Название книги:

Колония

Автор:
Артём Крутов
Колония

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1: Пробудившаяся жизнь

Ветер гулял по взлетной площадке, закручивая и унося за собой пыль и мелкий мусор. Сегодня он был сильнее обычного, что неудивительно – близилась буря. Во всяком случае, последний прогноз, сделанный два дня назад, утверждал именно это.

– Да уж, тут неплохо было бы прибраться, – подумал Райтнов, бросая взгляд вокруг.

Но робот-мусорщик был неисправен, а самому собирать мусор не хотелось. Да и не было в этом смысла. Сейчас все силы необходимо было бросить на ремонт ровера – последней надежды выбраться отсюда.

Райтнов посмотрел на часы. Шел восьмой час, а это означает, что поспать удалось лишь три с небольшим часа. Что ж, немногим больше, чем вчера. До темноты оставалось пятнадцать часов – конечно, этого едва ли достаточно, чтобы в одиночку починить ровер, но других вариантов нет. Выбраться отсюда можно только на нем. Но перед тем, как взяться за дело, нужно было сделать еще кое-что. То, что Райтнов делал каждый день без исключений последние три месяца, – с того самого дня, когда прибыл на эту планету в составе экспедиционной группы.

Райтнов вернулся к двери бункера и встал в метре от нее. Лазерный сканер, находящийся над дверью, очнулся и принялся за работу. Закончив сканирование стоящего перед собой человека, он удовлетворительно моргнул зеленым диодом, и дверь с легким шипением открылась.

– Добро пожаловать, профессор Райтнов, – произнес приятный женский голос.

Райтнову нравилось ощущать себя профессором, хотя по документам он им не являлся. Это звание ему еще предстояло защитить через два года на Земле, представляя комиссии доклад о результатах своих исследований почвы и горных пород планеты Деметрион, на которой он провел последние месяцы.

Войдя внутрь и пройдя по коридору в столовую, Райтнов направился к кофе-машине.

– Капучино, пожалуйста.

– Капучино, – повторила послушная машина и принялась за приготовление напитка.

Зашумели ножи, дробящие зерна кофе на мелкие частицы. Райтнов засек время в надежде, что однажды эта машина все же успеет сделать любимый напиток за десять секунд, заявленные заводом-изготовителем. Но нет, и в этот раз кофе был приготовлен лишь за двенадцать. Райтнов забрал стакан, ощущая привычное и приятное тепло в ладони.

Выйдя снова на улицу, он осмотрелся еще раз. То, что еще два дня назад было научно-исследовательской колонией с тремя десятками поселенцев, теперь больше походило на заброшенный после войны город. Вокруг стояли полуразрушенные корпуса, а большая часть необходимой для проведения исследований аппаратуры была выведена из строя. Уцелел только бункер, хотя и ему, судя по всему, недолго оставалось выглядеть так, как было задумано архитектором. Где-то были видны следы крови, но трупов нигде не было. Они забрали их.

Радио-вышка лежала посреди взлетной площадки, безнадежно придавив собой вертолет. Райтнов не знал, успел ли кто-нибудь в последние моменты отправить сигнал бедствия соседним базам. Если да, то в лучшем случае бригада помощи будет здесь через сутки.

Стена, окружающая колонию по периметру, была разрушена в двух местах. Было отчетливо понятно, что для них она не является препятствием. Она хорошо защищала колонию от относительно мелких хищников вроде шакалов и волков, водящихся в этих местах, но сейчас она была неспособна сдержать даже их.

Райтнов допил свой утренний кофе и бросил одноразовый стакан себе под ноги. Соблюдать чистоту больше не хотелось.

– Надеюсь, и этот кофе не станет последним, – подумал он.

Еще немного осмотревшись, он случайно наткнулся взглядом на стакан, выброшенный им вчера и довольно далеко перемещенный ветром. Райтнов задержал взгляд на нем, будто он значил что-то особенное.

– Забавно, но вчера, выкидывая тот стакан, я думал то же самое.

Ветер подул чуть сильнее, сдвинув стакан еще на полметра.

– Как только закончу с ровером, обязательно починю мусорщика, – сказал Райтнов вслух, как будто его кто-то мог услышать. Почему-то эта мысль рассмешила его.

Райтнов постоял еще некоторое время, оценивая масштабы разрушений, а затем поднял голову и, закрыв глаза, глубоко вдохнул. Постояв так несколько секунд, он развернулся на пятках и направился в сторону гаража. Уже подходя к воротам, он заметил на створках новые царапины и вмятины, как будто кто-то так и хотел проникнуть внутрь, уничтожив последнюю надежду на спасение. Райтнов нажал на кнопку поднятия дверей, но механизм заклинило. Двери не поднялись даже на четверть. Райтнов отошел от ворот и осмотрел их еще раз, затем направился к боковому входу. К счастью, эта дверь была нетронута. Но Райтнов понимал, что ровер получится выкатить только через ворота гаража, и тот факт, что их заклинило, никак не мог радовать. Войдя в гараж через боковую дверь и включив тусклое освещение, он окинул взглядом ровер. Выглядел тот вполне сносно, разве только двигатель не был собран и установлен. Что, в общем-то, Райтнов и собирался исправить до наступления темноты.

– Что ж, за работу, – проговорил он, разводя широкие плечи и похрустывая суставами.

Многолетний опыт работы с различными механизмами и роботами дал свои плоды, и через пять с небольшим часов половина двигателя была собрана. Райтнов всегда считал себя больше инженером-механиком, чем профессором и исследователем состава других планет. Многие коллеги удивлялись, как ему удается добиваться таких успехов в науке, не тратя на исследования так же много времени, как и они. На это Райтнов всегда отвечал, что чтобы хорошо работать головой, нужно иногда хорошо поработать руками.

Он держал в руках тяжелый разводной ключ, понимая, что никогда не захочет уйти с головой в науку, отказавшись от любимого хобби. Он взглянул на часы. Шел третий час дня, а это значит, что пора пойти пообедать. Райтнов осмотрел только что собранную конструкцию, затем перевел взгляд на ровер.

– Только чудо поможет успеть… еще и эта проклятая дверь заклинила.

Райтнов провел рукой по мокрому лбу и зашагал к ящику с инструментами, чтобы положить ключ на место. Ему нравилось, когда все всегда лежит на своих местах, и даже спешка не могла заставить его бросить инструмент где попало. Он уже отошел от ящика как внезапно раздался шорох со стороны улицы. Резко развернувшись на месте и слегка присев, Райтнов бросил взгляд в сторону приоткрытых дверей, готовясь встретить противника, но внутри никого не было.

– Черт, – выругался он, ощущая все нарастающее чувство страха, – эти твари же не выходят днем. Они не ходят под солнцем!

Около минуты Райтнов оставался в недвижимости, прислушиваясь к звукам. Может, это всего лишь волк? Но даже встреча с волком не кажется приятной, когда ты не при параде. Когда у тебя в руках уже нет даже разводного ключа, а одет ты в обычный комбинезон научного сотрудника.

Но слышал он лишь стук своего сердца, отчаянно бившегося от выброшенного адреналина. Ему было страшно, но он никогда не стыдился своего страха. Страх – это спутник человека. Так заложено природой – страх появляется в самых опасных ситуациях и дает новые силы, помогая преодолеть все на своем пути. Райтнов всегда считал, что страх необходимо обуздать, и тогда можно выпутаться из любых переделок.

Однако он вздрогнул от резкого и неприятного звука снаружи, как будто кто-то или что-то ударилось в стену. Райтнов оценивал ситуацию. Терять время нельзя, потому что с наступлением темноты они точно вернутся. Райтнов не знал, что там, снаружи, но принял четкое решение выйти и попытаться разобраться с этим. Он приподнялся и тут же снова присел, напрягшись всем телом – он увидел быстро скользнувшую мимо ворот в сторону бокового входа тень. Тень была немаленькой, но и не столь большой, чтобы принадлежать одному из тех ночных существ. Райтнов тихонько подошел к боковому входу, но открыть дверь и резко выйти наружу опасался – после пяти часов непрерывной работы в гараже солнце наверняка ослепит, отняв возможность отчетливо видеть происходящее на несколько секунд. А эти несколько секунд могут сыграть решающую роль. Райтнов прислушивался, но снаружи было тихо.

Главное – это обуздать свой страх и не торопиться. Спустя минуту шорохи снова раздались, и на этот раз они были прямо здесь, за дверью. Спустя еще пару мгновений дверь начала тихонько и беззвучно отворяться, рисуя линию солнечного света на полу. Райтнов быстро отодвинулся, чтобы свет не упал на его ноги. Что бы это ни было, но раз оно ходит под солнцем – наверняка оно хуже видит в темноте. Такой был его план – напасть первым из темноты. Напасть, чтобы спастись.

Прямоугольник света на полу начал деформироваться от упавшей на него тени – кто-то с опаской пробирался внутрь. Райтнов присмотрелся к тени, но безрезультатно – очертания были слишком размыты, чтобы угадать, кто же является ее хозяином. Внезапно с улицы раздался громкий звук – вероятно, еще одно полуразрушенное строение стало полностью разрушенным. Это, по всей видимости, испугало и побудило обладателя тени быстро ринуться в гараж, хотя бы в какое-то укрытие.

Райтнов наконец увидел, кто это был. Он узнал лицо этого человека, но было уже слишком поздно. Рефлексы сработали мгновенно, и его кулак уже преодолел больше половины пути до лица доктора.

– Дьявол! – Выругался Райтнов.

Сердце колотилось в бешеном приступе. Интересно, с какой же скоростью организм может вырабатывать адреналин и подмешивать его в кровь.

– Доктор! Доктор, очнитесь! Ангус, вы меня слышите?

Доктор начал приходить в себя, благо удар не был слишком сильным. Все же обратный рефлекс тоже сработал – кулак успел немного сбросить скорость после того, как лицо было опознано и до того, как они встретились.

– Доктор, я думал, вы мертвы! Как вам удалось спастись? Где вы находились все это время после нападения?

Райтнов готов был спорить, что последние сутки он находился здесь один. Он осматривал базу вдоль и поперек в поисках выживших и нуждающихся в помощи, но никого не было. Значит, скорее всего, доктор провел все это время за пределами базы.

 

– Если хотите, товарищ Райтнов, я умру от следующего же вашего удара. Дабы не подводить ваши ожидания!

Райтнов улыбнулся. Доктор умел шутить в самых разнообразных ситуациях.

– Ангус. Где вы были все это время?

Доктор сел и облокотился спиной о стену.

– Я был в бункере. Я спрятался под одним из спальных мест, мне было страшно выйти. Я только сейчас решился. Я решил, что если останусь там еще, то точно погибну, а так есть хоть какая-то надежда. Алекс, у вас есть вода? Я очень хочу пить.

– Пойдемте в бункер, в столовой есть вода. Там же можно будет и как следует подкрепиться, уж в этом я точно составлю вам компанию. Тем более, что дел у нас с вами хоть отбавляй.

Алекс Райтнов помог доктору Ангусу встать на ноги, и, придерживая его под руку, повел в сторону бункера. Он до сих пор не мог поверить, что доктор был здесь, среди руин базы все это время. Как же он мог пропустить живого человека? Райтнов точно помнил, что осматривал все в бункере. Надо было кричать, тогда бы доктор услышал и откликнулся. Но Райтнов боялся привлечь кого-нибудь не очень дружелюбного лишними звуками.

Алекс обратил внимание на комбинезон доктора. Тот был чист и почти не помят, а это говорит о том, что доктор действительно находился в бункере. Но Алекс точно помнил, что осмотрел все, что только можно было. Каждый ящик. Каждую койку. Каждую комнату и даже холодильники. Невозможно, чтобы доктор находился там. Это просто невозможно.

Глава 2: Помощь на подходе

– Видишь эти следы на деревьях?

– Да. Я начал замечать их еще некоторое время назад, но не придавал значения. Но теперь это уже кажется подозрительным.

Гордон и Барни с комфортом расположились в кабине ровера, попивая колу и хрустя чипсами.

– Остановимся здесь и посмотрим поближе, – сказал Гордон, ставя свой стакан в подстаканник.

Барни нажал на кнопку PAUSE, которая давала автопилоту ровера команду снизить скорость, найти подходящее место для остановки и встать. Послушная машина съехала с грунтовой дороги на траву и остановилась возле большого дерева. Местные секвойи были гораздо больше земных, и огромный бронированный ровер казался детской игрушкой на их фоне.

Гордон встал со своего кресла, сладко потянулся после длительной поездки, развернулся на месте и направился к выходу из ровера. Проходя мимо стойки с оружием, которая находилась прямо за его креслом, он на секунду остановился и бросил взгляд на свой автомат, но брать оружие не стал.

– Мы с Барни выйдем и кое-что осмотрим, – сказал Гордон остальным, проходя мимо зоны отдыха ровера – если хотите, то можете тоже выйти подышать.

Барни же чуть задержался, беря со стойки свой автомат и проверяя количество зарядов. Он считал, что хороший военный должен всегда иметь при себе оружие, даже когда он сидит на горшке в уборной или наслаждается ужином при свечах. Гордон, в свою очередь, частенько подшучивал на тему неразлучности своего товарища и его оружия.

Когда Барни вышел из ровера, Гордон уже стоял в нескольких метрах от ствола и, судя по всему, находился в глубокой задумчивости. Только в моменты высокой мыслительной активности он медленно и методично поглаживал правой рукой бороду, будто это способствовало лучшему перевариванию идей. Барни, не отрывая глаз от дерева, подошел вплотную к товарищу и тоже приступил к методичному повторению движений, улучшающих мыслительные способности. Только, в отличие от Гордона, руки у него были заняты, поэтому он плавно водил большим пальцем правой руки по переключателю предохранителя.

У обоих возник один и тот же вопрос, но никто не решался озвучить его. Ребята стояли молча, и каждый прокручивал в голове свои версии событий, произошедших здесь.

– Эй ребята, а что вы там… – начал было кричать со спины вышедший из ровера Айзек, но тут же осекся и медленно подошел ближе.

Тоже сохраняя тишину, он встал рядом с Барни, таким образом последний оказался посередине. Айзек, несмотря на отсутствие бороды, начал повторять те же ритуальные движения, что и Гордон. Это только усилило подозрения Барни, поэтому он тоже решил попробовать, отпустив правой рукой автомат и позволив ему повиснуть на ремне. Ребята продолжали стоять в задумчивости еще несколько секунд.

– Один вопрос – что это и как это здесь появилось? – Наконец нарушил тишину Барни, так и не почувствовав небывалого наплыва мыслей.

Гордон молча пожал плечами, не отрывая руки от подбородка.

На коре могучей секвойи были видны хоть и неглубокие, но отчетливые следы, похожие на царапины. Будто бы огромный древоруб поработал здесь своей не менее огромной пилой – похожие следы остаются на коре дерева, если один-два раза провести по ней инструментом. Некоторые из соседних деревьев имели те же отметины.

– Интересно, – только и смог выговорить Айзек.

– А еще интересно, что скажет Эмилия, – наконец снова обрел дар речи Гордон, – она вроде как ответственная за объяснение местных природных катаклизмов.

Спустя десять минут вся команда из четырех человек уже стояла возле ровера и активно обсуждала версии произошедшего.

– Нет! – Суетился Айзек, отсеивая очередную теорию от Барни, – это точно не бобры! Они бы не смогли залезть так высоко, да и ни один сумасшедший бобер не будет ставить себе такую цель жизни, как повалить огромную секвойю.

– Да я ж пошутил, – отозвался тот, никак не ожидавший того, что кто-то воспримет его “теорию” всерьез.

– Давайте я выскажу мысль, которая, вероятно, крутится у всех в голове, – предложила Эмилия, – что если эти следы оставили те самые Титаны, изучением которых занимается доктор Ангус и его команда?

Вся команда молча задумалась, представляя себе этот сценарий развития событий. Гордон первым нарушил тишину:

– Звучит разумно, но маловероятно. Они давно вымерли, и наш доктор Ангус изучает не непосредственно их, а их окаменелые останки.

– Да, звучит крайне маловероятно, – согласилась Эмилия, – но посмотрите на высоту, на которой находятся эти царапины. Не менее четырех метров – кто еще дотянется до такой высоты? К тому же, за десять минут нам не удалось озвучить другую, более рациональную версию. Ну, кроме версии с бобрами, – улыбнувшись, она покосилась в сторону Барни, а тот, в свою очередь, самодовольно подмигнул Айзеку.

Последний был склонен согласиться:

– Действительно, мы на этой планете всего три месяца. Нас уверяли, что все именно так, что мы занимаемся изучением давно вымерших видов, но мало ли – на Земле до сих пор делают открытия и находят новые виды организмов.

– Все это, конечно, очень странно. Я сфотографирую эти следы, и затем продолжим путь к базе Альфа. Все же у нас задание, – резюмировал Гордон, направляясь к роверу, – через десять минут выдвигаемся дальше.

Вернувшись в ровер и взяв из него камеру, Гордон решил немного пройтись по округе и сделать как можно более полный фотоотчет. Он посмотрел на ребят – те продолжали что-то активно обсуждать. Гордон обратил внимание на лицо Барни – на нем не осталось и тени улыбки, напротив – оно выражало серьезную обеспокоенность происходящим. Правая рука поглаживала бороду, что означало высокую мыслительную активность.

– Забавно, – подумал Гордон, – этот большой парень иногда кажется столь легкомысленным и даже придурковатым, хотя на самом деле к своей работе он подходит очень серьезно.

Осмотревшись, Гордон увидел следы еще на одном дереве неподалеку и решил пройтись до него, а ребята тем временем продолжали дискуссию.

– Если твоя версия верна, – говорил Барни, обращаясь к Эмилии, – то все очень плохо. Наши исследовательские базы не предполагают защиты от настолько серьезных хищников.

Исходя из результатов исследований живых организмов, проведенных на планете Деметрион за несколько лет до высадки экспедиции, самые опасные из местных хищников – волки. Причем, местные волки гораздо крупнее и опаснее земных. Они обладают гораздо более развитыми конечностями, а именно – мощная поясница позволяет им стоять на задних лапах, а передние лапы имеют длинные и цепкие пальцы, позволяющие как хватать свою добычу, так и рвать ее могучими когтями. Хотя они и не могут ходить на задних лапах так же уверенно, как люди, они могут пробежать несколько метров – обычно этого вполне достаточно, чтобы развить неплохую скорость и впиться в жертву когтями передних лап. В общем, местные волки внешне могут напомнить героев древнего земного фольклора – оборотней или волколаков.

– Предполагалось, что самыми страшными хищниками тут являются волки, – продолжал Барни, – от них стены спасут. А вот от Титанов – боюсь, нет.

– Выходит, от них не спрятаться? – спросил Айзек.

– Бункер на Альфе, по идее, должен выдержать. А еще старая военная база имеет крепкие блоки. Я еще удивлялся, зачем они тут нужны, а вот сейчас они будут весьма кстати. Порт Деметрион, как главная база планеты, тоже имеет крепкие стены – думаю, туда им не пробраться. А вот наша станция Дельта не имеет ни толстых стен, ни бункера. И мы, находясь в пути, тоже крайне уязвимы.

– Давайте готовиться к худшему. Пусть это будет наша рабочая версия, – предложила Эмилия.

– Согласен, – ответил Айзек, – хоть мне это и не нравится, но имея в виду эту версию, отказ связи с Альфой уже не выглядит столь…

Айзек не договорил, потому что Барни внезапно резко дернулся и будто подпрыгнул на месте. Обычно так подскакивают люди, когда звонит или вибрирует будильник, спрятанный накануне под подушку. Ребята вопросительно смотрели на него.

– Слышите?

– Нет, ничего. А что мы должны слышать?

– Тише, – Барни крепко сжал в руках автомат и осмотрелся, – а где Гордон?

Не дожидаясь ответа, Барни побежал к роверу, на ходу ища глазами товарища. Эмилия прислушалась и услышала со стороны ровера негромкий, но неприятный и пробирающий звук, похожий на сирену. А в кабине ровера, на одном из мониторов, отображался радар и горела предупреждающая надпись: “ОСТОРОЖНО! Рядом крупный хищник!”.

***

Гордон осмотрелся и нашел себя метрах в двадцати от ровера. Немного, но вполне достаточно, чтобы затеряться в растительности и потерять товарищей из виду. Он стоял на небольшой лужайке среди могучих деревьев и небольших кустов. Лужайка была не особо богата зеленью, а в центре ее травы не было вовсе. Была лишь темная грязь, еще не высохшая после последнего дождя. Грязь, ничем особо не примечательная, сначала и не думала привлекать внимание Гордона, но когда он подошел поближе, то уже не смог оторвать от нее глаз. Лужайка хорошо запомнила своего последнего гостя, посетившего ее совсем недавно – в центре ее, прямо в грязи, отчетливо вырисовывался глубокий след трехпалой лапы. От пятки до конца среднего пальца было не менее полуметра, и след этот оставил явно не заяц, или кто в этих краях еще водится.

Гордон рассматривал след, присев на одно колено.

– Тяжелая, должно быть, штука, – произнес он вслух, оценивая глубину следа, – надо показать это ребятам.

Сфотографировав след крупным планом, Гордон поднялся на ноги, развернулся в сторону ровера и… оцепенел. В нескольких метрах от него, из кустов на краю лужайки, за ним хищно следили два горящих глаза. Волк подкрался незаметно. Гордон проклял себя за то, что позволил своему любопытству завести себя вглубь леса, отделиться от команды. Оружия тоже как назло не оказалось при себе. Единственное, что было при нем – фотокамера, которую он инстинктивно крепко сжимал в обеих руках.

Десятки мыслей проносились в голове Гордона одна за другой, но запомнилась только одна:

– Так вот ты какой…

Гордон читал много мифологической и художественной литературы об оборотнях и волколаках. Он также видел множество подготовительных роликов о местных хищниках перед началом экспедиции. В конце концов, он много представлял себе самого опасного хищника этой планеты. Но ничто не могло передать настоящего его образа.

Гордон восторгался могучим существом. Но и погибать от лап предмета восторжения желания не возникало. Это был тот самый случай, когда лучше сотню раз услышать, чем хотя бы разок увидеть.

Волк, судя по всему, понял, что его заметили, поэтому медленно и вальяжно вышел из-за кустов, показав свои истинные размеры. Гордон стоял на месте как вкопанный. Увидев эту реакцию жертвы, волк, видимо, решил немного поиграть перед тем, как набить свой желудок, поэтому набрасываться на добычу не торопился, и как бы с интересом ожидал ее действий. Он будто бы разыгрывал шахматную партию и, имея густую черную шкуру, предоставлял оппоненту право первого хода. Белые всегда ходят первыми. Только в этой партии уже все было предрешено – ферзь угрожал беззащитному королю.

Гордон тоже действовать не торопился: честно говоря, он не знал, что делать. Кричать? Это точно не поможет, потому что волк расценит это как агрессию и набросится на него. С другой стороны, это позволит ребятам скорее сориентироваться и избежать дальнейших потерь.

 

Волк стоял неподвижно еще несколько секунд, показавшиеся Гордону целой вечностью, затем хищник начал переносить центр тяжести ближе к задним лапам – верный признак готовящегося прыжка. Гордон мысленно попрощался со всеми и набрал полные легкие воздуха. Волк ринулся вперед на задних лапах, сделал два шага и прыгнул. Еще не дожидаясь его прыжка, Гордон что есть силы закричал:

– Воооолк!

Одновременно с этим он попытался отпрыгнуть в сторону и тем самым уйти с линии атаки хищника, и уже в прыжке нажал на кнопку фотокамеры, сделав фото со вспышкой.

Вспышка ослепила зверя, и он не смог приземлиться на лапы, упав ровно на то место, где еще мгновение назад стоял человек. Гордон быстро поднялся, и, не теряя хищника из поля зрения, попятился в сторону ровера.

Гордон хотел снова крикнуть и предупредить команду об опасности, но вдруг остановился. Под трупом волка начала образовываться лужица темно-красной крови, а в груди зияла черная дыра. Ферзь не заметил ладью, и король совершил рокировку.

– Надеюсь, теперь-то шутка про то, что я никогда не расстаюсь со своей пушкой, исчерпала себя? Ты в порядке?

Гордон обернулся – рядом стоял Барни с автоматом наперевес.

– Ловкая штука со вспышкой, правда я и сам чуть не промахнулся, – улыбнулся тот.

– Черт, – только и сказал Гордон, затем подошел к Барни, посмотрел ему в глаза и крепко пожал руку, – я твой должник.

Остальные ребята уже тоже стояли рядом, и Айзек от удивления широко раскрыл рот. Непонятно, что его удивило больше всего – то ли то, что Гордон был на волосок от смерти, то ли габариты и внешний вид волка, то ли меткость Барни.

– Давайте вернемся к роверу, я немного приду в себя и кое-что вам покажу, – предложил Гордон, – и, конечно, теперь-то я уже возьму свою пушку, – добавил он, с благодарностью кивнув Барни.

Ребята направились к роверу, стоявшему всего метрах в двадцати от места происшествия.

– Ты молодец, – похвалила Эмилия Барни.

– Это моя работа, – ответил тот.

Ребята вернулись в ровер, закрыли за собой дверь и устроились в зоне отдыха. Гордон пару минут сидел молча, допивая оставшуюся в стакане колу.

– Как ты узнал, где я нахожусь, и что рядом волк? – спросил он у Барни.

– Я видел, в какую сторону ты пошел. Когда мы с ребятами обсуждали возможные причины появления этих следов на деревьях, я услышал, как орет радар. Сам прекрасно знаешь этот мерзкий звук.

– Да уж, – усмехнулся Гордон, – на подсознательном уровне уже его ненавидишь.

– Так вот, – продолжал Барни, – когда я пробегал мимо ровера, я быстро заскочил в кабину и глянул на мониторе, где именно находится хищник, чтобы не ошибиться. Мало ли, вдруг он появился бы с другой стороны, и опасность угрожала бы в первую очередь нам, а не тебе.

Вся команда, смотрящая на Барни, в молчаливом согласии закивала, оценивая скорость и точность действий своего товарища. Секундное промедление – и одним членом экипажа стало бы меньше.

– Ладно, не будем терять время. Я хотел вам кое-что показать, – с этими словами Гордон пошел в кабину и завел ровер.

– Больше рисковать не будем, и даже позорных двадцать метров лучше проехать, – донесся до всех его голос.

Ровер, выписывая зигзаги между деревьями, доехал до злосчастной поляны с лысиной по центру. След по-прежнему оставался там, как и труп волка. Гордон вышел из кабины, держа автомат в руках.

– Я прибавил звук радара до максимума, – уведомил он остальных, – сейчас в радиусе ста метров никого нет.

Вся команда вышла из ровера и окружила след. Возникла недолгая пауза, которую нарушила Эмилия:

– Теперь сомнений нет. Они не вымерли.

– Альфа, – вздохнул Айзек, – вот в чем причина сигналов бедствия. Все гораздо хуже, чем можно было предполагать. Сможем ли мы им помочь? Мы и сами сейчас в очень плохом положении, если мои чертовы глаза меня не обманывают и все это правда.

Никто не ответил. Титаны существуют – только эта мысль занимала головы ребят. Гордон достал камеру и на всякий случай сделал еще одно фото. Он открыл только что сделанный снимок и убедился, что он четкий. Промотал влево, и открылся снимок, сделанный до этого – громадный волк на весь кадр, скалящийся и вытягивающий передние лапы в попытке вцепиться в жертву. Гордон показал снимок Барни, а затем и всем остальным:

– Вот зато какое фото сделал. Отправлю в National Geographics, может выиграю в номинации “Лучшие фото дикой природы”.

Айзек снова открыл рот, а Барни со смехом заметил:

– Лучше бы ты в него из настоящего ружья стрелял!

Гордон улыбнулся, прогнал весь эпизод у себя в голове и снова мысленно поблагодарил Барни.

– Надо предупредить все базы, – сказал он, открывая дверь ровера, – ситуация из разряда “красный флаг”.

Спустя минуту ровер уже продолжал свой путь к базе Альфа. Гордон управлял машиной вручную, виляя между деревьями, и, как только они выехали на дорогу, возобновил программу автопилота. На дороге ровер быстро набирал скорость.

Гордон положил фотокамеру на специальную панель рядом со своим личным монитором, тем самым запуская автоматический процесс синхронизации фотографий. Спустя минуту все фото уже были скопированы в память компьютера, и Гордон отправил их станции Дельта, откуда они выехали, с коротким сообщением:

“Похоже, Титаны не вымерли. Думаем, что Альфа подверглась их нападению. Доказательства в прикрепленных фото. Передайте это в Порт Деметрион, – мощности нашей походной антенны недостаточно для передачи данных на такие расстояния”.

На мониторе отобразилась иконка конверта и надпись: “Сообщение успешно отправлено в 11:27”. Гордон посмотрел на часы и убедился, что время точное. Затем перевел взгляд на монитор с текущим маршрутом: автопилот обещал быть в пункте назначения в 23:49. Темнеет здесь в это время года в районе 22 часов, так что засветло прибыть не получится. Гордон взглянул на Барни, и тот, поймав на себе взгляд товарища, посмотрел ему в глаза. Будто прочитав мысли Гордона, он произнес:

– Пару часов придется потрястись в темноте. Мне это тоже не нравится, но поделать мы ничего не можем.

Барни вообще редко заморачивался на моментах, которые ему изменить не под силу. Возможно, это отчасти и делало его хорошим специалистом – он всегда работал с тем, что есть, не тратя свои силы и настрой на обсуждение абстрактных сценариев. Вот и сейчас он казался абсолютно спокойным и невозмутимым. Проблемы нужно решать по мере их поступления.

– Надо бы вздремнуть, – зевнул Барни и поудобнее устроился в кресле второго пилота, откинув спинку, – вечер обещает быть насыщенным.

С этими словами он отвернулся от Гордона и прикрыл глаза.

Гордону же спать не хотелось, он все еще находился в возбужденном состоянии. Решив, что нет смысла пытаться обмануть свой организм и заставлять себя думать о чем-то успокаивающем, он снова открыл сделанное им фото волка и принялся его подробно изучать. Фото действительно было завораживающее и вполне достойное победы в какой-нибудь номинации в любом из известных журналов, но Гордон все равно сделал вывод, что в памяти этот момент запечатлелся гораздо ярче и насыщенней.

Закрыв программу просмотра фото, Гордон встал с кресла и размял конечности. Стойка с оружием притянула его взгляд. Почему-то Гордон не мог оторвать глаз от автоматов, как не мог оторвать их от следа на поляне некоторое время назад.

– Даю себе слово, – произнес он про себя, – что больше никогда не допущу подобной ситуации. Это я должен защищать, а не меня.

Гордон решил задать несколько вопросов по поводу Титанов ребятам, но они тоже дремали, расположившись каждый на своей койке в зоне отдыха. Гордон вернулся в кабину, поудобнее устроился в своем кресле и просто начал смотреть на проплывающие за окном пейзажи, а спустя несколько минут он тоже погрузился в легкую дрему, давая организму успокоиться и набраться сил. Только автопилот не спал, послушно исполняя свои обязанности и ведя ровер дальше.


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделиться: