banner
banner
banner
Название книги:

Сочинения. Том II. Энциклики. О святом Иоанне Креста. Молитвенные размышления. Речи и проповеди. Поэзия

Автор:
Иоанн Павел II
Сочинения. Том II. Энциклики. О святом Иоанне Креста. Молитвенные размышления. Речи и проповеди. Поэзия

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Переводы энциклик и апостольского послания «Orientale lumen» приводятся в новой редакции.

Переводы других текстов:

Елена Твердислова, Игорь Баранов, Александр Махов

Общая редакция:

Игорь Баранов

Главный консультант:

о. Григорий Церох OFMConv

Редакторы:

Ольга Газизова, Светлана Левит

Фотографии: Гжегож Галонзка, Артуро Мари

© Издательство Францисканцев 2003

© Сочинения Кароля Войтылы – Comissione per gli Scritti di Karol Wojtyła

© Фотографии – Г. Галонзка, А. Мари

Ut unum sint («Да будут все едино»)

Энциклика[1]Святого Отца Иоанна Павла II об экуменическом служении

Введение

1. UT UNUM SINT – ДА БУДУТ ВСЕ ЕДИНО! Призыв к христианскому единству, со всей решительностью прозвучавший на II Ватиканском Вселенском Соборе, находит все больший отклик в сердцах верующих, особенно в преддверии 2000 года, который станет для них священным Юбилеем в воспоминание о воплощении Сына Божьего, вочеловечившегося ради спасения человека.

Дерзновенное свидетельство немалого числа мучеников нашего столетия, в том числе и других Церквей и церковных общин, которые не состоят в полноте евхаристического общения с Католической Церковью, придает новую силу соборному призыву, обязывая нас принять и осуществить его требование. Наши братья и сестры, объединенные величием своего самопожертвования, вплоть до самоотречения, во имя Царства Божьего, – лучшее доказательство того, что любой разлад внутри можно преодолеть служением Евангелию.

Христос призывает к единству всех Своих учеников. Сегодня мне от всей души хочется вновь обратиться к этому призыву и провозгласить его, вспоминая уже сказанное мною у римского Колизея в Страстную пятницу 1994 года в заключительной части моих размышлений на тему Крестного пути, вслед за досточтимым братом Варфоломеем, Патриархом Вселенским и Константинопольским. Я сказал тогда, что верующие во Христа, объединенные примером мучеников, не должны оставаться разобщенными. Если они действительно хотят эффективно противостоять стремлению мира обратить в прах Таинство Искупления, они должны сообща исповедовать одну истину о Кресте1. Крест! Антихристианское мировоззрение стремится умалить его ценность, поставить под сомнение его значение, не признавая, что именно в нем человек видит для себя залог новой жизни. Оно утверждает, что Крест лишает якобы человека всяких перспектив на будущее и надежд, ибо человек – создание исключительно земное, и жить ему полагается так, будто Бога вовсе не было.

2. Все это и составляет суть призыва, обращенного к верующим, которые должны его воспринять. Мыслимо ли устраниться от всего того, что позволяет с Божьей помощью разрушить стены разобщенности и недоверия, устранить препятствия и предрассудки, которые мешают возвещать Евангелие Спасения крестом Христа, Единственного Искупителя человека, каждого человека?

Благодарю Бога за то, что Он направил нас по трудному, но преисполненному радости пути христианского единения и общения. Межконфессиональный диалог на богословском уровне принес положительные и ощутимые результаты: а это побуждает нас двигаться дальше.

Наряду с вероучительными расхождениями, которые требуют своего разрешения, христиане не должны закрывать глаза на пагубное влияние закоренелых недоразумений, унаследованных от прошлого, неверных интерпретаций и предубеждений, которые проявляют одни по отношению к другим. Нередко эту ситуацию отягощает инертность, равнодушие и недостаточное знание друг о друге. А посему долг экуменического служения состоит в обращении сердец и в молитве, что приведет к необходимому очищению исторической памяти. Осиянные благодатью Святого Духа ученики Господа, воодушевленные любовью, смелостью, вытекающей из истины, и искренним желанием взаимного прощения и примирения, призваны сообща пересмотреть свое скорбное прошлое и залечить те раны, которые оно, к сожалению, и сегодня наносит. Неувядающая сила Евангелия призывает их со всей искренней объективностью сообща признать совершенные ошибки и указать на те внешние факторы, которые побудили к досадной разобщенности между нами. Необходим спокойный, ясный и беспристрастный взгляд на истину, вдохновленный милосердием Божиим, взгляд, который позволит высвободить ум и вновь пробудить в каждом желание возвещать Евангелие всем народам и странам.

3. На II Ватиканском Соборе Католическая Церковь со всей решительностью вышла на путь экуменического диалога, внимая гласу Духа Господня, который призывает внимательно относиться к «знамениям времени». Пережитый за эти годы опыт позволяет ей еще глубже постичь собственную сущность и свою историческую роль. Католическая Церковь понимает и осознает слабости своих чад, считая их грехи отступлением от замысла Спасителя и препятствием к его осуществлению. Постоянно ощущая себя призванной к обновлению в духе Евангелия, Церковь непрестанно приносит покаяния. В то же время она признает и еще больше восхваляет всемогущество Христа, Который обильно наделяет ее даром святости, направляет и сообразует со Своими Страстями и Воскресением.

Умудренная бесчисленными испытаниями на протяжении своей истории, Церковь избегает давать сугубо человеческие гарантии, чтобы целиком жить по евангельскому закону Блаженств. Сознавая, что истина не может приниматься иначе, как «силою самой же истины, проникающей в умы благодаря своей сладости и вместе с тем своей силе»2, Церковь ищет для себя лишь свободу проповедовать Евангелие. Ее авторитет находит свое проявление в служении истине и любви.

Я готов поддержать всякую деятельность, служащую тому, чтобы свидетельство всего католического сообщества могло быть воспринято во всей его чистоте и последовательности, особенно теперь, накануне того события, каким станет для Церкви начало нового тысячелетия, в тот исключительный час, когда она просит Господа упрочить единство всех христиан и привести их к полноте общения3. Этой благородной цели подчинена и настоящая энциклика; пастырская по своей сути, она стремится поддержать усилия всех тех, кто трудится на благо единения.

4. Именно в этом состоит обязанность Римского епископа как преемника апостола Петра. Я выполняю этот долг с глубоким убеждением, что предаюсь Господу, и с полным осознанием своей человеческой немощи. Ведь когда Сам Христос доверил эту особую миссию Церкви Петру и повелел ему утвердить братьев, Он одновременно с тем дал ему и возможность познать собственную человеческую слабость и потребность в обращении: «И ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих» (Лк 22, 32). Эта человеческая слабость Петра проявляет во всей полноте то обстоятельство, что Папа для исполнения своего особого служения в Церкви всецело предается благодати и молитве Господней: «Я молился о тебе, чтобы не оскудела воля твоя» (Лк 22, 32). Обращение Петра и его преемников основано на молитве Искупителя, и Церковь непрестанно участвует в этой мольбе. В наш век экуменизма, ознаменованный II Ватиканским Собором, миссия Римского епископа выражается прежде всего в неустанном напоминании о необходимости полноты общения последователей Христа.

Римский епископ должен лично и ревностно возносить Христову молитву за обращение, в котором так нуждается «Пётр», чтобы он мог служить братьям. От всего сердца мне хочется, чтобы в этой молитве приняли участие верные Католической Церкви и все христиане. Помолимся все вместе за это обращение.

Мы знаем, что Церковь на своем земном пути много пострадала и продолжает страдать, мучимая конфликтами и гонениями на нее. И все же надежда, поддерживающая ее, несокрушима, как и непобедима радость, проистекающая из этой надежды. Церковь была поставлена на мощном и крепком основании, которым является Иисус Христос, ее Господь.

I. Экуменическое служение Католической Церкви

Божий замысел и общение

5. Католическая Церковь вместе со всеми учениками Христа исходит из понимания своего экуменического долга – собрать всех воедино – как замысла Божьего. Церковь не является замкнутой в самой себе реальностью, она всегда открыта миссионерским и экуменическим устремлениям, ибо послана в мир для благовествования таинства общения, которое эту Церковь учреждает, и для свидетельства о нем, для его осуществления и распространения, дабы собрать всех и вся во Христе, быть для всех «нераздельным таинством единства»4.

Уже в Ветхом Завете, говоря о тогдашнем положении народа Божьего, пророк Иезекииль использовал простой символ жезла, разделенного надвое, а впоследствии вновь соединенного, чтобы таким образом выразить волю Божию «собрать отовсюду» по частям Его рассеянный народ: «И будут Моим народом, и буду их Богом», «и узнают народы, что Я – Господь, освящающий Израиля» (Иез 37, 16-28). В свою очередь, Евангелие от Иоанна, касаясь положения, в котором находился в тот период народ Божий, усматривает в смерти Иисуса смысл единения сынов Божьих: «Иисус умрет за народ, и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино» (Ин И, 51-52). В сущности, как поясняет Послание к Ефесянам, Он, «разрушивший стоявшую посреди преграду (…) посредством креста, убив вражду», из того, что было разделено, «соделал одно» (Еф 2, 14.16).

 

6. Единство всего разделенного человечества и есть воля Божья. Поэтому Он послал Своего Сына, дабы Тот, претерпев за нас смерть и воскреснув, даровал нам Дух любви. В преддверии Своей крестной жертвы Иисус молит Отца за Своих учеников и всех верующих в Него, чтобы они были едино, являли собой одну живую общностью. Отсюда следует не только непременность стремления к единению, но и ответственность перед Богом и Его замыслом тех, кто посредством крещения становится Телом Христовым, в Котором во всей полноте осуществится примирение и общение. Как можно быть разделенными, если святым крещением мы «погрузились» в смерть Христа, то есть в то самое действо, в котором Бог посредством Сына разрушил разделявшие преграды? Разделение «прямо противоречит воле Христа, служит соблазном для мира и наносит ущерб святейшему делу – проповеди Евангелия всему творению»5.

Путь экуменизмапуть Церкви

7. «Господь веков, Который мудро и терпеливо осуществляет замысел Своей благодати по отношению к нам, грешникам, в последнее время стал обильнее изливать на разделенных друг с другом христиан дух раскаяния и желания единства. Повсюду есть великое множество людей, движимых этой благодатью. Вот и среди отделенных от нас братьев действием споспешествующей благодати Духа Святого возникло и с каждым днем ширится движение, стремящееся к восстановлению единства христиан. В этом движении к единству, называемом экуменическим, участвуют те, кто призывает Триединого Бога и исповедует Иисуса Господом и Спасителем, причем не только по одиночке, но и в составе целых общин, в которых они услышали Евангелие и которые каждый из них называет Церковью: и своей, и Божией. Однако почти все они, хотя по-разному, стремятся к единой и зримой Церкви Божией, которая была бы подлинно Вселенской, посланной ко всему миру, чтобы мир обратился к Евангелию и таким образом был спасен во славу Божию»6.

8. Слова из Декрета об экуменизме Unitatis redintegratio следует прочитывать в контексте всего соборного учения. II Ватиканский Собор выражает решимость Церкви, поставившей перед собой экуменическую задачу объединить христиан и со всей убежденностью и энергией призывать к этому других: «Сей Святой Собор призывает всех верных католиков к тому, чтобы они, различая знамения времён, усердно участвовали в деле экуменизма»7.

Указывая на католические принципы экуменизма, Декрет об экуменизме Unitatis redintegratio прежде всего сообразуется с Догматической конституцией о Церкви Lumen gentium в главе, посвященной народу Божию8. В то же время оно принимает во внимание и учение, содержащееся в соборной Декларации о религиозной свободе Dignitatis humanae9.

Католическая Церковь с надеждой принимает на себя экуменическое служение, видя в нем веление христианской совести, просвещенной верою и движимой любовью. Здесь уместно привести слова апостола Павла, обращенные к первым римским христианам: «Любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым». Итак, наша «надежда не постыжает» (Рим 5, 5). Такова надежда на христианское единство, которое находит свой Божественный источник в тринитарном единстве Отца, Сына и Святого Духа.

9. Сам Иисус в час Своих страстей молился: «Да будут все едино!» (Ин 17, 21). Единство, которым Господь одарил Свою Церковь и в котором Он хочет объять всех, является не чем-то незначительным, а главным элементом Его деятельности. Не есть оно и вторичным признаком общности Его последователей, но относится к самой сути этой общности. Бог хочет, чтобы Церковь была, потому что Он хочет единства – в нем выражается вся глубина Его агапе (греч. agape).

Это единство, исходящее от Духа Святого, не значит просто собраться вместе, одним коллективом. Нет, такое единство представляет собой связи вероисповедания, таинства и церковного общения10. Верные составляют одно целое, ибо Духом Святым они входят в общение с Сыном, а в нем пребывают в Его Сыновнем общении с Отцом: «А наше общение – с Отцом и Сыном Его, Иисусом Христом» (1 Ин 1,3). Для Католической Церкви, следовательно, общение христиан – не что иное, как проявление в них благодати, посредством которой Бог делает их причастниками собственного общения, то есть Своей вечной жизни. Слова Христа «Да будут все едино!» – молитва, обращенная к Отцу, чтобы Его замысел осуществился во всей полноте, и открылось «всем, в чем состоит домостроительство тайны, сокрывавшейся от вечности в Боге, создавшем все Иисусом Христом» (Еф 3, 9). Верить во Христа – значит жаждать единства; жаждать единства – значит жаждать Церкви; жаждать Церкви – значит жаждать общения в благодати, которое соответствует предвечному замыслу Отца. Таков смысл молитвы Христовой: «Ut unum sint» – «Да будут все едино!»

10. Сегодня, когда при всем отсутствии единства христиан заметно исполненное надежды стремление к полноте общения, верные католики осознают призыв, с которым обращается к ним Господь Церкви. II Ватиканский Собор поддержал их желание своим экклезиологическим учением, которое предполагает открытость всем церковным ценностям других христиан. Верные католики воспринимают экуменическую проблематику в духе веры.

Собор гласит, что Церковь Христова «продолжается в Церкви Католической, управляемой преемником апостола Петра и епископами, находящимися с ним в общении», и в то же время признает, что «вне ее состава обретаются многие начала освящения и истины, которые, будучи дарами, свойственными Церкви Христовой, побуждают к кафолическому единству»11.

«Следовательно, хотя мы и верим в то, что отделенные от нас общины страдают некоторыми недостатками, тем не менее они облечены значением и весом в тайне спасения. Ибо Дух Христов не отказывается пользоваться ими как спасительными средствами, сила которых исходит от той полноты благодати и истины, которая вверена Католической Церкви»12.

11. Итак, Католическая Церковь утверждает, что на протяжении двух тысячелетий своей истории она пребывает в единстве с теми благами, которыми Бог наделил Свою Церковь, при всех трудностях и потрясениях, неверности ее некоторых служителей и ошибках, совершаемых ее членами. Католическая Церковь знает, что благодаря поддержке, исходящей от Духа Святого, слабости, несовершенства, грехи и даже предательство некоторых ее чад не уничтожат того, что Бог даровал ей в соответствии со Своим благодатным замыслом. «И врата ада не одолеют ее» (Мф 16, 18). А потому Католическая Церковь не должна забывать, что в ее лоне есть и те, кто искажает замысел Божий. Говоря об отсутствии христианского единства, Декрет об экуменизме не обходит молчанием вину «и с той, и с другой стороны»13, считая, что нельзя собственную ответственность перекладывать на плечи «других». Лишь по благодати Божией не была утрачена структура Христовой Церкви и то общение, которое не перестает объединять ее с другими Церквами и церковными общинами.

И в самом деле, отдельные элементы освящения и истины, так или иначе присутствующие в других христианских общинах, составляют объективную основу для общения, пусть несовершенного, но существующего между ними и Католической Церковью.

В той мере, в какой эти элементы содержатся в других христианских общинах, единая Христова Церковь осуществляет свое действенное присутствие. По этому поводу II Ватиканский Собор утверждает, что общение – определенное, хоть и несовершенное, существует. Догматическая конституция Lumen gentium подчеркивает, что Католическая Церковь «по ряду причин признает свою связь»14 с этими общинами в истинном единении со Святым Духом.

12. Та же конституция подробно перечисляет «элементы освящения и истины», которые по-разному присутствуют и действуют вне видимых границ Католической Церкви: «Есть много людей, почитающих Священное Писание как правило веры и жизни, проявляющих настоящее религиозное рвение, с любовью верующих в Бога Отца Вседержителя и во Христа, Сына Божия, Спасителя, и запечатленных крещением, которым они соединяются со Христом, и, кроме того, признающих и принимающих в своих Церквах или церковных общинах также и другие таинства. Многие из них имеют и епископат, совершают святую Евхаристию, а также благоговейно чтут Богородицу Деву Марию. К этому надо добавить общение в молитвах и других духовных благах – более того, даже некое подлинное единение в Святом Духе, ибо Он действует и в них освящающей силой через Свои дары и благодать, а некоторых из них укрепил даже до пролития их крови. Так, во всех учениках Христовых Дух пробуждает желание и действие, чтобы все мирно объединились в единое стадо под водительством одного Пастыря, как установил Христос»15.

Соборный Декрет об экуменизме, говоря о Православных Церквах, в частности, утверждает: «Церковь Божия созидается и возрастает через совершение Господней Евхаристии в каждой из этих Церквей»16. Признать все это необходимо во имя истины.

13. Этот же декрет обстоятельно формулирует те догматические трудности, которые осложняют данную ситуацию. Говоря о членах этих общин, он утверждает: «Тем не менее, оправдавшись верой в крещение, они сочетаются с Христом и, следовательно, по праву носят имя христиан, и чада Католической Церкви с полным основанием признают их братьями в Господе»17.

Касаясь многочисленных благ, которыми наделены другие Церкви и церковные общины, декрет добавляет: «Все это, исходя от Христа и приводя к Нему же, по праву принадлежит единственной

Церкви Христовой. У наших братьев, отделенных от нас, совершается также немало священнодействий христианской религии, которые, вне всякого сомнения, могут разнообразно, согласно особому положению каждой Церкви или общины, действительно порождать жизнь благодати. Надлежит признать, что они способны открыть доступ ко спасительному общению»18.

Всё это экуменические тексты величайшей важности. За пределами католической общины – не церковная пустота. Многочисленные элементы огромной ценности (eximia), которые объединены в Католической Церкви и органично во всей полноте присутствуют в спасительных средствах и дарах благодати, составляющих Церковь, наличествуют и в других христианских общинах.

14. Эти элементы – плоды внутреннего призыва к единству, обретающие в нем свою полноту. Речь идет вовсе не о том, чтобы собрать все богатства, рассеянные по христианским общинам, а о создании Церкви, которую Бог замыслил для будущего. Согласно великому преданию, засвидетельствованному святыми Отцами Востока и Запада, Католическая Церковь верит, что в Пятидесятнице Бог уже явил Церковь в ее эсхатологической реальности, приготовляемой Им «со времен Авеля праведного»19. Церковь есть уже данность, а потому и мы вступили в последние времена. Элементы этой данной нам Церкви неразрывно существуют во всей полноте в Католической Церкви, а без таковой полноты – в других общинах20, где некоторые особенности христианского таинства проявляют себя иногда заметнее. Экуменизм и стремится к тому, чтобы существующее между христианами частичное общение привести к обоюдному общению в истине и любви.

Обновление и обращение

15. Переходя от принципов и веления христианской совести к осуществлению экуменических принципов единства, II Ватиканский Собор делает особый упор на необходимости внутреннего обращения. Мессианское возвещение: «Исполнилось время и приблизилось Царствие Божие» – и следующий за ним призыв: «Покайтесь и верьте в Евангелие» (Мк 1, 15), которым Иисус начинает Свое служение, указывает на существенный элемент всякого подлинного начинания: основополагающее требование евангелизации на любом этапе спасительного пути Церкви. Это в особенности касается процесса, которому положил начало II Ватиканский Собор, поставив в качестве обновления задачу объединения разделенных христиан. «Настоящий экуменизм немыслим без внутреннего обновления»21.

Собор призывает к обращению как индивидуальному, так и целой общины. Стремление каждой христианской общины к единству равнозначно ее верности Евангелию. Говоря о тех, кто осуществляет свое христианское призвание, Собор призывает к внутреннему обращению, обновлению сознания22.

Каждый, следовательно, должен решительнее обратиться к Евангелию и, руководствуясь замыслом Божиим, по-новому взглянуть на мир. Благодаря экуменизму, созерцание чудесных дел Божиих (mirabilia Dei) обогатилось новыми измерениями, которые побуждают возблагодарить Бога в Единой Троице. Эти измерения: сознание того, что Дух Святой действует и в других христианских общинах, открытие примеров святости, опыт безграничного богатства таинства общения святых, знакомство с неизвестными прежде видами христианской деятельности. В соответствии с этим возросла и потребность в покаянии: признание определенного разделения, задевающего братскую любовь, неспособность прощать, высокомерия и не по-евангельски упрямого осуждения «других», презрения, проистекающего из нездоровой самоуверенности. Таким образом, экуменическое стремление оказывает влияние на внутреннюю жизнь христиан, которым надлежит, формируя себя, им руководствоваться.

 

16. В соборном Учительстве заметно выступает связь между обновлением, обращением и реформой. Собор утверждает: «Христос призывает Церковь на пути ее странствования к тому непрестанному преобразованию, в котором она постоянно нуждается, будучи установлением человеческим и земным. Поэтому, если в силу обстоятельств, времени или объективных условий что-либо сохранилось не вполне точно, будь то в церковной дисциплине или даже в способе изложения учения, которое следует тщательно отличать от самого залога веры, это следует своевременно и надлежащим образом восстановить»23. Ни одна христианская община не может пройти мимо этого призыва.

Ведя широкий диалог, общины помогают друг другу взглянуть на себя в свете Апостольского предания. Это побуждает их задаться вопросом, действительно ли они способны выразить все то, что Святой Дух передал через апостолов?24 От лица Католической Церкви я не раз говорил об этой необходимости и перспективах, например, в апостольском послании по случаю годовщины Крещения Киевской Руси25 или вспоминая теперь, одиннадцать веков спустя, евангельский подвиг святых Кирилла и Мефодия26. Чуть позже было, с моего одобрения, опубликовано Папским Советом по содействию христианскому единству Правило по применению принципов и норм экуменизма, – всё это нашло применение в пастырском служении27.

17. Касаясь других христиан, можно назвать основные документы Комиссии «Вера и церковное устройство»28 и заявления, сделанные в результате многочисленных двусторонних диалогов, снабдивших христианские общины средствами, которые позволят им руководствоваться тем, что необходимо для экуменического развития и внутреннего, в итоге, обращения. Эти материалы важны по двум причинам: они свидетельствуют о большой проделанной работе и вселяют надежду, поскольку в определенной мере составляют основу для дальнейших изысканий, которые надлежит развивать и углублять.

Все возрастающее общение и постоянно сопутствующая ему реформа, осуществляемая в свете Апостольского предания, несомненно, является одной из важнейших отличительных черт экуменизма в нынешней ситуации, в которой находятся христиане. Вместе с тем экуменизм – и главный залог будущности общения. Верные католики убеждены, что экуменическая направленность II Ватиканского Собора есть следствие усилий тогдашней Церкви взглянуть на себя в свете Евангелия и Священного Предания. Это хорошо осознавал Папа Иоанн XXIII: созывая Собор, он исходил из того, что обновление неразрывно связано с экуменической открытостью29. И при завершении Собора Папа Павел VI подтвердил его экуменический характер, возобновив диалог любви с Церквами, состоящими в общении с Патриархом Константинопольским, сделав вместе с ним конкретный и важный шаг – «уведя в забвение» и «исторгнув из памяти и церковной среды» прошлые анафемы. Стоит напомнить, что создание специальной комиссии по вопросам экуменизма совпало с началом подготовки II Ватиканского Собора30 и посредством именно этой группы в нем смогли сыграть свою роль мнения и оценки других христианских общин по вопросам Откровения, Церкви, природе экуменизма и религиозной свободы.

Основополагающий смысл вероучения

18. Опираясь на идею, высказанную Папой Иоанном XXIII на открытии Собора31, Декрет об экуменизме называет в числе конкретных элементов реформирования способ толкования вероучения32. Имеется тут в виду не искажение сути веры, изменение смысла догматов, исключение из них существенно важных слов, не приспособление истины к вкусам эпохи или упразднение отдельных частей Символа веры под ложным предлогом, что сегодня они, де, уже непонятны. Единства, угодного Богу, можно достичь лишь при одном условии: через всеобщую верность Откровению в его целостности. Компромисс в делах веры противоречит Богу, Который есть Истина. Разве можно признать законным примирение в Теле Христовом, Которое есть «путь и истина и жизнь» (Ин 14, 6), ценой отказа от истины? Соборная декларация о религиозной свободе Dignitatis humanae отстаивает за человеческой личностью право на поиск истины «особенно в том, что касается Бога и Его Церкви»33, и верность ее требованиям. Следовательно, если «общность» предает истину, то тогда это будет противоречить самой природе Бога, Который предлагает Свое общение, и потребности в истине, глубоко укорененной в каждом человеческом сердце.

19. И все же вероучение следует излагать так, чтобы оно было понято теми, кому оно предназначено Самим Богом. В энциклике Slavorum apostoli («Апостолы славян») я напомнил, что Кирилл и Мефодий именно по этой причине взяли на себя труд изложить библейские идеи и понятия греческого богословия на языке, понимаемом в контексте совершенно иного исторического опыта и традиций мышления. Они стремились, чтобы Слово Божье «нашло свое выражение в языке любой цивилизации»34. Они понимали, что нельзя «навязать народам, вверенным их проповеди, бесспорный авторитет греческого языка и византийской культуры, равно как обычаи и образ жизни более развитого общества, в котором они сами выросли»35. Таким образом, они претворили в жизнь то «совершенное общение в любви, которое хранит Церковь от всех форм партикуляризма, этнического превосходства и расовых предрассудков, а также от всякого националистического высокомерия»36. В том же духе я, не колеблясь, обратился к аборигенам Австралии: «Вы не должны быть разделенным народом (…), Иисус призывает вас вобрать Его слова и ценности в свою культуру»37. Поскольку по своей природе вера своим содержанием обращена ко всему человечеству, естественно желание сделать ее достоянием всех культур. По существу, общение в истине определяется смыслом этой истины. Истина может проявлять себя по-разному. А потому именно обновление ее форм позволит передать неизменный смысл евангельское воззвания38.

«Поэтому обновление это имеет экуменическое значение»39. Речь идет не только об обновлении способа выражения веры, но и самой жизни в вере. Можно, следовательно, задаться вопросом: кто должен это совершить? Собор принципиально заявляет, что эта забота «возлагается на всю Церковь – как на верующих, так и на пастырей, – и касается каждого в зависимости от его способностей: будь то в повседневной христианской жизни, будь то в богословских и исторических исследованиях»40.

20. Все вышесказанное крайне важно и имеет основополагающее значение для экуменической деятельности. Из этого ясно следует, что экуменизм – движение за христианское единство – не является всего лишь «приложением», неким дополнением к традиционной деятельности Церкви. Напротив, он органически входит в церковную жизнь и деятельность, а потому должен проникнуть в нее целиком, вырастая из нее наподобие плода на здоровом и крепком дереве, набирающем силы.

Такой была вера в единство Церкви Папы Иоанна XXIII и представление о единении всех христиан. Обращаясь к другим христианам, к великой христианской семье, он утверждал: «То, что нас объединяет, во много раз сильнее того, что нас разъединяет». И II Ватиканский Собор со своей стороны призывает: «Да памятуют все верные Христу, что они тем успешнее будут способствовать единению христиан и даже осуществлять его, чем более чистую жизнь по Евангелию будут они стараться вести. Ибо чем теснее будет их общение с Отцом, со Словом и с Духом Святым, тем легче сумеют они углубить и взрастить взаимное братское общение»41.

Первенство молитвы

21. «Это обращение сердца и святость жизни наряду с частными и общественными молениями о единстве христиан следует считать душой всего экуменического движения. Они с полным правом могут называться духовным экуменизмом»42.

Путь к обращению сердец означен ритмом любви, обращенной как к Богу, так и к братьям – всем братьям, включая и тех, кто не разделяет с нами всей полноты общения. Любовь порождает желание единства даже в тех, кто никогда не испытывал потребности в нем. Любовь сама создает общение между отдельными людьми и сообществами. В любви друг к другу мы стремимся углубить наше общение, сделать его совершенным. Любовь обращена к Богу как к Самому совершенному источнику общения, которое есть единство Отца, Сына и Святого Духа, чтобы из этого источника черпать силу для создания общения между людьми и сообществами, а также открывать его среди еще разделенных между собой христиан. Любовь – скрытое и жизнеутверждающее течение процесса единения.

1Энциклика, или Окружное послание – торжественное послание Папы, адресованное всей Церкви и имеющее преимущественно вероучительный, социальный или нравственный характер. – Прим. ред.

Издательство:
Издательство Францисканцев