banner
banner
banner
Название книги:

Выпускница академии

Автор:
Галина Осень
Выпускница академии

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Вэлия устало присела на стул в приёмном отделении лазарета и склонила голову на сложенные на столе руки. Последние дни выдались очень тяжёлыми. Много раненых, много истощённых магически, а целителей в лазарете всего трое. Хотя король обещал вскоре прислать ещё двоих.

На этом направлении бои с орками были наиболее ожесточёнными. Орки рвались к священной долине своего народа, которая теперь принадлежала королевству Гравендар. Вообще-то с орками давно был подписан мир и по договору орки в любой момент могли посетить святые для них места.

Но недавно в степи появился новый воинственный и жестокий вождь, который вознамерился в обход своего совета вождей начать войну с королевством за священную долину. Люди позвали на помощь драконов и теперь перевес сил был на их стороне.

Боевые действия, судя по рассказам раненых, близились к завершению, но самих раненых меньше не становилось. Вот и сегодня Вэлия устала настолько, что опять не нашла в себе силы поговорить с любимым. Да и ему, похоже, было не разговоров, так как от него тоже не было ни звонков, ни сообщений.

Морис – её любимый дракон, был командующим королевскими войсками и сейчас находился на передовой. А Вэлия – целительница и маг жизни, находилась в лазарете небольшого городка Берг, который отстоял от линии сражений лишь на десяток лье.

Вэлия так и не сказала ещё Морису, что понесла от него ребёнка. Они не виделись уже несколько дней, но она надеялась, что на днях любимый всё же сумеет вырваться к ней, хотя бы ненадолго. Она так и задремала с улыбкой на губах, вспоминая своего дракона и предвкушая его радость от будущей дочери. Как целительница, Вэлия могла с первых дней определить беременность и пол ребёнка. В этом она не уступала драконам, которые могли почуять своих отпрысков с первых часов их зарождения.

Её разбудил настойчивый стук в дверь, и Вэлия вскинула голову, моментально развеивая остатки сна.

– Войдите, – негромко пригласила она.

На пороге появился дракон. Вэлия видела его сегодня в составе делегации, которая приехала навестить раненых драконов. Она даже вспомнила его должность: герольд.

– Слушаю вас, – доброжелательно обратилась она к мужчине.

– Собственно, меня ничего не беспокоит, – скованно ответил тот. – Я зашёл специально, чтобы поговорить с вами, уважаемая Вэлия. О вас ходят хвалебные слухи: и люди, и драконы молят богов о вашем благополучии. Тем более мне тяжело принести вам нерадостную весть.

Вэлия насторожилась и почувствовала недобрую волну, идущую от герольда, но продолжала слушать, не перебивая. Пусть выскажет всё.

– Дело в том, что в кланах водных и красных драконов идёт подготовка к свадебному обряду.

Вэлия подняла бровь, мол, а я причём.

– Командующий Морис Тиджерен скоро покинет Берг и вернётся в клан. Сами понимаете, без жениха свадьба не случится, – усмехнулся герольд.

– Жениха? – невольно вырвалось у Вэлии.

– Ну, да, – пояснил мужчина. – Морис – глава клана красных драконов женится на водной драконице Алисии, дочери главы водных.

Наступила пауза. Вэлия ошарашенно обдумывала полученные сведения и не могла понять, как её Морис мог так её обмануть?! Он женится и не слова не говорил ей об этом! Как стыдно и горько!

Стыдно и горько ей, Вэлии, что поддалась чувствам и поверила в любовь дракона. А ведь говорили ей, и сама она знала, что драконы не женятся на человечках, а всего лишь проводят с ними время. Как могла она, графиня Ормонд, пасть так низко и стать временной игрушкой красавца-дракона?!

Эмоции бушевали внутри женщины, но внешне она оставалась спокойной. Только исчезла доброжелательная улыбка, только погас мягкий свет глаз, только нахмурились слегка брови, и тонкая морщинка пролегла между ними.

– Что вы хотите от меня, господин герольд? – холодно спросила Вэлия.

– Ничего! – воскликнул герольд. – Просто вам надо было знать, глава клана не может жениться по своему выбору. Он должен жениться на водной драконице, которая, кстати, любит его. И вы должны понимать, что даже если Морис возьмёт вас к себе в клан, вы не сможете претендовать ни на какую роль, кроме роли официальной фаворитки. Извините, Вэлия, но вы должны это знать и понимать. – герольд встал и, коротко поклонившись, вышел из комнаты.

– Женится…, – тяжело осела на стул Вэлия, которая вставала, когда выходил герольд. – Морис жениться. А как же я? Как же мы с дочкой?

Но никто не мог ответить ей на этот извечный вопрос обманутых женщин. Посидев ещё немного, Вэлия вдруг подскочила и начала лихорадочно метаться по кабинету, сбрасывая с себя служебный фартук и собирая в сумку личные вещи, которые были в этой комнате.

Она не останется здесь больше ни одного дня! Не станет препятствием для любимого. Чтобы сейчас не говорил герольд, но Вэлия чувствовала, что Морис любит её по-настоящему. Однако, если он не волен в своём выборе, то незачем вставать на пути политиков. Они всё равно не дадут им нормально жить. Поэтому лучше сразу прервать их отношения и скрыться в людском королевстве. Она, Вэлия, всё переживёт, но унижаться и делить своего мужчину не будет!

Она почти бегом добежала до флигеля, в котором жили работники лазарета, и там собрала свои вещи в два больших баула. Присела на кровать и перевела дух. Оставалось предупредить старшего целителя, что она уезжает.

Но целитель будет только завтра утром. Она же хотела исчезнуть из Берга немедленно, сейчас! Оставив на столе старшему целителю прошение о своём увольнении, Вэлия вышла из дома. Она торопилась, чтобы исключить любую возможность случайной встречи с Морисом Тиджереном!

За воротами лазарета всегда дежурили несколько извозчиков, так что нанять одного из них до портала не составило труда.

Через некоторое время Вэлия уже была в столице. А ещё через время – в родовом поместье графа Ормонд. Отец встретил её с пониманием и никаких лишних вопросов не задавал. Из Берга никаких запросов не присылали, видимо, целителю хватило её записки, и он ничего не имел против. Морис тоже не искал Вэлию.

А она ждала, очень ждала, что любимый вспомнит о ней. Она по-прежнему любила своего дракона и могла бы всё простить ему, лишь бы он пришёл за ней. Но…

***

– Хм, это было даже слишком просто, – тихо произнесла молодая красивая драконица, снимая заклятье личины герольда. – Наивная всё же у Мориса, женщина. И она беременна, а Морис, кажется, об этом не знает. Неужели она его истинная? Как бы не попасться, – встревожилась драконица.

Она оглянулась вокруг, но возле лазарета, который только что покинула целительница, никого не было, и драконица немного успокоилась. Но всё равно понимала, что теперь ей придётся следить за жизнью этой человечки, чтобы не дать ей встретиться с драконом, и чтобы правда об её исчезновении не дошла до владыки красных – Мориса Теджерена, дракона, за которого Алисия вознамерилась выйти замуж любой ценой. Даже ценой подлости.

Глава 1

– Соф, это тоже берёшь?

Я подняла голову и посмотрела на подругу. Грета держала в руках мой старый заслуженный лаборантский халат и скептически его рассматривала.

– Это беру обязательно, – усмехнулась я. – Сама знаешь, он у меня талисманом служит. Без него ни одно зелье не получается как надо.

Грета с сомнением покосилась в мою сторону, но заслуженный халат молча сложила в кофр.

Мы собирались в дорогу. Причём не просто в дорогу, а к месту работы на ближайшие десять лет. Несколько дней назад нам выдали дипломы об окончании Барнской академии магии. Мне – диплом алхимика-зельевара. Грете – диплом целителя. А поскольку учились мы обе за счёт королевской казны, то теперь нам предстояло отработать десять лет там, откуда пришли ректору заявки на специалистов.

– А где твой сундучок скорой помощи? – продолжала волноваться за меня подруга. – А то знаю я тебя: засунешь куда-нибудь и забудешь.

Что есть, то есть. И беспокойство Греты за меня вполне обосновано. Моя рассеянность неистребима. Вечно всё забываю, пропускаю, опаздываю. И даже десять лет академических строгостей не победили до конца эту болезнь. Только в лаборатории у меня всегда всё в порядке и на месте.

– Смотри, – продемонстрировала я подруге свой секретный сундучок, открывая его крышку.

Внутри, размещённые по кармашкам и отделениям, хранились фиалы с различным содержанием. Все они были приготовлены лично мной и по моим рецептам. Сундучок этот я специально заказывала у артефакторов. Он не ломается, не открывается чужому, не теряется и сохраняет содержимое в свежем состоянии. Его я храню в тайнике, а во время переездов прячу под мороком старенького саквояжа и отвода глаз. Бережёного, как известно, боги берегут.

– Вы чего тут застряли?! – ввалился в комнату Марк. – Экипаж уже ждёт! Специалистки, – ехидно ухмыльнулся он.

– Марк, а в лоб? – тут же завелась Грета.

За столько лет они так и не научились разговаривать мирно. И мне было жаль. Потому что я видела их настоящие чувства, а они оба не могли переступить какую-то черту. Сегодня наша неразлучная тройка распадалась. Марк тоже уезжал по заявке на долгие десять лет, но совсем в другую сторону. Он был боевым магом и его ждала приграничная крепость. Мы уже всё обсудили и успокоились. В конце концов жизнь-то не заканчивается, и мы обязательно встретимся.

Марк сгрузил наши вещи в багажное отделение экипажа и решительно шагнул к Грете. Без всяких разговоров сгрёб её в охапку и приник в жарком, долгом, каком-то отчаянном поцелуе. Затем оторвался от неё, охватывая прощальным взглядом, и быстро исчез.

– Марк, – изумлённо и растерянно прошептала подруга. – Придурок, – заключила она, но почему-то улыбалась при этом от уха до уха.

Я с интересом наблюдала за ней. А она задумчиво потрогала пальчиком свои губы, а потом тихо заплакала.

– Вот, зачем он?! Не знала бы ничего – легче было бы. Теперь думать буду: как он там.

 

– А то ты не думала бы, – подначила я её.

– Думала бы, конечно, но как о друге, без надежды. А теперь…

– Не переживай! Марка не знаешь?! Он тебе будет письма каждый день слать, а когда на место приедет артефакт к зеркалу привяжет. Ещё и видеться будете, – успокаивала я подругу.

С Гретой мы ехали вместе только до Лима, маленького городка, который жил за счёт паломников к священному озеру. Здесь находился королевский госпиталь, куда вызвали Грету. А я… Я ехала в далёкий Морев. Там, в самой дальней от столицы академии, мне предстояло работать младшим преподавателем алхимии.

После Лима и прощания с Гретой, я осталась в дормезе одна. Но это и хорошо. Удалось собрать мысли в кучку и подумать о том, как жить дальше. Итак, первая часть планов выполнена. Диплом получен. Я алхимик-зельевар. Мне 28 лет. Через два года смогу начать борьбу за наследство, так как по законам королевства стану самостоятельной дамой. Совершеннолетней я стала в 25 лет, но поскольку ещё училась, то оставалась на попечении опекунов.)

Почему борьбу? Потому что не верю, что дорогие родственники вернут мне поместье и замок без возражений.

За столько лет (целых двадцать) я думаю, они к ним привыкли. За эти двадцать лет, кроме тётки (раз в год), я никого из родственников не видела. А тётка, баронесса Эйлис Бартелей, приезжала раз в год в академию, проверяя моё существование и каждый раз выговаривая мне, как дорого ей это обходится.

Но я-то знаю, что наше графство довольно богато. Одни доходы от морского порта покрывают все расходы нашей семьи. А есть ещё речные порты (через нашу территорию проходит основная часть русла Быстрой и есть два речных порта), строевой лес, производство уникального фарфора, которое принадлежит нашей семье и разведение великолепных рысаков на продажу. Да, я богатая наследница, но … в перспективе. Удивительно просто, как ей удалось оформить моё обучение за счёт казны, потому что за счёт королевства учатся только бедняки.

Дед – основатель и создатель всего моего состояния ушёл за грань внезапно, а матушка, оставшись одна вдруг начала сильно болеть. Не помогали ни целители, ни магия. Через год она тихо угасла, оставив меня в возрасте десяти лет совершенно одну. Случилось это в нашем особняке в Барне, мажордом прислал известие к нам в поместье, но поскольку я была ещё мала, то няня решила не возить меня в столицу. Больше о матушке я ничего не слышала. Так что похороны я не видела и документов о наследовании тоже.

Своего отца я не знала, а, судя по язвительным намёкам тётки, у меня его никогда и не было. Я бастард, но дед – тогдашний глава рода, признал меня, и я стала единственным ребёнком в семье. Вот такие дела.

Правда, есть у меня ещё где-то неизвестный жених. Я не знаю даже его имени, но ношу на пальце его кольцо (когда была маленькой, носила на цепочке на шее). Он должен объявиться, когда мне исполнится тридцать лет. Помолвку с ним за меня заключил ещё дед. Матушка спорить естественно не стала.

Но для меня этот жених понятие уж слишком эфемерное. За двадцать лет я не получила от него ни одной весточки. И, надеюсь, за это время он благополучно забыл о своих обязательствах и моём существовании. Иначе мне с ним тоже придётся бороться. Потому что я хочу иметь свободу выбора. И в тридцать лет у меня появится на это право.

Но в детстве я, честно говоря, всегда с трепетом думала об этом человеке. Ждала, что он приедет и заберёт меня в свой светлый мир, совсем не такой, как мир нашего приюта. Особенно горько я жаловалась этому кольцу, когда меня незаслуженно наказывали или обижали старшие девочки. Но кольцо было всего лишь кольцом. Жених, конечно меня не слышал, и я, поплакав, продолжала жить дальше.

Так что Морев для меня сейчас самое удобное место. Тихо пересидеть в провинции пусть даже и все десять лет (хотя я надеялась как-нибудь сократить этот срок), где меня никто не знает – это моя цель сейчас. А потом я надеюсь заняться любимым делом: созданием препаратов и зелий. У меня это, смею надеяться, неплохо получается. А жизнь – она долгая (маги живут 300-350 лет), всё успею.

Оставив на время бесплодные размышления, я выглянула в окно. Мы ехали сейчас через перевал, который соединял в единственном доступном месте Радужного кряжа равнинную часть нашего королевства и горное княжество Роксин, куда я и направлялась.

Вообще-то, они просили опытного преподавателя и должен был ехать магистр Сайлус – мой научный руководитель. Но сам магистр и ректор посчитали, что научная работа магистра не может позволить такие длительные перерывы, и отправили меня – его магистрантку, подсластив эту ссылку возможностью регулярных консультаций с приездом в родную академию Барны. Я согласилась. Выбора всё равно не было.

Вид за окном вызвал трепетный восторг и ужас одновременно. Справа дорога резко обрывалась в пропасть и возникало ощущение, что дормез сейчас сорвётся в эту манящую глубину. Оттуда слышался шум перекатов и вставали верхушки деревьев. Я отпрянула от окна и меня охватило безотчётное чувство тревоги.

Грохот камней, резкий рывок, крики возницы оказались всё равно неожиданными. Дормез угрожающе накренился и начал медленно заваливаться на бок. Ударился стенкой о камни и… Внезапно остановился, как бы завис в воздухе. Камни за стеной продолжали сползать вниз, переворачиваясь и грохоча. А дормез теперь плавно поднимался вверх, влекомый неведомой силой.

Наконец, колёса дормеза стукнулись о дорогу. Я качнулась, продолжая судорожно цепляться за поручень. Не понимаю, как я удержалась во время этой передряги. Взгляд метнулся к заветному сундучку, и я облегчённо выдохнула: он лежал на полу, но был совершенно цел. Слава пресветлой!

Снаружи было тихо, и я осторожно открыла дверь дормеза, которая почти не пострадала, чтобы осмотреться.

– Рэя, с вами всё в порядке? – раздался откуда-то сверху тревожный мужской голос.

Я подняла голову. На небольшом скальном выступе над дорогой стоял высокий мужчина в добротной дорожной одежде. Чёрные волосы были собраны в низкий хвост, а серые глаза внимательно смотрели на меня. Волевое, мужественное лицо. Красив. Пальцы мужчины ещё подрагивали от напряжённого кастования, и он сжал их в кулак. «Маг, – поняла я. – Сильный маг, если смог остановить падение дормеза и поднять его на дорогу».

– Благодарю за помощь, рэй. Вы успели вовремя и спасли мне жизнь. Не скажите ли вы своё имя, чтобы я могла просить за вас у Пресветлой?

– Не стоит, рэя. Однако прошу вас пересесть в мой экипаж. Ваши лошади сорвались в пропасть, и я вынужден был отсечь их от дормеза, чтобы они не утянули вас за собой. Я довезу вас до ближайшей станции.

Только сейчас я обратила внимание, что лошадей нет. Оглобли вывернуты и одна из них сломана, колёса еле держатся. Весь багаж, привязанный к задку дормеза, отсутствовал, а наш возница бледный, как снег, стоял в стороне и мял в руках свой картуз. «Хорошо, что деньги и документы при мне», – невольно мелькнула трезвая мысль. Запоздалый ужас перехватил дыхание, и я непроизвольно вскрикнула.

– Ну-ну, рэя. Вы так замечательно держались, – поморщился мой спаситель. – Прошу вас держать себя в руках и дальше. Ведь всё обошлось, и вы не пострадали.

«Держать в руках?! Да у меня ноги подкашиваются, и голова ничего не соображает!» Но, посмотрев на мужчину, я только осторожно кивнула и, подхватив свой сундучок, встала недалеко от своего бывшего экипажа, наблюдая за ним.

Тот, как будто прислушался к чему-то, и уверившись в безопасности, легко сбежал на дорогу, а затем, не дожидаясь меня, направился к повороту. Видимо, там остался его экипаж. Не теряя времени, я устремилась за мужчиной, а мой возница за мной. Спрашивать со своего спасителя в такой ситуации ещё и галантное поведение и обижаться на невнимание мне не пришло и в голову.

И, действительно, за поворотом обнаружился открытый экипаж и пара осёдланных лошадей, а когда я подошла ближе, то увидела и людей. Моего спасителя с нетерпением поджидали двое: довольно пожилой мужчина в коричневом сюртуке с седыми волосами и молодыми зоркими глазами, похожий на целителя, а также молодая привлекательная женщина, скорее даже девушка, которая в нетерпении притопывала ножкой по земле и возбуждённо крутила головой. При этом её светлые кудряшки нервно подпрыгивали и создавали вокруг головы золотистый шар. Возница же, наоборот, невозмутимо восседал на козлах и терпеливо дожидался хозяина.

– Берн, – обратился мой спаситель к пожилому спутнику, – осмотри девицу и если всё в порядке, то нам придётся немного вернуться и довезти её до станции Марты. Всё равно впереди завал и надо послать рабочих и магов, чтобы расчистили дорогу. Придётся задержаться, – недовольно скривился он.

А я сообразила, что эти люди ехали мне навстречу, но из-за камнепада, который снёс наш дормез и засыпал дорогу, теперь вынуждены нарушить свои планы. Но виноватой я себя не чувствовала. Ведь не я вызвала этот обвал, чтобы саму себя смести в пропасть, хотя девица бросала на меня такие взгляды, будто это я виновата в их задержке.

– Мелли, дорогая, придётся немного потесниться. Но я надеюсь, что до станции мы доберёмся быстро.

– Конечно, милый, – проворковала девица.

А я, несмотря на критическую ситуацию, чуть не расхохоталась: «Дорогая, милый… сю-сю, му-сю», но подавив какое-то едкое неуместное веселье, ловко забралась в экипаж, не дожидаясь поддержки. Всю дорогу до станции я размышляла над ситуацией: были ли она случайной или кто-то постарался. И если постарался, то кто? Девица отвернулась от меня и вступать в разговор явно не собиралась. А лорд (конечно, лорд, я поняла это сразу) ехал верхом впереди и на нас не обращал никакого внимания.

Итак, я осталась без вещей, но с деньгами и документами. Плохо, потому что на новые вещи у меня не так уж много денег. Хорошо, потому что все мои зелья и составы остались целы. Кое-что из моих запасов можно продать и пополнить свой кошелёк. Потом в академии я всё сделаю заново.

Я покосилась на свою попутчицу. Та делала вид, что осматривает окрестности, но глаза её время от времени стреляли в мою сторону. Девица явно хотела понять, что я из себя представляю. Мне тоже было интересно, кто они такие. Но поскольку никто и не подумал мне представиться, я тоже молчала. Случайная встреча, так случайная. Вскоре мы разминёмся и каждый продолжит свой путь. Но червячок неудовлетворения точил мою душу: всё-таки мужчина на самом деле совершил благородный поступок и спас незнакомую ему меня, ничего не требуя взамен, и даже не представившись. Как-то это неправильно.

К станции мы подъехали к вечеру. Это было не одинокое здание у дороги, как в большинстве случаев на равнине, а несколько домов, лепившихся друг к другу на крутом склоне сопки. И это была первая станция собственно на территории княжества. Лента тракта огибала сопку плавной дугой, идя параллельно небольшой горной речке. Теперь, судя по карте, эта извилистая лента будет вести нас до самого Морева.

«Так вот как выглядит княжество! Красиво!» – зачарованно созерцала я окрестности. И неважно, что уже сгущались сумерки. Там, где солнечные лучи ещё пробивались на землю между вершинами сопок, пейзаж радовал яркими красками и золотом света. А, где уже упала вечерняя тень, рождались таинственные звуки и силуэты, контрастируя и тревожа сознание. «Красиво и величественно», – утвердилась я во мнении.

Мои спутники тем временем уже договорились о смене лошадей. К перевалу, где образовался завал, был выслан отряд дорожных рабочих с магом. Судя по разговору, мой спаситель и его спутники собирались поужинать и сразу отправиться в путь, невзирая на наступающий вечер.

Но тут хозяйка заметила, что сейчас на станции остановился известный баритон – рэй Каллитаэль – серебряный голос Гравендара, как называли его восторженные поклонницы, который направлялся в княжество по личному приглашению князя, но задержался из-за наступления сумерек.

– Князя? – удивился мой спаситель, имя которого я так и не узнала. А девица и целитель недоуменно переглянулись.

– Насколько мне известно, князь и не слышал об этом приглашении, – заметил мужчина, обращаясь к хозяйке.

– Не знаю, уважаемый рэй, – с достоинством ответила Марта, – все его документы в порядке и приглашение на гербовой бумаге имеется.

Мужчина пожал плечами и говорить больше ничего не стал, а девица состроила умильную мордочку и громко зашептала, явно рассчитывая на поддержку зрителей.

– Дорогой! Ну, пожалуйста! Пожалуйста! Я так мечтала с ним познакомиться, а тут такой случай. Давай пригласим его на ужин и задержимся здесь до утра.

– Ну, хорошо, – нехотя согласился мужчина. – Но завтра с утра – в путь.

– О, спасибо-спасибо, Терри! – девица захлопала в ладоши и, подскочив к мужчине, чмокнула его в щёку.

Тот неожиданно скривился и резко отстранился от неё: «Прекрати, Мелисента!»

 

Меня во всём этом представлении заинтересовало только имя мужчины – Терри. Но это имя короткое, домашнее. А как его зовут полностью? И тут у меня в голове щёлкнуло: я видела это имя в геральдическом справочнике в разделе княжеской династии. Тогда я внимательно просмотрела портреты правящей княжеской семьи (надо же знать, куда меня направляют). В том списке был один Терри. Вернее, лорд Терринак Дойл – второй сын князя и ректор местной Моревской академии магии, куда, кстати, я и ехала на работу. Неужели?!

Я с новым, более пристальным интересом, изучала мужчину: может ли он быть лордом ректором? Решила, что может. Лорд Терринак Дойл, если верить справочнику (а ему нельзя не верить), окончил Барнскую академию магии. Боевой маг. Архимагистр. Участник войны с орками. Участник экспедиции в дельту Баренги. Имеет кучу наград и научных работ. Мужчина – мечта. Холост, но идут разговоры о его скорой помолвке с леди Милисентой Финбаро, единственной дочерью «сладкого короля» – рэя Колина Финбаро – владельца сети многочисленных кондитерских, разбросанных по всей стране. Титул семья Финбаро получила недавно, но богаты они были давно и всегда.

Лорд, наверное, почувствовал мой взгляд. Он резко повернулся ко мне и вскинул бровь в немом вопросе. Я пожала плечами и отвернулась. А, что?! И поглядеть нельзя?! Но где-то внутри шевельнулось сожаление: занятый мужчина.

Мои спутники поднялись в свои номера, а я так и стояла у стойки Марты, не решив ещё окончательно, что мне делать. Лорд Дойл, довезя меня до станции, видимо, посчитал, что помощи оказано достаточно и предоставил мне самой решать свои проблемы. Я вздохнула (ничего не меняется в мире: я по-прежнему одна из самых самостоятельных женщин Гравендара, ха-ха) и повернулась к Марте.

– Уважаемая рэя, мне бы комнату до завтра и ужин. И хотелось бы узнать, смогу ли завтра с утра выехать отсюда в Морев?

– Комната есть, госпожа. Ужин вам принесут. А вот насчёт Морева я так скажу: придётся денёк-другой тут пожить. Дилижанс из Морева будет только завтра вечером. А обратно поедет утром следующего дня. Ну, да не переживайте. Скучно не будет. У нас есть ещё несколько пассажиров до Морева. Вместе будете ждать. Заодно и познакомитесь. Хотя, завтра утром В Морев уезжает рэй Каллитаэль. Вы можете попроситься к нему в попутчицы. И думаю, он вам не откажет, – Марта улыбнулась, продемонстрировав милые ямочки на пухлых щёчках, и, несмотря на пышную фигуру, грациозно поплыла к щиту с ключами.

Я с благодарностью приняла ключ и поднялась в свою комнату. Горячая ванна, вкусный ужин и небольшой отдых примирили меня с действительностью. Я привела себя в порядок (насколько возможно) и собралась спуститься вниз, чтобы рассмотреть вблизи этого легендарного баритона, по которому сходила с ума половина женского населения. Но… неожиданный посетитель, вернее, посетительница задержала меня.

– Госпожа, впустите меня быстро, чтобы никто не видел! – донеслось из-за двери. Затем раздалось лёгкое постукивание и фразу повторили.

Включив амулет, увидела за дверью силуэт девочки-подростка. Открыла дверь и та, не спрашивая разрешения, прошмыгнула мимо меня в комнату.

– Ты кто? – поинтересовалась я, испытывая пока только любопытство.

– Ночка я, поломойка тутошняя. Марта – тётка мне неродная. Ага!

– Ага, – повторила я глубокомысленно. – А я тебе зачем?

– Секрет расскажу, – таинственно прошептала девчонка, – если денежку дадите.

– А почему мне? – спросила я, благоразумно игнорируя просьбу про денежку.

– Вы добрая, госпожа. Господин лорд страшный, его леди – вредная, а ихний лекарь врёт, – раздала всем сёстрам по серьгам девчонка. – А секрет тот вас касается. Дадите серебрушку?

– Куда деваться, – вздохнула я, улыбаясь маленькой вымогательнице. – Рассказывай.

Девчонка молча протянула худенькую ручонку, и я без всякого сожаления вложила в неё один серебряный дин. Маленькая ручка моментально исчезла в складках затрапезного платья, а девчонка, вытянув шею в мою сторону, шёпотом сказала:

– Там на улице за конюшней два мужика разговаривали с господином артистом и жаловались, что не нашли трупов. А господин артист их отругал и сказал, что труп сам сюда приехал. А мы с дедом, значит, догадались, что труп – это вы, – и она со значением поглядела на меня.

– Я?! С чего это я?! Ну-ка, рассказывай подробнее!

– Говорили, что труп не похож на магснимок, а ауру они не могут увидеть. Господин артист гневался и сказал, что ауру сам посмотрит, но, если труп не тот, он их сам в ту пропасть кинет. А кто у нас сегодня под обвал попал? Вы! Значит, вы – труп! Дед всё правильно решил.

– Знаешь, я себя трупом не чувствую, а ты давай-ка подробней всё расскажи. Что там про трупы-то?

– Так я и говорю, – зачастила снова девчонка, – господин артист сказал, что трупов он не заказывал. А они ему говорят, что трупов и нет. А он говорит, что, если девица не та или кто узнает, он их сам трупами сделает и в ту пропасть скинет. А сейчас они за столом сидят и ругаются.

Девчонка уже убежала, а я всё стояла и думала, чтобы всё это значило. Неужели дорогие родственники решили от меня избавиться? Но ведь им это невыгодно. Им выгодно, чтобы я была жива, но находилась от них в зависимости. И что это за артист, а главное, какое ему до меня дело? Ничего не понимаю. А, значит, надо добыть побольше информации. И я, поспешно накинув полог невидимости, спустилась вниз. Подслушивать некрасиво, я знаю. Зато полезно.

– Да, сколько можно, господин артист! Помню я, что девчонку только напугать надо было. Да только напарник не рассчитал маленько: камень слишком большим оказался. Потянул за собой осыпь и карета чуть в пропасть не съехала. Но не съехала же! Благо господин маг навстречу ехал. Услыхал грохот, да и смог удержать карету. Так что трупов нету. И возница даже цел. Заказ считается выполненным.

– Не коверкай речь, Стейни. Тебе не идёт. Не похож ты на неграмотного крестьянина, – раздражённо бросил мужчина, – тем более нас сейчас никто не слышит. Не до нас тут. Трупов нет и слава богине. Девчонка нужна живая. Она последняя законная наследница графа Ормонда. Если её не станет, поместье вернут короне. Мой братец, занятый своими делами в департаменте, может этого и не заметить, а я останусь без кормушки, – цинично заметил мужчина, – и вам не смогу платить. Так что глаз с неё не спускать и беречь, как зеницу ока. Пока я сам с ней не познакомлюсь. А насчёт выполнения заказа – ещё вопрос. Не особо-то она испуганная была. А должна была отказаться ехать в Морев. Нам за ней следить удобней в столице.

«Ах, вот он что! Кто-то строит далеко идущие планы. Понятно. Но я с ними не согласна, дорогой и неуважаемый Баритон. Я вас даже не знаю. И не хочу узнавать». С этими мыслями я осторожно выглянула из-за двери, которая вела в общий зал и попыталась рассмотреть говоривших. Наёмник сидел ко мне спиной, а вот господин артист во всей красе восседал прямо напротив меня. «Богиня пресветлая?! Не хочу его интереса к себе!» Бывает же, что человек с первого мгновения вызывает отторжение. Вот это именно тот случай. Известный певец никакой симпатии у меня не вызвал, а наоборот – неприятие, настороженность и опаску. Воистину: вкусы у всех разные.

Больше я задерживаться здесь не стала. И передумала выходить в общий зал знакомиться с артистом. Мне было достаточно того, что я услышала. И раз он тоже едет в Морев, у нас ещё будет повод и время для «знакомства». Мелькнуло где-то на дальнем фоне сожаление о ректоре. Но меня ведь это не касается. Правда?

Мысли побежали в другую сторону. Если я завтра буду целый день здесь, то, может быть, стоит нанять рабочих и достать вещи? Разбиться там ничего не должно. Раскрыться и рассыпаться тоже Все кофры и баулы связаны и упакованы магией. Тогда и покупать меньше придётся. Да, так и сделаю.

Осторожно вернулась в свою комнату и наконец-то улеглась. Но взбудораженное событиями сознание долго не могло успокоиться, и я крутилась не меньше часа, пока не уснула тревожным чутким сном.


Издательство:
Автор