Название книги:

Индерпал

Автор:
Владимир Леонидович Шорохов
Индерпал

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

1. Капсула

Ингу тошнило и выворачивало наизнанку, еще несколько минут назад была счастлива, думала, что все позади, что снова будет здорова. Она пришла к доктору, в последние дни мучила мигрень, голова раскалывалась, а таблетки, что продавались в аптеках, уже не помогали.

– Я вам выпишу новое лекарство, оно снимает спазмы, это поможет, но ненадолго, вам надо просто отдохнуть.

– Отдохнуть, вот так просто?

– Да, именно отдохнуть.

– А можно что-то кардинальное? Я устала, вроде боли нет, а потом снова.

– Есть сосудистая и нейронная теория возникновения мигрени, но думаю, сейчас это не столь важно. Сильно болит?

– Сейчас нет, но утром да.

– Хорошо, вот, возьмите. Одна капсула, больше не надо, поможет. Посмотрим, стоит ли продолжать лечение.

Инга с детства доверяла врачам, буквально проглотила серебристый шарик, запила его водой и стала ждать.

– Потребуется время, через несколько часов рассосется, а пока пересмотрите ваш режим дня и загруженность на работе.

– Спасибо.

Инга покинула кабинет врача, вышла из поликлиники, к ней тут же подошел мужчина и, показав корочки, втолкнул в припаркованную машину.

– Что вы творите? – возмутилась женщина и уже потянулась за телефоном.

– Слушайте внимательно, то, что вы сейчас проглотили, очень опасно. Вам нужно срочно сделать промывание желудка, у вас не больше тридцати минут, а после может начаться необратимый процесс.

– Отравили? – это первая мысль, которая пришла на ум Инге.

– Что-то подобное.

Машина тронулась, мужчина протянул большую бутылку воды.

– Я не могу.

– Вам надо выпить все, постарайтесь, нужно промыть желудок, и это надо сделать срочно! Мы думали, что успеем, но опоздали.

– Это маньяк-отравитель?

Инга еще в юности смотрела серию фильмов про маньяков. Там были те, кто травил людей, просто так, ради забавы, но были и те, кто ради своих научных экспериментов. Почти все жертвы погибали или оставались на всю жизнь инвалидами. Ей не хотелось умирать, вспомнила дочь, мужа, свою мать, сразу запаниковала, открыла бутылку и стала жадно пить.

– Останови! – приказал мужчина водителю, и машина, вильнув, свернула с дороги.

Ингу затошнило, в животе забулькало. Прижимая руку ко рту, она выскочила из машины, и буквально тут же из нее полилось.

– Пейте. Надо, чтобы она вышла, быстрей!

Инга не сопротивлялась, пальцы задрожали, через силу выпила еще одну бутылку, казалось, еще немного и лопнет. Желудок раздулся, икнула и, опустив голову как можно ниже, срыгнула все, чем позавтракала. Мужчина, что был с ней, тут же присел, поморщился от запаха желудочного сока и, шаря пальцами в траве, стал искать тот самый серебряный шарик.

– Есть! – радостно вскрикнул и, вытерев шарик, спрятал его в прозрачную баночку. – Все позади, вы справились, нате, – он протянул ей платок, спазмы все еще не отпускали, Инга минут пять корчилась от тошноты.

– Значит все? – приведя себя в порядок, спросила. – Вы кто?

– Олег Дмитриевич, вот, – достал свое удостоверение и еще раз показал его Инге.

– ФСБ?

– Да, такими делами занимаемся мы. Теперь как себя чувствуете, лучше?

– Намного хуже, чем когда вышла из поликлиники. Вы это серьезно насчет отравления? – Инга поддалась панике, и не поняла, как выпила почти два литра воды.

– Да, это серьезно, мы следили за Фроловой, но у нас не было доказательств, надо составить акт, вы не против?

– Хорошо, – женщина села в машину, и они вернулись в поликлинику.

Почему-то ей было неловко за себя, ведь Тамара Ивановна, ее врач, всегда была добра к ней, находила время выслушать, и вот теперь в сопровождении агента шла к ее кабинету. Дверь открылась, за столом сидела Фролова, ее руки лежали на столе ладонями кверху, а рядом стояли два сотрудника спецслужб. Первое, что Инге хотелось спросить: «Почему я?»

– Вопросы потом, сейчас составим акт, и я вас отвезу домой.

– Что происходит, что вы хотите? – в глазах Тамары Ивановны читалась растерянность.

Инга опустила взгляд, словно это она дала капсулу, а врач выпил ее. Ей захотелось как можно быстрей покончить с бумагами и покинуть этот кабинет.

– Идемте.

Уже минут через десять все было сделано. На Фролову надели наручники, прикрыли их халатом и отвели в машину. Теперь в кабинете начался обыск.

– Инга Алексеевна, давайте я вас отвезу, – сказал тот самый мужчина, что показывал ей корочки.

– Да, хорошо, – растеряно ответила. – А что было бы, если бы вы не появились?

– Трудно сказать, может и ничего, в прошлый раз была пустышка, но то, что сейчас у нас в руках, это доказательство преступления.

– Я бы умерла?

– Возможно, но это уже позади, забудьте и живите счастливо, это наша работа. Мы еще вас вызовем, надо дать показания.

– Хорошо, когда?

– Я позвоню.

Олег Дмитриевич, так представился агент, отвез женщину домой, еще раз сказал, что все уже позади и не стоит волноваться. Но Инга не смогла успокоиться, головная боль прошла, но на ее место пришла тревога. «Почему хотела меня отравить? Что я такого сделала?» – думала, закрывая за собой дверь. Постаралась вспомнить, когда познакомилась с врачом. Как обычно, записалась на прием, пришла, вот и все.

Марии еще не было, дочь училась в первую смену, заканчивала четвертый класс и приходила обычно к часу. Инга посмотрела на часы: только двенадцать, зашла на кухню, включила чайник и подошла к холодильнику. В животе все еще булькало, она посмотрела на ничего не хотелось, это просто привычка.

– Почему я? – этот вопрос не давал ей покоя. – Зачем травить, ради чего?

Ничего не хотелось делать, вернулась в зал, задумалась, а что если бы ее не стало? Появилась грусть за дочь, мужа, что вот так все вдруг разом оборвется. Не заметила, как пролетел час. Заиграл домофон, вздрогнула, взглянула на часы.

– Мария, – сказала вслух и пошла открывать дверь.

Отбросив утренние воспоминания, Инга отвлеклась, и уже к вечеру забыла про тот инцидент в поликлинике. Этот день прогуляла, позвонила в институт и сказала, что плохо себя чувствует, отработает пары чуть позже. А на следующий день, утром, собрав дочь в школу, сразу побежала на работу. Она не любила автобусы, эта суета, толкотня людей, пот и чужие запахи, поэтому предпочитала выйти чуть пораньше и пройти пару остановок пешком. Не спешила, еще есть время, но по привычке быстро дошла до светофора, перекинула сумочку на другое плечо и стала ждать, когда загорится зеленый.

– Зачем она тебе ее дала? – вслух спросил Олег, наблюдая из своей машины за женщиной в темно-фиолетовом плаще.

Он припарковался около бистро, знал, что Инга Алексеевна тут обязательно пройдет, позвонит ей чуть позже. Его прикрепили к группе расследования, казалось, рутинное дело, нет смертей, но есть подозреваемые, которые почему-то давали совершенно чужим людям серебряные капсулы. Сделал запрос по содержанию, что в них, но ему отказали, сославшись, что у него нет на то полномочий.

– А на что у меня есть? – возмутился он. – Как я могу ловить отравителей, если даже не знаю, чем они их пичкают.

– Ты просто ищи, – был дан краткий ответ.

– Ищи и все?

Олег был не глупым и не второсортным агентом, понимал, что за простой пилюлей в серебряной оболочке скрывается что-то очень важное, коли в это дело было подключено столько людей.

Инга ждала, вот замигал желтый огонек, еще секунда, и зеленый человечек побежит.

– Мне на Одесскую, это прямо? – спросила ее девочка и внимательно посмотрела на Ингу.

– Да, две остановки вперед, можно на любом автобусе доехать.

– А не знаете, там где-то общество глухих.

– Нет, не в курсе.

Олег смотрел на Ингу, на пеструю толпу людей, что еще ждали зеленого сигнала светофора. Между машинами проходили люди, они забегали в бистро и, перекусив, шли дальше. Одна из женщин, похоже, никуда не спешила, достала телефон и, набирая номер, закрыла вид на светофор.

– Ну здрасьте!

Возмутился Олег и, чуть нагнувшись, посмотрел на блондинку, что словно сошла с рекламного плаката. Она стояла и с кем-то разговаривала, и похоже, не собиралась никуда уходить. Мужчина покрутил головой, постарался вытянуть шею, чтобы увидеть Ингу, но блондинка словно специально сделала шаг вперед и опять закрыла ему взор.

Наконец загорелся зеленый, и Инга пошла.

– Нате, это вам, – по-деловому сказала девочка и протянула ей маленькую коробочку.

– Что это?

– Не крутите головой, идите прямо, это вам, берите!

– Что это? – Инге стало смешно.

– Берите и все.

– Нет, спасибо, мне…

Девочка не дослушала, быстро запихала коробочку женщине в карман плаща и, чуть ускорив шаг, затерялась среди прохожих.

– Мне это не надо! – возмутилась, но девочки уже и след простыл. Перейдя дорогу, Инга посмотрела по сторонам. – Что за нахальство! – и достала коробочку из кармана.

Она знала, что есть карманники, чтобы их не поймали, быстро передавали своему сообщнику украденное. Но к ней никто не шел и даже, как показалось, не смотрел, все были заняты своими делами.

– Что за игра? Глупости, – Инга подошла к мусорке и уже хотела выбросить подарок, но чисто женское любопытство заставило открыть ее. – Наушники?

Это был модный гаджет, беспроводной аксессуар в виде наушников, обычно ими баловалась молодежь, что разбирается в новинках, или те, кто вечно путался в проводах. Но Инга пользовалась телефоном по старинке, и даже не знала, как эту новомодную штучку использовать. Покрутила ее в руке, посмотрела по сторонам. Долго не думая, положила их в сумочку и, уже не оборачиваясь по сторонам, пошла дальше.

Блондиночка, что еще разговаривала по телефону, наконец убрала его и пошла по своим делам. Олег вытянул шею, но не смог увидеть Ингу, которая уже свернула и шагала по Мельникайте.

 

– Зачем она им сдалась? – этот вопрос он задал своему босу, но Эдуард, его начальник, отмахнулся от него. – Почему тебе, а не кому-то другому дали эту капсулу?

Олег составил карту потенциальных «жертв», которые так и не были отравлены. Искал закономерность, смотрел их родственные и рабочие связи, увлечения, ну хоть что-то. Но кроме того, что все «жертвы» жили в одном городе, никаких совпадений не было.

– Что-то я просмотрел, но что? – ругал он себя. – Либо начальство не все мне говорит.

2. Берегите ее

Инга преподавала историю. Какое дело будущим буровикам до всего этого? Они смотрели на нее и ничего не понимали, но упорно слушали, только за это и ставила им зачеты. Какой-то умник в министерстве решил, что нужно всеобщее высшее образование, и вот убрали ГПТУ, колледжи, все собрали в кучу. И теперь вместо того, чтобы изучать свою профессию, студенты изучали высшую математику, мировую экономику и ее историю. Она знала, что это бессмысленная трата времени, поэтому не придиралась к своим студентам, хорошо, что ходят, что-то пытаются промямлить, когда сдают зачеты.

Уставшая Инга закончила последнюю пару, взглянула на часы: уже три, вспомнила про Марию, про обед и ее кружок, что начинается в пять вечера. Закрыв аудиторию, сдала ключи на вахте и быстро пешком пошла домой.

Лишь только поздно вечером, когда проверила домашнее задание дочери, уложила ее спать и помыв посуду, вспомнила про странную девочку, что дала ей наушники.

– Посмотрим, что это. Может нашла их и решила просто подарить? – порывшись в сумке, достала коробочку.

Маленькие, почти незаметные клипсы, словно из арсенала шпионов, тут же вспомнила агента и доктора, что хотел ее отравить. Покрутив в руках, Инга заметила кнопку на клипсах, нажала ее и, приложив к уху, прислушалась. Еще раз нажала, так сделала несколько раз, а потом вдруг услышала.

– Здравствуйте.

– Здрасьте… – удивленно тому, что они работают, ответила.

– Я вас не отвлекаю? – голос был явно взволнован.

– Вы кто?

– Артур.

– Я… – Инга посмотрела на свой телефон, она ведь не звонила, и не отвечала на звонок. – Как вы?..

– Мне надо с вами поговорить, это важно.

– Как? Вы меня слышите, я ведь…

– Мне надо поговорить, это важно, – повторил мужчина.

– Знаете что, не звоните мне, я не играю в ваши игры, все! – Женщина вынула клипсы, нажала на кнопочку и тут же спрятала их обратно в коробочку. – Глупые игры. Что это такое?

Взяла свой телефон и запустила перезагрузку. Клипсы сами по себе не могли звонить, они только наушники, значит через ее телефон кто-то подключился и связался. Инга начиталась статей и насмотрелась фильмов про чипирование, прослушку, что все данные в базах, и телефон не только помощник, но и настоящий шпион. Экран моргнул и заиграла мелодия. Она сходила на кухню, нашла фольгу, в которой запекала рыбу, упаковала клипсы, а саму коробочку завернула в несколько слоев фольги. Поможет это или нет, точно не знала, но читала, что так можно изолировать телефон, а значит и клипсы.

Артур, что ответил Инге, выругался, ему надо было с ней во что бы то ни стало поговорить, но ничего не получилось, а напрямую он звонить не мог. Подумал и стал набирать номер на телефоне.

– Отключилась, – коротко сказал Артур.

– Ты не успел ей объяснить?

– Нет, она меня даже слушать не стала, просто отключилась и все.

– Плохо.

– Знаю, что плохо, что делать?

– Пока не знаю, может еще выйдет на связь.

Клипсы были так устроены, что, нажав на кнопку, что располагалась на них, шел автоматический вызов на единственный номер телефона, а именно к Артуру. Сигнал проходил шифровку, номер звонящего автоматически скрывался, это была мера предосторожности, так надо было.

– Я тебе перезвоню, – сказал Виктор и отключился.

Он не хотел выходить на связь с базой, это слишком опасно, но похоже, другого выхода у него не оставалось. Виктор порылся в столе, нашел другой телефон, вставил в него аккумулятор, включил.

– Барри, это ты?

– Через десять минут, – в динамике раздались короткие гудки. Виктор посмотрел на часы, стрелка медленно двигалась. Когда прошло десять минут, еще раз набрал номер.

– Барри.

– Да.

– Мне нужен доступ в хранилище X0278.

– Это невозможно.

– Что случилось?

– Обнаружена недостача, Костин взволнован и поднял на уши всех, кого смог.

– Догадывается что там?

– Нет, коды данных утеряны, для него это просто очередное хранилище.

– То есть? – поинтересовался Виктор.

– Они его законсервировали и опечатали, сейчас работают только с третьим хранилищем.

– Вот черт!

– Извини, никак.

– Спасибо, – сказал Виктор и тут же отключил связь. – Черт-черт! – выругался и вытащил из телефона аккумулятор. – Как все некстати.

К нему подошла женщина, нагнулась, длинные белые волосы коснулись его плеч.

– Не волнуйся, все получится, – сказала ему.

– Времени нет, надо предупредить.

– У тебя получится, я знаю, а время всегда есть. Я пойду с Верой прогуляюсь, просила сходить с ней в книжный.

– Да, хорошо, потом к вам присоединюсь, как пойдете в парк.

– Мы будем тебя ждать.

Виктор остался один, его тщательно проработанный план развалился, как карточный домик.

Инге было не до шпионских игр, давно уже не тот возраст, да и работы хватало, заканчивалась сессия. Те, кто прогуливал, сейчас бегали за ней, протягивая зачетку.

– Я смогу вас принять только завтра, прекратите делать намеки, уважайте себя и меня.

– Но мне надо.

– Принесите доклад, что обещали, сами ведь предложили, готова его принять, но предупреждаю, не из интернета, проверю.

– О… – тяжело выдохнул уже не молодой студент.

Инга знала, что курсы повышения, это не учеба, но она им читала лекции и теперь должна поставить заключение. Кто-то приехал с севера и посчитал это игрой, очередным отпуском, вот и загуляли, думали, что деньги все решат, но Инга была принципиальна.

– Тогда завтра?

– Хорошо, у меня через неделю отпуск, успевайте, – хотя отпуска никакого не было, это так специально сказала, чтобы подстегнуть.

Студент ушел, женщина увидела агента, что подвез ее домой.

– Ему ведь это не нужно, – сказал он, отрываясь от стены.

– Здравствуйте.

– Как себе чувствуете?

– Хорошо, спасибо вам, как ваше следствие? Выяснили причину? – Инга так и не нашла ответа, почему Фролова хотела ее отравить.

– Пока нет, заехал за вами, как и обещал, надо съездить, поговорить и провести очную ставку.

– Очную? Но зачем? Я же все рассказала, и вроде как Тамара Ивановна не отрицает.

– Это так, но маньяки скрытные, порой, чтобы докопаться до истины, уходит много времени. Помогите нам.

– Ладно, если надо, то надо. Закрою аудиторию и спущусь.

– Я буду ждать вас у выхода.

Уже через час Инга вошла в здание, снаружи оно напоминало старый архив, серое без окон.

– Телефон, брелки от машины, все железное, – сказал охранник.

– Правила, – коротко пояснил Олег и достал из кармана телефон.

Инга не проронила ни слова, это простая мера предосторожности как в аэропорту, а в последнее время и на ЖД вокзалах. Пройдя металлоискатель, подошла к кабинке.

– Встаньте посередине, прошу, руками не двигать, замрите на минуту, ничего страшного не произойдет, – сказала ей женщина в военной форме.

С этим Инга сталкивалась впервые, но если это ФСБ, то и правила жестче. Встала на желтый круг, кабинка закрылась, мигнул зеленый сигнал, сверху стало опускаться широкое кольцо, которое гудело и медленно вращалось. Ощущение, словно это большой рентген аппарат, а ты подопытный кролик. Кольцо опустилось, а после так же медленно стало подниматься вверх, мигнули зеленые огоньки.

– Прошу, выходите.

С другой стороны открылась дверка, и Инга вышла, точно такую же процедуру прошел и агент.

– Правила, – опять коротко сказал он. – Идемте, ваш пропуск у меня, по нему же получите на выходе телефон.

Зашли в комнату, потух свет, но ей все прекрасно видела через одностороннее зеркало, за которым сидела Фролова. Женщина была напугана, нервно перебирая пальцами ткань рукава, она отвечала на вопросы. Инга присела, посмотрела в лицо доктора, вспомнила, как с ней разговаривала, у нее ни разу не возникло подозрения, что это отравитель. Вопросов было много, начиная от девичьего имени и кончая студенческой практикой.

Олег наблюдал за Ингой, Фролову он уже изучил под микроскопом, она прошла детектор лжи, много было косяков, но не зная, что искать, можно долго плутать. Да и сама Фролова оказалась не такой простой, заявила, что без адвоката не скажет ни слова. Ее припугнули, но она стояла на своем, пришлось вызвать госадвоката, и теперь он сидел около нее и подсказывал, что можно говорить, что не стоит.

Инга просидела почти час, после перешли в другой кабинет, и теперь уже ей задавали вопросы, но все они касались только поликлиники, чем болеет, когда приходила.

– И это все, что вы хотели спросить у меня? – возмутилась Инга, понимая, что потеряла не один час на глупые разговоры. – Сколько сейчас времени? У меня дочь дома одна.

– Три двадцать.

– Мы все? Мне пора.

– Я еще немного вас задержу, хотел, чтобы вы поговорили с Фроловой.

– Зачем это?

– Хотим понаблюдать за ней, не бойтесь, это не опасно, она вам ничего плохого не сделает.

– Я не боюсь, но не хочу.

– Вы же обещали нам помочь, прошу вас.

Инга и правда обещала присутствовать при очной ставке, но что это даст, они все и так уже знают.

– Хорошо, – согласилась и встала, как только дверь открылась.

– Прошу, проходите, – агент показал Инге на кресло у стола.

Смотреть Фроловой в глаза было неприятно, даже больно, словно Инга виновата в том, что она тут оказалась.

– Здравствуйте, – поздоровалась с адвокатом, а после и Тамарой Ивановной.

– Здравствуйте, – ответила ей доктор и постаралась улыбнуться.

И опять все с самого начала, что и как было, Инга отвечала, а Фролова или кивала, или молчала.

– Можно кофе с сахаром? – сказала Тамара Ивановна. – Вы держите уже четыре часа, у меня сахар упал.

– Хорошо, – сказал агент.

– Прошу, две ложечки сахара, а лучше три.

В комнате кроме доктора и адвоката остался еще один человек, он вел записи в своей большой записной книжке.

– У меня пальцы начинают дрожать, когда сахар падает, – пояснила Фролова, видя, как Инга внимательно посмотрела на ее руки.

– Сахарный диабет?

– Нет, просто волнуюсь, первый раз такое.

– Вы правда хотели меня отравить?

– Не отвечайте! – тут же сказал адвокат, но Фролова проигнорировала предупреждение.

– Нет, если кто хочет отравить, это сделает намного проще, не нужно этого спектакля.

– Но зачем все это?

– Это скоро решится. Как ваша голова, мигрень не беспокоит?

С этой суматохой и шпионскими играми Инга забыла про боль.

– Нет, только работы много.

– Отдохните, возьмите дочь и поезжайте к морю.

– У меня отпуск только через месяц, раньше никак.

– Вы берегите ее.

– Кого? – поинтересовалась Инга.

– Дочь.

– Почему, что не так?

– У нее сейчас такой возраст, растет и переоценивает мир. Дети в это время капризны, им нужно внимание, растут быстро. Берегите, – еще раз сказала Фролова и как-то странно улыбнулась.

В комнату вошел Олег Дмитриевич, помешал в стакане кофе и, поставив перед Фроловой, сел на свое место.

– Три.

– Спасибо. Я сейчас, – сказала Тамара Ивановна и, сделав несколько глотков, посмотрела на агента. – Готова.

Спустя полчаса Инга покинула здание, в душе остался осадок, никто ни на кого не кричал, но ощущение подавленности не покидало до самого вечера. Придя домой, обняла Марию, та пожаловалась, что у нее на уроке закружилась голова, а после пошла кровь из носа.

– Давай в выходные пойдем в парк? Велики и мороженое, как на это смотришь?

– А может в кино и пиццу? – тут же предложила альтернативу дочка.

– Можно и пиццу, но в парке.

– А может в кино, а после на велики? А?

– Ну что же, вариант неплохой, а что там у нас идет?

– Трансформеры, последний рыцарь.

– Это что такое?

– Мам, ты отстала от жизни, это же живая сталь, роботы, инопланетяне, землю хотели захватить. Там автоботы, десептиконы, терроконы, мини-коны, вихиконы, органоиды. Мам, ты вообще где живешь?

– Э…

– Ладно, мне надо взяться за твое культурное просвещение. Итак, в выходные кино!

– Ладно, кино, значит кино.


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделиться: