Название книги:

Ведьма огненного ветра

Автор:
Надежда Кузьмина
Ведьма огненного ветра

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Если честно, я вздохнула с облегчением. Значит, меня не поймают, как куницу с драгоценным мехом, и не высосут Дар и жизнь… Одной страшилкой меньше.

Вторым ценным уроком стал рассказ о том, что разным магам подчиняются разные стихии. Если я, как подозревала, имею отношение к огню, то должна зажигать свечу, просто наставив палец и отдав мысленный приказ. А кроме того, есть много умений, не относящихся ни к какой стихии, но от того не менее полезных. Например, иллюзии, или, простым языком, мороки.

Зажигать свечу в непосредственной близости от горы горючих матрасов и прочей ветоши я не стала, такое показалось крайне неразумным, а вот о мороках выспросила всё. Оказалось, нужно чётко представить картину того, во что хочешь превратить предмет, а потом отдать простой приказ. Причём допускается это сделать про себя. Держится подобный морок несколько часов, иногда даже день – зависит сие от силы мага. При этом самому магу достаточно прищуриться так, чтобы видеть всё через ресницы, и он свой морок и мороки тех, кто слабее, разглядит. И может – тоже простым приказом – снять.

Сначала я взяла камешек и попыталась превратить в кусок колотого сахара. Хаос сидел, прижавшись к моему боку, и снова хихикал. Вот же попалось животное с нездоровым чувством юмора!

Ну, естественно, на лад дело пошло не сразу… но камень хотя бы побелел. Я довольно кивнула: ага, теперь надо сделать его ноздреватым, а потом подсунуть Лайзе к чаю! Всепрощением и кротостью, замечу, я не страдала… Хотя, пожалуй, наказывать сломанным зубом за вредность – это слишком. Но что-нибудь я ей обязательно подсуроплю…

Хаос хихикнул. Потом перевернулся на спину, растянувшись во всю немалую длину:

«Погладь грудку!»

Кстати, он мне объяснил, что физический контакт фамилиара с магом очень важен, особенно на первых порах, поэтому раз я его осквернила купанием в тазу, то теперь обязана терпеть на коленях столько, сколько он захочет. Ладно, уговорил, потерплю…

Лайзе я устроила мелкую пакость с перестиланием постелей в номерах. Каждый раз, встряхнув свежую простыню над кроватью, она замечала на той грязное пятно и, ругнувшись под нос, тянулась за новой. Перебрав всю стопку глаженых простыней, девица гневно встряхнула головой и, подхватив корзину с забракованным бельём, отправилась ругаться к прачкам.

Я наблюдала за баталией из-за угла и была более чем удовлетворена исходом – обескураженную Лайзу заставили заново гладить всё то, что она измяла.

Вот так, без членовредительства, но отомстила.

Кстати, если бы Лайза, обнаружив, что я бегаю по вечерам в подвал, просто подошла бы и задала вопрос, я обижаться бы не стала. Но она предпочла наябедничать, причём сразу хозяину, с расчётом, чтоб меня выгнали, и этого простить я не могла.

В конце концов – ведьма я или не ведьма?

Иллюзии – Хаос уговорил меня употреблять правильное слово вместо просторечного – я освоила быстро, но волосы решила по-прежнему красить. Так надёжнее.

Впрочем, ни краска, ни заколки мне не помогли…

Я бежала через вестибюль по поручению жившей на втором этаже дамы – той к приходу подруги спешно требовались цукаты и свежий кекс, – когда меня окликнул мужчина. Обернулась – и замерла. В стоящем в нише у окна кресле сидел тот, кого я искала, – черноволосый маг в синем камзоле. Что он – тот самый, я поняла сразу. И не только потому, что увидела малиновые пряди на висках. Пришло ощущение узнаваемости и уверенности.

Подойдя, поклонилась:

– Доброго дня, высокочтимый лорд. Примите мою благодарность за помощь, которую в прошлый раз вы оказали.

В лицо я старалась не глядеть – и невежливо, и страшно. Хотя посмотреть стоило – колдун был красив особой, хищной красотой. Острый подбородок, острый нос, острый излом бровей и острый взгляд – этот не богатей, а аристократ. Но зачем я ему?

– Узнала? – чуть усмехнулся он. – Присядь. Ты изменилась как-то…

Ой, а вот это нехорошо. Кто знает, о чём он, о шпильках в волосах или о том, что у меня появился второй Дар, суть которого я пока не поняла?

Снова поклонилась:

– Да простит меня высокочтимый лорд, но сейчас я спешу по срочному поручению и должна его выполнить, если не хочу потерять работу.

– Работу? – Тёмно-синие глаза весело блеснули. – Эта работа тебе скоро будет без надобности. Но чувство ответственности – сие неплохо, так что беги, я подожду.

И махнул обрамлённой кружевами кистью.

Я попятилась к выходу, стараясь не споткнуться и напряжённо соображая – зачем я понадобилась этому опасному красавцу-магу? Может, пока не поздно, действительно сбежать? Но как бросить Хаоса? Да и от магов не скроешься: захочет найти – найдёт.

Кекс я покупала в состоянии полной рассеянности и чуть не взяла ванильный вместо лимонного. Но мысли успокоились. Отправной точкой стало то, что маг помог мне задолго до того, как я встретила Рона. Вероятнее всего, он и не подозревает о том, что случилось в зарослях лебеды у заброшенного дома. А интерес связан с тем, что он раньше меня понял, что я – ведьма.

Только что ему надо?

Поговорим – узнаем.

Поблагодарив щедрую даму за две серебрушки, я сбежала вниз по лестнице в вестибюль. Огляделась – может, маг, пока меня не было, ушёл? Если так, сожалеть бы не стала. В конце концов, спасибо за помощь я уже сказала, так что больше ни долгов, ни дел у нас нет.

Но он ждал, листая книгу и прихлёбывая из широкого хрустального бокала рубиновое на просвет вино.

Осторожно приблизилась:

– Я вернулась, лорд.

– Садись и послушай. – Длань сделала небрежный жест в сторону стоящего напротив кресла.

Осторожно, подобрав подол, присела на край и застыла с прямой спиной. Злить колдуна совсем не хотелось – а то вдруг решит снова пошутить, и в этот раз поползёт не чужой карман, а моя собственная юбка?

– Откуда ты родом?

Вот так вопрос! И что отвечать? Хотя понятно, что. Хаос предупреждал меня, что сильные маги умеют распознавать ложь, сказанную человеком, не имеющим ментальных щитов. С моими навыками мне пока что эти щиты, что печная заслонка… так что лучше не врать.

– Я с шести лет живу одна, самостоятельно. Мать оставила меня в городке под названием Эйвер. А где родилась, сказать не могу, просто не знаю.

Ответ оказался явно неожиданным, потому что маг задумался, чуть склонив голову набок.

Я, пользуясь случаем, уставилась на него – такое лицо не часто встретишь. Изысканное и в то же время волевое. Зачем мужчине такая красота? А глаза… Вот, вспомнила! Камень такой есть, сапфир называется!

– Что, нравлюсь?

А-а?! Выходит, он всё это время наблюдал за мной? Неудобно-то как… Хотя, с другой стороны, если покажусь дурочкой с приоткрытым ртом, это даже неплохо. Мне этот лорд никак не пара, так что пусть считает простодушной глупышкой – целее буду. Хотела сказать, завершая образ сладкой идиотки, что в первый раз вижу мага… но осеклась. Первым, с кем я говорила, был Рон.

– Ну, не смущайся, – понял он по-своему мою растерянность. – Ты тоже очень симпатичная, но я здесь не за этим. Ты знаешь, что у тебя есть Дар, то есть ты – прирождённый маг? Хотя что я? Вижу, знаешь, иначе не напихала бы в причёску целый арсенал, даже меня едва с толку не сбила.

Я чуть подалась вперёд – выходит, я правильно придумала маскировку?

– Тебе это кто-то подсказал?

Мотнула головой в ответ и потупилась:

– Волосы очень непослушные…

Замечу, что частично это было правдой.

– Ладно, перейду к сути дела. Которая состоит в том, что все маги нашей страны обязаны пройти обучение в Королевской Академии Магии. И тебе тоже надлежит туда явиться в первый день осени, а лучше за пару дней до. Вступительных экзаменов нет, достаточно иметь Дар. – Предупреждающе поднял руку, словно понял, о чём я сейчас спрошу. – Об оплате не беспокойся, для имеющих Дар проживание и учёба бесплатны.

Не выдержала:

– А если я не захочу?

– То это будет глупость. Возможно, смертельная глупость. Одинокий необученный маг, за которым не стоит Дом или Круг, почти наверняка станет жертвой Ферранта. Они таких ищут.

Новое дело!

Конечно, о «братских» отношениях с соседней страной знали все. Братских – потому что когда-то мы были единым королевством, называвшимся Гелейей. Но потом – примерно семь или восемь поколений назад – у правителя родились близнецы, которых перепутали в колыбели, причём так, что никто не мог сказать, кто там старше, а кто – младше. В нормальных условиях королевство досталось бы старшему, а тут король не нашел ничего умнее, как поделить страну пополам между сыновьями.

Известно, что худший враг получается из бывшего лучшего друга. И что самые скандальные распри происходят между не поделившими наследство родственниками. Отношения между Эрвинией и Феррантом подтверждали это правило. С начала существования между братскими державами шёл спор – чей король на самом деле старше и имеет право получить всё? Отыскивались свидетели и свидетельства, находились аргументы и контраргументы, к делу привлекались все – от священников Храма до уличных предсказателей. Постепенно спор перешёл в натуральную свару, когда обе стороны с упоением делали друг другу мелкие и крупные гадости: на границе то и дело происходили стычки, велись торговые войны, иногда горели приграничные деревни. Но, оказывается, братская любовь не обошла и магов…

Вообще до войны между нами не доходило только потому, что южные границы обеих стран граничили с Га-Карраштом, многолюдным и агрессивным. Правили им религиозные фанатики, именуемые Советом Мудрецов, и их вера совершенно не походила на нашу. Так что волей-неволей Эрвинии и Ферранту приходилось сдерживаться – если сцепиться и ослабить друг друга, съедят обоих.

Подняла глаза на собеседника:

– Тогда я согласна. Но до осени ещё больше четырёх месяцев, со мной ничего не случится?

– Хороший вопрос… – Он смерил меня взглядом от макушки до кончиков потёртых туфель. – Ладно, что-нибудь придумаем. А сейчас мне надо идти.

 

Легко поднялся из кресла и, не попрощавшись, повернулся спиной. Походка была, как я запомнила, – стремительной, летящей… Через минуту о том, что тут побывал маг, напоминал только недопитый бокал вина, стоящий на подоконнике.

– Найда, что расселась? – вернул меня к действительности голос господина Пака. – И, кстати, кто это был? Твой знакомый?

И что ответить?

Глава 3

Право на глупость – одна из гарантий свободного развития личности.

Марк Твен

«Академия – это неплохо, – заявил вечером кот. – Но тебе там придётся несладко».

– Почему?

«Потому что ты – никто. Каждый из остальных студентов принадлежит к какому-то Дому, имеет кучу влиятельных и могущественных родственников, понимаешь? Бесхозные маги в нашей стране встречаются не чаще розовых мышей».

Нашёл с кем сравнить!

– И что, меня начнут травить?

«Не исключено. А ещё давить и шантажировать, в надежде прибрать к рукам. Ты – здоровая девица с магическим Даром, значит, можешь стать матерью новых магов для какого-то Дома».

– Я – безродная бесприданница.

«Неважно. Будь готова, что из-за тебя передерутся, и не верь никому».

Гм, как-то всё это нерадостно звучит…

– Хаос, миленький, а расскажи о ментальных щитах?

«Гм, давно я не ел ветчины… И от миски сметаны не отказался бы».

Вот пушистая зараза!

Кстати, за прошедшие дни кот стал выглядеть вдвое моложе, прежде клочковатая шкура начала лосниться, только больную лапу он ещё берёг, избегая наступать и прыгая на трёх. Ладно, пойду выпрашивать сметану… Миску не дадут, но на блюдце можно рассчитывать, особенно если помогу с картошкой.

Но в матери новых магов, при том, что отцом оных может стать неведомо кто, я совершенно не рвусь. Впрочем, – перед мысленным взором всплыли сапфировые глаза под тёмными бровями вразлёт, – может, всё не так уж плохо? Угу – одернула себя, – мечтай-мечтай, дурочка! Кому нужна невестка, в нежном возрасте учившаяся шарить по карманам манекена так, чтобы не зазвенел ни один из прицепленных к тому колокольчиков? Есть желающие, ау-у?!

Со щитами мы маялись несколько дней. Попытки кота объяснить, на каких именно точках мне надо сфокусировать внутренний мысленный взор, успехом не увенчались. Под конец меня просто стали шлёпать когтистой лапой по голове в нужных местах. Спасибо, хоть на лбу не осталось царапин.

Правда, я так и не поняла, делаю ли то, что надо, или нет. Потому что Хаос мыслей не читал и аур – так правильно называлось сияние над головой – не видел. А больше проверить было не на ком.

Если честно, я очень ждала нового визита мага. Ведь он даже имени своего не назвал, не пожелал представляться жалкой горничной. Но в то же время и не был слишком высокомерен, не унижал меня. И при этом был невозможно, нереально хорош! Или так казалось, потому что в нашу первую встречу он мне помог? Как бы то ни было, я по нему скучала…

И, естественно, произошло всё неожиданно и в самый неподходящий момент. Я размахивала проволочной выбивалкой и чихала, выколачивая пыль из ковровых дорожек на заднем дворе. Пучок на голове развалился, белая наколка съехала набок, да и вообще, осталась ли она белой в серых клубах вокруг меня?

Занесла руку и от души шлёпнула по изнанке висевшего на жерди ковра – и тут кто-то за спиной засмеялся.

Обернулась – там стоял он. Сегодня в винно-красном, с белой пеной кружев у горла. А я, я… ап-чхи! Вот позорище!

От расстройства неуклюже споткнулась, зацепившись ногой за ногу, и чуть не села на землю, неловко замахав руками, чтобы сохранить равновесие. Что удивительно, он бросился мне на помощь – и получил выбивалкой прямо по макушке!

Ладно, нечего краснеть, в конце концов, сам виноват, раз полез под руку. Извинюсь – и хватит.

– Простите, лорд, я нечаянно вас задела.

Угу, задела так, со всего маху. Интересно, шишка будет? Может, и будет, вон как он голову потирает.

– А вы опасны, леди!

Что, не сердится? Похоже, даже шутит? Непонятные дела… Кстати, не попробовать ли мне, пока маг в себя не пришёл, поставить ментальный щит? И, если выйдет, проверю…

– Кстати, ваше имя действительно Найда? – обратился он к морщившей лоб мне.

Ну и вопрос! Женщина, которую я считала матерью, звала меня просто «Эй!» или «Ты». Имя «Найда» я придумала себе сама позже, когда осталась одна. Потому что очень хотелось надеяться, что однажды меня найдёт кто-то, кому я буду нужна и кто меня не бросит. Позже, уже подростком, я решила, что оно слишком простое, и чуть изменила, дополнив парой букв. Вариантов полного имени получилось два – Эльнейда или Найдали, и я никак не могла выбрать, которое лучше. Наверное, всё же первое.

– Эльнейда. Только не пытайтесь искать потерянного ребёнка с таким именем, я придумала его сама.

Тёмные брови поползли вверх. А я поняла, что разволновалась, вспоминая прошлое, и что мой недостроенный щит рухнул. Ладно, попробую ещё раз, упорства мне не занимать.

– Да, я забыл представиться – лорд Тиурра из Дома Велани. Кстати, что вы пытаетесь сейчас сделать?

Посмотрела в упор в синие глаза. Да, я безродная замарашка, но стою на своих ногах, ни у кого ни о чём не прошу и ничего не жду.

– Пытаюсь поставить ментальный щит, но, похоже, получается не очень.

– Для новичка не так уж плохо. Только если забудете закольцевать потоки, никаких сил не хватит его поддерживать. Кто вас учил?

И что ответить? Не скажешь же, что учила кошка?

– Ладно, если не хотите, не говорите. Искренне, для вашего же блага, надеюсь, это не то, о чём я подумал.

А о чём он подумал? Я вообще обязана это знать? Но Хаоса не выдам – он сейчас мой единственный друг! Между прочим, лорд Тиурра – гм, необычное у него имя, скорее всего, какое-нибудь древнее, – до сих пор не объяснил, зачем меня искал.

– Так чем обязана визитом, лорд Тиурра? – вспомнила я уроки леди Илирии, неоднократно объяснявшей, что этикет и вежливость – это тоже своего рода щит.

– Хочу предложить вам покинуть гостиницу и переехать на три летних месяца в дом, который снял. Там легче будет вас защищать.

– Защищать от чего? – прищурилась я.

– Если не хотите отправиться с кляпом во рту в сундуке дорожной кареты к ближайшей границе соседнего государства, то советую вам принять моё покровительство.

А, вот теперь понятно. Похоже, он решил, что до меня добрались шпионы братского Ферранта и старательно окучивают, предложив вместо наживки знания. Могу ли я воспользоваться этим заблуждением? Но сначала спрошу вот что:

– К чему меня обяжет в будущем ваша помощь, лорд?

– Ни к чему, только поступите в Академию.

– Хорошо, – замялась, – я приму ваше предложение при одном условии.

Он поморщился:

– Говорите.

– Если вы согласитесь меня обучать три раза в неделю в удобное для вас время, чтобы я не слишком сильно отставала от остальных студентов.

Кажется, он ждал какой-то другой просьбы – брови снова поползли вверх. Интересно – какой? Что я у него денег попрошу или потребую жениться? Кстати, мне неведомо – вдруг этот красавец уже имеет супругу и полдюжины маленьких потенциальных магов? Можно, к слову, сейчас и выяснить.

– Ваша супруга не будет возражать? – невинно заморгала я.

– Я не женат, если вы это хотели узнать. И, добавлю, – усмехнулся, – пока не собираюсь.

Нет, крепкий ментальный щит мне необходим!

– Так вы согласны? – прищурился на меня синим глазом.

На секунду я заколебалась, а потом кивнула.

– Отлично. Тогда умойтесь и соберите вещи – я буду ждать вас в вестибюле.

Почему на первое место он поставил умывание, я поняла, заглянув в зеркало. Физиономия, по которой я, похоже, умудрилась проехаться пыльным рукавом, была серо-полосатой. А я-то, уличная замарашка, делала реверансы и строила из себя леди! Вот он, наверное, про себя потешался. Потому, небось, и сказал, что жениться не планирует. Стыдно-то как…

Но сейчас мне надо переодеться в своё и пойти поискать господина Пака, предупредить того об уходе. Эх, очевидно, придётся соврать. Правду, что вдруг оказалась ведьмой, не объяснишь. Наверное, разумнее сказать, будто неожиданно отыскалась родня, которая меня забирает. А самой не забыть захватить Хаоса, который, кстати, был самой весомой частью моего небогатого имущества.

Господин Пак расстроился:

– Жаль, что уходишь, Найда. Тебя хвалят и постояльцы, и кухарка. Но родня есть родня, понимаю. Держи заработок за последнюю неделю и, если что, возвращайся – тебя я всегда возьму.

Я чуть не всплакнула – всё же наш хозяин действительно ангел!

Старую корзину с крышкой я выпросила у кухарки. Кстати, а где я теперь буду брать мясные обрезки и сметану для моего зверюги? Ладно, подумаю об этом позже, сейчас насущнее, чтобы у корзины ручка не оторвалась и дно не отвалилось под весом пушистого бегемота.

При виде меня в задрипанном саржевом платье неопределённого цвета, с узелком в одной руке и старой корзиной в другой, лорд Тиурра явно занервничал. Кажется, идея взять под крыло нищую приблуду вдруг перестала казаться ему блестящей.

По улице мы шли гуськом – он, не оглядываясь, чесал впереди, а я, пыхтя, как закипающий чайник, семенила следом, стараясь не мотать бившей меня по ногам корзиной. Надеюсь, нам не слишком далеко…

За третьим поворотом возникла мысль выбросить идею об Академии в ближайшую канаву и учиться, как до сих пор, у Хаоса. В конце концов, я что, одного кота не прокормлю? А благодетелей, которые смотрят на меня сверху вниз, а сами рядом встать стыдятся, мне не надобно. Жила до сих пор сама – и дальше проживу.

И тут как раз подвернулась уличная скамейка под раскидистым деревом. На неё я и плюхнулась, с облегчением водрузив рядом неподъёмную корзину. И начала растирать покрасневшую затёкшую ладонь. Спина лорда Тиурры мелькнула впереди и исчезла за очередным углом. А, ну и пусть его! У меня появилась идея, куда податься и где спрятаться так, чтобы никто не отыскал. Это же столица, тут наверняка должен быть цирк! А там всегда есть работа для симпатичной девицы, умеющей бегать по канату и знающей десяток фокусов. И там меня никто не найдёт! Вот разберусь только с ментальными щитами…

Задумавшись, начала болтать ногами. Руку сунула в корзину, погладить Хаоса. Тот немедленно заурчал.

Идиллия была грубо прервана недовольным:

– И что ты тут делаешь?

Ух ты, вернулся! Но почему опять на ты? Ведь, похоже, я ему нужна больше, чем он мне.

Подняла глаза к небу:

– Погода – просто прелесть. А за вами, лорд, мне не угнаться. Так что присела отдохнуть и поразмыслить, в какую сторону идти дальше.

– Не советую шутить со мной, леди!

Фыркнула. Зол, зато я снова стала леди. Так что считаю, что в выигрыше.

– Как понимаю, сейчас вы моей ауры почти не видите. – Ну, ещё бы видел, когда я в заколках и шпильках, как броненосец в чешуе. Только что чугунный котелок на голову не нацепила. – И никто другой её тоже не разглядит. Значит, я вполне безопасно могу либо остаться в гостинице, либо отправиться куда-нибудь ещё, вместо того чтобы пытаться угнаться за тем, кого моё незавидное общество явно обременяет. – Подняла голову, пытаясь увидеть его глаза. – Ведь я честно рассказала вам о том, кто я такая. Так чего вы ожидали – выезда в золотой карете?

Он скривился. Фиг знает, что означала эта гримаса. И сухо обронил:

– Пойдёмте.

Шёл он всё равно впереди, но в этот раз на пожар мы уже не бежали. И на том спасибо.

Обещанный дом оказался сторожкой из пары комнат и маленькой кухни. Впрочем, обстановка выглядела вполне удобно, и, главное, в домике имелась большая печка.

– Прислугу я не нанимал, думаю, справитесь сами. Припасы в погребе. Не выходите за ворота. Устраивайтесь, я загляну завтра.

Когда он вышел и хлопнула дверь, я присела на диван и задумалась: правильно ли поступила, доверившись лорду Тиурре?

Хаос нашёл припасы первым. Когда я сунулась в погреб, хвостатый мерзавец уже урча вгрызался в окорок, обнимая тот передними лапами.

– Ты поэкономнее. Моих денег окорока покупать не хватит. Так что отпразднуй переезд и начинай ловить мышей хотя бы на десерт.

«Сама лови!»

Гм, поговорили.

С домом и грозившей скукой от безделья меня примирил обнаруженный в углу книжный шкаф, в который, судя по следам на пыли, лишь намедни напихали книг. Причем такие раньше мне не попадались. География с картами, пара иллюстрированных травников, толстый том под названием «Энергия во Вселенной» и много-много прочих интересностей. И у меня есть целое лето, чтобы это прочесть!

Но имелась одна проблема – деньги. В «Королевском фазане» после месяца испытательного срока мне стали платить полторы серебрушки в день, так что я могла надеяться купить вскоре и хорошие туфли, и новое платье. А что стану делать теперь? Вроде на всём готовом, но притом без гроша. Представила, как вхожу в своём линялом платьице в мощённый мрамором двор Академии, – как та выглядит на самом деле, я представляла смутно, но в том, что роскошно, не сомневалась, – представила презрительные и насмешливые взгляды остальных студентов – богато одетых юных лордов и леди… бррр!!! Мне на самом деле такое надо? Да, я бездомная и почти нищая, но кормила себя всегда сама и ни перед кем не унижалась. Не стану и впредь.

 

Кстати, выяснилось, что Хаос знает Дом Велани, к которому принадлежал лорд Тиурра. Оказалось, ни много ни мало, что это один из пяти Великих Домов, входивших в состав Королевского Совета. Маги там в основном были огненными, как я. В основном – потому что сложно устроить так, чтобы огненные вступали в брак только с огненными, а ледяные только с ледяными. Хотя у всех Великих Домов была, как выразился Хаос, специализация, то есть предпочтение отдавалось определённому виду магии.

Но что же делать с финансами? Башмаки так и эдак придётся покупать, а вот на платьях я могу сэкономить, купив ткань и пошив их сама. После чего всё равно останусь абсолютно без денег, угу! Кстати, сколько длится учёба и платят ли что-то студентам, как бы узнать?

В любом случае, помыкать, унижать и вытирать об себя ноги я не позволю никому. Есть древняя мудрость: змее не обязательно быть сильной, ей достаточно быть ядовитой! А я, если меня как следует разозлить, становлюсь просто мастером вредности.

На следующий день лорд Тиурра появился, не успела в небольшом садике перед сторожкой просохнуть трава от росы. И застал меня на скамейке, листающую том географии.

– Доброго дня, леди. Картинки разглядываете?

А он язва. Ничего, я тоже.

– Отнюдь, лорд. Читаю, но, увы, многие сведения из этой книги безнадежно устарели. Смотрите, тут описано озеро Брисс и сказано, что по берегам расположены рыбацкие деревушки. Даже перечисляются рыбы, которые там ловятся. А на деле это озеро давно пересохло и большей частью распахано под пшеницу, а на нераспаханной каменистой части пасут коз и овец. Дальше – речушка Ниури, стекавшая с горного перевала с тем же названием. Три года назад там сошел большой оползень, и теперь перевала нет, а есть озеро Ниури. Продолжать?

– А вы откуда знаете?

– Была там.

– Гм, а я-то считал, что раз книге по географии меньше двадцати лет, ей можно верить.

– Верьте на здоровье, если не собираетесь туда ехать. А если собираетесь – лучше проверьте.

Он рассмеялся.

– Признаю, леди, вы победили. Не ждал…

Невольно надулась, чувствуя глубокое моральное удовлетворение. Меня похвалили, причём заслуженно!

– …Но вернёмся к нашим делам, – продолжил лорд Тиурра, щуря на меня синие глаза.

– Давайте, – покладисто согласилась я. – Например, мне нужна работа.

– Работа? Зачем? – казалось, он искренне изумлён.

– А вам известен другой способ раздобыть деньги для неудачников, у которых нет богатого наследства или семьи, входящей в Совет Королевства?

Ну не предложит же он воровать?

Не предложил. Но услышанное было немногим лучше:

– Скажите, сколько вам нужно, я одолжу.

– Зачем? И как я буду с вами расплачиваться, лорд? Кстати, во время обучения в Академии студенты получают… – запнулась, вспоминая выпытанное у Хаоса слово, – …стипендию?

– Только тройка лучших на каждом курсе.

Гм, светит ли мне с моим нестандартным образованием попасть в лучшие? Сомневаюсь.

– Остальных, как я понимаю, поддерживают и содержат семьи. Но у меня семьи нет, поэтому, повторюсь, мне нужна работа. Если вы не можете в том помочь, найду сама. А взаймы предпочитаю не брать, особенно когда не знаю, как и насколько быстро смогу вернуть долг.

– Гордость бедняков, – качнул он головой, усмехаясь. – До сих пор я о таком только слышал.

– А что, беднякам не положено гордости? – почувствовала, что начинаю злиться.

Кажется, он понял это тоже. И предупреждающе поднял руку. Кстати, сегодня лорд Тиурра был в серебристо-сером камзоле с серебряным шитьём, белоснежной рубахе с пеной кружев и штанах на пару тонов темнее камзола. Высокие чёрные сапоги он, похоже, носил каждый день.

– Хорошо, постараюсь найти для вас подходящую работу. То, что вы умеете читать, я понял. А пишете хорошо?

– Почерк разборчивый, но могу сделать ошибку, – не стала лукавить я.

– Что ещё умеете делать?

Удержавшись от «показывать фокусы», сообщила:

– Шью, прилично готовлю, умею вязать, ухаживать за лошадьми…

– То есть, судя по количеству навыков и юному возрасту, вы легко обучаетесь. Это неплохо.

– Лорд, у меня есть два вопроса.

– Мм-м?

– Первый – почему вы мне помогаете и почему выручили, когда меня обвинили в краже?

– Ответ на вторую часть вопроса прост: увидел просыпающийся магический Дар, а ещё мне понравилось, как вы держались. В вас не было ни капли страха. Досада, злость – да, но испуга и нерешительности не было совсем. А помочь не составляло труда. С первой частью сложнее… Если вкратце – нельзя оставлять бесхозного мага без присмотра. Или попадёт в беду, или сам дел натворит. Заметьте, люди в Эрвинии магов опасаются, уважают, но не ненавидят. И верят, что маги стоят на страже спокойствия и мира в королевстве. Так и должно продолжаться. Так что ничего личного.

Неплохой ответ. Хотя чуть обидный. Выходило, что, будь я парнем, он тоже предложил бы обучение в Академии и помощь до поступления туда.

– Леди, вы кажетесь разочарованной? – синие глаза смеялись. – Надеюсь, вы не вообразили, что я запал на небесные красоты ваших изумрудных очей и каштановых кудрей?

Вот же… Я что, дала повод так думать? И да, глаза у меня в самом деле зелёные, как трава. Но я цвет не выбирала, и вообще, мне нравилось.

– Спасибо, что не сказали «болотные глазки» и «крысиная косичка», – оскалилась я. – Кстати, на всякий случай замечу тоже. Хотя очевидно, что вы привыкли к вниманию особей женского пола от шести до шестидесяти лет, – мне вы никак. Неплохо, конечно, но это примерно как затейливым чугунным столбом любоваться.

Ой, кажется, наговорила больше, чем собиралась…

– Чугунным столбом? – растерянно повторил он вслух. – Так меня ещё не называли. – И встряхнулся: – Отлично, значит, я вас не интересую, а то уже замучили влюблённые студентки.

– А вы – студент? – воспользовавшись подвернувшимся случаем, поинтересовалась я.

– Нет, я – проректор, проще говоря, заместитель ректора.

Уж да, проще… А ректор – это кто?

– Кстати, какого цвета ваши уллы? Или окраска ещё не проявилась? – как ни в чём не бывало продолжил он.

– Мои что? – не выдержала я.

– Уллы. Так маги называют пряди волос на висках, по цвету которых можно судить о природе Дара.

– Примерно два месяца назад я стала рыжеть, но покрасилась, чтобы не вызывать вопросов у окружающих.

– Значит, огонь… – протянул он. – Больше не красьтесь, не надо.

Угу, ждите-ждите. Всё равно буду, только теперь не в тёмно-коричневый, а в рыжий, чтобы спрятать голубизну. Рассказывать о том, как приобрела лазурное чудо, я не собиралась ни сейчас, ни в будущем. Но произнесла совсем другое:

– Вы тоже огненный маг?

– Не совсем.

– А если у мага два Дара?

– Таких не бывает. То есть в истории упоминается пара случаев, но в наши дни подобных феноменов никто не встречал.

Я феномен! И он меня встретил. Только сам ещё не знает о свалившемся счастье… Сказать или не надо? Не-а, не буду…

– Между прочим, я навёл справки, не пропадала ли в каком-нибудь Доме шестнадцать-семнадцать лет назад девочка.

– И? – напряглась я.

– Нет.

– Тогда откуда я взялась? Думаю, родилась я тут, в смысле, в Эрвинии.

Ну да, если с детства слышишь, что кто-то плохой – это я о наших соседях, – невозможно даже подумать, что сам имеешь отношение к этим негодяям.

– Вероятнее всего, сошлись две ветви отпрысков Домов, лишённые Дара, – потёр переносицу лорд Тиурра. – Но всё же будет неплохо, если вы, леди, напишете биографию – точнее, перечислите, где именно жили и чем занимались.

– Это обязательно? Представляете, чем может заниматься восьми- или десятилетний ребёнок, чтобы не умереть с голоду? Начинала я с прядильной мастерской. Но многое из остального похоже на сборник анекдотов, предавать гласности который хочется меньше всего.

– Например?

– Плела рыбацкие сети в Иле. Служила истопником при Храмовой школе в Фаресе. Там меня, между прочим, считали мальчиком. Два года присматривала за пожилой леди в Верее. Кстати, леди Илирия и обучила меня грамоте. Полгода работала конюшим у лорда Фермейра. Продолжать надо?


Издательство:
Надежда Кузьмина
Книги этой серии:
Книги этой серии:
Поделится: