Litres Baner
Название книги:

Деревенские истории

Автор:
Мария Полевая
Деревенские истории

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Наследство

Глава 1

Лена сидела у окна в подъезде и курила свою очередную последнюю сигарету. Она уже второй год регулярно бросала курить, но еще ни разу не продержалась больше недели. Каждый раз появлялся повод закурить вновь.

Сегодня она железно решила завязать с пагубной привычкой и, докуривая эту сигарету, девушка старалась мыслить позитивно и уже называла себя некурящим человеком.

Поскольку спать ложиться было ещё рано, а Лена не знала, как провести остаток вечера, чтобы не думать о сигаретах, девушка решила прогуляться. Мишка – муж Елены, как обычно, задерживался на работе и ждать его не было смысла.

Выходя из дома, Лена увидела знакомую машину, заворачивающую во двор. Девушка решила напугать мужа и спряталась за углом подъезда. Миша вышел из машины и направился к дому. Он не видел супругу, притаившуюся в своём нелепом убежище. Мужчина выглядел довольным, он с кем-то разговаривал по телефону и весело смеялся.

– Ладно, дорогая, не переживай завтра я свожу тебя в ресторан и ты выгуляешь свои новые туфли. Будь готова к половине седьмого. Всё, я больше не могу разговаривать, приехал домой. Целую тебя всю, мой сладенький котёночек. Я тоже тебя люблю, спокойной ночи.

Миша положил трубку, достал ключи от домофона и вошёл в подъезд.

Елена стояла как пришибленная, словно пыльным мешком прибитая. Она не могла пошевелиться, а в голове была только одна мысль: «Он никогда не водил меня в ресторан!».

Ребята познакомились еще студентами, через год после знакомства сыграли скромную свадьбу, и уже третий год копили деньги на квартиру, а пока снимали жильё. Супруг всегда говорил Елене, что нужно экономить, а баловать они себя будут потом, когда переедут в своё жильё.

– Бессовестный лицемер и предатель! – прошептала негромко девушка. Рука автоматически потянулась к карману, чтобы достать сигареты, но Лена тут же отдернула её, она вспомнила, что больше не курит.

Елена не знала что делать дальше, так и стояла за углом подъезда, прижавшись затылком к холодной, шершавой стене, пока не зазвонил телефон. Звонил Миша!

– Да – ответила Лена.

– Ты где есть? Я пришёл с работы, а тебя нет дома – Миша говорил спокойно, как обычно, будто ничего не произошло.

Лена, тоже пока не решила, что предпримет в сложившейся ситуации, поэтому отвечала ему в тон.

– Я гуляю. Очень скучно одной дома! Уже иду обратно, скоро буду.

– Давай быстрее, я голодный, как волк – они всегда с Мишей ужинали вместе, Лена не любила есть одна.

В её семье было так заведено, вся семья ждала папу с работы, и только потом садилась за стол. Ужинали долго, разговаривали, смеялись, рассказывая друг другу новости и происшествия за день. Лена выросла в большой и дружной семье, помимо неё у родителей было еще двое детей, старшие брат и сестра.

Девушка всегда была окружена заботой и вниманием, её никогда не обижали: ни во дворе, ни в школе. Все знали, что старший брат порвёт за Ленусика любого. Знал об этом и Михаил. Возможно, поэтому он до сих пор не бросил Елену и не ушёл к своему сладенькому котёночку.

Лена еще минуту постояла на улице и вошла в дом, для себя она уже приняла решение, осталось воплотить его в жизнь.

Придя домой, Лена разогрела ужин, накрыла на стол, и как ни в чём не бывало, стала расспрашивать мужа о прошедшем дне.

Между делом она поинтересовалась, какую сумму они уже накопили на квартиру. Сумма была значительная, и на первый взнос по ипотеке её уже вполне хватало, однако Миша сказал, что стоит еще подкопить и ближе к весне можно будет выбирать квартиру.

– Ой, Миша, что в стране творится! Сегодня Наташка звонила, сказала, что люди в банк бегут, деньги обналичивают, ждут дефолта. Может лучше снять пока со счёта, положим к папе в сейф, надежнее будет – Лена сидела с самым наивным видом, подперев щеку рукой и разглаживая другой рукой невидимые складки на льняной скатерти.

– Тоже слышал. Коллеги на работе говорят, что новые санкции введут против банков и все наши деньги улетят в трубу – было видно, что Миша не первый раз думает об этом и слова супруги убедили его окончательно – Завтра же сниму деньги со счета, на обеде завезу домой, а вечером отвезем их Виктору Сергеевичу.

– Да, так будет лучше – покорно улыбнулась Елена. Она давно поняла, что если хочешь, чтоб супруг выполнил, то, что тебе нужно, стоит сделать вид, будто эта мысль пришла в голову именно ему.

На следующий день, когда муж привёз домой накопления, Лена уже буквально сидела на вещах.

– Ленусик, прибери деньги, и не открывай никому дверь. Я сегодня задержусь, работы валом, домой приеду после десяти. Договорись с отцом, чтобы не ложился спать и дождался нас.

– Да, хорошо, не торопись! Папа ложится поздно – скрипя зубами, прошуршала Елена. Её коробило от Мишиного вранья. Она не могла принять, что работа по выгулу чужих туфель в ресторан, может быть важнее трёх лет, потраченных на накопление этих денег.

После ухода Миши, Лена быстренько собралась, взяла чемодан, положила в него деньги и поехала на автобусный вокзал. Мише она оставила записку, в которой просила её не искать, а строить новое счастье со своим котёнком.

Глава 2

Поехала Лена в деревню, где четыре месяца назад умерла её двоюродная тётя. Поскольку других родственников у тёти Фаи не было, свой дом она оставила в наследство Елене, как самой младшей племяннице.

Лена не собиралась вступать в права наследования, дом этот был её не нужен. Деревня находилась в двухстах километрах от города и для дачи не подходила, а переезжать туда никто из родственников не собирался.

Мужу тогда она про наследство не рассказывала, зная, что его природная жадность возьмёт верх, и он настоит на его оформлении. Теперь она была рада принятому решению и была уверена, что Миша её не найдет.

Уже садясь в автобус, Елена позвонила матери. Девушка рассказала ей всё как есть и попросила ничего не говорить отцу и брату, чтобы они не натворили дел, за которые потом придётся отвечать. Мама также обещала Лене, что не расскажет Мише о доме в деревне. Предупредив родных, девушка со спокойной душой поехала в новую жизнь.

Осталась одна проблема, это работа, она так и не успела заехать в офис и предупредить о своём уходе. Официально она не была устроена, и проблем с увольнением не должно было возникнуть, но сообщить все же стоило. Лена решила, что позвонит начальнику, сразу по приезду в деревню. Пока она не хотела грузить себя лишними негативными эмоциями.

Приехав в деревню, она первым делом направилась искать местную администрацию. Было начало пятого, Лена боялась, что чиновники закончат рабочий день и тогда она не сможет попасть в дом и ей придется ночевать на улице.

Деревня была небольшой, автобус останавливался на центральной улице. Водитель автобуса указал девушке, в какой стороне находится сельсовет и Лена направилась в указанном направлении.

Одна из местных женщин, увидев молодую девушку, на каблуках и с чемоданом, пробирающуюся по деревянным мосткам, остановилась и предложила свою помощь.

– Ты откуда такая красивая к нам приехала? – вытаскивая колесики чемодана, застрявшие между подгнившими досками, спрашивала женщина.

– Из города еду, у меня здесь тётя жила, умерла в начале января, вот еду дом проверить – отвечала Лена любопытной тётке, с ужасом смотря на свои туфли. Те были все в грязи и ободраны о те же старые доски.

– Так ты Фаины Алексеевны племянница?

– Да, а вы знали её? – наивно спросила Елена.

– Мы все друг друга знаем, деревня небольшая, а Фаина Алексеевна в школе всю жизнь работала, её и соседние деревни все знали. Хорошая была женщина, жалко, что рано ушла. Так ты в её дом приехала? Мы тогда не в ту сторону идём, у неё дом в другом конце деревни – женщина резко остановилась, Лена со всего маху врезалась в свой же чемодан, который провожатая забрала у непутевой горожанки и волокла сама.

– Мне сначала нужно в администрацию, ключи забрать и документы может какие-то оформить, водитель автобуса сюда отправил – отвечала Елена, потирая ушибленную лодыжку.

– Так нет там никого, все уже давно по домам разошлись, у нас до вечеру сидеть нековды. Огороды начались – середина мая почти. С обеда уже все разбежались. А кто тебе сказал, что ключи от дома в сельсовете? Поди у соседей у кого, или в ящике почтовом посмотри. Ты прости, проводить тебя не могу, далеко тут. Вон Саня на тракторе едет, он там огороды пашет, погодь, сейчас отвезёт тебя.

– Саня, стой! – заорала шальная баба. Лена от ужаса и стыда чуть под землю не провалилась. Саня остановился и заглушил трактор.

– Че ты орёшь? И так вас видел, остановился бы – вылезая из кабины, спокойно говорил Александр – Откуда пленницу ведёшь?

– С автобуса идёт. Пошла к Сергеичу в сельсовет, душа наивная. Это Фаины Алексеевны племянница, дом приехала проведать. Ты кстати не знаешь, у кого ключи хранятся? – Лена чувствовала себя очень неуютно, когда двое посторонних людей обсуждали её в её же присутствии.

– Спасибо большое Вам за помощь, я, пожалуй, сама дойду, вы только скажите где дом искать – попросила Лена негромко.

– Куда ты пойдешь, малахольная? – возразила ей участливая тетка – Полезай в трактор, довезет тебя, не переломится. Саня, ты чемодан закинь сначала, а потом деваху в кабину сунешь, всяко войдут.

– Ой, Анна, иди уже куда шла, разберёмся – грубо ответил ей Саня и схватил чемодан. Лена с ужасом смотрела на трактор, она не представляла, как будет залезать в кабину на своих каблуках. Но Саня, ловко закинув чемодан, так же ловко закинул и девушку на сиденье трактора. Она даже не поняла, как очутилась зажатая между своими вещами и ржавой приборной панелью.

– Не ловко? Ну, потерпи, сейчас потрясёт малость, но всё лучше, чем по грязи в черевичках ползать. Я тебя раньше здесь не видел, и на похоронах тебя не было – Саня говорил с Еленой, как со старой знакомой, а та проглотила язык и не знала что отвечать.

 

– Да, я здесь впервые, но мама моя раньше часто ездила. И хоронить тётю Фаю родители приезжали без меня, я болела тогда.

– Ясно, а сейчас надолго к нам? – Саня уже подъезжал к небольшому, выкрашенному желтой краской домику. Дом был окружен красивым забором, но в отличие от соседних домов, двор был не ухожен и не прибран после зимы.

– Не знаю, может на год или на два. Пока не решила – отвечала Елена, внутренне сжавшись в комок.

Она на самом деле не думала, сколько времени ей придется скрываться. Возможно, Миша вовсе не станет её разыскивать, а может наоборот найдет уже завтра. Она впервые подумала о том, что ограбила своего мужа.

– Это дом тети Фаи? – спросила Лена, для того чтобы что-то спросить – Вы поможете мне найти ключи?

Саня удивленно взглянул на Лену, видимо, он не привык, что к нему обращаются на Вы.

– Помогу, сейчас откроем тебе избушку. Если что через хлев зайдем – Саня помог Лене выбраться из кабины, затем достал чемодан, открыл калитку и по-хозяйски зашел во двор дома. Лена стояла у трактора, так и не решившись пройти за Александром.

– Чего встала? Иди сюда, или в гости приехала? – грубо окрикнул её молодой человек. Он заглянул в почтовый ящик, видимо ничего не найдя, запрыгнул на бревно дома и пошарил рукой где-то под крышей. Спустился Саня уже с ключами.

– Ну вот, а ты боялась – парень улыбнулся, явно довольный собой – Пойдем, покажу тебе твои хоромы.

– А что, Александр, вы бывали здесь раньше? – спросила Лена нового знакомого.

– Да здесь вся деревня бывала. Фаина Алексеевна была местной учительницей, она нас всех в школе учила. Мы каждую весну здесь работали. Кто-то гряды копал, кто-то двор чистил, а кто-то дом мыл.

– А зачем? Тётя заставляла вас работать на неё? – ужаснулась Елена. Она помнила тётю Фаю очень добрым и мягким человеком. Когда она приезжала к ним в дом, дети не отходили от гостьи ни на шаг. А та почти всё время проводила с ними, читала сказки, придумывала игры и баловала племянников конфетами.

– Почему заставляла? – опешил Александр – Мы сами приходили к ней помогать. Фаина Алексеевна жила одна, ей нужна была наша помощь. Мы все любили её и заботились о ней, кололи дрова, возили воду, делали ремонт. Ты городская, у вас так не принято, а у нас здесь в деревне всё по-простому.

Александр открыл дверь и пропустил Елену вперёд.

– Ты заходи в дом, осматривайся пока, а я за дровами схожу. Печь истопить нужно, дом с зимы не топлен.

Саня спустился с крыльца, куда занес Ленин чемодан и исчез где-то за домом.

Глава 3

Лена впервые была в доме тёти и не сразу нашла входную дверь. Сначала она вошла в маленькую комнату, которая явно была не жилой и использовалась как кладовка или что-то похожее. Однако тут стояла кровать, был стол и стулья, но почти все пространство на них занимали банки и какие-то старые вещи.

Затем она нашла в темном коридоре тяжелую, обитую войлоком дверь. Открыв её, она оказалась в жилом помещении. На первый взгляд это была кухня. Тут тоже стоял большой стол, на столе лежали перевёрнутые к верху ножками два стула. Сам стол был вплотную задвинут в угол к лавкам, которые будто бы вырастали из стены. Почти в самом центре кухни стояла русская печь. Она была точно такая, как показывают в старых фильмах или рисуют на картинках в книжках со сказками. Огромная, белая печь с лежанкой и трубой, уходящей в потолок.

У стены стоял старинный сервант с посудой, внизу под отделениями со стеклами размещались выдвижные ящики, как у комода. В углу стояли какие-то небольшие шкафчики, тумбочка с электрической плиткой и холодильник. Холодильник на удивление был обычным, современным, с большой морозильной камерой.

На маленьких деревянных окошечках висели тюлевые занавески до половины окна, и шторки с непонятным рисунком, то ли цветочки, то ли ягодки. На полу, прямо от входных дверей и до дверей в другую комнату был постелен длинный полосатый половик. Такими же половиками была устлана комната, дверь в которую была открыта, и уже с порога можно было разглядеть, что там находится спальня.

Лена, побоялась проходить в дом одна, она скромно села на лавочку и стала дожидаться Александра.

Саня вошёл в дом с охапкой дров, он, не снимая уличной обуви, пронёс дрова и сложил их у печи.

– Ну что, хозяйка, печку-то топить умеешь? – явно с иронией хохотнул молодой человек.

– Нет, не умею. Я первый раз вижу такую печь – честно призналась Елена.

– Ты в деревне-то вообще бывала? – Саша смотрел на Елену пристально, явно интересуясь не из праздного любопытства.

– Нет, только на даче у знакомых, но у них печь только в бане, а в доме батареи. Я никогда раньше не видела, как топят печки – Лена смотрела на своего гостя немного свысока, чтоб не думал, будто она тут бедный родственник. Что он вообще себе позволяет, разговаривает с ней как с умалишённой!

– Ладно, научишься. Тебе повезло, что на улице уже тепло, но протопить всё равно нужно. Ночами пока морозит. Да и дом нужно просушить, с зимы нежилой стоит. Я сейчас её затоплю, ты иногда угли помешивай, старайся сгребать их в кучу, а когда протопится, нужно слазать трубу закрыть. Завтра еще раз протопим. Понимаешь, о чём я говорю? – Саня смотрел на неё пристально, явно ожидая ответа. Лене было стыдно говорить, что она не представляет, как и чем будет помешивать горящие угли, но все же в ответ ему она утвердительно кивнула.

– Александр, скажите, пожалуйста, как я должна закрыть трубу и зачем? Может мне просто принести больше дров, и не тушить печку вовсе? Тогда завтра её не придется затапливать вновь, и дома будет всё время тепло – все же решилась задать вопрос Елена.

– Ты в своём уме? Всю деревню спалишь. Вон кочерга в углу висит, вот ей будешь поправлять угли, чтоб они по всей печи не раскатывались, а я сейчас вспашу у Лёньки огород и вернусь, доделаю тут.

– Александр, а где у вас тут магазин, мне бы покушать что-нибудь купить – Лена совершенно не подумала о том, что едет в пустой дом, и что ей чем-то нужно будет питаться.

– Магазин закрыт уже, он до шести работает, откроется завтра в восемь. Ты почему раньше молчала? Мимо магазина ехали – Сашка явно начинал злиться, было видно, что он торопится, а тут еще городская дурочка со своими проблемами.

– А почему до шести? А если люди работают до восьми, они что останутся без продуктов? – удивилась Елена, совсем не обращая внимания на гневное сопение Александра.

– Если люди работают до восьми, то в магазин они ходят утром! – резко оборвал её Саня.

– А что у вас нет таких людей, кто работает с восьми и до шести вечера? – продолжала гнуть свою линию Елена.

– Есть! Продавец в магазине! Остальные в колхозе работают или в районном центре. Все успевают до шести! – Саня уже затопил печь и теперь рылся в выдвижном ящике большого стеклянного шкафа – Здесь у Фаины Алексеевны чай хранился и сахар. Вот, нашёл. Чайник вон рядом с плитой стоит. Хлеба и чего-нибудь перекусить сейчас Наська принесет, я попрошу. Всё, мне некогда с тобой больше! За печью смотри, да ворота не закрывай, девок к тебе отправлю с едой – он ещё раз заглянул в печь, убедился, что она растопилась, и вышел из дома.

Лена, проводила взглядом мужчину и села обратно на лавку. Она не хотела пить какой-то старый, замшелый чай. Да и воды она тоже не нашла. Просидев за столом еще минут пять, Лена достала телефон и хотела позвонить матери, но связи в доме не было.

Сидеть больше без дела не было смысла, скоро наступит ночь, нужно было где-то стелить постель.

Она встала из-за стола и пошла в комнату. В комнате было тихо и очень уютно. Здесь также стояла печь, только не такая большая. За печью стояла кровать, застеленная лоскутным покрывалом. Вышитые подушечки были составлены на кровати вдоль стены.

В другом углу, напротив кровати стоял стол, на столе лежали перевернутые табуретки. Дальше стояла тумбочка с телевизором, над которым висели большие стеклянные рамки с фотографиями.

По другой стене были расположены советский шифоньер и диван книжка, на стене висели огромные старинные часы с гирями и маятником.

Небольшие окна были занавешены плотными шторами, украшенными вышивкой. Шифоньер слегка покосился, от чего дверца его не закрывалась до конца. Возникало ощущение, что хозяйка только что вышла куда-то и вот-вот вернется домой.

Лена подошла к часам и подтащила цепочку с гирями, поднимая их вверх, от чего часы ожили и пошли. После, она открыла шкаф, нашла постельное бельё и стала застилать кровать. Перед этим она выхлопала на улице подушки и одеяло.

Заняться приборкой Елена решила на следующий день, сегодня на это уже не осталось сил.

Чуть позже к ней прибежали две девчушки, они явно были сестрами, одинаково рыжие с личиками, усыпанными веснушками. Эти две лисички принесли Елене целую сумку продуктов. Там были и пироги и варенье, банка с горячим супом, солёные огурцы и еще много чего.

– А тебя как зовут? – спросила Елену та, что постарше. Она уже сбегала с ведёрком за водой и поставила чайник.

– Лена, а тебя?

– Я Настя, а это Лизка, моя сестра. Нам Саня сказал, что ты навсегда приехала. А где ты будешь работать? Вместо Фаины Алексеевны? – Настя тараторила без умолку, при этом не останавливалась и всё время что-то делала. Сейчас она откуда-то достала маленький чайник, и заваривала в нём чай – Лизка, принеси ложки, они в горке стоят – приказала Настя сестре.

– Не знаю пока, я не думала. А этот шкаф называется горкой? – спросила Лена девчонку.

– У нас так зовут, а правильно или нет, не знаю – ответила Настя, она уже разливала чай и резала пирог с капустой.

У Лены потекли слюни, пироги так вкусно пахли, что в животе предательски заурчало.

– Ешь давай, голодная поди. Мы с Лизкой тебе помочь пришли, Саня сказал, ты ничего сама не разумеешь.

– А вы покушаете со мной? Я одна не хочу – попросила девочек Лена. Она достала тарелки, помыла их кипятком из чайника и разложила суп – Давай-ка садитесь за стол, мои помощницы. Как же я рада, что вы пришли. А с чего это Саня взял, что я ничего не умею?

– Да уже вся деревня знает, что ты бестолковая – с детской непосредственностью сообщила Анастасия.

– Это Саня так сказал? – обижено спросила Елена.

– Нет, это тетя Аня, она тебе чемодан тащила, пока не узнала, что ты в сельсовет идешь – Настя уже доедала суп и потянулась за пирогом. Лизка почему-то молчала и смотрела на девушку исподлобья с опаской.

– Лиза, ты боишься меня? Не бойся, я хорошая – Лена попыталась найти общий язык с младшей из сестер.

– Она всех боится, потом привыкнет. Мама говорит, что это она в отца, тот тоже людей чурался, пока молодой был – не умолкала жующая Настя.

– А что маме твоей сколько лет? – удивленно спросила девочку Елена, судя по возрасту детей, она не могла быть старой, и говорить о прошедшей молодости ей было рано.

– Не знаю, поди уже сто или двести – наивно ответил ребёнок. Лена не сдержалась и рассмеялась, умиляясь детской наивности.

– А тебе тогда сколько? – всё еще улыбаясь, продолжила разговор хозяйка дома.

– Мне восемь, девять будет летом, а Лизке пять пока, она в садик ходит.

После ужина они все вместе пошли в комнату разбираться с телевизором. Телевизор, как и холодильник, был современным со спутниковой приставкой, поэтому включить его не составило труда. Очень быстро девчонки нашли мультики и зависли перед экраном, а Лена стала убирать со стола. В это время вернулся Саня.


Издательство:
Автор
Поделиться: