Название книги:

Прикосновение негодяя

Автор:
Холли Рене
Прикосновение негодяя

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 2. Бек

Какого хрена я вообще думал?

Я был без понятия, кто она такая, когда вышел на тихий пляж. Вечеринки в нашем городке были, как правило, дерьмовыми. Иногда их целью было просто найти кого-нибудь, чтобы перепихнуться. Но если уж я решил показаться, то не без причины. И когда люди на таких вечеринках начинали меня чертовски напрягать, я уходил на пляж. Это было мое место, мое убежище, мое одиночество. Мое. Теплый песок, морской ветер. Все это было моим задолго до того, как она вообще сюда ступила, а теперь она как будто осквернила мое убежище своим присутствием.

Соленый воздух напомнил мне о ее волосах, хлеставших меня на сильном ветру. Чертовы камни заставили меня снова пожелать ощутить ее руку в своей. А брызги, бившие в лицо, зажигали мое гребаное сердце, напоминали, как я чуть ли не съесть был готов ее хорошенький ротик.

Если б я знал, кто она такая, я бы послал ее к чертям собачьим, как только увидел. Если б знал, что она состоит в родстве с этим куском дерьма, я бы даже не посмотрел на нее.

Но я не знал. А она была чертовски хороша. Даже злясь на нее, я не мог этого не признать. Шикарные каштановые волосы, падавшие на груди. Те, кстати, тоже были весьма хороши, как и ее задница. Но я не мог забыть ее глаза, темно-карие, глубокие.

Россыпь веснушек на носу придавала ей такой невинный вид. Она выглядела такой чистой, такой милой – совсем не как этот урод, ее братец. Но чем больше я об этом думал, тем больше находил сходства между ней и ее папашей.

Я знал Джозефа Воса. Все в городе его знали, и я ненавидел его так же сильно, как и его сынка.

Господи Иисусе, Лукас вел себя как какой-нибудь чертов спаситель. Но он был таким же спасителем, как я – девственником.

Лукас, которого я знал, был самым что ни на есть эгоцентричным мудаком. Если раньше я этого не понимал, то теперь уж точно не обманывался на его счет.

Я был уверен в этом на все сто процентов, хотя предпочел бы никогда не знать.

Мысль о том, что он по-настоящему заботится о сестре, была практически такой же шокирующей, как сам факт того, что эта девушка оказалась его сестрой. Лукас никогда раньше не упоминал, что у него есть сестра. И уж точно я никогда не слышал, чтобы мистер Вос говорил о дочери. Такое я бы запомнил.

Раньше я считал Лукаса другом, но от самой мысли о его предательстве сводило желудок, а руки сами собой сжимались в кулаки.

И Джози тоже была из семейки Восов.

Вот и все, что мне нужно было знать.

Неважно, какая она шикарная, какая очаровашка. Неважно, что я хотел оттрахать ее с того самого момента, как ее мягкие губы коснулись моих.

Она смотрела на меня так, словно желала именно меня, словно ей было совершенно все равно, что у меня за семья… но все это было ложью.

Единственное, что волновало меня сейчас, это как она посмотрела на меня, когда уходила. Она была зла и расстроена, и выглядела так, будто ненавидела меня настолько же сильно, как я ненавидел ее.

Вот и славно.

Я хотел, чтобы она меня ненавидела.

Я хотел погубить ее и ее самодовольного братца. Но больше всего я хотел погубить ее чертова отца, который считал себя неуязвимым.

Это он защитил Лукаса даже после того, что тот сделал. У папаши Воса были деньги и власть, и он размахивал своим влиянием, как мечом.

Неважно, что у моего отца были такие же преимущества. Он бы никогда не позволил мне остаться безнаказанным, если бы я сделал что-то такое, как Лукас.

Я посмотрел на гостей вечеринки, которые все еще бухали, и пытались найти себе пару на перепихон, и щелкнул по экрану телефона. Найти ее профиль в инстаграме оказалось несложно. У нее было всего несколько подписчиков, и Лукаса я обнаружил прямо в первой строчке.

С подписчиков я переключился на ее фото. На всех она была просто сногсшибательна, но это только выбесило меня еще больше. Чьих-то других фото на ее страничке не было – ни Лукаса, ни отца, ни какого-нибудь бойфренда.

– Что это у вас там случилось? – Ками села ко мне на колени, и я быстро сунул телефон в карман.

– Что?

– То, – она махнула рукой в ту сторону, куда пару минут назад ушел Лукас. Я проследил за ним до дома, когда он несся по пляжу, держа Джози за руку. Она вырвала руку из его ладони сразу же, как их дом показался в поле зрения, и исчезла за воротами без следа.

Ну а Лукас пошел дальше. Его дорогая тачка и тупые друзья остались на вечеринке. Но он забыл о вечеринке, как только выхватил из кармана ключи и выбежал из дома.

Я был этому рад. Сил на еще одно столкновение с Лукасом за один и тот же вечер у меня не было.

Он был взбешен, и все об этом знали, но мне было насрать. Мне было по фигу, думали ли они, что я трахнул его сестру на темном пляже, словно она была просто какой-то шлюшкой.

Ками погладила меня по волосам, и я, откинувшись на спинку стула, посмотрел на нее. Раньше, глядя на нее, я что-то чувствовал. Меня тянуло к ней, и внутри рождалось приятное волнение при мысли о том, что она умеет делать своим ротиком.

Сейчас от этих чувств не осталось ни следа. Больше всего хотелось ее оттолкнуть.

– Та девчонка, – в ее голосе зазвучали нотки ревности, но я знал, что это все только напоказ.

Ками было на меня по фигу. Ей на всех было по фигу, кроме нее самой. Хотя нет, все же не совсем так. Она позаботилась о Фрэнки после всего, что случилось. Когда рядом не было никого, к кому моя сестра могла бы обратиться за помощью.

Ведь от моей помощи Фрэнки отказалась…

– Это сестра Лукаса.

Глаза девушки расширились от изумления.

– Что?!

Я приобнял ее за талию покрепче, стараясь отвлечься от мыслей о Джози, о том, каково было обнимать ее.

– Не знала, что у него есть сестра.

– Я тоже.

Она нахмурилась, услышав что-то в моем голосе. Ками знала, как сильно я ненавижу Лукаса. Знала, каково мне даже просто находиться с ним в одной и той же комнате.

– А что с ней случилось?

– Ничего.

– Не похоже на то.

Моя рука напряглась. Хотелось столкнуть Ками с коленей. У нее не было никакого права осуждать меня или вести себя как моя ревнивая девушка. Совершенно неважно, что там думали другие и во что поверили с нашей подачи.

Мы двое прекрасно знали истинное положение вещей.

Вместе мы были непобедимы. Никто не смел идти против нас, а я был совершенно свободен.

Ками притворялась, будто между нами по-прежнему было что-то большее, чем на самом деле, и я позволял это. Она использовала меня, чтобы сохранить свою свободу в глазах родителей, потому что они бы никогда не одобрили ее реальный выбор. Ну а я в свой черед использовал ее, чтобы моя сестра снова почувствовала себя живой.

Когда-то мы оба нуждались друг в друге, и эта потребность превратилась во что-то иное. Ками использовала меня, чтобы хранить свои тайны дальше, ну а я теперь использовал ее идеальный розовый ротик.

В общем, я отлично устроился. Я мог быть с Ками или с любой другой девушкой, которую хотел, и никто ничего от меня не ждал. Никто из них, к счастью, не ждал, что я превращусь в гребаного Прекрасного Принца, потому что такого бы уж точно не случилось ни для кого.

Даже для Ками.

– Между вами что-то произошло?

Она улыбнулась, когда другая девушка прошла мимо нас, походя поиграв с цепочкой у меня на шее.

– Ничего стоящего внимания.

– Ну, значит, мне беспокоиться не о чем? – она наклонилась и прижалась губами к моим. – Ты весь дрожишь. Ты так зол.

Она была права – я был ужасно зол. Я слишком крепко сжимал ее и подлокотник дивана, но я словно вообще не мог расслабиться.

– Я собираюсь ее уничтожить, – честно признался я Ками, впервые за долгое время.

– Его сестру?

Она поймала мой взгляд. Голубые глаза девушки уже не казались такими яркими, как раньше.

– Это же справедливо, верно? – вскинув голову, я провел ладонью по ее спине и перевел взгляд ниже. Сиськи у Ками были просто потрясные.

– Идея так себе, – девушка покачала головой. Отговорить меня ей все равно не удастся – я перестал прислушиваться к Ками, как только узнал о ее тайнах.

– Мне не нужно твое одобрение.

Она вздрогнула под моей ладонью, и я понял, что сделал ей больно. Но прямо сейчас мне было все равно.

– Я знаю, – ответила девушка и, поднявшись, протянула руку. – Давай я помогу тебе снять напряжение.

Я уже хотел было отказаться, но она была права. Мне это было нужно. Нужно было перестать думать про Джози Вос и позволить Ками напомнить мне, кем я был на самом деле.

Я позволил ей утянуть меня в спальню и скривился, когда кто-то из парней присвистнул нам вслед. Произвести впечатление на этих ребят было слишком просто. Они думали, что раз уж мы с Ками под руку отправились ко мне в спальню, я был чуть ли не божеством.

Я был одним из Клермонов, я мог трахнуть любую девчонку, и они меня боготворили.

Я закрыл дверь, и Ками опустилась на колени. Не было никакой прелюдии, никакого притворства – все как есть.

Она ловко расстегнула пуговицу моих джинсов, а потом и ширинку. Ками знала, что делает, и я гладил ее по волосам, наблюдая, как она тянет мой член в рот.

У меня был такой стояк, что я не мог держать себя в руках, – просто подался вперед, с силой врезаясь ей в рот. Было хорошо. Ее губы идеально обхватывали мой член, она смотрела на меня так же, как раньше. Когда-то это безумно возбуждало.

Но сейчас я мог думать только о карих глазах Джози. Каково было бы чувствовать ее подо мной, сжимать ее волосы. Снова и снова я врезался в рот своей партнерше, не останавливаясь, пока она не вцепилась крепко мне в бедра и я не почувствовал, как ее горло свело спазмом. Она чуть не задыхалась.

Но меня уже слишком занесло, и я не видел перед собой Ками, не думал о ней, не думал о чувстве вины, которое должен был бы испытывать сейчас. Во мне просто не было места для этого.

Я был слишком охвачен желанием выбросить Джози из головы к чертям собачьим. Я хотел погубить ее, и ее семью, и безупречную репутацию ее папочки. Я хотел, чтобы он почувствовал, каково это, когда кто-то другой портит то, что было твоим.

 

Я хотел запятнать ее, ранить так, чтобы она никогда этого не забыла.

Только что она была красивой девушкой, которую я встретил на пляже меньше часа назад.

Теперь она стала девушкой, которую я собирался погубить.

Какая же она была сладенькая тогда, на пляже, но я знал – все было ложью. Вкус ее губ, ее тепло под ладонями, то, как она смотрела на меня, словно жаждала этого поцелуя не меньше, чем я сам.

Она была не больше, чем объект для мести.

С ее именем на губах я кончил Ками в рот.

Глава 3. Джози

Прошла неделя с тех пор, как я приехала в Клермон-Бэй.

Неделя с нашего столкновения с Беком.

Да, так я это и называла про себя – столкновение. Пусть я вспоминала об этом каждый день, я не собиралась позволять этому брать надо мной верх.

Лукас, ведущий машину по дороге вдоль пляжа, фыркнул.

– Что случилось?

Я понятия не имела, зачем спросила, ведь уже и так знала ответ. Он подвозил меня на работу – сегодня был мой первый день. И он был против.

Лукас и я провели вместе неделю, и я знала, что он думает о работе.

– Да ничего, – он покачал головой. Впереди показался загородный клуб.

Я знала, что он относится к моей работе так же, как и папа. Они оба считали, что работать мне не нужно вовсе, но я так не думала.

Я была совсем не похожа на Лукаса.

И я не могла зависеть от отца.

Поскольку он был моим опекуном, а мне было всего семнадцать, он владел маминым полисом страхования жизни и нашим домом – до того дня, как мне исполнится восемнадцать. И как бы я ни хотела, я не доверяла ему, не могла позволить ему заботиться обо мне. Когда я нуждалась в этом раньше, он не проявлял никакой заботы, и я знала, что сейчас тоже не могу ожидать от него иного.

Мой отец был из тех людей, для кого власть была оружием. Я знала это на собственном опыте, и даже представлять не хотела, что он сделает с вещами, которые принадлежат мне.

Я не хотела оставаться здесь насовсем. Я хотела уехать и вернуться в Юту. Хотела снова вдохнуть ванильный аромат маминого дома, посмотреть на ярко-желтые стены, которые раньше не ценила.

При одной мысли о доме, где не было ни смеха, ни запаха маминой стряпни, сердце сжалось.

– Я бы очень не хотел, чтобы ты там работала.

Руки Лукаса крепче сжали руль. Я знала, что моя работа в загородном клубе Клермон-Бэй очень его беспокоит.

Я хотела спросить еще раз, что же случилось у них с Беком, но Лукас уже отвечал на этот вопрос. Я просто не могла поверить, что эти двое ненавидят друг друга так сильно из-за прошлых побед и конкуренции в бейсболе.

Вот что рассказал мне Лукас, и у меня не было причин сомневаться.

Но их обоюдная ненависть была так сильна, что я просто не понимала.

Он ненавидел Бека так сильно, словно тот ему жизнь сломал. Ненавидел так, как ненавидят врага.

Но загородный клуб был единственным местом, откуда мне перезвонили в ответ на направленное резюме. Уж поверьте, я много куда направляла резюме.

Я не хотела работать ни в одном из мест, хоть как-то связанных с Беком или его фамилией. Но богатенькие мальчики вроде него обычно не слонялись по папиным фирмам. Он будет жить так же, как Лукас, – без единой заботы о будущем.

Те, кто с детства привык к деньгам, не боялись будущего. У них просто не было причин бояться.

А у меня были.

Всю жизнь я не полагалась на деньги отца, и сейчас не собиралась начинать.

– Это просто работа, Лукас, – я закатила глаза. – Думаю, все будет в порядке.

– Но ты все равно будешь работать на них.

Я откинула волосы с лица, ерзая в кресле. Машина Лукаса была в тысячу раз лучше всех, на которых мне доводилось ездить раньше. Разве что у отца машина была круче. Это лишь увеличивало и без того огромную разницу между нами.

– Я же буду официанткой. Они даже не узнают, что я там.

Никто даже не посмотрит на меня лишний раз.

– Не думаю, что ты понимаешь, как сильно меня ненавидит Бек.

– Я буду избегать Бека всеми силами. Так тебе будет легче?

– Да, – он кивнул, но его взгляд потемнел, и я поняла – он хочет сказать что-то еще. Слова буквально крутились у него на языке, но я видела, что брат сдерживается. Что бы ни случилось между ними с Беком, это здорово сказалось на Лукасе. – Просто сразу расскажи мне, если он опять будет тебя доставать.

Строго говоря, в тот первый раз он меня вовсе не доставал… пока не узнал, кто я.

И если я увижу его снова – когда увижу – то встречу его с холодным равнодушием.

На этом чертовом пляже я позволила себе увлечься. Мир казался слишком сложным. Но больше я не совершу такую ошибку – Бек в этом убедится.

Какими бы ни были его намерения, он позаботился о том, чтобы поставить меня на место. Дал понять, кто я для него, а это я забуду еще нескоро.

Я никогда не забуду, как ненависть ко мне наполнила его целиком. Словно парень передо мной превратился в кого-то совсем другого, и этот новый человек мне не понравился.

Настоящий Бек Клермон был совсем не тем парнем, с которым мне бы хотелось иметь дело. И никогда больше я не позволю ему прикасаться ко мне. Для этого мне не нужны были предостережения Лукаса или отца.

Он позаботился о том, чтобы я увидела его истинное лицо.

Он позаботился о том, чтобы я сожалела о каждой секунде того вечера.

И я в самом деле сожалела… сожалела о каждом взгляде, о каждом прикосновении, о том, как, черт возьми, чувствовала себя рядом с ним.

– Он меня больше не побеспокоит, – у меня было четкое чувство, что я вообще его больше не увижу. – Ну а если явится – пошлю его к черту.

Пусть даже при одной мысли о том, что мы снова увидимся, сердце билось чаще, а внутри все сжималось в предвкушении.

Мы с этим парнем даже не были знакомы, а он уже заставил меня чувствовать себя не в своей тарелке.

Никогда бы я не стала ему подчиняться.

Пусть даже он заинтриговал меня.

Пусть даже он был самым красивым парнем, которого я когда-либо встречала.

Он оказался настоящим уродом, и я бы предпочла его никогда больше не видеть.

– Но если он до тебя докопается – ты мне сразу расскажешь.

Это не было вопросом – скорее требованием. Лукас не хотел, чтобы Бек даже приближался ко мне, и я не могла его винить.

– Хорошо, обещаю.

Мы подъехали к загородному клубу, и у меня захватило дух.

Массивное здание из камня, казалось, было намного старше, чем я, и почему-то напоминало замок. Я не сомневалась, что люди внутри управляли им так, словно это и был замок.

Словно они были королями.

Я не так много успела узнать о клубе, но поняла, что он – элитарный. Настолько элитарный, что найти какую-либо информацию о нем в Сети было практически невозможно.

А я ведь пыталась.

Лукас был настолько же знающим, как старина Google, и таким же немногословным. Единственная полезная информация, которую он мне сообщил, заключалась в том, что наш отец был членом этого клуба, а тот принадлежал отцу Бека.

Ни один из этих фактов мне не помог.

Но к увиденному я оказалась не готова.

Раньше у меня не было такой работы. Дома я работала в местном кафе, чтобы помочь маме оплачивать счета, но это же разве сравнишь? Рабочие дни были долгими, со сверхурочными, но начальник был очень милым, а клиентов я хорошо знала.

Это место было совсем иным.

– Не вижу его машину, – сказал Лукас, паркуясь перед зданием.

– Бека? – Я огляделась, хотя не представляла, какую тачку он водит. Я ничего о нем не знала, кроме того, что на вкус его губы как хвоя и что он меня ненавидит.

– Ага, – Лукас постукивал пальцами по рулю. – Его здесь нет.

– О’кей, – кивнула я. От его слов стало несколько легче. Больше всего я боялась столкнуться с Беком прямо в первый же рабочий день. Мне нужна была эта работа, нужно было чувство безопасности, которое принесет мне заработок, и я не собиралась позволять какому-то уроду забрать это у меня.

Вылезая из машины Лукаса, я оправила на себе мамины деловые брюки и постаралась унять бешено бьющееся сердце.

Эти люди были совсем не лучше меня.

– Удачи, – пожелал Лукас не то чтобы искренне, но я улыбнулась ему и помахала рукой на прощание.

Неважно, что там хотел мой отец, – я собиралась выйти на эту работу.

У меня не было выбора.

Я вошла внутрь, и на меня буквально обрушились шум и суета кухни. Почему-то это успокаивало. Когда мимо меня прошел официант с подносом с чистыми стаканами, я уступила дорогу и задумалась, куда мне идти. Я заглянула на кухню. Персонал явно готовился к новому дню. Подумав, я направилась дальше, к залу ресторана.

У стойки двое мужчин просматривали какие-то бумаги, и я молилась, чтобы один из них оказался Джеком Смелсером. Как раз с ним у меня была назначена встреча. Его имя сообщили мне в отделе кадров.

Ни один из них не поднял взгляд, когда я подошла, – оба явно были поглощены обсуждением, и мне очень не хотелось их прерывать.

– Прошу прощения.

Их взгляды обратились ко мне, и, когда старший мужчина улыбнулся, я испытала облегчение. Его каре-зеленые глаза, окруженные сеточкой морщин, были добрыми. И хотя я ничего не знала об этом незнакомце, я надеялась, что именно он будет моим боссом.

– Мы можем вам чем-то помочь? – спросил второй мужчина. И я посмотрела на него.

– Меня зовут Джози. У меня назначена встреча с Джеком Смелсером. Сегодня мой первый рабочий день.

– А, это со мной. – Он щелкнул авторучкой, и я почему-то почувствовала укол разочарования. – Минуточку.

Я кивнула, отступая в сторону, но второй мужчина протянул мне руку, и я пожала ее.

– Я – мистер Клермон. Приятно познакомиться, Джози.

Вот дерьмо… Это был папа Бека.

– И я тоже очень рада знакомству. Простите, я не хотела мешать разговору.

– Вы не мешаете, – он говорил так искренне. – Честно говоря, я ждал нашей встречи. Ваш отец звонил мне буквально несколько минут назад, чтобы сообщить, что вы будете работать с нами.

Я прикусила губу изнутри, чтобы не закричать. Ну конечно же, отец просто не мог иначе.

– Прошу прощения. Не нужно было ему вас беспокоить.

Он склонил голову набок, изучая меня с теплой улыбкой.

– Никакого беспокойства. Я рад, что сегодня могу встретиться с вами сам.

Я переминалась с ноги на ногу, нервничая, потому что понятия не имела, что говорить. Вряд ли ситуацию можно было считать обычной – чтобы владелец заведения сам вышел принять новую официантку. Короли редко когда снисходили до свиты.

– Большое вам спасибо.

– Ваш отец сказал, что не хотел, чтобы вы устраивались на работу, но вы оказались упрямы.

– Это не ему решать, – я бы очень разозлилась, если б отец испортил такую возможность. – Простите. Не нужно было мне говорить такое.

– Нет, – он усмехнулся, качая головой. – Конечно же, решать не ему. Хотя он попытался уговорить меня не давать вам эту работу.

Я замерла, прекрасно зная, что теперь будет. Еще никогда мне не хотелось прибить отца, но сейчас был как раз такой момент.

– Но я велел ему отвалить.

Я не удержалась от тихого фырканья. Сомневаюсь, что с моим отцом кто-то мог так разговаривать.

– Значит, я буду у вас работать? – поспешно спросила я, переводя взгляд с одного мужчины на другого.

– Разумеется. Ваш папа – мой старый друг, но он не может указывать мне, кого я могу нанять, а кого – нет.

Готова поклясться, его взгляд изменился, когда он назвал моего отца другом. Но люди здесь относились к отцу совсем иначе, чем я.

Они преклонялись перед ним и использовали его дружбу в своих интересах.

– Благодарю вас, – искренне сказала я.

Мой отец имел власть над всем в моей жизни, и я не знала, что будет, если эту власть он решит использовать против меня. Все внутри сжималось при мысли о том, что он владел маминым домом. Но я справлюсь. Это ведь просто дом. Просто вещи.

Все это уже не имело значения теперь…

… когда она умерла.

– Если вам что-то понадобится, дайте знать, – проходя мимо, он тронул меня за плечо. Пахло от него теплом и старой кожей.

Он пах как человек, которому все, что он имел, досталось тяжелым трудом.

– Обязательно. Спасибо.

Я посмотрела на Джека. Выглядел он раздраженно. Наверное, думал, что я маленькая избалованная принцесска, которой папочка помог устроиться на работу. Как же неприятно было оттого, что из-за отца обо мне сложилось именно такое впечатление.

– Сюда, – он кивнул по направлению кухни, и я молча пошла за ним.

Мы прошли в зону обслуживания, где все, казалось, ждали Джека.

 

Он начал перечислять блюда от шеф-повара на день, вычитывая их из причудливого меню, которое держал в руках. А я пыталась запомнить все, что он говорил.

Джек указал на девушку примерно моего возраста, которая стояла напротив. У нее были длинные светлые волосы, собранные в хвост.

– Это Элли. Элли, это Джози.

Девушка улыбнулась мне, и я улыбнулась в ответ, хотя чувствовала на себе взгляды всех остальных.

– На этой неделе ты будешь учиться у Элли. Она одна из наших лучших официантов.

Элли улыбнулась еще шире. Если кого-то и напрягали слова Джека, никто не подал виду. Все они выглядели скучающими, только и ждущими того, чтобы эта небольшая встреча наконец закончилась.

Я пыталась запомнить, что говорил Джек, нудно перечисляя события дня, но было трудно. Я и так была слишком сосредоточена на том, чтобы уловить каждую деталь о людях вокруг. Они были совсем не такими, как я ожидала.

Они совсем не выглядели претенциозными придурками, какими я их себе представляла.

Типа тех, на вечеринке.

Ну кроме разве что Джека.

Когда он закончил, я переминалась с ноги на ногу. Элли с улыбкой помахала мне, и эта улыбка была самой искренней из тех, которые я увидела с самого первого дня в этом городке.

Как только Джек ушел, она облокотилась на стойку с напитками и шепнула:

– Джек, честно говоря, тот еще придурок.

Я фыркнула от смеха и обернулась через плечо, убеждаясь, что мистер Смелсер и правда ушел.

– Он всегда такой?

– Ага. А иногда и хуже. Но ты не волнуйся, все остальные у нас классные.

Она достала с полки два фартука и протянула один мне.

– Ну давай. Я покажу тебе, куда положить сумку.

Я пошла за Элли. Все с ней здоровались – она им явно нравилась, и мне стало интересно, как долго она здесь работает. Ведь она не могла быть намного старше меня.

– А давно ты здесь работаешь? – наконец решилась спросить я, помогая Элли готовить обед.

Девушка протянула мне нож, и я убрала его на место, куда она показала.

– С пятнадцати лет, – ответила она, заправляя за ухо выбившуюся прядь. – Летом я работаю намного больше. А когда идут занятия, не так много. Хотя старшая школа Клермон не так уж и плоха – у меня есть время и учиться, и работать, – она рассмеялась, и я невольно вздрогнула.

– Что? – полюбопытствовала Элли.

– Я поступаю в частную школу Клермон-Бэй.

– По своему выбору?

Глядя на нее, я не удержалась от смеха.

– Нет. Отец заставил.

– Мне очень жаль, – кажется, она говорила искренне, и это только усилило мое беспокойство по поводу учебного года. – Но все не так уж плохо.

Я состроила гримасу, давая понять, что не верю в это, и Элли рассмеялась.

– Там есть несколько классных ребят, но в основном все… – она постаралась подобрать нужное слово, и я подсказала:

– Богатые придурки?

– Точно, – Элли щелкнула пальцами. – Нам уже приходится обслуживать их тут. Не представляю, каково еще и в одну школу с ними ходить.

– Да уж, не могу сказать, что предвкушаю.

Я пошла за Элли, мы несли столовое серебро к соседнему столу. Даже если я никого не знала в этой школе, по крайней мере у меня был один знакомый, Лукас.

– Хотя там есть и действительно горячие парни, – она обмахнулась ладонью. – И многие из них – члены этого клуба. Сама увидишь.

Я могла думать только о Беке.

Помогая Элли сервировать столы, я была не в силах сдержать тревогу, которая накатывала каждый раз, стоило мне только подумать о школе. До учебы оставалось всего несколько недель, и мне предстоял самый веселый год в жизни – выпускной год с людьми, которые ровным счетом ничего для меня не значили.

С людьми, которые ненавидели меня просто так.

Не то чтобы многие там, дома, были мне дороги. Когда мама заболела, я перестала общаться со всеми и почти уже никого не знала.

И они уж точно не знали меня – настоящую меня. Да я и сама себя не знала… кто я, без мамы?

Я следила за каждым движением Элли, когда начали приходить гости. В основном это были мужчины, пришедшие обсудить вопросы бизнеса или просто поболтать, играя в гольф. В основном они обсуждали дела, иногда – жен, иногда – любовниц. Я была потрясена, а вот Элли казалась совершенно невозмутимой.

Они разговаривали так, словно нас здесь и не было. Словно наше присутствие было совершенно несущественным. Наверное, для них все так и было.

В их глазах мы не были людьми, которые имели хоть какой-то вес. А вот сами они имели вес и прекрасно знали об этом.

Никто здесь не посмеет рассказать ни слова. Это было одной из привилегий загородного клуба Клермон-Бэй. Элли ясно дала понять, что тайны этих людей живут и умирают в этих стенах. Никакого осуждения – по крайней мере вслух – и совсем немного правил, из которых секретность стояла на первом месте.

Нарушишь это правило – и тебе конец. Больше ты никогда не получишь привилегий, которыми наслаждались эти люди.

Прошло уже несколько часов нашей смены, когда мое внимание привлек чей-то смех. Я повернулась к дверям и увидела, как в здание входит группа молодых людей. Одеты они были куда более небрежно, чем остальные гости, но от них все равно пахло деньгами.

– Кто это? – шепнула я Элли, которая как раз подхватила графин с чистой водой.

Я видела, как новоприбывшие рассаживаются вокруг стола в центре зала с таким видом, словно это место принадлежало им. Молодым людям не было никакого дела до тех, кто вокруг, или до того, какой властью обладали прочие гости.

Они ничего не боялись.

– А это, моя дорогая, твои новые одноклассники. – На этих словах Элли я напряглась. – Вот тот, в углу, – Карсон Хейл. Тот еще повеса, – Элли закатила глаза и крепче сжала графин. – Каждый раз с новой девчонкой. Я даже не знаю, как зовут ту, которая с ним сегодня.

Понятно, почему. Он был настоящий красавчик и к тому же чертовски богат. Его светлые волосы были уложены идеально, но я почему-то все равно подумала, что он мог бы быть серфером. Его рубашка без единой складочки была белоснежной. Высокомерие Хейла подогревалось мыслью, что его никто не может тронуть.

– Вот тот, напротив Карсона, – Олли Уорнер. Его семья безумно богата. Ему никогда в жизни не придется работать. И за всю жизнь не пришлось прикладывать никаких усилий.

Со своего места я едва видела Уорнера – только беспорядочные светло-каштановые кудри. Я представила, как пропускаю эти волосы сквозь пальцы. Уорнер был в хорошей форме – скорее всего, спортсмен, – и мне не терпелось увидеть его лицо.

Элли выглядела так, словно ей не терпится убраться от них как можно дальше.

– А что это за девушка рядом с ним?

Она была великолепна – стройное тело, темные, почти черные волосы. И от меня не укрылось, как Олли следил за каждым ее движением.

– Фрэнки Клермон, – Элли почти прорычала это имя. – Ее родители владеют этим заведением.

– О… – Я посмотрела на Фрэнки, стараясь запомнить каждую деталь. Сердце забилось сильнее, когда я увидела ее улыбку. Она казалась намного добрее, чем ее брат.

Фрэнки держалась совсем иначе, чем Бек, несмотря на некоторое сходство во внешности. Загорелая кожа и темные волосы остро напомнили мне о ее брате, но вот улыбка у нее явно была от отца.

– Она тебе не нравится?

– Да нет, дело не в этом, – Элли покачала головой. – Просто они так сильно от нас отличаются…

Я не стала говорить ей, что мой отец так же богат, как любой из этих людей. Это не имело никакого значения. Сам факт не делал меня похожей на них.

Я снова посмотрела на стол, когда вошел он. Бек усмехнулся, садясь рядом с сестрой. Он был удивительно расслаблен, в отличие от меня. Мои руки вспотели, а пульс участился. Лучше бы я послушала Лукаса. Не надо было мне соглашаться работать здесь!

– Так, что у нас там, – Элли усмехнулась и картинно обмахнула лицо ладонью. – Это Бек Клермон.

Я посмотрела на девушку, и она захихикала.

– Ага, – ответила она, прежде чем я успела даже озвучить свой вопрос. – Они с Фрэнки – брат и сестра. И он наследник всего этого.

Элли, должно быть, решила, что я впечатлена его фамилией. Думала, что мне есть до него хоть какое-то дело.

Я обернулась к столу, и дыхание у меня перехватило, когда наши взгляды встретились. Все внутри сжалось, когда Элли сунула мне в руки один из графинов.

– Они управляют всем этим чертовым городком.

Я не могла отвести взгляд, чтобы хоть коротко посмотреть на остальных. Понятия не имела, кем они были, да это и не имело значения. Самое главное – Бек был здесь, а я совершила огромную ошибку.

Элли рассмеялась, легонько стукнув меня по плечу.

– Готова?

Я перевела взгляд на девушку, пытаясь успокоить бешено колотящееся сердце.

– Не думаю, что смогу.

Элли хихикнула, видимо думая, что я драматизирую. Эти люди – мои будущие одноклассники, и уже одного этого было достаточно, чтобы бояться к ним подходить.


Издательство:
Эксмо
Книги этой серии:
  • Прикосновение негодяя
Поделиться: