Название книги:

Дельфины. Часть первая

Автор:
Джон Доу
Дельфины. Часть первая

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

“Я снова встретился с ней. Сначала я думал, что мне чудится из-за солнечного удара, но лучше бы это было так. Я понял, что от кары никуда не деться. Поэтому я буду приглядывать за ней. Как смогу…”

Глава первая. Море

“– Мам, когда мы уже приедем? – спросил мальчик лет пяти, который сидел позади меня. Сама я сидела рядом с неизвестным мне мужчиной, который вел машину с довольно уставшим взглядом. Лицо его казалось мне больно знакомым, но при этом я понятия не имела, что это за человек. Тоже самое и с остальными пассажирами этой небольшой машины. Ниссан, вроде. Хотя я не особо разбираюсь в машинах.

– Я не знаю, сынок. – ответила женщина с ребенком на руках, сидя на заднем сидении у левого тонированного окна.

– Нам ещё примерно 600 километров, и мы доедем до Каспия. – сказал мужчина, быстренько протерев глаза тыльной стороной ладони и снова вернув руку на руль, обделанный красной кожей. Скорее всего дермантин. Этим же материалом были обделаны двери автомобиля, а точнее их внутренние стороны. И ещё некоторые части салона, которые нередко мелькали у меня перед носом из-за своего весьма яркого цвета. Сама машина была окрашена в черный, судя по капоту, часть которого я смогла лицезреть, с оттенком баклажанового.

– А зачем нам туда? – продолжал задавать вопросы мальчик. Он был очень напуган и взволнован. Здесь что-то не чисто.

– Макс… – положив руку на плечо парнишки, вздохнула женщина.

– Военные сообщили по радио, что там безопасно. – сказал мужчина, бросив быстрый и угрюмый взгляд на мальчика. – Оль, проверь, появилась связь или нет?

– Минуту. – пробормотала женщина, достав телефон из огромной спортивной сумки, которая лежала у нее в ногах. – Нет…

– Блять… – фыркнул мужчина.

– Глеб! – воскликнула Ольга.

– Как будто у тебя на языке крутится не то же самое. – недовольно пробормотал Глеб.

Ребёнок начинает плакать, хотя ещё пару минут назад она спала крепким сном на руках матери. Женщина пытается успокоить девочку, которой примерно 6-8 месяцев от роду, если я, конечно, не ошибаюсь, укачивая её и постоянно повторяя «Маша, Машенька…». Максим устремляет свой взгляд в окно, подпирая голову правой рукой. Из глаз его вот-вот потекут слезы, но он сдерживает их, напрягая лицевые мышцы. Это у него выходит не очень-то хорошо, поэтому из правого глаза всё-таки вылезает одна единственная слезинка, которая быстро устремляется к правому уголку губ. Но Макс прерывает путь соленой капли, небрежно вытирая щеку большим пальцем левой руки. А в это время глава семейства потирает левой рукой лобную часть. Видимо из-за нескончаемой гудящей боли, вызванной шумом с улицы. Но голова болит не только у него, ведь вскоре и я пытаюсь найти в карманах своих ободранных джинс хоть одну таблетку аспирина или чего-нибудь другого от головы. Плачь ребёнка, гудящий шум с улицы, вызванный большой скоростью машины. Всё это сводит меня с ума. Особенно то, что я не понимаю, что здесь происходит. И вот возникает огромное количество вопросов, которые я бы хотела задать своим попутчикам, но я не могу проронить и слова. Голосовые связки будто пересохли, а язык прилип к верхнему нёбу. Начинается паника, которую я, естественно, пытаюсь подавить. Ведь она здесь точно не к месту. Всю эту «идиллию» резко прерывает непонятный толчок, в результате которого машина переворачивается ровно три раза.”

И снова я вскакиваю с кровати в холодном поту. Очередной странный сон. Их много. Очень много. Снятся они примерно раз в два дня, если не каждый день. Это не кошмары. Нет. Больше походит на вещие сны, в которые я не особо верю. Но что мне остается? Правильно, забыть их. И дело с концом. Мне и так хватает странного дерьма в жизни. Не хватало, чтобы я ещё на каких-то снах зацикливаться. А что, если… это воспоминания?..

“– В каком смысле ты нас не знаешь?..– сказала девушка, которую здесь называют Вероникой. Она стояла передо мной, ожидая моего ответа, пока я пребывала в полной растерянности. Я понятия не имела, кто она. В отличие от нее. Казалось, будто она знает обо мне всё. В то время, как я даже не помнила собственного имени.

Странное ощущение. Очень странное. Прямо как мои сны. Только гораздо хуже и непонятнее. Ты стоишь посреди неизвестного тебе места. Пред тобой какие-то люди, которые называют себя твоими друзьями. Они готовы вот-вот расплакаться, ведь моя потеря памяти – последняя капля на фоне всех произошедших событий, в курсе которых я также не была. Я вообще не была в курсе, что творилось, творится и еще будет творится. Поэтому я не чувствовала абсолютно ничего. Даже чёртовой растерянности. Мне было плевать на всех и вся. Единственное, чего я тогда хотела, чтобы меня оставили в покое. Одну. Навсегда.

– Ну, в прямом. – пожав плечами, ответила я. Я не могла смотреть никому в глаза, ведь они были полны боли. В отличие от моих, которые были просто пустыми. Стеклянными. Никаких эмоций. Ничего. А это намного хуже любой боли.

– Идем. – взяв меня под руку, сказала Вероника и повела в неизвестность, под названием «убежище»…”

Так кто я такая? Этим вопросом я задаюсь каждый божий день. Как я здесь оказалась? Где моя семья? Была ли она вообще? И огромное количество других вопросов, ответов на которые у меня нет. Единственное, что мне известно – мой возраст. И то, он слишком короткий для всего этого дерьма. Если честно, я бы не выжила, с моим то багажом знаний, в этом сраном мире, полном тайн, жестокости, насилия, несправедливости и прочего. Я бы не выжила без наставника и защитника, которым стал мужчина по имени Цефис. Одно из первых имен, которое мне пришлось запомнить среди огромного обилия информации, которая лишь шокировала и удивляла меня. К сожалению, в плохом смысле этого слова. Неужели так было всегда или произошло что-то ужасное, из-за чего люди живут в самых ужасных условиях, голодают и умирают каждый день в достаточно больших количествах? Надеюсь, что так было всегда. Ведь будет немного печально, если я не помню лучший мир. Лучшие времена. Но если так было всегда… то каким образом я всё еще жива? В общем, слишком много вопросов, которые нужно оставить позади и двигаться дальше. Прямо по течению. По течению почти высохшего моря, на котором находится городок. Городок, в котором я оказалась в тот самый день. Четвертое ноября…

“– Внимание всем выжившим! – кричал мужчина в военной форме, называвший себя солдатом. Он стоял на куче ящиков, и каждый был размером с меня. В руках у него был громкоговоритель, по которому солдат и говорил объявления.

На улице был полный хаос. Город посреди пустыни. Город, полный отчаявшихся людей, которые ищут своих родных, друзей, знакомых. Людей, которые не знают, как им быть дальше. Людей, которые потеряли всё. И среди этой толпы, которая образовалась около того самого солдата, была я.

– Беженцы? – сказал кто-то из группы мужчин, которые сидели за пластиковым столиком около полуразрушенного дома. Прямо над ними висела табличка. Висела на соплях и готова была упасть наземь, зацепив одного из выпивающих мужчин, в любой момент. На табличке была надпись «У Зора». Интересно, что это значит.

– Видимо. – пробормотал другой, кинув на столик игральную карту. В зубах у него была сигара, а на левой руке был перстень, который отражал солнечные лучи прямо мне в глаза, от чего я, естественно, зажмурилась и сделала шаг вправо.

– И откуда на этот раз? – вздохнул третий, оттягивая свою белую майку, которая уже успела насквозь пропитаться потом. На улице было неимоверно жарко, что безусловно влияло на и без того ужасное состояние людей.

– Точно не знаю, но слышал, что большинство со столицы. – ответил мужчина с сигарой.

– Со столицы? – удивился один из мужчин, нервно усмехнувшись. Либо они были очень спокойными людьми, либо уже просто привыкли к данным ситуациям. Которые, по всей видимости, происходили в этом городишке не так уж и редко. Но услышав, что в толпе есть столичные беженцы, спокойствие мужчин заметно подорвалось. Почему? Слишком много вопросов. Что тогда… что сейчас… – Цефис, ты сейчас снова решил блеснуть своим «остроумным» юморком что ли? Заканчивай давай, а то сейчас надорву живот.

– Он не шутит, Зора. – сказал человек в майке, после чего всё-таки снял её, бросив куда-то за стул. – Я тоже слышал про беженцев с Нур-Султана…

– Шайтан… – пробормотал Зора, опустив голову. Его лицо… Я помню его и по сей день. Оно выражало одновременно целый спектр эмоций… Ужас, осознание происходящего, недоумение и паника, которую мужчина пытался погасить своим прежним спокойствием. И это у него получилось. – Что в стране творится, если люди из столицы бегут…

– Видимо что-то страшное. – пробормотал мужчина с голым и бледным, в отличие от его красных пылающих рук, торсом.

– Не наводи панику, Дугр. – сказал Цефис, сделав ход. Я так и не поняла, во что они играли. Но видимо на какую-то ставку, которая располагалась прямо на игральном столе. Ящик бутылок с прозрачной жидкостью. На этикетках была надпись «алкоголь», точнее этикетки были стерты, а надпись, написанная на них, была выведена чёрным маркером. Причём весьма небрежным почерком, будто её писали в спешке. – А то ещё военные услышат и арестуют.

– Кстати… – положив руку на стол, сказал Зора. Дыхание его участилось. То ли из-за жары, то ли из-за той самой паники, которую он так старательно подавлял. На лице выступили капли пота, которые мужчина стремительно убрал тыльной стороной ладони и продолжил свою мысль, но понизив громкость. – Куда эти сраные солдатики уводят задержанных?

– Кто знает… – прошептал Дугр и взгляд его заметно поник.

– Я уверен, всё наладится. – приободрил товарищей Цефис. Это тёплая улыбка, которая всего лишь на миг появилась на абсолютно белом лице мужчины. Ещё тогда он показался мне очень странным. Хотя бы потому, что обладал неординарной внешностью среди остальных выживших. Мне всегда казалось, будто он знает намного больше всех нас вместе взятых и лишь водит своих товарищей вокруг пальца. Солдаты строго настрого запрещали беженцам говорить откуда они приехали. Видимо, чтобы не поднимать панику, ну или чтобы что-то скрыть. Но что? А Цефис сразу раскрыл одну из карт, совершенно не боясь последствий.

 

– Прошу прощения… – промямлила я, подойдя к столу. Одной рукой я прикрывала глаза от солнечного света, а другой и вовсе не могла шевелить. Не знаю, зачем я решила тогда подойти к ним… но если бы я этого не сделала, то кто знает, как бы всё сложилось.

– Чего тебе надо, отродье? – усмехнулся Зора, бросив осуждающий взгляд в мою сторону. Они явно были не рады, что я с ними заговорила, ведь из-за меня у мужчин могли бы быть серьезные проблемы.

– Зора, это же ребенок. – пробормотал Дугр.

– Что такое? – спросил Цефис, встав из-за стола и сев рядом со мной на корточки. Он был очень высоким. На две головы выше меня. Хотя может это я была просто карликом, но по сравнению с другими беженцами и солдатами, я была относительно среднего роста. А для кого-то даже дылдой. Но Цефис был просто каким-то великаном, будто вылезший из потустороннего мира. – Ты беженка, да?

– Как тебя зовут? – спросил Дугр, отложив игральные карты. Но я лишь пребывала в полном ступоре, и не способна была и проронить ни слова. Но почему? Наверное, потому что я испугалась их. Испугалась, что меня сейчас пошлют куда подальше, или сдадут солдатам, которые заломают мне руки и уведут в пугающую меня до чертиков неизвестность.

– Говорить можешь? – положив руку мне на плечо, которое давно предало меня и вовсе не слушалось моих команд, бездвижно виша и не подавая никаких признаков жизни. Рука не болела. Нет. Она была неестественно вывернута назад, что, конечно же, привлекло внимание мужчин. Но не беженцев с солдатами. Ведь здесь была целая толпа людей с самыми разными ранениями. Даже хуже моих. – Зора, она, видимо ,перегрелась. Еле на ногах стоит.

– Ладно… чёрт с этой водкой. – вздохнул Зора и, сняв свою соломенную шляпу, достал из нее громоздкий ключ. После чего вручил его Цефису. – Занеси её внутрь. А мы пока уберем тут всё.”

– Эрис? – послышалось откуда-то из темноты. Разодрав веки, которые изрядно прилипли друг к другу за время моего пребывания в мире снов, я увидела перед собой альбиноса. Мужчина сидел на краю моей кровати с ухмылкой на лице. – Ты хоть в курсе, сколько сейчас времени?

– Будь добр просветить. – пробормотала я, скинув с себя тоненькое вязанное одеяльце, благодаря которому ночью я до сих пор не околела. Голова гудела, а глаза так и хотели вновь преградить мне видимость.

– Три часа дня. – ответил Цефис, взглянув на настенные часы. – Опять поздно легла?

– Как сказать… – вздохнула я, встав с кровати и направившись в ванную комнату, чтобы наконец умыться. Включив воду, я взяла зубную щетку и намазала на нее остатки зубной пасты, которую Цефис приносил мне ящиками. Как и всё остальное, что необходимо для жизни. – Неужели для меня есть задание?

– А? – не понял мужчина моего вопроса, всё также сидя на кровати в моей комнате, по совместительству зал.

– Ну… ты же для чего-то приперся и разбудил меня. – крикнула я, перебивая шум воды.

– Мне уже к тебе в гости заглянуть нельзя? – усмехнулся альбинос. – Ну ладно, раскусила.

– Говори уже. – выйдя из ванной, ухмыльнулась я. – А то сейчас у меня стоит вопрос жизни и смерти – мыть голову или нет.

– С этим вопросом я тебе помочь не смогу. – сказал Цефис, а на лице его виднелась улыбка. Поэтому я уже была в ожидании подвоха. Он любил шутить. Да и наш юмор был очень схож, из-за чего мы не редко шутили друг над другом, причём весьма жестоко. Хотя кому как. Я не вижу в этом ничего такого. Наверное. – В общем… мне нужно будет сходить к морю. В порт. Если хочешь, то можешь пойти со мной.

– Хм… заманчиво… – пробормотала я. – Но на сегодня у меня уже есть планы. Так что давай в другой раз.

– Как знаешь. – вздохнул будто бы с облегчением альбинос. – Не посветишь?

– Да… просто прогуляюсь по городу… Зайду в гости к Веронике и остальным. – ответила я, потирая затылок.

– Вы снова общаетесь? – удивился мужчина, стоя в прихожей и надевая свои огромные ботинки 48 размера, если не больше.

– Типа того… – пробормотала я, пытаясь скрыть то, что я чёртова лгунья. Может не стоит его обманывать? Я же всё-таки дорога ему… Но с другой стороны… зачем ему знать о моих планах?

– Ладно. Значит… гулять будете? – поинтересовался Цефис, на что я лишь качнула головой. – Тогда… хорошо вам погулять. Надеюсь, вы и дальше будете продолжать в том же духе.

– Угу… – промямлила я, устремив свой поникший взгляд в пол, чтобы альбинос не видел моих настоящих эмоций.

– Помнишь правила? – подойдя ко мне, сев на корточки и положив руки мне на щеки, спросил мужчина.

– Не ходить в первый, второй, пятый район. Не ходить у моря. Не перечить иеронцам. Не разговаривать с чужаками. – протараторила я заученный текст, взглянув в блеклые серые глаза альбиноса.

– Молодец. – потрепав меня по голове, сказал Цефис. После чего приподнялся и направился к входной двери. – До завтра, Эрис.

– И тебе не хворать… – пробормотала я, когда альбинос уже хлопнул дверью.

Не могу сказать, что знаю все улочки, уголочки и дома города наизусть, но моих познаний мне, пока что, хватает. Хотя наконец выучить карту города, которую мне вручил в один из первых дней моего пребывания в этом дрянном месте Цефис, тоже бы не помешало. Давно уже собираюсь.

Для справки. Наш город делится на пять районов, информацию о которых мне всё-таки пришлось заучить, ведь она просто необходима для выживания здесь. Район первый и второй входят в категорию опасных зон, в которые лучше не соваться – как и мирным жителям, так и иеронцам. Слишком много причин, по которым можно лишиться жизни. Причём не самым гуманным способом. Хотя вряд ли теперь можно сдохнуть каким-то неведомым гуманным способом. В любом случае помрёшь в муках. В абсолютно любом. Третий и четвертый район входят в категорию безопасных зон. Здесь практически нет никаких угроз для жизни. Почти никаких. Ну, если только ты не заплатишь на базаре за помидоры. Что я несу… у нас же не растут помидоры. Хотя в порту их можно приобрести, но они стоят как сраный дневной паёк. Поэтому тут даже и сравнивать нечего. И последний, то бишь пятый район, входит в категорию запретных зон. Никто не знает, что там находится. Никто, кроме чертовых иеронцев. Что-то мне подсказывает, что они знают достаточно запрещённой информации, которую не принято разглашать. Собственно, поэтому я и горю желанием вступить в Иерон. Но чувствую, Цефис этого не допустит. Хотя… не ему же это решать, верно? Пусть он, вроде как, и занимает какую-то высокую должность среди иеронцев, но не от него зависит окончательное решение.

“– Куда это они? – спросила я, наблюдая за тем, как из лагеря уводят толпу моих сверстников. Лица их выражают страх, панику и никаких положительных эмоций. – Цефис, что происходит?

– Они… решили стать солдатами… – ответил альбинос, стоя рядом со мной. Его правая рука обнимала меня за плечи, а взгляд был устремлён куда-то вдаль. Прямо к оранжевому закату. Из палаток вышли семьи детей, которых уводили военные, называющие себя иеронцами. Люди махали им вслед, кричали и плакали. Пока я не понимала, что происходит. Впрочем, это моё обычное состояние.

– А как… можно стать иеронцем? – поинтересовалась я у Цефиса, подняв голову, чтобы посмотреть на лицо мужчины.

– Зачем тебе это? – спросил Цефис.

– Логично, что я тоже хочу солдатом. – усмехнулась я, вздёрнув нос. – Так как мне достичь своей цели? Тебе то это точно известно.

– Нет. – твердо сказал альбинос. Взгляд его был серьёзным, может даже немного злым. Но точно пугающим. Он убрал руку с моих плеч, от чего мне стало слегка прохладно. Солнце уже почти село, а мои сверстники, обращённые солдаты, давно скрылись за горизонтом вместе с сопровождающими их иеронцами. – Я не позволю тебе погибнуть.

– Чего? – не поняла я его довода. Что он несёт? С каких пор он возомнил, что может принимать решения за меня?

– Я не позволю тебе стать солдатом. – пояснил мужчина, всё также наблюдая за уходящим солнцем.

– Эм… не поняла… С каких пор ты решаешь за меня? – возмутилась я, нахмурившись. Если начать со мной спорить… то это затянется надолго. Ведь я очень упорная. Упорная во всём. Я не остановлюсь, пока не получу то, что хочу.

– Если дело касается твоей задницы, то позволь мне спасти её. – фыркнул Цефис.

– Будешь спасать её, когда я попрошу. Договорились? – сказала я, развернувшись к нему спиной. – И, если попрошу. Теперь то.

После чего я направилась в сторону своей палатки. Все уже давно разошлись, а солнце окончательно скрылось. Вместо него появилась луна со звездами, на которые я любила глазеть по ночам. Особенно когда у меня была бессонница. Но сегодня у меня совершенно не было настроения. Спасибо, Цефис.”

– Утро в жизнь, Зора. – зайдя в когда-то известный во всем городе ресторанчик, сказала я.

– Эрис! – разведя руками, воскликнул мужчина. Отвлёкшись от работы, которой у него, по словам Зора, было всегда непочатый край, мужчина подошёл ко мне и крепко обнял меня. Из-за чего я начала задыхаться, но Зора быстро выпустил меня из своих крепких объятий. Везде были развешаны бумажные фонарики, а работники ресторана, который теперь специализировался на помощи нуждающимся, бегали туда-сюда. – Рад тебя видеть. Есть будешь?

– За этим я сюда и пришла. – усмехнувшись, ответила я. После чего мужчина рассмеялся и потрепал меня по голове.

– Пошли на кухню. – махнув рукой, сказал Зора и я последовала за ним.

– К чему эти украшения? – осмотревшись, поинтересовалась я.

– Ты про фонарики? – ухмыльнулся мужчина. – Электричество снова пропало. А без света никак. Поэтому мы отправились на склад и нашли завалявшиеся на одной из полок бумажные фонарики. Здесь же до меня была китайская забегаловка моего отца. Видимо, от них осталось.

– Только у вас пропало электричество или во всем районе? – спросила я, вскинув брови.

– Не знаю… – вздохнул Зора. – Надеюсь, это ненадолго. Ты сегодня идёшь в порт с Цефисом, да?

– Неа. – пробормотала я, войдя на кухню, в которой не было ни души. Что ж, это даже к лучшему. Не люблю людей. Кроме некоторых исключений.

– Хм, что ж… ладно… – прошептал мужчина, открыв неработающий холодильник, который был полон пайков. – Тебе какой?

– Какие имеются? – поинтересовалась я, взглянув на весь ассортимент. – Давай пятый.

– Держи. – достав с верхней полки холодильника нужную коробку, сказал Зора и вручил мне мой паёк. – Не знал, что ты любишь рыбу.

– А он с рыбой? – усмехнулась я. – Я просто такой ещё не пробовала.

– Ну, теперь попробуешь. – улыбнувшись, пробормотал владелец ресторана. – Ладно, не буду тебя задерживать. У тебя, скорее всего, дела есть…

– Ага. – ответила я и направился к выходу. – Спасибо за паёк! До встречи!

Опять пропало электричество. Уже третий раз за месяц. Что за дерьмо? Надо будет спросить у прихвостней Конрада. Не зря же ему власть над нашим городом доверили. Пусть теперь отчитывается за свои косяки.

И вот я уже у того самого якоря, который свидетельствует о том, что здесь начинается территория высохшей части Каспийского моря. Это запретная зона. На которой никому, особенно каким-то детям, нельзя появляться. Естественно, нам подросткам абсолютно плевать на чёртовы запреты. Мы ж идиоты последние с шилом в жопе. Нам на месте не сидится, поэтому мы и ищем приключения и неприятности на свою голову. И не только на свою.

– Эрис? – удивилась Мия, когда мы встретились взглядом. Вот надо же мне было спуститься к воде… Эх, как же неловко.

– Привет… – пробормотала я, мешкая, и мы приобнялись. Так сказать, в знак уважения друг к другу. Хоть мы и поссорились, но это же не повод ненавидеть друг друга… Так ведь?

– Не думала, что мы снова встретимся… – нервно усмехнулась Вероника. – Хотя я так и думала, что в этом месте ты появляешься часто.

– Интересно, а вы-то что тут забыли? – поинтересовалась я, скрестив руки на груди.

– Кхм… иди за нами. – сказала Кира, и мы пошли к сломанному пирсу, куда недавно пришла вода из-за дождей. Когда мы дошли до места назначения, то я лицезрела не очень приятную картину: на берегу лежало около 5-7 трупов дельфинов, которые были все в крови и синяках. – В общем, когда мы пришли… то увидели это…

– Блять… – вырвалось лишь у меня. И снова дар речи просто покинул меня, оставив наедине с этим дерьмом.

– С нами была еще Дана, но её вестибулярный аппарат попросту не выдержал… – пояснила Мия.

– А сейчас, где она? – спросила я, поборов шоковое состояние. После чего принялась осматривать дельфиньи трупы.

– Пошла домой. – ответила Ника. – Мы хотели её проводить, но она отказалась.

 

– Неужели вы так просто её отпустили? На вас это не похоже… – усмехнулась я нервно, сев на корточки напротив «полусидящего» мёртвого дельфина, как вдруг заметила, что он шевельнулся. И ещё раз. Он пытался дышать. Я попыталась затащить его обратно в воду, пока девочки стояли в стороне и не понимали смысл моих действий. Тело дельфина было очень тяжелое, чему я немного удивилась, поэтому мне было немного тяжко его тащить. Когда я была почти что у воды, дельфин перестал шевелиться и превратился в человека. Точнее в человеческий труп… От чего я не на шутку испугалась и отпрыгнула прямо в воду. И это напугало меня ещё больше. Ведь иеронцы всегда твердили – не лезть в воду. И, наверное, не с проста… Окунувшись прямо с головой в море, я вынырнула и огляделась – Мия, Ника и Кира по-прежнему стояли у скалы, а остальные трупы дельфинов также обрели человеческие тела. – Вы… вы видите это?

– Ты о чём? Мы вообще не понимаем, что ты творишь… – сказала Кира, пребывая в ужасе от моих действий.

– Успокойся, иди сюда. – сказала Вероника, когда я вышла из воды, и подойдя ко мне, обняла. Сколько я помню, они всегда были добры ко мне, и я никогда не понимала, чем заслужила это. Вскоре, я всё-таки смогла успокоиться, но всё ещё находилась в этом чёртовом шоковом состоянии.

– Я, наверное, пойду домой… – потерев плечо, что почему-то зудело, пробормотала я.

– Тебя проводить? – предложила Мия.

– Я сама, спасибо. – ответила я и покинул это шайтанское место. Уже темнело, а я понятия не имела, где иду.

Мне было очень страшно. Я не знала куда идти, ведь я ни разу не была у моря. Точнее… так близко… Я всегда ходила лишь на высохшей территории. Но у воды… ни разу. Оглядываясь по сторонам, я сжимала рукой охотничий нож в кармане, который мне когда-то подарил Цефис. Конечно же, для самообороны. Значит в Иерон он мне идти запретил, а ножичком отбиваться нет… Прекрасно. Просто отлично. Я поняла, что потерялась окончательно. По всем признакам, это была опасная зона – пустые полуразрушенные дома, заросшие тропинки, отсутствие костров или других различных источников света, которые всегда присутствовали в четвертом районе. Особенно в такое позднее время. И что самое главное – тишина. На наших улицах всегда какой-то шум. Шум живого населенного города. А здесь… пугающая тишина, которую внезапно прервал чей-то крик.

– Эй! – окликнул меня кто-то. Я оглянулась и увидела, что ко мне идут трое стрёмных парней, которые явно не интересовались как пройти в библиотеку. – Ты хоть знаешь, чья это территория?!

– Блять… – я решила попытаться убежать, но не знала, что они уже так близко. Поэтому, как только я ринулась с места, меня схватили за футболку и отдёрнули назад, из-за чего я упала на землю.

– Эта территория принадлежит Самуилу, так какого хрена ты здесь забыл?! – Самуил, Самуил… Знакомое, однако, имя… Чёрт, это же тот маргинал, который стоит во главе первого района… Главный враг, или один из главных врагов, иеронцев. За его голову предлагают почти пять сотен армейских патронов. Ну, а за живого… около восьми сотен.

– Расим, это девчонка… – сказал один из них.

– Да какая эта баба? – пнув меня в бок, крикнул Расим. – Ты посмотри на него!

– Заткнитесь! – вспылил третий. – Ещё раз спрашиваю, что ты здесь делаешь? И мне абсолютно плевать, что у тебя между ног.

– Я заблудилась… – пробормотала я сквозь зубы, не отпуская нож в кармане.

– Наиль, ты ей веришь? – спросил он у того, кто пнул мне по печени.

– Если честно, Имран, то нихрена подобного. – ответил тот.

– Я тоже так считаю. – сказал Имран и схватил меня за воротник. – У тебя есть последний шанс сказать правду…

– Н-на блять! – крикнула я и всадила нож ему в глаз, после чего тот завопил, отпустив меня. Те двое кинулись одноглазому на помощь, а я бросилась бежать, в поисках своего родного района. Или хотя бы безопасного места, где эти утырки точно не смогут меня достать.

– Бегите за ней, идиоты! – крикнул Имран, истекая кровью. Один из них почти догнал меня, но я резко развернулась и полоснула ему ножом по лицу. Третий повалил меня на землю, но я двинула коленом ему в пах и снова в дело пошёл нож, и этот уже лежал с перерезанным горлом. Второй, выйдя из шокового состояния, побежала на меня и остался без селезёнки. Я была вся в крови… Слава богу не в своей. Солнце уже зашло окончательно за горизонт, поэтому я почти что ничего не видела. Подумав пару секунд, я приняла решение переночевать в одном из пустующих домов, так как идти ночью очень опасно. Не только из-за плохой видимости, но и из-за мутантов, которых ещё называют заражёнными. Заражённые… они хоть и очень опасны, но это меньшая из всех возможных проблем, которые могут встретиться на моём пути в этом сраном районе. Чёрт… вот же дерьмо… Надо было не заниматься этой хренью и пойти в порт с Цефисом… А теперь что? Сдохну и дело с концом. Мда, оптимизм прям зашкаливает… Зато я здраво оцениваю ситуацию. Лучше бы я это делала перед тем, как творить какую-то хрень, совершенно не включая свой чёртов мозг. А он у меня вообще есть? С каждым разом я сомневаюсь в этом всё больше и больше…

Зайдя в первый попавшийся дом, я плотно закрыла за собой дверь и начала осматриваться. Найдя лампу и спички, я добыла свет и мне стало намного спокойнее. Осмотрев полностью дом, я убедилась, что здесь более-менее безопасно. Если исключить вариант, что кто-то может заметить свет и начать ломиться, чего я очень сильно боялась. В доме, к сожалению, я не нашла ни еды, ни оружия. Раскатала, называется, губу. Из-за страха я не спала всю ночь, а провела её, прислушиваясь к каждому шороху с улицы. В итоге за эту невыносимо длинную ночь мимо моего временного убежища прошло целых два отряда людей Самуила. Которые, по всей видимости, разыскивали меня. Или же просто патрулировали владения своего командира. Или босса. Хрен знает, как они его называют. И каждый раз, когда я слышала голоса, тушила свет, хватала нож, лежащий на кухонном столе, и пряталась под подоконником. Но каждый раз мне везло. Они просто проходили мимо, пропуская осмотр дома, в котором я укрывалась. Впрочем, пропускали они не только мое убежища, а где-то половину домов. По крайней мере, судя по их разговорам, которые мне удалось подслушать.

– Эрис! – услышала я издалека голос Цефиса. С рассветом я сразу же покинула тот пустой домик и направилась блуждать в поисках родного района. Или же знакомых, соседей, друзей или хотя бы сраных иеронцев, которые помогли бы мне добраться до дома. Но мне повезло. Снова. Сначала я решила, что это всего звуковые галлюцинации. А когда я увидела знакомый мне силуэт, решила, что это мираж. Ведь шанс, что я перегрелась, был достаточно велик.

– Цефис? – пробормотала я в неком бреду, пытаясь понять, верны ли мои утверждения или же нет. Но когда альбинос наконец добежал и обнял меня, я поняла, что мне действительно невероятно повезло. Убить троих здоровых мужиков и вернуться живой из первого района… это действительно огромное везение. Про навыки я молчу, ведь у меня их и вовсе не было.

– Эрис, блять, ты где была? И почему ты вся в крови? Что случилось? – спросил он, но я уже вырубилась, прямо на его плече. – Эх, ладно. Пойдём домой.

Цефис взял меня на руки и понёс домой. Очнулась уже в своей постели. Целая и невредимая. Мда, это один из дней, который я точно запомню. Всё-таки в тот день я впервые убила человека. Звучит так, будто я горжусь этим, но… Честно скажу, сомнительный повод для сраной гордости. Но есть и положительные моменты среди всего этого дерьма – я окончательно решила, что стану иеронцем.


Издательство:
Автор
Поделиться: