bannerbannerbanner
Название книги:

Попасть в историю. Злодейка в академии

Автор:
Надежда Мамаева
черновикПопасть в историю. Злодейка в академии

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

– Счастье не украсть, а принца – можно, – тихо выдохнула я, пытаясь приободрить саму себя. Тем более, что стащить нужно было не его дракошество целиком, а всего лишь письмо наследника.

Последнее уже было надежно спрятано в моем корсете, а точно такой же на вид листок, правда, с иным содержимым, был вложен в тот же самый конверт и запечатан. Высочеству останется лишь отправить послание.

Подлог, к слову, происходил с полного одобрения главы тайной канцелярии. Неспокойно герцогу Ортриджу, видите ли, стало за монаршего отпрыска, хотелось убедиться, что после церемонии обручения, что состоялась накануне, тот ничего не задумал. Переживал серый канцлер за сына императора, за будущее страны, за политические связи с соседними державами…

А я из-за этого – за себя. А как не нервничать, когда осторожно переступаешь босыми ногами, цепляясь пальцами за малейшие неровности кладки? Подо мной в вечерних сумерках зияли, точно бездна, четыре этажа летней императорской резиденции. Хотя, с учетом высоты потолков в залах, все шесть.

Парапет, выглядевший вполне широким и надежным, на деле оказался узким и коварным. К тому же я переоценила свои стройность с ловкостью и сейчас изо всех сил вжималась в стену, потому как шансы расшибиться у меня были просто шикарные. Правда, не избавься я от пышного платья с турнюром – те оказались бы еще выше.

Верхняя одежда дожидалась меня пятью покоями левее, припрятанная в нише. Там же лежали и нижние юбки, и красивые, но очень неудобные туфли, а с ними – и скользкие шелковые чулки. Пришлось оставить все в кабинете, чтобы залезть в так удачно распахнутое окно спальни принца.

Сейчас же я ее покидала. Не успела пройти и первый пролет между окнами, как раздался звук хлопнувшей двери, а следом – и хриплый голос высочества. Я замерла на месте. В голове успели промчаться мысли с пометкой «государственная измена»: если только меня застук… пардон, застигнут за шпионажем…

Но последовавшие затем шуршание, сдавленные женские стоны и прочие интригующие аккомпанементы любви позволили перевести дух: сейчас высочеству немного не до политики и интриг. Его одолевал вопрос демографии…

Я же споро начала переступать по парапету, держа курс на балкон. На моем пути их было целых два. А еще – с десяток окон.

Да уж… Непросто девушке попасть в спальню высочества. Особенное если она – не главная героиня. Злодейке же – и подавно. А именно ей я сейчас и являлась. Хотя еще два года назад была не леди Тэрвин, а студенткой Елизаветой Вельской, которая порой, погружаясь с головой в очередную книгу, ловила себя на мысли: вот здорово бы стать героиней романа!.. Только не Оруэлла. И не По. И, черт возьми, не пособия по хирургии!..

Так что мне в некотором роде даже повезло. Угодила хотя бы не в какой-нибудь «Некрономикон».

Я попала в историю о любви, магии и академии, которую почти успела дочитала. Осталась какая-то пара страниц. Это был плюс. Из минусов – злодейку должны были убить в последней главе. Только если я не буду крепко держаться – то конец конкретно для меня наступит прямо сейчас. Безо всяких «долго и счастливо», скорее он будет «быстро и в лепешку».

От этой мысли сердце бешено застучало, казалось, готовясь выйти из тела вон, проломив грудную клетку, а заодно и каменную кладку. На висках выпустили бисеринки пота.

На небо выкатилась круглая, как начищенный медный грош, луна. Ее свет отражался в струях фонтанов опустевшего парка. Через последний стрелами шли аллеи буков, вязов, кленов, лип. Они начинались от самого дворцами заканчивались у залива залива. А между деревьями были зеленые лабиринты, беседки, статуи, клумбы.

Но всю эту красоту мне созерцать было некогда. Я цеплялась за жизнь и за выступы камней изо всех сил. Миновав три пролета и два окна, добралась до балкона, где и планировала перевести дух, прежде чем продолжить мой эпохальный заполз по парапету.

Только схватилась правой рукой за мраморные перила, как резко распахнулась дверь. Это стало для меня полной неожиданностью. А я сама – таковой для вышедшего подышать воздухом незнакомца.

Он был жилистый, высокий, темноволосый. Шелковая рубашка с закатанными до локтей рукавами не скрывала поджарого тела. Стоявший передо мной явно не пренебрегал тренировками. И, сдается, те не ограничивались бегом и подтягиваниями. Могу поспорить, что в списке занятий имелись и фехтование, и магические поединки… О последних свидетельствовала и вязь татуировок на запястьях.

Помнится, в книге упоминалось, что такие часто можно увидеть у боевых чародеев: они позволяли стабилизировать ток силы, если резерв был большим. Но главное – я печенкой чуяла в этом брюнете воина. Опытного, опасного и сильного.

Одно то, что в первый миг вместо удивления в его глазах мелькнул хищный блеск, говорило о многом. Впрочем, уже в следующую секунду брюнет смотрел на меня с легким интересом, какой и положен беспечному придворному, не ожидающему опасности в стенах дворца. И это насторожило еще больше.

– Добрый вечер, – выпалила я.

А что еще делать в такой подвешенной меж небом и землей ситуацией? Только и остается, что быть вежливой.

Окинув мою фигуру ироничным взглядом, маг протянул:

– Спасибо вышним за такой подарок.

Его голос оказался низким. Такой еще называют «бархатным». Поймала себя на мысли, что в другой бы раз его с удовольствием послушала, но не сейчас, когда руки от напряжения уже начали дрожать.

– Можно я тут постою? – выдохнула, старательно симулируя надежду.

– А флирт, чувственные взгляды и томные вздохи будут? – насмешливо поинтересовался этот невозможный тип.

Но я вспомнила взгляд, которым он обжег меня в первый миг встречи. Потому не поверила ни расслабленной позе незнакомца, ни его обманчиво-благодушному тону.

– А надо? – уточнила деловито.

– Ну, я мужчина, который предпочитает прелюдию…

– Какую? – испуг у меня получился очень даже натурально.

– Желательно соблазнительную, – словно речь шла о выборе меж чаем и кофе, отозвался маг.

Меж тем мысли лихорадочно метались в моей голове. Я пыталась понять: с кем из героев книги меня угораздило столкнуться? Вот два года мне, несмотря на поручения канцлера, удавалось избегать дворца в целом и принца в частности. Ведь именно он должен был отдать приказ о моей казни.

Благо наследник престола обучался в академии магии, ныне – на выпускном курсе – и при дворе появлялся нечасто. Я тоже не особо там мелькала, стараясь оставаться в тени. Да и на задания тайная канцелярии отправляла в основном в провинции империи. Так что я уже успела поверить, что с героями истории удастся разминуться.

Но, похоже, свой лимит везения я исчерпала. И если от наследника удалось уйти, то в кого же меня угораздило вляпалась?

Еще раз посмотрела на стоявшего передо мной.

Высокие острые скулы. Прямой нос. Четко очерченные губы. Небольшая щетина, что успевает появиться к вечеру. Прямые, вразлет, угольно-темные брови…

Внешность больше всего походила на Риквара Ханта – друга принца, адепта выпускного курса академии, который, по сюжету, тоже влюбился в главную героиню. Только в романе он был описан беззаботным повесой.

Незнакомец же показался мне каким угодно, только не беззаботным. Это был опасный, умный и сильный противник, который успел меня оценить и сейчас пытался спровоцировать, чтобы выяснить всю правду.

Я же представила, как выгляжу со стороны: рыжие растрепанные волосы, коротенькая, тонкая, почти прозрачная батистовая сорочка без рукавов, корсет, панталоны до середины бедра и… ничего больше! И крадусь я по парапету из спальни принца. Тут два варианта: либо то, чем я, собственно, занималась, либо высочество срочно избавлялось от одной любовницы, когда внезапно нагрянула вторая. Ведь до встречи с героиней принц не чурался дам. А они его – тем более!

Решила, что лучше быть падшей женщиной в мужских глазах, чем упавшей и разбившейся фактически. Потому как я уже умирала, и мне это не понравилось категорически.

Покрепче схватившись за перила обеими руками, спросила:

– Я как-то насоблазнялась уже. Хотела устроить высочеству сюрприз, но перед дверьми была стража. Вот я и решила прилечь в постель через окно… – отозвалась, давая понять, что мой вид предназначался отнюдь не для хозяина балкона.

– А тут вернулась Сесиль? – понимающе отозвался маг.

Я не знала, кто такая Сесиль, но подозревала, что официальная фаворитка принца. Поэтому на всякий случай согласно кивнула.

И в этот момент мои пальцы дрогнули. Я сорвалась бы, если бы не брюнет. Его рука в последний миг схватила мое запястье, не дав упасть. А после меня легко, как пушинку, втянули на балкон.

Я нервно выдохнула:

– А раньше этого сделать было нельзя?

– Мой балкон – мои правила, – усмехнулся этот… предположительно Риквар.

– А какие тут еще есть правила? Нет среди них, например, такого: одолжи одежду девушке в беде и помоги ей скрыться?

Брюнет сделал вид, что задумался, а затем произнес:

– Правила нет, но халат есть. Нужно?

Я горячо заверила, что да, не отказалась бы… Правда, импровизированный махровый пеньюарчик оказался мне велик. И еще как. Зато я наконец-то не была возмутительно раздета. И, только завернувшись в махровую ткань, поняла, как продрогла. На дворе хоть и было лето, но в его позднем исполнении: с уже начавшими желтеть листьями, витавшем в воздухе запахом астр, холодными звездными ночами. И закат уже догорел, оставив там, где воды залива встречались с небом, багровый росчерк.

Но брюнету было не до красивых видов из окна. Он пристально посмотрел на меня, словно просканировал. Не знаю, увидел ли что, или только предположил, но темные брови сошлись к переносице, а черты мужского лица стали вдруг резче и острее.

Насторожилась, ощутив, как под взглядом мага по ложбинке позвоночника пробежала холодная капля пота. Сердце пропустило удар. А в следующую секунду забилось как сумасшедшее, казалось, ударяясь сразу о барабанную перепонку. «Бум-бум-бум», – зазвучало в ушах.

 

В воздухе начало разливаться напряжение. Было ощущение, еще немного – и брызнут искры разряда.

Безумно захотелось сделать шаг назад. А лучше – развернуться и дать деру. Выскочить в коридор, благо у дверей мага не стоит охрана, как у покоев принца. Только, если побегу, меня обязательно догонят. Так что уходить нужно медленно и стервозно… В смысле уверенно.

Так что я, стараясь не показать своей тревоги, повернулась к выходу, произнеся:

– Спасибо за все, но мне пора… – И только дошла до порога, как рядом с моим виском просвистел кинжал, впишись своим острием в створку двери.

Глядя на засевшее в дереве на уровне моих глаз узкое ровное стальное лезвие, я подумала, что это самый прямой намек из тех, что мне делали.

– Сначала верни, что украла у принца… – холодно произнес маг.

Да чтоб его! Я уже успела поверить, что Риквар купился на мою историю. А он не поверил ни слову. Но как мастерски сыграл ироничного простака! Флирт, прелюдия…. Ну-ну… А все это было для того, чтобы не упустить подозрительную особу, которая едва не сорвалась с крючка и с балкона разом…

Но в чем я допустила ошибку? Прокрутила в голове наш разговор, поняла, что нигде не прокололась, разозлилась и сделала то, что сделала бы всякая нормальная, адекватная и уравновешенная девушка в критической ситуации – устроила образцовую истерику!

– Я? Украла? Да это у меня самой похитили! – выпалила, лихорадочно прикинув: что мог бы украсть высочество у почти голой девицы? Самый очевидный ответ был: – Честь!

– Добровольно отданное не считается сворованным, – бесстрастно отозвался брюнет и добавил: – И была ли она вообще?..

– Была! Только невинная девушка может стать для дракона истинной…

– …дурой, – закончил за меня маг.

То, с какой интонацией он выдохнул это слово, давало надежду, что у меня еще есть шанс уйти. А все потому, что удалось вывести брюнета на эмоции. Настоящие, а не притворные. Он разозлился, услышав напоминание о древней легенде. Она же – любимый авторский прием под названием «невинная-истинная-не-такая-как-все-для…» и дальше подставить нужное.

В книге об этом упоминалось вскользь. Но, как я успела убедиться, много чего осталось за кулисами сюжета. Например, это предание, согласно которому у каждого крылатого властелина неба есть своя пара. Обязательно непорочная… И дракон, познав чистоту девы, мог так проникнуться ею, что сразу повести ее под венец. Только о характере «проникновения» в легенде не уточнялось. И многие понимали все буквально.

В общем, в романе, когда читала, упоминалась лишь истинная и все было красиво… А на практике, благодаря этой сказочке про нареченную, у крылатых аристократов имелся отличный предлог, чтобы удобнее было совращать простых человеческих девиц. Но сейчас местный миф стал для меня отличным прикрытием.

– Так это все ложь?! – выкрикнула я, вживаясь в роль обманутой собственными иллюзиями девицы, которая только что она поняла, как ошибалась… Я буквально кожей врастала в этот образ, потому что если сейчас сама до конца не поверю в него, то и брюнет – тоже. Руки начали дрожать, я закусила губу. До боли, так что из глаз потекли слезы. Я решительным шагом вернулась от двери к брюнету. Вскинула голову, сжала руки в кулаки и требовательно спросила: – Тогда почему он мне ничего не сказал? Какие же вы, крылатые, сволочи! И первая сволочь из вас…

Я уже приготовилась к оплеухе. Все же это был лучший способ остановить и женскую истерику, и оскорбления венценосной особы. А уж получив пощечину, я бы развернулась и, обиженная, выскочила бы вон…

Только маг выбрал другой прием. Тоже надежный, помогающий заткнуть рот крикливым особам. Риквар сделал шаг вперед и стремительно поцеловал.

Я ощутила твердость сильного мужского тела и то, как мужские губы уверенно и властно накрыли мои, чуть приоткрытые от удивлений. И если поначалу поцелуй был напористый, жесткий, то чем дольше все это продолжалось, тем касания становились все более чувственными, страстными, дикими, горячими. Такими, от которых можно забыть обо всем, кроме этих губ, этого горячего мужского дыхания, этих рук, которые ласка… Нет! Обыскивали меня! И мало того: успели проверить все, кроме выреза корсета!

Осознание последнего прошило молнией. Твою ж… Да что за недоверчивый герой мне попался! Так и норовит проверить, вместо того чтобы поверить в мою правдивую ложь!

Я резко отстранилась, тяжело дыша, и посмотрела в глаза Риквару, в которых сейчас в отблесках огня плясала тьма. Сколько страсти, пыла, эмоций… Ни за что не поверишь, что это рвение не ради меня, а ради короны! Точнее, его высочества.

– Я ничуть не хуже принца, – хрипло выдохнул маг.

Я даже не посмотрела в сторону кровати, но намек прекрасно поняла и проигнорировала: если только дойдет до постели, то меня ждет двойное разоблачение. Обнаружится и письмо, и пресловутая честь, в пропаже которой я так горячо уверяла.

Я уперла ладонь в мужскую грудь, словно пытаясь оттолкнуть брюнета. Проще было шкаф сдвинуть. Но я виду не подала. Лишь усмехнулась и холодным тоном произнесла:

– Не стоит… Раз легенды врут, то нет смысла тратить время на проверки и сравнение.

– А тратить его на удовольствие? – прищурился брюнет.

– Хорошо прожаренная отбивная и крепкий сон доставят мне куда больше удовольствия… – ответила я и прошлась выразительным взглядом по мужской фигуре, словно оценивала товар. И тот мне не приглянулся настолько, что взяла бы я его только по большой скидке. И та – с балкона.

Мне нужно было изобразить стерву. Расчетливую, самоуверенную, невозмутимую. Только такая могла выйти из этой комнаты сама. Сейчас. Сомневающуюся дурочку, наивную простушку, расстроенную обманом девицу до дверей брюнет проводил бы. Но только утром. Слишком напористым и хитрым оказался Риквар. И хотя он вроде бы убедился, что у меня ничего нет, но мужской охотничий азарт… А после поцелуя, судя по взгляду, маг успел почувствовать во мне свою добычу.

А я ей становиться не планировала. Потому развернулась так, что распущенные рыжие волосы ударили брюнета по лицу, и с идеально прямой спиной подошла к двери. Открыть ту мешал торчавший кинжал. Обхватила его рукой, напрягая мышцы. И на миг представила, что у меня не получится выдернуть железяку с первого раза. Тогда придется упираться коленкой в стену и… прощай мой эффектный уход. Как и любой другой.

Пальцы сжали рукоять, усилие и… И сталь вышла из дерева. Я взяла ее за лезвие и повернулась к брюнету со словами:

– Не имею привычки брать чужое, – кинула оружие, особо не глядя куда, лишь бы вбок, а не в мага. А то решит еще, что это покушение.

Метать клинки я не умела, но… Сегодня, похоже, мое второе имя было «везение». А первое «не». Потому как недостаток опыта с лихвой компенсировала неудача: лезвие вошло прямиком в глаз. Благо не Риквара, а лорда, изображенного на портрете, что висел на стене.

Маг посмотрел на картину, потом перевел взгляд на меня, а я… Гордо вскинула голову и вышла в коридор, хлопнув дверью, чтобы там, подхватив халат, устроить беззвучный забег, пока никто из стражников меня не увидел, а маг – не вздумал преследовать.

Влетев в пустовавшие покои, где оставила свои вещи, метнулась в нишу, где под прикрытием кадки с пышным кустом меня дожидались платье, чулки, туфли. Только надевать их я не спешила. В пышных юбках прятаться не так удобно… А мне нужно было пересидеть где-то, пока все не уляжется. Да и канцлер ждет меня у себя лишь к полуночи, так что отдохну в тишине. Под сенью пышного фикуса. За то время, что я работала на лорда Граса, передышки случались у меня редко, так что я научилась использовать каждую возможность… А ведь когда-то один выходной в воскресенье казался мне такой малостью…

Мысли вернули меня на два года назад… Настроение в тот день, когда я попала сюда, было свирепо-счастливое. Я оказалась жива! Но не совсем…

Последнее, что помню, – это фонтан искр. И, увы, те были не от озарения блестящей идеей. И даже не из глаз. Они брызнули из моей собственной ладони, которая держала телефон. Тот вспыхнул, точно пульсар.

А начиналось все с летнего дождя. Спелого, теплого, частого, налетевшего враз и не сумевшего тучей закрыть до конца солнце. Он ударил крупными каплями по крыше остановки, на которой я коротала время в ожидании автобуса. Стояла не одна, а в хорошей компании. С книгой. Читала ту с экрана смартфона, возвращаясь с ночного дежурства в больнице. Как раз дошла до главы, где злодейка взошла на эшафот.

Истошный визг тормозов заставил меня оторваться от дисплея, и я увидела, как вылетевшая из-за поворота на полной скорости машина мчится на меня. Не успела ничего подумать, не то что пошевелиться. Лишь представила, как сейчас эта явно неуправляемая колымага врежется в остановку и… Драндулет действительно врезался. Только в электрический столб, что стоял совсем рядом.

Выдохнула, благодаря небеса за чудо… Рановато. От столкновения провод на столбе замкнуло, он брызнул искрами и оборвался, чтобы в следующий миг удариться о землю…

Время будто остановилось. Словно в невероятно замедленной съемке я увидела, как по поверхности лужи змеится молния, как ее тонкие стрелы разлетаются все дальше. Вот разряд касается моей ноги и поднимается выше. Колено. Бедро. Рука, держащая телефон.

Тот взрывается. Абсолютно беззвучно, будто я в космосе. Искры и пластик брызгами летят в стороны, но так плавно, словно вокруг не воздух, а вязкая смола. А потом кто-то выключил солнце. И этот мир. И меня.

А вот дождь – нет. Его холодные капли я ощутила на своем лице. Они били меня по щекам, словно пытаясь достучаться до сознания, которое плавало в каком-то сиропе.

– Ваше сиятельство, кажись, девка-то живая… – раздался чуть сиплый, как будто простуженный мужской голос.

А после этого меня чем-то ткнули под ребра. Не сильно, но болезненно. Я застонала, и почти тут же в нос ударил резкий запах, от которого глаза открылись сами собой, чтобы увидеть небо, сплошь затянутое тучами. Из последних лил дождь. Только с тем, летним, который вымочил мне все ноги на остановке, он не имел ничего общего.

Стылый, осенний. Такой выбивает из тела не только остатки тепла, но, кажется, и саму душу. Место для этого, к слову, было подходящее – кладбище. Ограды, надгробия…

«Вот это скорость доставки, – была первая мысль, – не успела умереть, а уже на погосте. Только почему-то лежу я не чинно-благородно в гробу, а, судя по ощущениям, на стылой земле, к тому же и в луже».


Издательство:
Автор