banner
banner
banner
Название книги:

Big Data. Новая реальность

Автор:
Николай Лебедев
Big Data. Новая реальность

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 7

Семен Михайлович спешил на совещание. Экстренное. Сегодня его проводит Главный, поэтому опоздать никак нельзя.

«Черт, если я опоздаю, многие воспримут мой поступок как демарш! Якобы я против. А я всегда за, если инициатива исходит от главы моей фракции».

На часах половина десятого, а он все еще в машине. И ведь не прикажешь, как раньше водителю, чтобы гнал, не включишь мигалку и сирену. Позор какой-то, потеря авторитета у народа. Не то, что раньше: едешь себе по разделительной, гудишь звериной сиреной, не успевая поймать на себе гневные взгляды водителей машин, которые перед тобой расступаются… Позор!

А все потому, что привычного водителя за рулем нет. Заменили его бездушные конструкторы на автомат, не понимают они переживания обыкновенного чиновника. Но с другой стороны, только электроника способна выстроить оптимальный по времени маршрут, учесть все дорожные факторы: существующие сейчас и прогнозируемые в будущем. Человеку это не под силу.

Спешит чиновник, волнуется. А как ему не волноваться, если от его голоса зависит, быть может, судьба всей страны и его доверчивых избирателей.

Всю ночь он не спал, думал. Провалился в короткий сон лишь на рассвете.

«Беда! Пришла беда, откуда не ждали. Подставил меня дружок надежный, заграничный».

В десять вечера раздался тревожный звонок. Почему тревожный? Все очень просто: с коллегами они давно договорились, чтобы рабочие вопросы по телефону не обсуждать, а друзей у него нет. Он облегченно вздохнул, когда услышал по Ватцапу голос своего партнера по игорному бизнесу. Однако успокоился он зря: звонил тот с крайне плохим известием:

– Семен, накрылась наша лавочка, обосрались мы с последней затеей, а все концы ведут к тебе, дорогой, – начал он и стал все раскладывать по полочкам.

Громко так рассказывал, разборчиво, на весь белый свет.

«Говорили же мне знакомые: Сеня, снеси ты эту программу. Ты заметный человек, а это значит, что на примете у десятка спецслужб. Не послушал тогда дельного совета, все некогда было».

– Не знаю, у нас никого не слушают, а тем более, не пишут, – успокаивал забугорный друг на его предложение сменить канал связи.

«Так это у вас, пещерные вы люди!» – думал он, порываясь в очередной раз удалить программу, ставшую ненадежной.

Такси подкатило к монументальному зданию то ли в стиле сталинского ампира, то ли советского классицизма и деликатно потребовало оплату, до поры не открывая своих дверей. Расплатившись, Семен Михайлович рысью бросился вверх по лестнице.

«Очередное унижение», – подумал он об отмене персонального транспорта.

Поднимаясь, Семен сильно вспотел и непонятно от чего: или от переживаний по поводу вечернего звонка и возможно просочившейся руководству информации, или от физических нагрузок, поскольку был он чрезвычайно тучен.

«Вот скажите: как в таком состоянии решать государственные вопросы?!»

На часах без пятнадцати десять, а он так и не получил от руководства инструкций, как впрочем и информации о том, почему совещание экстренное.

«Какого, спрашивается, перенесли заседания на два часа раньше?! Хорошо москвичам: раз и на месте, а мне из загорода приходится все утренние пробки собирать».

– Уважаемые депутаты, – начал ведущий и последовала обычная вводная часть.

Затем он, без какой-либо раскачки и объявления повестки заседания, перешел к основной, как ему казалось, теме:

– С сегодняшнего дня у нас с рядом зарубежных стран началась война компроматов.

Зал заседаний притих. Затем все тихо зашушукались. Опять тишина. Молчал и председатель. Наконец он кашлянул в кулак и продолжил излагать свою новость:

– Вчера вечером из США и ряда европейских стран поступили сведения об иностранных активах всех государственных служащих России и их родственников. Завтра они попадут на стол президента и Федеральной налоговой службы на обработку с целью последующего внесения в общую базу данных.

Вопреки ожиданиям, зал не взорвался криками протеста: к этому все давно привыкли. Даже наоборот, многие задумались. Ведь если ты громко кричишь, значит у тебя рыльце в пушку. Молчать – тоже плохо, ведь должен ты как-то на это реагировать, на то и депутат.

Этого шага ждали давно. Компетентные органы его страны сами делали запросы о доступе к информации о своих гражданах, нечистых на руку. Все в рамках международного законодательства, по так называемому «правлению при солнечном свете», подтвержденному Всеобщей Декларацией прав человека Генеральной Ассамблеей ООН и далее, и далее… Смешно? Вот, вот. Поэтому раньше на все запросы, если все же на них отвечали, приходили расплывчатые ответы. Дело как всегда буксовало. И вдруг такое!

Хотя, если призадуматься, этот демарш не первый. Несколько лет назад уже замораживали активы россиян и большого бизнеса, блокировали счета, конфисковывали недвижимость за рубежом… Но это случилось давно и многими уже основательно подзабыто. К тому же тогда этот шаг касался лишь высокопоставленных персон, теперь же – всех госслужащих. И главное – их родственников, а также близких друзей. Полный беспредел!

– Разрешите поинтересоваться: чем вызвана эта акция, в чем причина? – прозвучал в наступившей тишине вопрос от одного из независимых депутатов. Новенького, еще непривычного к порядкам, царящим в этом храме любимцев народных масс, возведенном почти век назад на месте снесенной церкви великомученницы Параскевы Пятницы и облицованном гранитными останками другого великого храма.

– Вы считаете, что для этого нужна причина? – председатель криво улыбнулся. – Полагаю, что поводом мог послужить любой наш поступок, идущий вразрез с их непреложными ценностями. Например, скандал в Международном олимпийском комитете два дня назад, когда одна из отечественных федераций выступила в его адрес с обвинениями. Этот шаг, по логике, можно расценить как ответный. Но это лишь мое личное мнение.

– Спорт и экономика, какая в этом связь? – не унимался депутат. – Я понимаю: спорт и политика, было тому немало примеров. В данном случае не просматривается связующее звено.

– Коррупция, – тихо, но так, чтобы все слышали, произнес депутат-оппозиционер.

Нелюбимое в этих стенах слово повисло над собравшимися как топор палача. Все принялись усиленно вспоминать, о чем они могли когда-то в спешке забыть. Дело в том, что появление «Больших Данных» заставило многих пересмотреть свои жизненные позиции и умерить аппетиты. Одни из них не выдержали давления сложившихся обстоятельств и просто ушли. Другие честно признались в побочных доходах и заплатили государству все, что положено по закону. Третьи уехали туда, где у них уже скопилось достаточно средств для тихой и беззаботной жизни. К своим дворцам и яхтам.

Семен Михайлович вспоминал вместе со всеми и потел. Он уже давно выправил баланс между доходами и расходами своей семьи. Как всякий здравомыслящий человек, он успел переписать свой бизнес по производству строительных материалов на сына и дочь. Не забыл, естественно, запойного брата и дебильных племянников. За женой, домохозяйкой, числился небольшой нефтяной бизнес в Сибири. Деньги текли в закрома семьи широкой и полноводной рекой, но при этом, тратил он не более того, что зарабатывала его семейная артель. Перед налоговой он был чист, источники доходов прозрачны.

«Может быть, стоило признать утреннего визитера своим сыном? Чем черт не шутит, может он и правда сын? Повесил бы на него квартирку-другую, все бы легче стало. А с другой стороны – детдомовец! Что от него завтра ждать? Проиграется в карты, заложит квартиру под кредит. Не дай бог убьет кого! Нет, пусть все остается, как было».

Думал наш герой и пришел к выводу, что любое финансовое или иное материальное вливание напрочь разрушит эту с трудом выстроенную схему доходов и расходов, стройную схему, в которую они просто не вписывались. Поэтому поступали средства на зарубежные счета, оформленные его зарубежным партнером на подставных лиц. С этими господами он не был знаком, никогда даже не видел их в лицо, поэтому сразу по получению очередного транша, деньги поступали на предоплаченные банковские карты, позволяющие ему сохранить анонимность.

Согласитесь, ведь не мог же Семен Михайлович, занимая столь высокую должность, получать только эти жалкие несколько сотен «деревянных». Разве на них семью прокормишь?! Какая-то подачка за его нервную и трудную работу на благо государства. Вот и приходилось подрабатывать, сама жизнь заставила.

Краем уха он слышал, что треклятая российская идея о постановке на учет всех и вся, докатилась и до Запада. Вернее не так, сбор данных на своих граждан происходил у них всегда. Однако представляли они из себя массу разрозненных баз данных, не объединенных в единое целое. К тому же им, в отличие от нас, сложно их оперативно обработать. Нет у них такого могучего аналитического средства, как наш «РОК».

«И, слава богу, что пока нет. Иначе бы вся сфера финансовой деятельности стала в одночасье прозрачной. Раскрывать перед всеми банковскую тайну они не будут, а вот немного попугать нас – запросто. Что они вчера и сделали, идиоты недальновидные… Беда. Что же это получается, теперь я обязан отчитаться перед родным бюджетом за ВСЕ средства, полученные за восемь долгих лет кропотливых трудов, волнений и тревог?!»

Семен Михайлович вспоминал, но разве он в силах вспомнить, сколько просадил на спортивном тотализаторе?! Это же суммы, соизмеримые с постройкой приличной школы в его избирательном округе. Нет, с финансированием экспедиции какой-нибудь безумной супружеской пары на Марс… Меньше, конечно, порядка на два, но все равно немало. Не везет ему в последнее время, хреновый из него игрок! Вот и вчера…

«Надо вернуть остатки со счетов назад, – думал он в нависшей тишине большого зала заседаний. – Но как? Треклятый президент несколько лет назад предупреждал всех: верните. Легко сказать, а какое мне обоснование писать: лоббирование чьих-то интересов, откаты?! Беда».

 

Он напряженно думал, прикидывая будущие потери и изыскивая средства. Мокрая рубашка давно прилипла к телу, галстук давил невыносимо.

«Положим, продам я пару заводиков, получу денежку и заплачу все положенные налоги. А с другой стороны, кто их сейчас купит, если у многих вскоре возникнут похожие проблемы. Нет, может и купят, но за очень смешные деньги… По миру меня пустили буржуины проклятые! Не сиделось им спокойно в своей Еврожопии!»

Он думал, думали о своем будущем и другие до тех пор, пока их тревожные думы не побеспокоил председатель:

– Я уверен, что среди нас уже не осталось безответственных и не дружащих с головой людей. Все мною сказанное сделано исключительно в целях информирования собравшихся.

Все вокруг дружно заулыбались, делая вид, что озвученная новость ни в коей мере их не касается.

Улыбался даже Семен Михайлович, вспомнив свое давнее желание перебраться в Туманный Альбион и начать там настоящую жизнь преуспевающего бизнесмена. В хорошем бы он оказался положении! Судьба его азербайджанского друга до сих пор стоит перед глазами: тот сидит на своей исторической родине, а его дочь вот уже второй год пытается доказать английским властям происхождение средств, на которые покупались дорогие особняки и роскошные украшения.

«Конфискуют, скорее всего, и продадут на аукционе. Одно жалко, что вырученные средства они оставят себе», – неожиданно мелькнула у него патриотическая мысль.

Он заерзал в своем кресле и принял Решение.

«Отличный вариант! Конец тогда всем страхам, сомнениям и тревогам. Заплачу и буду жить спокойно. На старость мне, внукам и правнукам хватит вполне. Да что там! И правнукам правнуков тоже».

Через две недели у него купили заводы. Только продал он их не бизнесменам, а своему родному государству. Вернее ему их зачли по остаточной стоимости в счет долгов, которые раскрылись.

И жил он потом безбедно, долго и счастливо. Однако это уже совсем другая история.

Глава 8

Илья осторожно продвигался по сильно задымленному зданию. Кое-где виднелись языки пламени. Электронные сенсоры показывали шестьдесят градусов.

«Ерунда, мы со «Сталкером» все триста выдержим».

Еще несколько шагов и он будет на месте, «РОК» никогда не ошибается. Ведь это с помощью его и «Больших Данных» умная программа корректировала маршрут: сверяла данные GPS с чертежами здания, когда-то заботливо вычерченными тушью на ватмане, отслеживала текущую ситуацию, прогнозировала ее развитие и подсказывала правильные решения. Только после этого в дело вступал личный нейроинтерфейс Ильи, а «Сталкер» завершал задуманное.

«Господи, кто же так строил?!» – он пробирался по лабиринтам коридоров химического производства, построенного в середине прошлого века.

О безопасности людей в то время задумывались редко, лишь бы люди не тратили много времени на дорогу. Вообще-то виноват был сам моногород, окруживший со всех сторон градообразующее предприятие, выжившее, несмотря на все перипетии прошедших десятилетий.

Вживленный в мозг «Ники», как Илья называл свой нейроинтерфейс, послушно выполнял все его мысленные команды, напрямую передаваемые послушному роботу. Никакой задержки. Только подумал, а тот тут же исполнил. Доля секунды и только.

Раздался негромкий сигнал оповещения и в голове возник приятный женский голос: «Вы на месте, дверь справа».

«Спасибо», – мысленно поблагодарил Илья своего вездесущего помощника и с трудом прочитал табличку на двери: «Машинный зал».

Сделал в клубах дыма шаг в ее направлении и споткнулся. Взглянул вниз. Тело. Дотронулся до него манипулятором и тонкая игла анализатора вошла в неподвижно лежащего мужчину. Мгновение и «РОК» выдал результат: человек жив. Илья взглянул на монитор, стоящий на рабочем столе.

«Так, фамилия, имя отчество… С этим все понятно. Оператор химической установки… Неважно. Отравление угарным газом, требуется срочная медицинская помощь. А вот и инструкции к дальнейшим действиям».

«Сталкер» шустро вытащил из глубин своего могучего титанового тела кислородную маску и надел ее на лицо пострадавшего.

«Теперь укол», – через пять долгих секунд мужчина приоткрыл глаза.

Увидев перед собой странный агрегат, он попробовал пошевелить рукой.

– Лежите спокойно, – произнес «Сталкер» голосом Ильи. – С вами все будет в порядке.

– Вентиль, – раздался из-под маски приглушенный голос, – Срочно перекрыть вентиль подачи реагента… На пятой установке…

Оператор затих, потеряв сознание. Однако был он, безусловно жив, о чем говорили его жизненные показатели, отображенные на мониторе Ильи.

«Сталкер» нежно приподнял слабое тело мощными манипуляторами, и на пределе своих мобильных возможностей, ринулся прочь из знания. Туда, где их ждали машины скорой помощи. Сдав врачам полуживого человека, робот рванулся к знанию, в котором располагалась пятая установка. Координаты и технические данные ее, вплоть до злополучного вентиля, давно отображались на экране спасателя.

Дело нескольких минут и все закончено, неуправляемая химическая реакция остановлена, жители промышленного города спасены.

Илья приподнялся в инвалидной коляске, взял со стола чашку с давно остывшим кофе и с удовольствием выпил прохладный напиток. Работник МЧС, лишившийся когда-то возможности самостоятельно передвигаться, был он сейчас безмерно горд выполненной работой. Задача выполнена, люди и город спасены.

«Спасибо вам, конструкторы и технологи, создавшие эти чудеса техники! Спасибо тебе, Федька, создавший уникальный компьютер в своем далеком секретном институте! Спасибо вам всем!»

Экспериментальная установка «человек-техника» с дистанционным управлением доказала свою незаменимость. Бывший работник службы спасения снова находился в строю.

Жизнь продолжалась!

Глава 9

Всю сознательную жизнь Аркаша считал себя брошенным ребенком. Об этом ему говорили в лицо такие же одинокие приятели и «домашние» воспитанники, иногда навещающие свои семьи. Детская психология так жестока в своей правоте и прямолинейности! Друзья же всегда обходили этот вопрос стороной. Как, впрочем, и воспитатели казенного учреждения, в котором он провел десять лет: им было все равно. Что там говорить, не повезло ему с детским домом. Точнее со школой-интернатом, принявшим его как эстафету по цепочке от детдома, как до этого от дома ребенка.

Окно в большой мир – телевизор он смотрел редко, уступая право старшего мелюзге, весело хохотавшей по выходным над смотренными пересмотренными мультиками. Какая ни есть – отдушина. Совершенно случайно, в какой-то телевизионной передаче он услышал новость о том, что сейчас можно со стопроцентной вероятностью найти своих родителей. При условии, конечно, если они живы. Эта новость глубоко запала ему душу, вселив в нее призрачную надежду. Аркадий во что бы то ни стало, решил узнать подробности.

Но как? Мобильные телефоны в их заведении – непозволительная роскошь для воспитанников, а интернет вовсе отсутствовал. Точнее он был подключен в покоях воспитателей, обособленном мирке, путь к которому воспитанникам настрого заказан. Но все же ему удалось туда пробраться и, превозмогая страх быть застигнутым с поличным, узнать о том, что его надежда не беспочвенна!

Когда-то малоизвестная компания с небольшим штатом сотрудников, за три прошедших года она выросла в крупнейшее государственно-частное партнерство с филиалами во всех крупных городах России. Все это стало возможным с момента принятия Правительством постановления о всеобщей паспортизации населения страны, но в данном случае документом выступал Генетический паспорт гражданина любого возраста, начиная с первых минут его появления на свет.

Имел такой паспорт и Аркадий. Хранился он у директора, как и все остальные документы его Дела. Время пришло и вот, наконец, наступило долгожданное совершеннолетие, свобода в принятии самостоятельных решений. Набравшись смелости, он заявил Старшей:

– Желаю провести экспертизу своего ДНК.

– Ради любопытства или как? – задала она ему чисто риторический вопрос, чтобы сразу не вспылить. Ей были абсолютно безразличны личные желания воспитанников. Толпа. Какие у стоголовой толпы могут быть желания? Но только не в данном случае: сейчас перед ней стоял равноправный с ней гражданин страны.

«Такой и в суд подать может!»

Руководитель интерната уже сталкивалась с подобной ситуацией. Очень часто благие намерения найти родного человека заканчивались трагедией для воспитанника. А это – выговор, а то и снятие с должности, возбуждение уголовного дела… Между тем, за три последних года случались и счастливые моменты воссоединения семей, она о них слышала. И тогда это – почет и материальная благодарность от осчастливленных родственников.

Появление в стране «РОК» значительно упростило процесс поиска в «Больших Данных» потерянных родственников. Генетический паспорт и квантовый компьютер как будто были созданы друг для друга. Ведь раньше, чтобы найти совпадения ДНК двух людей, живущих более чем в сто сорока миллионной стране, выглядело невыполнимой задачей. Сейчас – поезжай в любой региональный центр вышеназванной организации и менее минуты ожидай результата.

Существовала, правда, этическая сторона вопроса: несовершеннолетний гражданин не имел права самостоятельно интересоваться своим происхождением, а его возможные родители могли просто не знать о существовании своего ребенка: разное в этой жизни случается. У Аркадия такое право месяц назад появилось.

– Так как мне поступить? – решительно спросил он.

– По закону. Издам на тебя приказ о выбытии по возрасту, выдам документы и ступай на все четыре стороны, …

Директор хотела добавить «ублюдок», но вовремя сдержалась и вместо этого криво улыбнулась.

***

Дом строгого режима прощался со своим воспитанником. Как требовал закон, директор учреждения выдала Аркадию документы: справку о наличие родственников, в которой стояла короткая запись: «Нет»; паспорта: общегражданский и генетический; документ о закреплении за ним жилой площади и иные из его личного дела.

Новая одежда, сильно смахивающая на казенную, висела на нем мешком, отчего Аркаша немного походил на пугало. Несмотря на эти мелочи, ничто не могло испортить ему праздничное настроения от встречи с новым миром.

«Долой двухметровое личное пространство, долой общие туалеты и душевые без перегородок! Долой страхи и унижения!» – он был безмерно счастлив, что вырвался на свободу. – Эх, сейчас бы водки выпить!» – мелькнула в голове шальная мысль.

Однако водку он давно уже не пил. Как завязал три года тому назад, так больше никогда к ней не притрагивался, в отличие от остальных сверстников, получавших деньги с воли и открыто насмехающихся над ним. И это несмотря на то, что поводов выпить существовало более чем достаточно. Все больше отрицательных, нестерпимо давящих на психику.

Он нащупал в кармане банковскую карточку, наполненную выходным пособием, и направился к книжному магазину.

Любимой книжкой для воспитанников интерната считалась «Гарри Поттер» с ее расчудесной жизнью в Хогвартсе. Первой и единственной книгой из серии, на прочтение которой в интернате существовала строгая очередь, контролируемая старшеклассниками. Воспитанники по нескольку раз ее перечитывали, а ночью плакали в жесткую подушку. Уходя сегодня, он для себя решил, что потратит часть своих средств, докупит остальные части и перешлет их в приют. Слава создателю, в книжном все нашлось! Выбрал, оплатил и отослал по почте. Доброе дело сделано, пора было заняться насущными.

«Квартира… подождет», – он обратился за помощью к проходящей мимо девушке, спросив у нее о нахождении интересующей его организации.

– За углом, – отвела она и хихикнула. – Где ты такие модные шмотки добыл?

– Места надо знать! – отшутился он и понял, что не мешало бы переодеться.

Недорогие джинсы, футболка и кроссовки немного истощили его банковскую карту. Нетвердой походкой он направился в сторону, указанную девушкой: «за угол». Туда, где его ждала судьба. Решимость быстро сменилась неуверенностью.

– Ждут они его, как же! – вспомнились слова директрисы, когда он закрывал за собой дверь учительской.

В заветной компании его встретили по-домашнему тепло и дружелюбно.

– Вы уверены, что хотите знать о своем отце?

Аркадий не сразу понял вопрос:

– Разве бывает иначе? Почему вы об этом спрашиваете? – мать его умерла, когда маленькому Аркаше едва исполнилось три года, и у него оставалась лишь одна прозрачная надежда – найти родного ему человека.

Он искренни не понимал, как это можно отказаться от своих родителей. Он же о своем отце всю жизнь думал. Мечтал, как крепко стиснет его твердую руку, нежно обнимет за плечи…

– Уверен, – твердо ответил он и протянул сотруднице свой Генетический паспорт.

 

В этой известной по всей стране компании не было проколов и через несколько мгновений совпадение нашли.

– С точностью девяносто девять процентов ваш отец определен, – улыбнулась приветливая девушка.

– Он жив?! – Аркадий находился на седьмом небе от счастья.

– Жив и здоров. Существуют кое-какие отклонения от нормы, но он лечится.

– Как…? – нервный спазм сдавил горло. – Как мне его увидеть?

Сотрудница посмотрела на монитор.

– Он живет в Москве. Адрес я вам сейчас распечатаю.

Москва! В Москве Аркадий никогда не был, как, впрочем, и в других городах своей страны. По телевизору их только и видел. Исключение составлял только небольшой городишко, в котором располагался его интернат.

Железнодорожный билет куплен, и он в первый раз покидает то место, которое называлось родным домом. Попутчики Аркадию достались веселые. Двое командировочных, обожающих рассказывать анекдоты и столетний дед, представившийся дедом Михеем. В паузах между анекдотами, слово брал старший и травил соседям по купе байки со своей Родины. Был он родом с Алтая и их у него скопилось масса. Привирал, конечно, но всем нравилось. Под его добрым взглядом Аркадий рассказал им свою печальную историю, длиною в его короткую жизнь.

– Не переживай, встретишь ты своего отца! А то, что вас с матерью бросил? Знаешь, в жизни ведь всяко бывает.

Слово за слово и вскоре день сменился ночью, а на утро их встретила столица. Нескончаемый шум и суета поначалу ошарашили двух провинциалов. Командировочные распрощались с ними и растаяли в толпе. Дед тоже засобирался, торопясь поскорее увидеться с внуком и правнуком. Аркадию было жаль с ними расставаться, ведь общая цель в жизни всегда сближает. Даже, если это обыкновенная для многих поездка. У него же – первое близкое общение с взрослыми людьми.

***

Указанный в справке дом, в котором жил его отец, располагался в отдалении от густонаселенных районов столицы. Точнее, это был не дом, а комплекс из нескольких строений, раскинувшихся на берегу узенькой речки. Два раза у Аркадия проверяли паспорт: на въезде со шлагбаумом и на входе в нужный корпус. Огромное фойе с консьержем, картины по стенам, шикарный лифт, доставивший его на верхний этаж. Красота! Хорошее настроение просто зашкаливало. Входная дверь с нужной цифрой. Он нажал на звонок.

Дверь долго не открывали. Нажал еще два раза. Наконец щелкнул замок и сейфовая дверь приоткрылась. Из-за нее высунулось заспанное лицо прыщавого подростка с тату на щеке.

– Чо надо?

– Мне бы с Семеном Михайловичем поговорить…, – начал он.

– Предок, это к тебе. Пацан какой-то.

Из-за дверей послышалась возня, ругнулся молодой женский голос. Затем возник другой, явно постарше:

– Сенечка! Ты не забыл, что у тебя в десять совещание? Ты меня вчера просил об этом напомнить…

– Дура! Я во сколько просил меня разбудить? В восемь, а не в девять! Семья дебилов!

Дверь распахнулась настежь, продемонстрировав ширину хозяина квартиры. Был он грузен, лыс и бесконечно сердит.

– Тебе чего?

– Вот, – Аркадий протянул ему сравнительный тест ДНК.

Он не рискнул назвать этого человека отцом, хотя его так и подмывало это сделать.

– И чего? Что ты мне своей бумажкой тычешь? Я тебе знаешь, сколько таких нарисую?! Ступай, ступай, много вас таких ходит! Убирайся откуда пришел!

Вскоре Аркадий вновь оказался на вокзале, вернее на огромной площади, на которой их находилось целых три. Куда отправиться он пока не решил, лишь бы подальше отсюда. Голова шла кругом, мысли путались. В ушах до сих пор звучал гневный крик отца: «Убирайся откуда пришел!»

– Негде переночевать, красавчик? – спросил за его спиной женский голос с небольшим акцентом.

Аркадий повернулся. Перед ним стояла девица неземной красоты: светлые распущенные волосы; голубые глаза; длинные ноги, облаченные в модные джинсы; шикарная грудь, оттопыривающая блузку с широким вырезом…

Миг, и он пропал! Забылись заботы и обиды, грубые слова отца и полная неопределенность.

Ему бы сказать, что уже уезжает отсюда, соврать что-нибудь, но он с первого взгляда втюрился!

– Как тебя зовут-то? – спросила девушка, знающая себе цену.

– Аркадий.

– Красивое имя. А меня – Наташа. Пойдем ко мне?

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор