Название книги:

Девочка зверя

Автор:
Теона Рэй
Девочка зверя

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

ГЛАВА 1

София

Переборов желание выкинуть бесконечно трезвонящий мобильник в окно машины, приняла входящий вызов.

– Софи, тебя где носит? Концерт через полчаса!

– Знаю, знаю! – Я вцепилась в руль. Из-за проливного дождя и так видимость нулевая, еще и дорогу размыло так, что колеса чуть не увязали в грязи.

– Я скоро буду!

– Как скоро?

– Навигатор показывает пятнадцать минут.

Мобильник заорал гневным голосом Стэна:

– Пятнадцать?! Да тебе переодеваться еще столько же! Ты снова проспала? Откуда в тебе столько безответственности, София?!

И без того натянутая струна нервов лопнула. Боже, будто я не знаю сколько сил и времени вложила в подготовку, будто мне нужно напоминать насколько это важно для нашей группы!

– Я знаю, черт возьми! И я уже переоделась заранее! А если ты и дальше будешь отвлекать меня от дороги, то я могу вообще не доехать!

Как в воду глядела…

Ослепляющий свет фар встречной машины, визг тормозов и мой собственный крик слились воедино.

Сильный удар, скрежет металла и звон стекол… Мою машину выбросило с трассы и перевернуло в воздухе.

Я даже испугаться не успела, как в следующее мгновение ее грохнуло об землю.

– Софи? – Встревоженный голос в трубке требовал ответа. – Софи?!

Из груди вырвался стон. Ремень безопасности впился в кожу сквозь тонкое платье, и сдавил ребра так, что я даже вздохнуть не могла, не то что произнести хоть слово.

Не сразу даже сообразила, что машина перевернута и я вместе с ней, удерживаемая лишь ремнем.

– Ладно, не хочешь говорить – не надо. Надеюсь ты не подведешь и явишься вовремя!

Короткие гудки резанули слух.

– Черт…

Так, спокойно, спокойно… Я быстро задышала стараясь не обращать внимания на резкую боль в груди, и упершись руками в крышу попробовала отстегнуть ремень, что не увенчалось успехом. Похоже, заело механизм от удара.

И да простит меня мой школьный учитель по основам безопасности, который часто повторял: «Если вам кажется, что у вас может быть что-то сломано – ни в коем случае не двигайтесь! Дождитесь помощи!»

Это все, конечно, правильно, мистер Уильямс, вот только помощи мне сейчас ждать неоткуда. И некогда.

И судя по тому, что ко мне все еще никто не подошел – виновник аварии либо точно так же валяется с другой стороны дороги, либо уже скрылся в неизвестном мне направлении.

Запоздало я почувствовала во рту металлический привкус, похоже прикусила внутреннюю часть щеки. Голова жутко разболелась, а в глазах помутнело. Моргнула несколько раз, чтобы прогнать пелену перед глазами, но тут же к горлу подступила тошнота. Почувствовав, что мой разум ускользает попыталась сдвинуться, но стало только хуже.

Где-то на грани сознания я услышала хлюпающие шаги сбоку от машины, и за несколько секунд до полного отключения зацепилась взглядом за две пары крепких мужских ног.

Жутко хочется пить. Я еле разлепила пересохшие губы и со стоном перевернулась на спину.

– Вот черт…

Ног я не чувствовала, и когда кое-как растерев их ладонями от кончиков пальцев до внутренней стороны бедер побежали мурашки, я невольно вскрикнула от боли.

Сознание возвращалось ко мне постепенно, какими-то урывками, поэтому я не сразу поняла что лежу не в своей машине, а в теплой постели. Неизвестно где.

Место в котором я очнулась больше походило на старый охотничий домик: полусгнившие доски на полу, железная скрипучая кровать застеленная таким древним постельным бельем, что казалось порвать его двумя пальцами не составит никакого труда. Из мебели только шкаф в углу комнаты и низкая прикроватная тумбочка.

Откинула шерстяное одеяло и задохнулась от поднявшейся пыли. Тошнить стало еще больше, когда поняла что на мне нет никакой одежды кроме нижнего белья, подобранного специально под концертное платье.

Кем бы ни был тот, кто меня сюда доставил – надеюсь он не рассматривал меня… в этом.

Из узкого открытого окна под потолком потянуло свежей прохладой. Я вдохнула приятный запах еловых шишек и прикрыла глаза. Но тут же их широко распахнула и забыв о головокружении рванула к двери, о чем сразу пожалела; к двери я подползла, потому что ноги подкосились и отказывались меня слушаться.

Телефон! Мне срочно нужен телефон! Стэн меня убьет!

Дернула за ручку несколько раз: заперто. Подергала еще – тот же эффект. Я заперта в охотничьем домике. Прекрасно.

– Софи, ты полная дура! – Обхватила голову руками и прижалась спиной к бревенчатой стене.

Судорожно осмотрелась: единственный возможный выход – через окно. И даже если заперли меня здесь из благих намерений… да кто вообще запирает из благих намерений?!

Стараясь не обращать внимания на то что стены кружатся и расплываются перед глазами, поползла к окну. Цепляясь пальцами за бревна привстала на цыпочки и выглянула на улицу.

Небо затянуто серыми тучами, но в общем-то светло, хоть солнца и нет. Сразу за стеной раскинулся густой, непроглядный лес границ которого и близко не видно. Еловые ветки раскачивающиеся от ветра стучат в стекло и нагоняют еще больше страха.

Захотелось разреветься как маленькой девочке. Вот прям залезть под стол, обнять руками колени и реветь, реветь пока не придет мама и не успокоит. Вот только мамы здесь нет, и стола никакого тоже не наблюдается.

Даже не услышала как ключ повернулся в дверном замке, и только когда дверь скрипнула отворившись, метнулась к постели и прикрылась пыльным покрывалом. Взгляд зацепился за халат болотного цвета на спинке кровати. Судорожно натянула его на себя в тот момент, как в комнату вошел хозяин дома. Вернее, хозяйка.

Цокая тонкими каблучками девушка преодолела расстояние до меня, и опустилась на край кровати не отрывая от моего лица пристального взгляда серых глаз.

Я пыталась хотя бы поздороваться, но ссохшиеся губы отказывались шевелиться, поэтому я просто кивнула, одновременно стараясь подавить рвотные позывы.

Девушка по-доброму улыбнулась, убрала невидимую мусоринку с кожаных брюк, и протянула мне бутылочку воды.

Я осушила ее полностью. Вот кто бы мог подумать, что простая вода может быть такой вкусной? Прохладная жидкость коснулась шершавых от сухости губ и я испытала чуть ли не космическое удовольствие.

Довольно откинулась на подушку, и заговорила первая:

– Что я здесь делаю? – Да учили меня вежливости, учили… Но почему-то девушка напротив не вызывала во мне никакого чувства благодарности. Неприятный взгляд словно прожигал меня насквозь.

– Мой кузен нашел тебя два дня назад. Ты находилась в перевернутом автомобиле, подвешенная вниз головой на ремне безопасности.

Два дня… Ну, прощай моя карьера музыканта, прощай моя группа… Второй такой подставы коллеги мне не простят уж точно.

– Мне нужно идти, прямо сейчас. Пожалуйста, может кто-то отвезти меня в город? Пожалуйста…

Брюнетка вопросительно посмотрела на меня как на не очень умную девушку.

– Ты слишком слаба, Софи. Тебе нельзя было даже вставать. Я виновата, пришла слишком поздно, а ты тут уже скачешь по комнате. У тебя может быть сотрясение, и скорее всего, сильное. Да на тебе же лица нет.

Она так старательно пыталась меня убедить в моей немощности, что меня это разозлило. Но вида не подала. Кажется, я сильно приложилась головой и теперь несу всякий бред.

– Вы правы, извините, – перед глазами снова заплясали круги. Но я тут же встрепенулась: – Откуда вам известно мое имя?

– Я подсмотрела его в твоих документах. Дак вытащил их из бардачка, и, – она нагнулась и достала из под кровати скрипку в черном чехле, – еще вот это. Он решил, что если инструмент лежит на пассажирском сиденье, и при этом даже пристегнут ремнем, то вряд ли это какая-то маловажная безделушка.

Я облегченно выдохнула. Я уж думала, что лишилась ее навсегда… На эту скрипку, самую лучшую, которую только смогла найти я копила почти год, откладывая все крошечные гонорары с концертов.

– Спасибо, – ну, вроде жить стало повеселее. Только зачем она мне, из группы все равно ведь выгонят. – Можно небольшую просьбу?

– Конечно, – девушка с готовностью кивнула, – кстати, можешь звать меня Шерил.

– Приятно познакомиться. – Не приятно, почему-то, но я все равно улыбнулась. – Мне нужно хотя бы позвонить. Это очень важно. Вот только мой сотовый скорее всего остался в машине… Вы не могли бы дать мне телефон?

Все дружелюбие с ее милого личика мгновенно улетучилось, но она все же выудила из кармана смартфон и протянула его мне. Встревоженно наблюдая как я набираю номер, нервно барабанила пальцами по своей коленке.

Я не придала значения ее странности. Бывают же люди, которым не нравится когда кто-то берет в руки их телефон, верно? Может и Шерил из таких.

– Да, слушаю, – по его голосу я уже чувствую что он зол, сильно зол. Как будто заранее знает кто ему звонит.

– Стэн, привет. Я…

Он не дал мне договорить.

– О! Да ладно? Нашла в себе хоть каплю совести, наконец?! Я звонил тебе, много раз. Ты бы хоть один раз взяла трубку и честно призналась, что снова забила на концерт! Ты ведь знала, как он важен, да?

Каждое его слово било по нервам словно молотком, отчего захотелось заорать в ответ.

– Выслушай меня для начала! – Я отчаянно пыталась воззвать к его разуму. – Я попала в аварию, Стэнли! В тот момент когда разговаривала по телефону с тобой, между прочим!

Минуту я слушала в трубке его учащенное дыхание. Молчала, и ждала. Шерил не отрывала от меня взгляда, готовая выхватить телефон в любой момент.

– Знаешь, не нужны мне твои объяснения. В прошлый раз тебя твой парень не отпустил, в этот раз аварию придумала. Что придумаешь в следующий раз, Софи? А, хотя можешь ничего не фантазировать – следующего раза не будет. Ты уволена!

Короткие гудки прервали мою попытку оправдаться. Вовремя сообразила, что телефон не мой и швырять его об стену не следует, молча вернула его владелице.

 

– Спасибо…

– Ты очень расстроена… Хочешь поговорить об этом?

Она что, психолог?

– Нет, не хочу, – я нервно дернула плечами, и закуталась в покрывало. Сквозняк гулял по комнате врываясь в дом из множества щелей в стыках углов и из приоткрытой форточки.

Девушка ободряюще сжала мою ладонь, и поднялась.

– Ну, хорошо. Тебе нужно поесть, это обязательно. Я бы проводила тебя в ванную, но лучше тебе не вставать, пока врач тебя не осмотрит.

Она уже подошла к двери, как вдруг обернулась:

– И не переживай, ты переселишься из этой комнаты сразу, как только я подготовлю другую. Извини за не гостеприимство, но это была единственная свободная спальня.

– Еще раз спасибо, – на душе стало уже не так тошно, чего нельзя сказать о физическом состоянии. Хотя бы радует мысль, что не заперта я в этой каморке на веки вечные.

Несколько минут пока ее не было, я любовно гладила скрипку прося у нее прощения и вытирая слезы. Н-да, видать основательно я головой приложилась… Но мне действительно было так горько, даже не из-за того, что меня выгнали из группы, нет… А из-за того, что Стэн снова мне не поверил.

В прошлый раз я опоздала на концерт, точнее вообще на него не явилась, так же не по своей вине. Джаред, мой бывший, силой удержал меня. Ему никогда не нравились мои занятия музыкой, да еще и в группе где среди трех парней я была единственной девушкой. Ревность захлестнула его с головой, и он просто решил меня запереть дома. Я не выходила неделю, телефон он тоже забрал. Концерт был сорван, но все же Стэн мне хоть тогда и не поверил, но простил.

Но с другой стороны я ужасно чувствовала себя виноватой. И Джареда я могла послать к чертям уже давно, и в этот раз поехать не одной на машине, а утром, вместе с группой на автобусе! Так мне и надо.

Самобичевание было прервано вернувшейся Шерил.

– Я принесла тебе поесть, – радостно помахала бумажным пакетиком и поставила его рядом с бутылкой йогурта на тумбочку. – Я не готовлю, так что извини, кроме пирожков из местной пекарни накормить тебя нечем.

– Пирожки тоже неплохо, – я улыбнулась ей. Все-таки со второго взгляда Шерил оказалась очень милой девушкой. – Есть мне пока не хочется, да и тошнит сильно. Но все равно благодарю, за все. Не знаю, что бы со мной было, если б не твой кузен… даже представить страшно.

– Не раскисай, с кем не бывает. Благодари Бога, что отделалась лишь сотрясением и парой синяков. Машина, кстати, тоже не очень сильно пострадала. Дак ее уже отвез в автомастерскую, сможешь забрать как только поправишься.

– Да мне бы поскорее вернуться домой… Очень надо, – хотя бы для того, чтобы мама не волновалась. Хорошо хоть живет она теперь в другой стране, и часовой пояс не позволяет созваниваться часто.

– Доктор обещал придти завтра утром. Он осмотрит тебя, и если ничего серьезного, то я отвезу тебя домой. Потом заберешь машину, как только сможешь, – Шерил махнула рукой, и перекинув волосы через плечо улыбнулась своему отражению в крошечном зеркале на стене. – Отдыхай, тебе нужно поесть и поспать. Поесть в первую очередь. А я пока подготовлю тебе другую комнату.

Когда дверь захлопнулась, позволила себе немного пострадать предаваясь воспоминаниям. Пять лет я потратила на нашу рок-группу, у которой, черт возьми, даже названия нет!

Мы познакомились со Стэном совершенно случайно: он как-то услышал мою игру на скрипке, когда я занималась сидя на лавочке во дворе своего дома, и по его словам «буквально влюбился». Тут же предложил мне играть с ними в группе, где был еще барабанщик Джош и бас-гитарист Стив. Мы практически сутками не выходили из гаража нашего солиста, ели и спали там же. Репетировали с утра до ночи, изнеможенные валились с ног и поспав несколько часов снова играли.

Несмотря на все наши старания, приглашать никому не известную группу выступать никто не торопился. Так мы и играли четыре года в стенах гаража Стэна для ближайших соседей и мимо проходящих зевак. Пока один хороший знакомый Джоша не позвал выступить в его баре, вот тогда все и завертелось. Мы возомнили себя супер-популярными, но даже в таком статусе остались безымянной группой. Впрочем, это никого не волновало. После того концерта в баре нас позвали выступить снова, но как раз в тот день я и подвела их… И вот теперь. На этот раз концерт должен был состояться в одном из крутых ночных клубов этого города, это был единственный шанс вырваться наконец из треклятого, опротивевшего гаража! И снова я подвела…

Отвернулась лицом к стене, прижала к себе скрипку и так с ней в обнимку и уснула. Не знаю, сколько я проспала, но когда открыла глаза, наступила уже ночь и сквозь маленькое окошечко комнату заливал лунный свет.

Осторожно приподняла голову. Вроде не кружится. Надеюсь, это был просто ушиб, а не сотрясение. Чувствовала себя полностью разбитой, не выспавшейся и голодной. От усталости даже не обращала внимание на грязную постель, настолько было все равно. Правда, помыться мне бы не мешало, запах собственного пота если не сбивал чувство голода, то заметно его притуплял.

Через пару минут от пирожков с мясом и бутылки йогурта осталась только упаковка и мои жирные пальцы. Придирчиво осмотрела ладони. На правой руке вверх от кисти до локтя красовалась жуткая ссадина, с такой только в фильмах ужасов играть жертву маньяка. Странно, что я не заметила ее раньше, хотя, может потому что она не болит пока не затронешь.

Тумбочка оказалась без выдвижных ящиков, так что поиски влажных салфеток не увенчались успехом. Плотнее запахнув халат, который, кстати, отличался чистотой и от него все еще даже пахло стиральным порошком, и отправилась на поиски ванной.

С надеждой повернула ручку двери, и… о, чудо! Она легко отворилась и даже не скрипнула. Мысленно порадовалась и тихо, как мышка, скользнула в коридор.

– Вау… – Только и смогла выговорить, потому что от увиденного челюсть отвисла.

Сидя там, в маленькой пыльной комнатке я и представить не могла что она принадлежит такому огромному дому. Даже коридор через который я вышла в общую гостиную, был просторней чем вся моя квартира. Ультрасовременный дизайн мебели, темный дубовый паркет и тяжелые портьеры на панорамных окнах… Аж дух захватило. Мне раньше не приходилось бывать в таких богато обставленных домах, и вблизи такой интерьер произвел на меня неизгладимое впечатление.

Я шла как завороженная к окнам – как же меня восхищал этот вид… Сквозь стеклянные стены открывался обзор на все тот же лес, что и за окном моей комнаты, но… именно здесь он выглядел просто сказочным в лунном свете.

Мне еще больше захотелось помыться. Как-то не вписываюсь я в общую красоту особняка. В том, что это особняк сомневаться не приходилось. Вряд ли в одноэтажной халупке будут потолки высотой почти в четыре метра.

Отпрянула от окон облившись при этом потом. Там, в темноте между деревьями что-то громко рыкнуло и рвануло за дом. Что-то очень крупное, похожее на косулю или, возможно, оленя. В любом случае, испугалась я именно неожиданного появления животного, так как разглядеть само животное толком не успела. Страх сменился радостью – вот что бы со мной стало, не найди меня кузен Шерил? Проселочная дорога с которой я слетела, пролегает как раз возле леса. Не найди он меня и не вытащи, остались бы от меня одни косточки.

Я побродила по гостиной передвигаясь практически на цыпочках, стараясь не запачкать паркет и светлую обивку дивана. Рассмотрела фигурки на каминной полке и отправилась на поиски того, за чем и шла.

Искомое нашлось быстро – прямо из гостиной в просторную ванную вела неприметная дверь, которая открылась совершенно бесшумно просто исчезнув сбоку в стене, когда я дотронулась до нее.

Я уже умылась душистым, вкусно пахнущим цветочным мылом, и вытерлась хрустящим полотенцем, как в голову закралась подозрительная мысль снова испортив мое только что поднявшееся настроение… Почему меня поселили в такую грязную комнатку? Сомневаюсь, что во всем особняке не нашлось более-менее приличного угла для сна. Почему вообще в ней нет ремонта, как в остальных частях дома? Нет, я не вредничаю, ни в коем случае. Я действительно благодарна этим людям за свое спасение, но… странная какая-то эта Шерил. Вроде и старается казаться дружелюбной, но есть в ней что-то, что не дает мне полностью расслабиться.

Все, решено. Завтра же я отсюда уеду. Если не согласится меня отвезти, найду свою машину и уеду сама!

– Система внутреннего подогрева стен включена, – оповестил приятный женский голос откуда-то из под потолка.

Я подпрыгнула и схватилась за сердце озираясь по сторонам. Меня доконает этот дом! Не умерла при аварии, так у меня есть все шансы скончаться от страха!

Вернула полотенце на его законное место и поспешила сбежать обратно в свою каморку. Там хоть и грязно, но хотя бы потолки не разговаривают.

В гостиной я все-таки споткнулась о напольную вазу, которую обошла стороной в первый раз, и сейчас с ужасом наблюдала как она летит на пол. Мгновение, и ее подхватил на руки голый мужчина.

Голый! Мужчина!

Ну, не совсем голый. Он был в брюках, но все же. От одного лицезрения его накаченного торса мое лицо залила краска, и я стыдливо потупила глаза в пол, но протянула при этом руку для приветствия.

– Здравствуйте, мистер.

Мужчина проигнорировал мою руку, и скептически изогнул бровь.

– Ты кто такая?

– А вы… не Дак? Простите, не знаю фамилии… – Я удивленно на него уставилась.

Голый мужчина удивился еще больше.

– Кто такой Дак?

Мда… Вот влипла то. Похоже это муж Шерил. Только почему он обо мне не знает, я здесь двое суток вроде как?

– Дак – кузен Шерил. Он спас меня и привел в ваш дом, – я сбивчиво торопилась объясниться. – Я думала Шерил рассказала обо мне, точнее, я ведь даже не знала что она живет не одна…

– Достаточно! Мне не интересно. Я удивлен, что Шерил притащила в дом оборванку. Так ты еще и шатаешься по дому среди ночи.

Я аж задохнулась от возмущения!

– Да сами вы оборванец! Говорю же, я попала в аварию и соответственно, не могу выглядеть как поп-звезда сразу после того как меня вытащили из разбитой машины! – Я даже ногой притопнула. Выгонит на улицу за оскорбления? Ну и пусть! Да как он смеет называть меня оборванкой?!

Моих гневных тирад мужчина уже не слушал. Он вальяжно прошелся до конца гостиной и включил на прямоугольном экране систему «умного дома». Потыкал что-то там пальцем и в электрокамине заплясал огонь. Не будь я так зла, непременно осталась бы здесь, очаровываться дальше. Но все-таки оторвала взгляд от алых языков не настоящего пламени и резко развернувшись выбежала из гостиной.

Вот… противный гад!

Слезы застилали глаза. Почему-то так обидно стало за себя, так больно… Как-то упустила я в какой момент все пошло кубарем. И обиделась я даже не столько на этого… гада, сколько на все происходящее в общем. Авария, увольнение, теперь еще и это! Прямо мелкой букашкой себя чувствую. Мелкой, грустной, никому не нужной букашкой!

Домой хочу, к маме!

До самого утра я захлебывалась слезами, и лишь с рассветом смогла уснуть. Но почти сразу проснулась от головной боли. Добредя до зеркала придирчиво осмотрела свое опухшее от рыданий лицо, расчесала пальцами спутанный клубок темных волос на голове. Усмехнулась, представив, что бы сказал тот гад из гостиной, увидь он меня такой.

– О! Вы поглядите! Оборванку еще и пчелы покусали! – Я зло высунула язык и скорчила рожицу своему отражению. Ненавижу!


Издательство:
Автор
Поделиться: