Название книги:

Расплата за кристалл

Автор:
Алекс Орлов
Расплата за кристалл

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

16

Йорик ничего не понял, но на всякий случай стал принюхиваться, однако ничего такого не заметил. Обычная мужская раздевалка.

Единственное, что удивляло, – отсутствие людей. Хотя, возможно, он пришел слишком поздно, и все уже были «на объектах» или каких-то занятиях.

Однако едва он добрался до своего шкафчика, все разом переменилось, сразу с трех сторон послышались топот и громкие голос, и вскоре все промежутки между рядами шкафчиков оказались заполнены тремя видами пользователей.

Человек двадцать пять были одеты в форму, как у Йорика в свертке. Еще пара десятков были в мышиного цвета спортивных костюмах, насквозь пропитанных потом, другие два десятка крепких, высоких и накачанных немногословных парней в спортивных шортах и майках не обращали внимания на окружавший их гомон и принимали вспомогательные препараты, запас которых держали в своих шкафчиках.

Все три категории не пересекались, и каждая занималась своими делами.

Те, что в форме, обсуждали планы на вечер, с выпивкой и девушками.

«Спортсмены» говорили о результатах стрельбы, способах замедления дыхания и выравнивания сердечного ритма после тридцати километров марша.

«Качки» почти не разговаривали, обменивались лишь названиями стимуляторов, и это было похоже на консилиум биохимиков.

Йорик какое-то время вертел головой – так много информации о месте работы ему еще не поступало, но потом, очнувшись, смело приложил выданную карточку к замку, однако, едва дверца распахнулась, Йорик в ужасе ее захлопнул и, подперев спиной, снова стал озираться.

– Это в твой ящик нассали? – спросил какой-то парень, проходя мимо, и Йорику даже показалось, что вопрос адресован не ему.

Он сделал вид, что у него проблемы с обувью и так, согнувшись, простоял четверть часа, пока все не разошлись, после чего распрямился и помассировал поясницу.

Лишь убедившись, что поблизости никого нет, Йорик достал из кармана диспикер и сделал пару снимков содержимого шкафчика, после чего его закрыл и отправился к старшине.

– Сэр, прошу прощения, но у меня там возникли некоторые проблемы! – с ходу выпалил Йорик, представая перед старшиной с диспикером наперевес.

– Чего? Кто? Почему без доклада? – спросонья выпалил старшина и, вскочив, пару секунд с удивлением взирал на Йорика. Потом опустил глаза, осмыслил увиденное на экране диспикера и сказал:

– Так вот куда она подевалась…

Он снова взглянул на Йорика и, осторожно оглядевшись, уточнил:

– А ты не из этих?

– Нет, сэр, я сегодня здесь первый раз.

– Ну да, – кивнул старшина. – А больше никому не показывал?

– Нет, я тут никого не знаю.

– Ну пойдем, только ты не болтай, иди рядом молча.

– Конечно, сэр.

Вместе они вернулись к шкафчику, и Йорик снова отпер замок карточкой, после чего уступил место сержанту.

Тот еще раз огляделся, затем наклонился и вытащил кейс из прозрачного пластика с большой наклейкой, рекламировавшей товар, – ее-то Йорик и испугался от неожиданности, но теперь, успокоившись, смотрел даже с интересом.

– Вот хорошо, я-то уж думал: с концами, – сказал старшина, проверяя на замках пломбы. – А я пятьсот тридцать рандов отдал.

Убравшись к себе на пост и унеся кейс с упакованной «утехой для одиноких мужчин», старшина оставил Йорика одного, и тот смог наконец переодеться в так понравившуюся ему форму, а потом у того же старшины получил информацию, куда теперь направляться.

– Топай в «оперативную комнату». Там получишь дальнейшие указания, – сказал тот, и Йорик побежал искать эту самую комнату, едва сдерживая себя, чтобы не перейти на бег.

Однако в той комнате его ждало разочарование. Там не было суперсовременных тренажеров, не было, на худой конец, наивных красавиц-курсанток, таких же новичков, как и он. Там оказались стеллажи каких-то тюков и толстая злая тетка с планшетом и старшинскими погонами.

– Ты почему один?! – заорала она и едва не огрела Йорика стеком.

– Что, простите? – сдал назад Йорик, поскольку тетка стеком уже замахнулась.

– Я сказала Тайеру – шесть человек, а зачем мне один заморыш?!

– Я не заморыш, мэм, я этот, как его… я сотрудник.

Злая тетка покачала головой и опустила стек.

– Ладно, с Тайером я потом разберусь. А пока хватай вот эти тюки и таскай к лифту, там у окна складывай. Фарид тебе покажет, куда.

Йорику ничего не оставалось, как подчиниться, и, потянув один из тюков, он с трудом оторвал его от полки и поволок в указанном направлении.

Как выяснилось, расстояние до лифта втрое больше, чем показалось вначале, и приходилось отдыхать – сначала дважды, а потом и четыре раза за один пробег. Эти тюки источали такой резкий запах, что вскоре Йорик чихал каждые двадцать два шага. И еще – никакого Фарида возле лифта не оказалось, и «сотрудник» складывал тюки в тот угол, который выбрал сам.

Иорик так втянулся в процесс, что перестал замечать время, и от работы его отвлекла «злая тетка».

– Джонатан Крайчек?

– Да, мэм, – едва распрямившись после очередного сброшенного тюка, ответил Йорик.

– Ладно, сынок, ты сегодня свое отработал. Я тебе зачла практику – можешь топать домой.

– А что это была за практика, мэм?

– Ну, я не знаю. Это ты у куратора спроси. Мое дело получить курсанта для работы, а потом по результатам поставить «понс» или «дивикл». Ты получил «понс».

– «Понс» – это хорошо?

– «Понс» – это круто. Давай вали домой или на обед. А у меня еще дела, – сказала тетка и улыбнулась, зная, что в подсобке ее ожидает Фарид.

17

Город Лакота насчитывал семьсот тысяч жителей и располагался всего в сорока километрах от Квинбурга – на побережье города стояли очень часто.

Лакота боролся с Квинбургом за туристов, а местные фирмы, как и их конкуренты из соседнего города, старались проникнуть в бизнес-сферы соседних городов, тем более что фактическое разделение существовало лишь на бумаге, а на самом деле города были связаны цепочкой городков поменьше, а те между собой – цепочками предместий.

Таким образом, это была единая агломерация длиной почти в сотню километров, однако разделенная административными границами.

Лакота была известна своими многоэтажками, рядами стоявшими вдоль берега и вечерами полностью затенявшими пляжи, что понижало стоимость номеров у местных отельеров, поскольку многие курортники предпочитали вечерний загар.

Корпус «Сорока», высотой в сорок этажей, располагался в северо-западной части – на самой дорогой земле прибрежной полосы – и принадлежал охранной компании «Форт-Альфа».

Это был местный гигант охранного бизнеса, и соперничать с ним могла лишь небольшая компания «Смарт», сфера которой оказывалась недоступной для «Форта-Альфы», поскольку «смартисты» занимались весьма специфичной сферой безопасности на электронном и квантовом уровне.

Такого «фортсмены» потянуть не могли, да им такое и не требовалось, и, прекратив в свое время попытки подмять «Смарт», оставили его в покое и иногда привлекали в качестве экспертной силы для решения той или иной тонкой задачи.

Руководство «Форта-Альфы» располагалось на тридцать седьмом этаже, в прошлом году было на тридцать шестом и каждый год переезжало с места на место. Эта суета диктовалась требованиями безопасности.

Прежде, семь лет с момента постройки многоэтажки, «фортсмены» сидели на сороковом – самом верхнем этаже, пока не столкнулись с «Арго» за договор с казенной компанией, располагавшейся почти на стыке территорий.

Верные своим традициям «фортсмены» отправили группу автоматчиков и положили все представительство «Арго» на сопредельной территории. А потом выставили посты в содружестве с местной полицией, чтобы не пропустить ответную группу автоматчиков.

Однако «Арго» ответило асимметрично. Ее сотрудники завели в бухту несколько катеров и ударили по сороковому этажу высотки ракетами, разом ополовинив весь управленческий штат «Форта-Альфы».

В результате с «Арго» пришлось договариваться, чтобы остановить войну, однако даже после замирения руководство «Форта-Альфа» не оставило привычек переезжать с этажа на этаж. Так, на всякий случай.

Такова был плата за место у моря и прекрасный вид на бухту.

За пару часов перед обедом в кабинет босса, симмерийца Боно Руканезе, постучал менеджер по «статистике клиентской базы» Арнольд Шапиро.

Он имел статус заместителя босса и мог входить без стука, однако Арнольд не был симмерийцем, а большая часть управляющего персонала – это как раз симмерийцы. К тому же по статусу он был двенадцатым из двенадцати заместителей, поэтому предпочитал сохранять дистанцию и не лезть на рожон, чтобы его в суете не спутали с прислугой.

– Але, кто там? Входите!.. – крикнул босс, и Шапиро вошел.

– Какого хрена, Арни? Я-то думал, какой-то стукач скребется, или, там, налоговый инспектор, или другая легавая шушера. А это ты, брат. Что за скромность, ты же один из нас.

– Извините, сэр, привычка.

– В следующий раз просто дай с ноги в эту дверь – ты здесь свой, понимаешь?

– Так точно, сэр, спасибо, – ответил Шапиро. – Я принес кое-какую информацию, сэр.

– По своим делам или как?

– И так, и эдак, – сказал Шапиро, садясь без разрешения на обычный гостевой стул.

Это было, конечно, скромно. Однако он садился без спросу, согласно требованиям вольного поведения, отчасти панибратства, – такой порядок установил Боно Руканезе.

Но Арнольд Шапиро знал границы, в которых мог вести себя вольно, он хорошо чувствовал дистанцию и ветер. В том смысле, с какой стороны он дует и как сильно. Ведь «ветер» был главным фактором в его работе, Шапиро следил за тем, как клиенты реагировали на предоставляемые компанией условия. Насколько хорошо они оценивали качество услуг, как часто называли главу компании ослом или еще как-то похуже.

Разумеется, подобные сведения приходилось добывать тайно, через систему агентов-осведомителей, поскольку открыто обозвать симмерийца никто бы не решился. Однако уйти к конкурентам клиенты могли. И уходили. Даже если владельца компании-конкурента или главного менеджера сбрасывали со скалы в бухту с гантелями на ногах.

 

На место пропавшего руководителя назначали нового, но уже в соседнем городе, Квинбурге.

Поначалу в горячке симмерийцы пытались преследовать своих клиентов и там, но, после того как стали получать своих боевиков по почте частями, одумались и завели отдел обратной связи.

Они хотели знать, что думают о них клиенты, и на пост менеджера в этом отделе поставили чужака – Арнольда Шапиро. Математика по первому образованию, романтика по натуре и любителя пострелять из пистолета даже находясь в меньшинстве.

После одного из дуэльных съездов он оказался в больнице, откуда его и завербовали напрямую, предоставив адвоката и пообещав отмазать от срока.

Шапиро согласился, провести десяток лет в тюрьме ему не хотелось.

– Значит, продали? – переспросил Боно.

– Так точно сэр. Продали.

– Могли бы и нам предложить, нет?

– Нет, сэр. Насколько я понял, «Рекс-стандарт» никто не спрашивал – просто вшили им в мясо новую команду, и все.

– Но у «Арго» была неплохая позиция…

– Прекрасная позиция, сэр, они свели бюджет к нулю и еще остались в пределе двадцати процентов дохода.

– Ох, мы о таком только мечтаем.

– Так точно, сэр.

Боно открыл сейф и, не стесняясь Шапиро, выкатил на стол ополовиненную двухлитровку чинви.

Поискав глазами подходящую посуду, Боно обнаружил серебряный поднос с несколькими четвертьлитровыми коктейльными стаканами и, взяв парочку, поставил перед собой. После чего наполнил оба до краев.

Шапиро прикрыл глаза и вздохнул, надеясь, что он в этой комедии участвовать не будет. По крайней мере, не обязан.

– Давай дернем, Арни, я должен принять жесткое решения, так их всех разэтак… – печально произнес Боно Руканезе и подвинул Арнольду его дозу.

– Э… мистер Руканезе, я… э-э… В нашей традиции без закуски не пьют, я ведь не симмериец, вы знаете…

– Да знаю-знаю, – кивнул босс и, выдвинув ящик стола, поискал там чего-то среди скрепок и магнитных реддикеров, которыми можно было исправлять ошибки на пластиковой бумаге.

– Ага, вот… – произнес он и бросил на стол початую упаковку мятных конфет «Зеленая овечка».

Арнольд принял «щедрый подарок» и вытряхнул из упаковки в пригоршню восемь штук. Больше не было.

– Ну, бамбини, давай примем с благодарностью, и пусть это прочистит наш разум… – произнес босс и стал пить большими глотками. А Шапиро смотрел на него и никак не мог начать, хотя знал, что тот, кто позже босса допивал свою дозу, рассчитывать на одобрение не мог.

«Эх, была не была!» – Он запрокинул голову и стал поглощать шестидесятиградусное пойло полуторными глотками, чтобы обойти босса и прибыть на финиш первым.

И он прибыл, отбросил стакан и запихнул в одеревеневший рот горсть мятных конфет.

– Ладно, говори, – сказал Боно, и зажмурившемуся Арнольду пришлось открыть глаза.

Между тем босс был в порядке, и ему не приходилось жевать мятные конфеты, которые оказались слишком свежими, отчего сводило скулы вдобавок к тому, что шумело в ушах.

И Арнольду ничего не оставалось, как начать неторопливый рассказ обо всей собранной накануне информации.

18

Концентрация мысли давалась с трудом, и Арнольд боялся, что еще немного – и он потеряет нить повествования, однако его выручил приход еще двух заместителей босса, тоже симмерийцев.

Согласно их обычаям, следовало прервать дела ради традиционного приветствия и отвлеченной беседы на пару минут: кто как поел и поспал, и хороша ли на улице погода.

После того как необходимый ритуал был соблюден, Арнольд попытался откланяться, поскольку не хотел быть свидетелем разговоров босса с Рыжим Заппой, являвшимся начальником службы безопасности компании, и Нукелле, распоряжавшимся финансами.

Это были ключевые заместители, и каждое их слово являлось секретом, стоившим полновесной пули или гантели на ноги.

Ну зачем Арнольду эти секреты, если его и свои тяготили?

– Нет-нет, Арни, ты один из нас, и ты должен участвовать в совете. Так ведь, камрады?

Камрады переглянулись и кивнули.

Присутствие в компании чужака списывали на чудачества Боно Руканезе, на которые он, безусловно, имел право, и чужака терпели, подсчитывая количество секретов, которые он узнавал.

Пришлось Арнольду вернуться на стул, в то время как ключевые заместители располагались в мягких креслах.

– Что у нас по угрозам «Карнавалу»? – спросил босс.

– Именно об этом я и собирался с вами говорить, сэр, – ответил Заппа.

– Так я слушаю тебя.

– Нам удалось проследить только Жирного, его реализовали в горной деревне – это там, где курорт.

– Я понял. А Лилборн?

– С этим сложнее. У него хорошая охрана, и мы там потеряли уже двух исполнителей.

– А насколько хороши были эти исполнители, Рыжий? – жестко спросил босс, нависая над начальником службы безопасности.

– Настолько, сэр, насколько достаточным сочла это служба камрада Нукелле, – отфутболил вопрос Заппа.

Начальник финансов компании напрягся и сел ровнее.

– Ты чего задумал, сучонок? – спросил босс, забрасывая ногу на ногу.

Арнольду показалось, что именно в этот момент на босса начал действовать чинви. Сам-то он уже смотрел на все это, как будто в телевизионном шоу. И даже ощущал некоторый комфорт, если, конечно, не вспоминать о том, что ему будет за погружение в секреты компании.

– Сэр, я забочусь о финансовом благополучии компании, и ничего кроме!

– А почему Заппа не может приобрести нормальных стрелков? Почему бегает по порту в поиске бездомных дураков?

– Он… он не бегает, сэр.

– Не бегает, но это я так фигурально выражаюсь. Приказываю выдать необходимое финансирование. Понял меня, очкарик?

– Я не очкарик.

– А я сказал – очкарик. Ты ведешь себя, как очкарик из Виндер-Хармского колледжа. Они ни хрена не смыслят в жизни и живут лишь понятиями перепроданной биржи. Вот и ты такой. А нам нужно проблему решать. «Карнавал» – это двадцать тысяч охранных постов по всему полуострову. Это бешеные бабки в наш карман, и всякий, кто им угрожает, становится нашим кровником. Ты это понимаешь, виндер-хармский очкарик?

Финансист вздохнул и не решился больше возражать боссу.

– Прошу прощения, сэр. Я оформлю финансирование на том уровне, на котором запросит Заппа.

– Все, теперь вы свободны. Хотя ты, Заппа, задержись.

Привставший было начальник службы безопасности вернулся на место, а бросивший на него короткий взгляд Нукелле с чувством облегчения выскользнул из кабинета босса.

– Прошу прощения, сэр… – поднял руку Арнольд. – Можно, я пойду? У меня там дела нерешенные…

– Дела?

Босс почесал в затылке, потом покосился на шкаф, где стояла выпивка.

– Подождут твои дела. Вот отправлю Заппу, и еще поговорим.

«Вот же невезуха», – подумал Арнольд. Он так надеялся поскорее вырваться отсюда, чтобы добраться до кабинета, выпить две… Нет, пять отрезвляющих таблеток и оказаться наконец за пределами сверхсекретной информации компании. Он совсем не хотел вникать во все это. Совсем.

– Сколько у тебя персонала, Заппа?

– Восемь тысяч пятьсот тридцать два.

– Жуткое количество. Согласен?

– Немало, сэр.

– Немало. Так почему человека, который может грамотно выстрелить, нужно искать в каких-то портах?

– Ну… Лучше подключать профессионалов.

– Сбрасываешь ответственность, говнюк? Страшно?

– Боюсь оказаться в «синем списке» подозрительных лиц, сэр.

– Это который… запрещает ходить к проституткам?

– Не только. Там еще – аренда яхт, выдача кредитов, лишение льгот по государственным налогам.

– Я что, мало даю тебе денег, чтобы ты ни о чем таком не думал? И не опасался?

Заппа вздохнул и бросил косой взгляд на дремлющего Арнольда. Ему казалось, что в этой ситуации его выставляют совершенно голым перед посторонними людьми.

– Сэр, враги «Карнавала» имеют глубокие корни. Там и политика, и большой бизнес с Йкогамы.

– И что?

– Нужно… Одним словом, они известили меня, что, если я буду вести себя дерзко…

– Они займутся твоей семьей, – закончил за подчиненного босс.

– Именно так, сэр.

Последовала пауза, а затем прозвучал выстрел.

Арнольд даже встряхнул головой, чтобы прийти в себя.

Но нет, ему показалось. Это хлопнула дверь, через которую вышел Заппа. Арнольд вскочил, полагая, что теперь уж точно может покинуть кабинет босса, однако Руканезе указал ему на кресло, где только что сидел Заппа.

– Сэр, у меня работа. Сегодня еще два массива агентских сообщений обрабатывать.

– Успеешь. Давай выпьем. Потом придет Гобеньер – ему назначено, а ты уйдешь к своим массивам.

19

Руканезе поднялся и, пройдя в угол просторного кабинета, открыл стоявший там старый шкаф из настоящего дерева и достал другую двухлитровку с содержимым темно-вишневого цвета.

Вернувшись с бутылью к столу, он поставил ее и, достав носовой платок, любовно протер.

– Я вижу смятение в твоем взгляде, Арни. Но ты не дрейфь. Всю мы ее пить не будем.

Арнольд вздохнул. Когда, интересно, он вернется домой и в каком состоянии? И рабочий график? Он привык, что у него в отделе обходилось без авралов, а теперь…

– И – да. Я разрешу тебе выпить пару турботаблеток. Но не раньше, чем ты выйдешь от меня.

– Спасибо, сэр, – вымученно улыбнулся Арнольд, следя за поднимающимся уровнем в огромном стакане.

Они выпили, и Арнольд какое-то время сидел нахмурившись.

– Ты помнишь, на какую должность тебя принимали пять лет назад? – спросил босс.

Арнольд открыл глаза и не сразу вспомнил, что нужно выдохнуть, ну и вообще дышать.

– Да, сэр. Менеджер по отзывам.

– У тебя была одна помощница, племянница нашего соседа на острове Кику. Глуповатая девчонка.

– Но она справлялась. Я все делал сам, ей оставалось только листочки разложить по полочкам с буквами.

– Вот-вот. А теперь у тебя – ого-го какой штат. Когда подписываю требования на увеличение фонда заработной платы, аж пот прошибает.

– Но это же оправдывает себя, я представлял расчеты и статистику…

– Да не суетись ты, – отмахнулся босс, наливая по втором бокалу. – Я, кстати, давно заметил, что твой отдел постепенно от отзывов о нашей работе клиентов и рекомендаций маркетинговой службе перешел к разведывательной работе.

– Это, увы, необходимость, сэр. Поначалу я совсем не планировал, но впоследствии оказалось, что без полной информации о клиенте его «голый» отзыв мало что значит.

– Давай выпьем.

И они снова выпили.

Арнольд опять сидел с закрытыми глазами, прикидывая, сможет ли он теперь хотя бы подняться.

– Закусывай.

– Что? – спросил Арнольд, открывая глаза, и заметил блюдце с пирожными, которое ему подвинул босс.

– Закуси, тебе еще работать.

Арнольд кивнул и стал есть пирожные – одно за другим, все шесть штук.

– Ой, извините, – сказал он, вытирая губы салфеткой.

– На здоровье, – произнес босс, которого Арни видел будто в тумане.

– Ты вот что мне скажи – чтобы работать еще эффективнее, что тебе еще нужно? Я не хочу вкладываться в направления Заппы или Никелле, они не стоят даже своего завышенного жалованья. Что нужно тебе, говори.

– Знаете, сэр, мне иногда бывает необходимо силовое прикрытие моих агентов. Или иногда оказать давление, буквально дюжина бойцов с оружием.

– И что?

– Это приходится долго решать с Заппой. Иногда он очень занят и приходится приходить на другой день, а бывает, он так занят, что и через неделю.

– Но через неделю в таких делах уже ничего не сыщешь.

– Вот именно. Приходится нанимать частников, а это дорого, да и не могу я доверять частникам в полной мере, понимаете?

Босс не ответил, глядя куда-то сквозь Арнольда.

«Что я наговорил, дерзкий дурак?» – поругал тот себя, но как-то вяло, ударная доза крепкого не позволял ему видеть внешний мир в прежней его окраске.

«Как будто смотрю мультфильм, – подумал Арни. – И я там один из персонажей. Да, Зайчик Люк».

– Знаешь что, Арни. Я дам тебе силовое подразделение.

– Но, сэр, это расточительно.

– Не расточительно. Мы возьмем один из отрядов у Заппы. Он их, один хрен, не знает, чем занять. Нет, когда у нас война, они все в деле, однако, к счастью, войны у нас не так часто. В том числе и благодаря тебе. Поэтому завтра же получишь полсотни ребят. Можешь планировать для них работенку.