Litres Baner
Название книги:

Демон в наследство

Автор:
Алёна Павловна Литвинова
Демон в наследство

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава первая

-Зачитывается завещание покойной Глафиры Третьевой. Все ее родственники, указанные в данном завещании присутствуют в данном кабинете? – Пафосным голосом спросил толстенький нотариус, потрясая листами бумаги, тем самым завещанием.

–Да, Господин Нотариус. – Ответила Лиза, красивая и крашенная блондинка. Короткие волосы, длиной до плеч, были идеально уложены. Карие глаза сочетались с яркими, красного оттенка тенями и пушистыми черными ресницами. Пухлые, не от природы губы были накрашены алой помадой. Сидела она на стуле возле самого нотариуса и томно вздыхала при каждом его слове. Обтягивающее ультракороткое черное платье задралось до неприличия, как только она села на предоставленный ей стул. Но вот стол нотариуса, закрывал от него, столь прекрасный вид. Зато всем остальным родственникам покойной было хорошо видать. Поэтому Лиза, потихоньку оттягивала платье вниз, что бы глубокий вырез на третьем размере груди стал еще больше, и нотариус нет-нет, да и скашивал глаза в том направлении.

–Хорошо. – Хрипло произнес он, как только снова взглянул в ее декольте. Мысленно себе что-то сказал, наверное, о том, что жена и дети его дома ждут, и не стоит заглядываться, куда не следует, и снова стал смотреть в лист завещания, и читать.

–Я, Третьева Глафира Игнатьевна, находясь в трезвом уме и в наилучшей памяти, составила это завещание. Все вы знаете, как я вас очень сильно люблю и хочу, чтобы у вас в жизни все было хорошо. Поэтому сегодня решила написать завещание, которое даст вам старт в жизни, хоть вы уже не маленькие и давно должны были найти себя в этом мире.

–Довольно. Переходи к самой сути завещания, зная ее, она может часами разглагольствовать. – Снова подала голос Лиза, уже краснея от нетерпения. И нотариус начал быстро пробегать глазами по строчкам. На десятом листе завещания он таки нашел то, что нужно.

–Завещаю своему старшему сыну…

–Вот! А я что говорила. Даже и здесь она время драгоценное отнимает. – Возмутилась она.

–Да тише уже.– Ответил ее младший брат.

–Да-да. Елизаветта, можете не перебивать меня. Все-таки читка завещания, это очень сложно. К тому же таким подчерком написано, что не разобрать. От компьютерного текста она отказалась. Поэтому наберитесь терпения и в конце все обсудите. Так, на чем я тут остановился? Ах. Вот. Своему старшему сыну Кириллу я завещаю свою квартиру. Дарственную я оформила днем ранее, выкрав его документы. Это было дело легким, а вот вернуть назад получилось не с первой попытки. Поэтому ему переходит моя квартира, и это не обсуждается, надеюсь, дети мои спорить вы не будете.

–Не, не будем. Я в эту прокуренную непонятно чем однокомнатную халупу ни ногой. – Возмутилась Лиза.

–Я тоже не горю желанием там появляться, один ладан, вечно горевший и вонявший, чего только стоит. – Возмутился младший брат.

–Я же просил не перебивать меня. – Подал голос нотариус.

–Молчим! – Хором ответили они.

–Итак, ключи от квартиры с точным адресом на них ты получишь в тот же момент, как зачитают завещание, от моего друга и хорошего человека, а так же нотариуса, Игалова Виктора Евгеньевича. А это я. – Сообщил мужчина, зарываясь в ящик своего стола и выуживая оттуда коробку с подписью. Там отчетливо звякнули в ней ключи. – Итак, Кирилл Валерьевич подойдите и заберите ваше завещание.

В самом конце стола сидел он. Ему было уже чуть больше сорока, и поэтому первые седые волоски пробивались сквозь густые темные волосы. Карие глаза на слегка кругловатом лице, нос с горбинкой, тонкие губы и волевой подбородок говорили о том, что в юности он был очень привлекательным мужчиной, даже сейчас многие дамы не могут от него отвести свой взгляд. Но их останавливает от решительных действий только одно, вот уже двадцать лет, как он женат и счастлив в браке. Так же у него есть одна единственная дочь. И это я. И сегодня мой отец, с гордо поднятой головой, прошел к нотариусу, чтобы получить свою часть наследства. Каково же было его удивление, когда нотариус сообщил, что и я с мамой, тоже должны присутствовать, так как тоже вписаны в завещание. Поэтому сейчас мы сидим тихо, и молчим. Передав коробочку, нотариус снова взял листы бумаги в руки и начал читать дальше.

–Надеюсь, сын мой, ты будешь счастлив. Читай внимательнее адрес. Следующей в завещании должна быть моя дочь Елизавета, но я для нее приготовила особенный подарок, поэтому она будет в конце завещания.

–Но почему? – Возмутилась она, но ей никто не ответил. А нотариус прокашлялся и стал далее читать.

–Своей невестке Ирине Андреевной, жене моего сына Кирилла, я завещаю самое ценное, что было у меня при жизни. Они мне служили верой и правдой, и надеюсь что и тебе моя дорогая невестка, они прослужат очень и очень долго. Завещаю тебе я, всю свою коллекцию колготок. Так же сможешь забрать у Виктора Евгеньевича. – Закончив с этим предложением, он снова нырнул в ящик стола, активно что-то в нем ища.

–Ха-Ха! Колготки? Ой, не могу!– Стала смеяться Лиза, немного похрюкивая при этом. Ее младший брат, а по совместительству мой дядя тоже смеялся, но старался прикрыть свое лицо рукой, чтобы нам не было так обидно. – Видимо тебя она так любила, что решила доверить такую ценность.

Но мама ее не слушала, а только удивленно спросила.

–И зачем мне колготки? Свои то, не знаю куда девать.

В этот момент нотариус кряхтя, стал доставать из своего стола огромную коробку. Он все вытаскивал и вытаскивал ее, уже практически всю достал, а она все не кончалась и не кончалась. Странно, как такая огромная коробка, смогла туда поместиться. Когда он наконец-то ее достал и с трудом водрузил на стол, удивились все.

–Вот это коллекция. Наверное, со времен своей молодости она собирала. А где же она их хранила, что я их ни разу не видела. – Спросила Лиза то ли у себя, то ли у нотариуса. Но тот и сам не знал ответа, лишь пожал плечами.

–Ирина Андреевна, подойдите, заберите свою часть наследства. – Процедил нотариус, белым платочком протирая выступивший пот от усердия, с которым доставал коробку.

Встав со своего места и оправив бежевую блузку и черную юбку карандаш, на негнущихся ногах, мама подошла к столу, обхватив коробку руками, она ее с трудом смогла поднять, и уже хотела отнести на свое место, как отец помог ей, чтобы она не утруждалась. Поставил коробку на стол, возле того места где она сидела, он снова присел на свой стул. Та благодарно на него посмотрела, улыбнулась и заняла свой стул. Как только снова затихли все, и наша семья, и смеющиеся родственники, нотариус продолжил.

–Своей единственной внучке, хоть один из детей меня порадовал внуками, надеялась, хоть дочь еще внуками порадует, так она, напрочь отказалась, оговаривая это тем, что портить фигуру не собирается. На младшего надежды еще меньше, ему бы пиво пить да в игры играть. Хорошо, что у нас все казино позакрывали, а то бы все мое накопленное, там бы спустил. Так вот, своей внучке, Анне Кирилловне я завещаю… я тебе приготовила отдельное письмо и коробку с подарком, заберешь в том же месте, что и остальные. – Нотариус тут же нагнулся, раскрыл свой шкафчик. Вот что он у него, безразмерный, что ли? Достал оттуда небольшую коробочку, и какой-то конверт. Пока он там искал, я уже подошла поближе к столу и заглянула в этот самый ящик. Он оказался пустым. Еще более странно.

Вручив мне пухлый конверт и абсолютно белую коробку, на которой было написано мое имя, он жестом указал, чтобы я следовала на свое место. Ну что ж, раз просят, сделаем. Как только я уселась, и развернулась лицом к нему, он продолжил.

–И письмо, и конверт раскроешь дома. Но сначала прочитай внимательно письмо, прежде чем открывать коробку и доставать ее содержимое. – Произнес он, вычитывая из завещания, а я убрала руки от коробки, которую уже пыталась открыть своим ногтем. Так же, не обращая на нас внимания, он продолжил и дальше читать записи бабушки.

–Своему младшему сыну Алексею Валерьевичу, и зачем я его только назвала Алешенькой, надо было по-другому как-то. Не оправдывает он своего имени. Такого Казанову, в жизни не встречала. Даже отец твой был не таким любвеобильным. Наверное, помножилась его любвеобильность и мое приумножение капитала. Да, в нашей семье именно я добывала деньги, а он их тратил. Но теперь дети мои, вы выросли, и у каждого своя семья. Если вы еще не обзавелись половинкой, значит сами себя и обеспечивать должны. Так вот, тебе мой младший сын, я завещаю свою машину. Она стоит в гараже, пригнать к нотариусу у меня сил уже не хватило, так как зрение подводить уже стало. Старая я стала, уже практически сто лет. Вот в девяносто шесть я еще спокойно могла ездить, а тут такое. Знаю, что вы удивлены, но я в почти шестьдесят лет только первенца родила, и выглядела я очень молодо. Многие мои знакомые думали, что я вампир или еще какой-то представитель долгожителей, но что случилось, то случилось. Поэтому у своего друга я оставила ключи от гаража и машины, и их ты сможешь забрать сразу после оглашения завещания.

И снова нотариус нагнулся к своему шкафчику. А мне очень захотелось в него взглянуть. Ну откуда-то же он достает все это, а если его ящик пустой, то откуда тогда?

В этот момент дядя, с помпезным видом, напыщенный как индюк, сделал пару шагов в сторону нотариуса, и протянул руку для своего наследства. Уж лучше бы нотариус потерял бы его наследство, вот бы посмотрела я на родственничка в этот момент. Но нет, порывшись еще немного в пустоте, он наконец-то достал необходимое, и на его руку упала связка ключей. От того, как блестели ключи, глаза дяди загорелись неестественным алчным блеском. Все уже давно в курсе, что свою квартиру он проиграл. И сейчас жил то ли у друзей, то ли у очередной своей подруги. И вот тут ему в наследство досталась машина. У бабули, как я помню, была очень дорогая и раритетная машина, правда она в таком состоянии, что много денег за нее возможно и не дадут, если продавать ее не коллекционерам. А по взгляду родственника, я поняла, что он давно уже нашел такого клиента, который за нее выложит приличную сумму денег.

 

–Поздравляю братец. – Сообщила Лиза, надеясь, что ей в завещании перейдут все бабушкины денежки, раз они ни кому еще не достались. Чую, она в мыслях уже на самых дорогих курортах отдыхает.

–Спасибо, сестренка. Ты единственная, кто за меня рад в этом унылом обществе. – И он осмотрел всех нас. У нас причин любить этих родных не было уже, лет так, пятнадцать.

–Итак, раз вы закончили обсуждать, то я продолжу. Своей единственной дочери Елизавете Валерьевне я завещаю самое дорогое, что у меня есть.

–Деньги? Она же ими так дорожила. Вот мне их и завещала. – Снова перебила она нотариуса. Он уже был красный как вареный рак, так как в его кабинете было ужасно жарко, а кондиционера у него здесь вообще не имелось, поэтому он вытер пот со лба тем же платочком, продолжил.

–Своей единственной дочери, так как она и хотела когда-то, чтобы мы вместе в любви и богатстве жили, я завещаю свой прах. Урну передаст тебе Виктор Евгеньевич. – Быстренько закончил он, отложив листы и снова заглядывая в свой ящик.

–Что? – Раздался вопль не очень приятным голосом, и Лиза резко встала со своего стула. – Какой к черту прах. Деньги где?

–Что написано в завещании, то вы и получили. – Сообщил ей нотариус, отвлекшись от своего ящичка. Еще какое-то время спустя он нашел необходимую урну, достав ее, поставил на стол. А Лиза все бушевала и бушевала. Ее не устраивало одну только завещание, а мне уже хотелось поскорее с этим закончить и вернутся домой. Необходимо подготовиться, ведь завтра важный экзамен в университете. А приходится сидеть здесь и выслушивать истерику Лизы.

–Все, забирайте свою часть завещания, и все свободны. – Сообщил нотариус. Мы тут же, подхватив каждый свои коробки, двинулись к выходу. Самым первым сбежал дядя Алексей, ловко между нами протиснувшись. А вот Лиза не спешила покидать помещение без денег или счета, на котором они будут лежать. Она еще не до конца поверила, что ей кроме своего праха бабушка ничего не оставила. Но и нотариус попался не робкий, он быстренько вручил ей в руки ту самую урну, распрощавшись, скрылся в коридорах здания. Кабинет остался пустым, и Лизе спорить стало не с кем, поэтому она пошла следом за всеми на выход.

Когда мы уже садились в отцовскую машину невзрачного цвета и марки, к нам подошел дядя Алексей.

–Брат, не мог бы ты отвезти меня к тому самому гаражу? – Спросил он, позвякивая новенькими, начищенными ключами.

–Не вопрос. Отвезу. – Ответил он ему, и дядя уже хотел пристроиться на заднее сиденье машины рядом со мной, как отец продолжил свою фразу. Я уже успела сесть, только дверь не закрывала. – Но только завтра. Сейчас, нашей Нюте необходимо подготовиться к экзамену. Ты же знаешь, что после школы все учатся в университетах. Ах, забыл. Тебя же эта учесть миновала. В то время когда твои одногодки учились, ты постигал другие азы. Но и сейчас не поздно, и ты можешь пойти и отучиться на кого-то.

–А зачем мне учиться? Это ты в свое время учился, что бы сейчас работать за копейки и платить ипотеку. Я же живу хорошо. Мне париться не надо. К тому же, с моей новой машиной, я стану еще богаче. Хорошо, завтра так завтра. Я заеду в гости, и сразу же поедим. До встречи.

И он развернулся и пошел прочь вальяжной походкой, показывая, что он нам же и одолжение делает, чтобы отец его отвез. Как будто это честь для нас, везти этого родственника к его же машине.

Быстренько сев в машину, мы отправились домой. На мой вопрос, о том, не хотят ли родители съездить в новую квартиру, они ответили, что успеют еще. Сейчас главное моя подготовка и сдача экзамена. Поэтому этот вечер мы провели дома за вкусным ужином.

Глава вторая

Всю ночь мне пришлось учить все то, что я не успела выучить за семестр, поэтому ни о каком письме и коробке тем более мне не думалось. Отложив их в самый нижний ящик моего столика, я принялась за штудирование конспектов и учебника. А утром меня разбудил будильник, оповещая о том, что время сокращается, и экзамен приближается. Быстро встав, умывшись и перекусив бутербродом со сладким чаем, я ушла в университет. Очень сильно нервничала и переживала, но в итоге, даже на отлично сдала его.

Радостная я вышла из здания, и нос к носу столкнулась с дядей. Он нервно ходил около двери и что-то бормотал себе под нос.

–Наконец-то. Мы тебя уже заждались. Не могла ты быстрее свои дела делать? – И подхватив опешившую меня под локоток, повел к нашей машине. Раскрыв заднюю дверь, приглашающим жестом намекнул мне, что не плохо бы было, если бы я уже села. Но тут с другой стороны появились родители.

–О! Дочка. Как успехи? Сдать то успела, или дядя не дал тебе и с экзамена увел? –Улыбнувшись спросил отец.

Я недоуменно взглянула на него. Да уж, а он вполне мог и так сделать, лишь бы выполнили то, о чем он просит. Всегда так было. И вот за это я его не очень-то и уважала. Он всегда много просил, и еще обижался, если не сделают все это ему. А вот как сам выполнить что-то, так сразу в кусты. Помню, как папа, его о чем-то попросил, очень важное дело было. Так мы потом его почти год не видели, после этой просьбы. И сейчас, то же самое, года идут, а он не меняется.

–Сдала, успела до того как он там появился. – Ответила я и услышала недовольное пыхтение родственничка.

–Может, уже поедем? – Снова спросил он, указывая на раскрытую дверцу машины.

Заняв каждый свое место, мы отправились в путь, предварительно дядя Алексей продиктовал адрес, написанный на его ключах, а отец внес его в свой навигатор. Путь выстроился, и поездка состоялась, поэтому более чем через час мы подъехали к каким-то развалинам, не то, что к гаражам. Нужный гараж мы нашли некоторое время спустя, блуждая по этим развалинам. Он был действительно похож на гараж, так как оставался, чуть ли не единственным целым среди всего остального. Крепкие ворота, говорили о том, что их тут недавно поставили. Поэтому когда Алексей вставил ключ в огромный амбарный замок, он, чуть ли, не расплакался. Ключ идеально подходил к замку и, открыв его, дядя, тут же распахнул дверцу ворот.

От увиденного, он действительно расплакался, встав на колени перед входом в гараж. Рыдал навзрыд, я впервые видела, что бы мужчина так плакал.

–Этого не может быть! – Верещал он противным голосом. – Я в это не верю.

Мне стало очень интересно, о чем именно он говорит, и я подошла поближе к раскрытым воротам, перешагивая мусор и обломки кирпичей, которые лежали хаотично.

–Вот это да! – Единственное, что смогла произнести я, когда увидела машину, стоящую в гараже. Она была белой, на вид только что выкрашенной или как будто, ее взяли из салона. Но это была не раритетная бабушкина машина, а всего лишь отечественная, которая есть почти у каждого не богатого человека. Похоже, бабушка хорошенько его обломала. Но если она так поступила с ним, то, что же, ждет нас? Даже и думать не хочется.

–Что это? Где м-моя м-машина? – Заикаясь, спросил он, вытирая тыльной стороной ладони слезы, катящиеся из его глаз, но все еще стоял на коленях.

Отец подошел к дяде и похлопал по плечу со словами, «Похоже, это она и есть», а мама осталась стоять в стороне, не решаясь подойти к родственнику, которого похоже накрывала истерика. Я, пользуясь моментом, прошла мимо, и зашла в гараж. Подойдя к машине ближе, увидела, что на белом капоте лежит белый конверт. Взяв его в руки, подняла как можно выше, и потрясла им.

–Дядя Алексей, тут бабушка вам письмо оставила. – Проговорила я как можно громче, чтобы он услышал между своими всхлипываниями.

Он молниеносно встал с колен, подскочил ко мне и выхватил письмо из рук. Для надежности, я отошла от него как можно дальше, даже вышла из этого гаража, но все равно смотрела на своего дядю, так как мне было очень любопытно, что в этом письме. Раскрыв конверт, он вытащил оттуда листы исписанные мелким подчерком. Перетряс их все и печально вздохнул. Наверное, надеялся на большие деньги.

Быстро пробежав по написанным строкам, смял бедные листики и забросил в самый угол помещения.

–Это действительно теперь моя машина. Она даже оформлена на мое имя. И как ей удалось все это провернуть так быстро? Еще же недавно она ездила на своей. – Говорил он тихо, но мы все слышали, так как тоже молчали.

–Эм… не знаю даже что и сказать. – Ответил ему отец. – Поедешь с нами смотреть квартиру?

–Не-ет! На сегодня мне потрясений хватит. Не хочу еще больше себе седых волос зарабатывать. Да и я теперь могу сам до дому добраться.

Не поблагодарив даже нас, за то, что мы его привезли, за то, что беспокоились, он отвернулся к нам спиной, чтобы внимательнее рассмотреть то, что ему досталось. Отец еще хотел ему что-то сказать, даже рот открыл для этого, но вскоре закрыл его и, развернувшись, отправился к машине. Я и мама последовали следом, тоже сохраняя глубокое молчание. Так же молча, мы сели в машину, завелся мотор, и она плавно поехала по улицам города. Все это время я смотрела в окно и понимала, что бабушка была очень своенравной, и какой сюрприз ждет нас, даже не представляла.

Когда машина остановилась, я очнулась от своих раздумий, и вылезла из нее, следом за родителями. Мы зашли в здание, которое было построено очень давно, но все еще выглядело как новое. В последние года мы часто бывали здесь, так как наша родственница, любившая путешествовать, купила себе небольшую квартирку именно в этом здании. На третьем этаже, поднимаясь на лифте, как только мы выходили из него, то сразу упирались в дверь, в которой ранее жила бабушка. Вот и сейчас, когда дверь лифта отворились, мы вышли из него, но стена перед нами была гладкой.

–Наверное, этажом ошиблись. – Проговорил отец, повернулся и увидел табличку возле лифта, которая показывала цифру три. Я тоже на нее смотрела и сомневалась, туда ли мы пришли. – Может домом ошиблись? – Произнес он мою мысль. А интуиция подсказывала, что нет, не ошиблись. Что пришли в правильное место. Да что же это творится то такое? Сначала ящик у нотариуса странный, вмещающий в себя намного больше, чем есть, да к тому же пустой. Теперь дверь исчезла, которая последние лет пять так точно здесь находилась. А что будет дальше? Над этой темой я решила не думать.

–Я думаю, что и домом мы не ошиблись. – Ответила мама, кивком головы указывая в сторону. – Не в каждом же доме, на третьем этаже, живут такие люди, которые в восторге от ярко розовой двери. Это точно тот же дом и тот же подъезд, только вот где дверь?

Потоптавшись немного в нерешительности, я решила позвонить в дверь ближайшей бабушкиной соседке, и уточнить. Так как время было всего лишь послеобеденное, то мне открыли не сразу. Я явно разбудила соседку. Дверь она распахнула пять минут спустя, когда мы уже хотели уйти. Думая, что и тут бабушка отличилась, и просто посмеялась над нами. Отец поник, понимая всю шутку своей покойной матери. А вот соседка была сначала очень зла, но когда рассмотрела нас, то очень удивилась.

–А-а! Это вы! Ну, наконец-то явились. Я вчера вас весь день ждала, а вы только сейчас заявились. – Выдала бабуля, лет семидесяти, одетая в старый халат. Ее седые короткие волосы стояли торчком, оповещая о том, что их хозяйка только что спала.

–Зачем же Вы нас ждали? – Удивленно спросили мы хором.

–Так ваша бабушка знала же вас очень хорошо. Так? Так вот, она, перед тем, как покинуть наш мир, приходила ко мне. Мы с ней, такой чаек знатный попили. И вот за этим чаем, она меня и попросила об одной услуге. Чуяла, наверное, что скоро умрет. И эта услуга, как раз заключалась в том, чтобы вам передать ее слова.

–И какие же? –Поинтересовался отец.

–Сейчас. Погодите. Вспомню дословно. Вот! Кажется, вспомнила. – Сообщила бабуля, задрав указательный палец к верху. – Ее слова звучали так: Я же в завещании ясно написала, внимательнее читай адрес на ключах. По-моему это она просила. Да точно, именно это.

Отец на время растерялся и взглянул на ключи от квартиры, которые он уже вот минут как пять крутил в левой руке. Стал их внимательно осматривать, и нашел на брелке, который больше напоминал обыкновенную бирку, надпись с адресом.

–Так, улица Лучистая. Так? – Спросил он у соседки, и та кивнула в ответ. – Дом тринадцатый? – И снова ее кивок подтвердил, что мы на верном пути. – Квартира двадцать шесть? – Неуверенно, то ли сказал, то ли спросил мой отец. Старушка на нас посмотрела, и потом произнесла.

–Так дверь та, вон она, что же вы здесь столпились? – Она указала пальцем на неприметную серую дверь, на которой действительно красовался нужный нам номер.

–Так, а где дверь, которая тут была, когда мы приезжали? – Удивился отец, внимательнее рассматривая стену. Ремонт явно давно не проходил на этом этаже.

–Какая дверь? – Удивлению ее не было предела. – Никогда здесь не было двери. Всю жизнь была стена.

 

–Но как же… – Недоуменно начал он, рукой указывая на стену, но взгляд соседки не дал договорить нормально. Поэтому мы всей компанией направились к той самой двери с номером двадцать шесть. Отец так волновался, что не мог ключом попасть в замок, и мне пришлось помочь. Я забрала у него ключ от квартиры и практически сразу же открыла дверь, чтобы вместе с родными в изумлении раскрыть рот.

Просторная гостиная встречала нас. Я первая переступила порог, чтобы увидеть большое помещение, именуемое холлом, да моя комната дома и то меньше. Слева от входа расположился огромный шкаф-купе с зеркальными дверцами. Увидев в нем свое отражение с раскрытым ртом, я тут же его закрыла. Родители и соседка, выглядывающая из-за их спин, все еще не вошли в квартиру.

Поэтому, набравшись смелости, я двинулась дальше. Прошла просторную и светлую комнату, чтобы очутиться в другой комнате, похожей на гостиную. Она так же была светлой, что меня поразило больше всего. Ведь бабушка очень любила все темное, поэтому, когда мы к ней приходили, мне казалось, что все помещение было, как будто во мраке. А тут такое, на рай похожее. У стены в гостиной стоял большой диван, бежевого оттенка. Напротив него на другой стене висел огромный жидкокристаллический телевизор, самый большой по размеру. Я только удивленно присвистнула и тут же, как по мановению волшебной палочки мои родители отошли от шока и вошли в квартиру.

Я прошла дальше и попала в уютную кухню, где тоже было светло и просторно. А вся техника прямо говорила о том, что она самая модная и самая крутая на сегодняшний день. За спиной кто-то издал восхищенный возглас, и я обернулась, чтобы увидеть мамино лицо, разглядывающую эту кухню. Она такими восхищенно-влюбленными глазами ее рассматривала, что мне даже завидно стало, но не надолго. Так как, оставив ее рассматривать кухню, я отправилась посмотреть остальные комнаты.

Отец уже раскрыл дверь, которая вела в одну из спален, и стоял у порога, боясь туда войти.

–Что у порога то стоишь, проходи, это теперь твоя квартира. – Сообщила я ему, подталкивая отца в спину, и заходя следом за ним.

–Она такая большая. – Неуверенно проговорил он. – А вдруг это сон?

–Ну, если сон, то он у нас, наверное, общий. – Пыталась пошутить я, проходя в очередную светлую комнату. Большую часть комнаты занимала кровать, покрытая так же светло-бежевым пледом, шкаф-купе для одежды выполненный из светлых материалов, небольшой столик тоже такого же цвета и возле окна, которое было чуть ли не на половину стены стоял огромный горшок с цветком, который цвел большими красными бутонами. Единственное, что было темное в этой комнате.

Подошла к кровати и села на нее, проверяя на мягкость. Да, уж, с моей кроватью не сравнится. Я уже хочу здесь жить, так как мне все нравится, но вслух я не озвучила эту мысль. Думаю по моему лицу итак все понятно.

Осталось осмотреть последнюю комнату и ванную, и мы у цели. Мама до сих пор на кухне, судя по звукам, издающимся, то она проверяет все шкафчики.

–Вау! –Послышалось оттуда.

–Ну что, идем дальше осматривать? – Спросила я у отца, и он как завороженный кивнул и отправился следом за мной, когда я встала с кровати и пошла к последней закрытой двери. Открыв ее, увидела небольшую комнату, в которой как раз было отличие от всей квартиры, она была выполнена в темных тонах, как и любила бабушка. Это была очередная спальня, и на кровати на темно-синем покрывале ярко выделялся белый конверт. Я прошла в комнату и взяла его в руки, повертев немного, не увидела на нем надписи, но мне почему-то казалось, что оно для отца. Поэтому отдала его ему прямо в руки, когда он прошел в комнату. Следом вошла и мама.

–Наверное, это стоит прочитать тебе. – Сказала я, передавая конверт.

В нем действительно оказалось письмо именно для отца. Он, читая его, даже украдкой смахивал слезы, которые пытались появиться в его глазах. Но мы с мамой делали вид, что не замечаем этого, чтобы его лишний раз не расстраивать. Ведь папа уверен, что мужчины не плачут, а тут такая слабость с его стороны.

Осматривая новую квартиру, даже не заметили, когда соседка ушла, побыв еще немного в ней, отправились к себе домой. По дороге я пыталась уговорить родителей жить в той квартире, а я смогу жить в нашей квартире, самостоятельно. Давно уже мечтала пожить одной, а то практически все мои однокурсники не живут с родителями. Я одна такая в нашей группе. Но они отказывались и не хотели меня слушать, аргументируя это тем, что я еще не готова к самостоятельной жизни. По их мнению, я как комнатный цветок, за которым нужен уход и постоянный взор. В итоге, когда мы подъезжали к дому, я была сердита и дулась на родителей.

Переступив порог дома, я вспомнила, что мама так и не распаковала ту коробку, которую она получила в наследство. И именно сейчас у меня появилось жгучее желание, чтобы она посмотрела ее. Да что это такое со мной происходит, не пойму.

–Мам, а ты не хочешь посмотреть, что тебе оставила бабушка? – Спросила я у нее, уже забывая о том, что буквально минуту назад, я была сердита.

–Потом посмотрю. Времени еще много. – Ответила она, улыбаясь мне и отправляясь на кухню, чтобы приготовить нам ужин, так как время уже позднее и на улице уже стемнело.

–Но мне почему-то кажется, что именно сейчас нужно ее открыть. А ужин и я смогу приготовить. – Начала говорить я, на что мама на меня с недоумением посмотрела. – Да не спалю я кухню, умею я готовить, наверное.

Еще минут пять моих уговоров, и домой зашел отец, который искал где припарковать наш автомобиль, и он подключился к уговорам. Мама сдалась, и мы все отправились в комнату родителей, ведь там уже была эта коробка. Папа ее вчера перенес из машины, но мама так и не рискнула ее открыть.

Наша квартира была намного меньше той, которая досталась папе в наследство и имела всего две комнаты, в одной жили родители, которая была больше, а в другой я, она была меньше. Кухня была так же небольшой, но большую часть времени мы проводили именно в ней, так как телевизор, единственный в доме, располагался прямо на холодильнике.

И вот мы всей семьей, стоим в родительской комнате, и смотрим на коробку, которая сиротливо стоит в углу комнаты. Ее открыть пока не решался ни кто.

–Давай, мам! – Пыталась подбодрить я ее, а мои руки уже сами тянулись, чтобы ее открыть.

Но она быстро взяла себя в руки и решительно подошла к данной коробке. Одним взмахом руки коробка раскрылась, являя нашему взору огромное количество упакованных колготок. Видно, что они новые, и судя по всему это капроновые колготки различной плотности. От того наверное и тяжелой она оказалась.

–Э…э… – Пыталась произнести хоть слова она, но так и не смогла.

–Там тоже, наверное, должно быть письмо. – Предположила я, так как уже двое из наследства получали письма, то я подумала, что и здесь должно быть. И стоило мне это произнести, как родители тут же кинулись перерывать колготки в коробке. Ну и я не отставала, тоже присоединилась, протиснувшись между коробкой и небольшим комодом. Присела и запустила свои ручки в сокровища.

Белый конверт нашелся не сразу, он находился на самом низу коробки, но когда мама его нашла и достала, она вместе с ним долго еще танцевала, показывая нам, что она нас опередила. Но время эйфории пролетело быстро и вернулось серьезное настроение, поэтому мы с отцом уселись на кровать, ожидая, когда раскроют конверт. Ждать долго не пришлось и вскоре мама уже доставала само письмо и еще какие-то бумажки, лежащие в нем. Когда она читала его, конечно же, не вслух, чтобы мы не знали о чем там написано, то ее глаза округлялись все больше и больше. И вот, на очередной строчке ее глаза достигли пика своего раскрытия, и мама произнесла:

–Не может быть!

–Что? Что случилось? – Обеспокоился мой отец, вставая с кровати и подходя к ней ближе.


Издательство:
Автор
Поделиться: