, «ультрафиолет любимой согревает». Конечно, чувствуется мощь. Однако добавьте к этому «цитрусовый сироп восторга», расплескивающийся по улочкам Стамбула.Имеются распускающиеся «орхидеи радости» и «…сердца переплетены ванильно-имбирными нитями, покрытыми румяной корочкой». По-моему мнению, под «корочко» понимается символическое отображение нежных чувств и ненависти.В горле «лоза тоски, прорастающая из души хрупкой девушки большого города». На этих образах просто сложно сконцентрироваться. О каких еще групповых совокуплениях, «топорах», «пыльце» говорить! Людям, у которых аллергия, чтение, по всей видимости, противопоказано.Произведения не всегда прочитываются до конца вследствие увлечения их содержимым. Часть из них дочитываешь из-за нужды, часть – потому что волю надо развивать. «Легенды Босфора» я докончила читать с удивлением.Это книга, за которую мой школьный преподаватель вряд ли поставила «удовлетворительно» даже ученику 5-го класса. А ведь произведение рекламируют из-за его «богатого лексикон»! А раньше не любила «Сумерки». Теперь же думаю: истина познается лишь при адекватном сравнении.

Как только книга вышла в свет, мы узнали, что хотел сказать автор о своем истинном призвании «Журналист я, не писатель». Однако у «журналиста» не хватило воли удержаться от того, чтобы побыть какое-то время и писателем.Есть нечто роднящее в его печальном заявлении «Не такой я, как другие». Если читатель понимает всю скрытую сторону дела, то он очень догадливый. А если нет, то взгляните на следующую строку. Ведь в ней дающий совет представлен – это тот, что надоел многим из-за того, что вставил в рекомендации каждогоднего флешмоба кучу «самого»…Однако оставим пока придирки, а с книгой все-таки ознакомимся. Ведь интеллектуальные глубины нам предстанут мгновенно и 600 листов сделаются новым открытием.В произведении Сафарли повествуется о любовном чувстве к турецкой столице. Любовь такая большая, что шекспировские герои, К.Маркс вместе с Ф.Энгельсом не выглядят особо впечатляюще на ее фоне.В произведении любовные переживания делают более антропоморфными всю совокупность явлений: Босфор здесь мятежный, сильно стенают чайки, улыбаются облачные выси.Кошечка внезапно появляется на крыльце, чтобы рассказать Сафарли о жизненных истинах, о любовных мечтах и ностальгии, о том, что человек должен непременно и в любое время быть счастливым.Еще можно выразиться иначе: когда в 3 часа ночи человек передвигается типа фантома, а не посапывает на уютной постели, то не только представитель семейства кошачьих способен обрести человеческую речь.Автор обожает все время повторяться: он любить ностальгировать ностальгией, разъяряться яростью, печалиться печалью. Если в данный момент времени вы улыбнулись, то это говорит об отсутствии жалости и жестокосердии по отношению к писателю. Ведь автор печалиться и он одинок.Его слезы отвечают эмоциям счастья и боли, ностальгии, радости и небольшой тоски, обдумывания жизненной правды, любви (без нее-то никуда, а?).О счастье в книге довольно подробно говорится, с разных сторон. Главная идея нам передана: нет счастья – нет и жизни. Счастье представляет большую важность. Это не килограмм мороженого: мужчина не может, вкусив его, считать себя истинно счастливым человеком. Так и «пингвин не сможет стать в пустыне счастлив вдруг». Вы смеетесь постоянно, а цитата о «пингвине» – вот она.Еще, уважаемый читатель, не стоит придавать значения тексту, в котором много сладостей: шоколадно-медовых, ванильных. Вас встретят сладостные потоки слез. Есть тут свекольные, баклажановые, помидорные, щербетове и малиновые детали.Книга не отличается особой таинственностью содержания: появляется ощущение, что на компьютере при открытии книги одновременно были смашаны 2 книги (книга кулинарных рецептов Востока и любовных сцен).Теперь о достоинствах произведения. Ведь нельзя быть несправедливым, только критиковать автора.Книга довольно смысловая. Она повествует о важности быть кому-то нужным, любимым, эффектно проживать, находить счастье в общении даже при неудачах в личной жизни.И лучше поблагодарим писателя за правильную мысль о том, как можно стать счастливым (извините, что немного перехожу на белый стих).Вообще счастье любой человек должен отыскивать в любимых занятиях, в посещении укромных мест, даже в пении чаек на турецком берегу. Ведь Босфор очень сообразительный пролив. Он прекрасен. Он всегда вас поймет.

Предварительную информацию о Сафарли можно получить по обложке: недостаточно обработан с помощью графического редактора чайный стакан, плывущий над украденным из жилого советского здания ковром. Несмотря ни на что, была надежда, что в самой книге окажется нечто более увлекательное, поскольку обложка претенциозно кричала – «Орхан Памук высоко оценил талант своего молодого коллеги».Однако после ознакомления со «Сладкой солью Босфора» (вы ощущаете, что в названии есть явственное смысловое противоречие типа «холодная жара», – как же романтичен писатель!) я не осознала, о какой конкретно гениальности Памук говорил. Однозначно, не о даровании Сафарли в области писательского мастерства, так как это вряд ли соответствует действительности.Вероятно, автор решил поделиться с коллегой пирожками собственной выпечки, которые очень пришлись по вкусу Памуку. Если говорить о кулинарных способностях Сафарли, то они приличные. (Некоторое отхождение от темы. Ознакомилась недавно со статьей автора на одном поварском сайте – там то же самое, что и в его произведении. Довольно хорошие рецепты, которые описаны слюнтявым слогом об одном: турецкая столица, девки и сальные словечки).Подарок в книге меня наконец встретил. Это манна небесная – редактирование текста со стороны писателя. Как можно было позволять оставить без издательской правки эту книгу? Ведь никто из здравомыслящих существ не способен ознакомиться с этим недоразумением, так по этой причине и не стоило выпускать в свет произведение. Однако если все-таки удосужились оставить все на усмотрение автора, то почему не убрали «авторскую коррекцию»? Допустим, термин «плачь» в качестве подлежащего требовалось подкорректировать. Это слово нельзя признать за случайную ошибку, так как оно употребляется неоднократно. И прелесть вроде «влюбился в свободолюбивого» либо «выпадал, попадая» должна бы быть более благозвучной.Наиболее примечательно в правке писателя то, что кроме обобщенного стиля, что вызывает рвотный порыв, есть уверенное чувство – книгу все-таки погрызло крысиное полчище. Я вычислила, какое количество многоточий имеется на входных 22 листах (потом надоело). Ответ – аж 77.Поскольку на остальных листах многоточия не имеют свойства уменьшаться в численности, это говорит о том, что на небольшой книжонке в 285 листах большого шрифта есть около 1000 многоточий. Автор же все наличные турецкие ресурсы по этим многоточиям на последующие 5 календарных лет израсходовал!Далее пожелала бы поведать о сюжетной линии, не ее почему-то не оказалось. Имеется некоторая идейная смесь. Сафарли прогуливается по турецкой столице, думает о прошедшем, размышляет о девушках, турецких традициях, чудиках, которые попадаются на глаза. Данные компоненты довольно многообразны, поэтому не стоило бы их перемешивать.Описание столицы Турции – это писательские галлюцинации на уровне 12-летнего подростка, что полагает, что с увеличением числа сложносочиненных конструкций и экзотических иносказаний качественно улучшается само произведение. Но здесь «экзотические иносказания» не в положительном ключе имеются в виду.Впоследствии я обогащу отзыв примерами, а там самостоятельно размышляйте. Если говорить сжато, то автор ходит по улицам турецкой столицы, а в зрительном органе всех попадающихся чаек ароматно-красная, с имбирным оттенком скрытая боль.Свой жизненный путь гармонично сходится с историческими рассказами о турецких нравах, балладах и с сожалением о прошлом. Здесь Сафарли довольно аккуратно перемалывал подслащенные речи, однако здесь не найдешь сочувствующих автору. Если бы наличествовала отличная ступенька от всего этого несколько колдовского сожаления о прошлом к турецкой современности, интеграционной теме, убийцам обычаев, транссексуальным людям, гомосексуалистам…Однако нет этой ступени, главы крайне независимы, да и конечного результата как такого нет – автор лишь фантазирует о многообразных маловажных фрагментах без мало-мальски достойного перехода. Каким образом автор этой рассредоточенной мысли справляется с журналистской карьерой, сказать довольно сложно. Может быть, он рассуждает в своих статьях лишь о пирожках с орехами?Ну и разделы о женском роде являются наиболее бестолковыми. Довольно примитивные, абсолютно бесцельные, мало оговоренные, без романтики, склизкие и, на мой взгляд, неумные. Якобы 13-летняя мадам рассуждает о своих амурах с мальчиком. Забавно здесь не выходит, однако 13-лентний человек все-таки ощущает себя необычным и крутым (я, например, отмечаю, что в книжных интернет-издательствах много подобных рецензий имеется – это связано с увеличением молодежного читательского интереса или с мозговой утечкой у «стариков»?), этаким сорвиголовой, жестокосердным и мягкосердным в одно и то же время.Обязательно наличие рубящих словесных конструкций, что очень бы не понравилось и Паланику. Есть глупая повторяемость и опять эти цветастые иносказания, когда дорожки преобразуются в мертвецов и абсолютно не имеют смысловой нагрузки. Насколько увлекательно читать половину произведения о том, что обычный парень и обыкновенная девушка усаживаются где-нибудь, попивают кофею, лобызаются, а дальше ничего и нет? Не могу сказать, что у Кортасара не могло было бы данное описание выйти плохо, так как он даже такой избитый тип сюжетной линии мог превратить в нечто с изюминкой. Однако здесь это наводит лишь тоскливое настроениеюАвтор не забывает говорит о том, что он обладает прямо-таки гениальным чутьем на отменные произведения (говорится, конечно же, о Кортасаре, Мураками, Цвейге и прочих). Если отметить, что писатель толкует картины, навеянные книгой «Игры в классики», слишком инфантильно, то я для себя не открыла Америку.Возможно, здесь автору можно прибавить 100-500 очков к карме: ведь он здесь бахвалится прочтенным. Возникает пикантный вопрос: кто же является настоящим владельцем «патента» на переписку брендов? Если человек одевает головной убор, то он всегда от Найк. А если он употребляет напитки, то непременно будет брендовая приписка. Это касается наименования сериалов, музыкальных попсоватых произведений, компаний. Ведь книга – это не блог о товарах! Поэтому неприятно-с…К тому же различные гороскопные темы: о Скорпионах, Рыбах и другом. Как будто это имеет принципиальное значение!Ну простим ему это. Писатель вправе утопать в слащавом море, ведь он никогда и не был девчушечкой-подростком, а значит может побывать ею в своих странных фантазиях. Однако это унылая рефлексия из-за собственной значимости, которая фонтанирует изо всех многоточий (хочется узнать: Сафарли там, где есть многоточия, указывает на некую особую паузу?), вызывает рвоту. Насколько я осознала, автор здесь как крутой и романтичный парень. Я тому же решила как можно скорее учесть все его крутые возможности:сличать все с едой и замечать вокруг лишь кушанья и кушанья;существовать в мире тортиков (не надо вызнавать у меня, как я догадалась, так как не знаю);витать в облачных далях;лицезреть цветовой спектр с печальной улыбкой;изменяться в сторону многослойного человека, хотя и была накинута лишь одна курточка;слащаво выражать свои дружеские чувства;видеть сновидения своего собачьего друга;передавать морской аромат с помощью имбирной кожицы;«карамельно-приятно беседовать с ветром», с водным каналом, птицами, вселенной (т.е. писатель очень любит поболтать обо всем).К тому же даже телесная конфигурация здесь не похожа на человеческую, а является чем-то усредненным из поварского содружества. Подумайте: автор испытывает одиночество, его глаза чуть блестят от слез, имеется слащавая подлива из прошлой жизни, гранатовая эссенция вместо крови – и все здесь пронизано болевыми ощущениями. Также я не вполне осознала, почему автор не может обойтись без голубей, так как в некоторых случаях иносказания являются чрезмерно «иносказательными». Пусть будут эти пернатые авторским криптонитом.Писательский стиль довольно пошлый. Я не имею в виду ту сальность, что подразумевается как «неприличность», а именно в качестве «примитивности», пошлости до бесстыдства, отдраенного шаблона, искусственного квазипрелестного сладострастия и неискусного хвастовства. Далее мы просто рассмотри некоторые фрагменты книги. Ознакомьтесь с ними, а как поймете, что вы чрезмерно увязли в этой слезоточивой щербетовой топи, то немедленно выходите и убегайте как можно дальше от данного отзыва. Все что требовалось мне рассказать, я поведала. Предупреждение вы получили.«Предсказание крутилось в мыслях, наполняя нутро тревогой». Мысленные представления и «нутро», если автор не знал, находятся в одинаковой пространственной точке.«Озерки слёз в моих глазах так же дрожали. Вот-вот сорвутся с век, потекут по щекам». Какой страх это наводит на читателя: а вдруг растекаются именно «глаза»?«С глаз, наполненных тёмно-золотой водицей мудрости, стекают слёзы. Слёзы счастья. Весь долгий путь из Африки они мечтали добраться до Стамбула». Интересно: по какой причине слезная жидкость находилась на африканском континенте и каким образом она могла «мечтать»?«Люблю весну Стамбула, потому что следом за ней приходит лето. А следом за летом – любимая осень». Что вы со мной делаете! Конечно, турецкая столица имеет право испытывать за себя гордость! Потому что в прочих государствах и столицах все совсем иначе. Эти весенне-летне-осенние сезоны смешиваются, что сложно заметить.«Мне больше всего хотелось написать тебе всего четыре слова „Не жди меня, прошу, забудь“». Сделаю одолжение и помогу советом: вероятно, девка решила бросить, потому что главный герой просто-напросто не научился делать простейшие арифметические операции.«За прошедшие месяцы часто покупал билет до Турции, возвращался домой и… сжигал его в камине». Неужели мы дождались такого накала событий, который выражен через применение многоточия!? Ну это супермен, а не какой-то мужичонка! Возможно, прочитавший это обязан разволноваться от его порывистости и эмоциональности. Однако читатель по какой-то причине улавливает, что герой лишь напрасно потерял банкноты. Но не стоит переживать: богатому Буратино будет на что купить хлеб с маслом. Ведь где-то в дебрях произведения он уже упоминал: «до зарплаты осталась всего жалкая тысяча долларов, не знаю, как дотяну».«Стамбульская луна умиротворённая. На её поверхности не кипят вулканы страха». Любопытно выяснить: как можно представить их, а также где они располагаются?«Только когда шоколадные тучи рассеются, выглянет мандариновое солнце». Подумайте, возможно у протагониста всего лишь расстройство пищеварительного тракта, повлекшее за собой и психическое отклонение – вроде булимии (однако не совсем подходит, так как герой полненький)?. Ведь мужчина все действительно видит (и еду тоже). Мультфильмы нередко содержат в себе сцены с гамбургерами на ходулях. Сафарли недалеко ушел от этого.«На эту дорогу вступают лишь те, кто решил привязать сердце к сердцу Стамбула. Привязать красно-бордовыми капиллярами, невидимыми венами. Они переполнены нектаром желания. Желания познать себя…». И как нам оценить это новое представление? Через приравнивание к крайней форме вульгарности?«Пишут любимые, плюшевые ребята». Сложно комментировать этот нонсенс.«Щёки краснеют, словно под кожей лица разлился бурачный сок». Как же это грубовато! Парень из Турции здесь наподобие некоторого сельского паренька из Рязанской губернии? Кочет утречком проголосит, он свекольным нектаром подкинет и давай по-новой?«Современный, солнечный комок счастья, большие глаза, нос с аккуратной горбинкой». Здесь мы не видим никакой отвлеченности, а лишь портрет некоторой прекрасной дамы. Кто же может бахвалиться, что он «комок» нынешнего времени? Так давайте подкинем вверх наши радостные «комки», чтобы я их увидела!«…мяукают, чавкают, высунув кончики языков». Ну что ж. Действительно, коты так кушают.«Его зовут Хасан. Называют – Эсмеральдой». А мое имя – Витя. А для хороших знакомых просто Маша.«Пыльца с цветка её улыбки проникает в меня через дыхательные пути, делая счастливее счастливого». Для передачи отдельных категорий знания рекомендуется использовать невербальные средства выразительности.«Дни рождения вне Стамбула утопали в горьком соусе пересоленных обид, подгоревших желаний, засахарившихся порывов жить иначе». Данный отрывок тоже проваливается в яму съестного.«Получаем зелёный свет в виде подмигивания». Ну тогда и в форме топтания конечностями перебегаем в другую комнату.«…облака с ванильно-миндальной отдушкой». Опять вездесущие кушанья!«На загорело-волосатой руке крупные часы». Автор, видимо, полагает, что процессу приобретения загара сопутствует процесс покрытия волосами.«Ностальгия – частый посетитель моего настоящего. У нее волнистые волосы баклажанного цвета, большие черешневые глаза с ежевичными ресницами». Необходимо поправить писателя. Здесь никакая не «ностальгия», а обыкновенное фруктово-овощное блюдо.«Любовь обволокла меня в Стамбуле». Герою требуется почаще мыться.«Зейнеп любит готовить. Более сложные, мясные блюда не её конёк». Интересно узнать: а в чем, собственно, выражается «сложность»?«Наши сердца переплетены ванильно-имбирными нитями, покрытыми румяной корочкой. Наши поцелуи отдают освежающим вкусом тмина, делая чувства жаркими. Наши прикосновения нежны, словно бордовые волокна шафрана». Возникает звуковая ассоциация: будто кто-то срыгивает недавно скушанный ужин.«Временами щекочет меня, посмеиваясь над нулевой реакцией любимого». Пожалуй, нельзя определиться с конкретикой высказывания.«Моя загорелая кожа на фоне её молочной напоминала кусок пирога „Зебра“ с кофейно-сахарной отдушкой». Все же лучше, чем сравнение молока и кофейного напитка.«Кристина знала, при свекрови следует одеваться скоромнее». Выражаю большое желание, чтобы это оказалась ошибка переводчика или автора.Это касается также «шепчу ему в уху воспалённым голосом». Очень пошло – нашептывать в рыбное блюдо своим голоском.«Вокруг решетка быта. Под ногами лужи предрассудков. На ресницах слезинки замороженных желаний. Отсутствие свободы порывов оседает на дне души горечью сожалений. Возникает желание сделать рискованный шаг, но эссенция из гордости, страха, ответственности растворят порыв… <…> Боролся с комплексом внутренней сжатости». Если читатель посчитал этот перл вразумительным, то похвала ему.«На следующее утро взволнованная родительница заставляла садиться на унитаз. Кал для анализа на выявление глистов должен быть свежим…» И опять три идущих подряд точки. Снова! А я уж посчитала, что герой выводит восточные сладости все сразу.«Видя подобное, пишу Богу эсэмэску с респектом». Без комментариев.«Доверяем нюху любимицы, именуемой нами „таможенником нитратов“» Ничего себе выражение! Без всяких там канцеляризмов.«Зажигаю аромалампу с оптимистичным лимонным маслом». Хорошо, что в мире есть не только пессимистичные натуры.«По центральным стамбульским улицам разливается цитрусовый сироп восторга». Вероятно, настроенную на позитив выгребную яму разорвало.«Дворняги излечиваются от болячек, получая по мясной вырезке». Стоит посочувствовать таким собакам. Не вызывает доверия методика излечивания от болезней с помощью битья.В конце концов надо просмотреть любовный момент в книге Сафарли. Он, по-моему, сам о себе проговорился.«Перемещаемся на другую планету. Планету без запретов, обид, недосказанности. Там звёзды, цветы, голуби…»И больше, вроде бы, читателю и автору не нужно ничего…