Название книги:

Твой совет online

Автор:
Наталья Косухина
Твой совет online

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Косухина Н., Гусейнова О., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

Глава 1

Риса Ригал

Как же хорошо вот так лежать на лежаке, на открытой веранде и смотреть вдаль. Погода нынешним летом стоит замечательная. Лазурное небо, хищные птички парят в вышине, чистый воздух… Нет, все-таки какая прекрасная идея – провести свой отпуск в этом замечательном месте, в отеле под названием «Под сенью розовых деревьев».

То, что нужно настоящему хранителю. Спускаясь с гор в долину Айя, три широкие реки – Даф, Акаф и Эйф – образуют огромное водное царство. Достигнув долины, уже медленно текущие воды лениво огибают большие и не очень острова, которые часто походят на одинокие холмы, покрытые густой растительностью. Из-за теплого климата большую часть года в Айе все цветет. И большинство островов поражают воображение туристов прекрасными садами розовых деревьев, благоухание цветов которых разносится по округе.

Проследив взглядом за очередным розовым лепестком, что слетел с дерева и опустился мне на живот, взяла его в руку и вдохнула тонкий нежный аромат. Благодать! Мягкий климат, тепло и лечебные воды.

Предзакатное солнце уже не так палило, как днем, и было приятно нежиться в его теплых лучах. Я лениво обвела взглядом окружающий пейзаж, соседние, похожие на мою, виллы-острова, где на открытых верандах тоже расположились отдыхающие. На минуту засмотрелась на семью севаров с тремя озорными ребятишками, которые сейчас по очереди прыгали в воду. А родители малышни, сплетясь хвостами, отдыхали на лежаках, попивая коктейли и ведя неспешную беседу.

По другую сторону от моего островка приятно проводил время старый ведьмак – большую часть дня он спал в тени деревьев или читал новости в неопространстве. Хотя я отметила, что он тоже частенько поглядывает на меня, поблескивая абсолютно черными глазами, характерными для любого ведьмака или ведьмы. Старый хрыч!

Похоже, его сильно волновал мой пляжный костюмчик, состоящий из шелковой маечки и веселеньких кальсон в цветочек, что лишь подчеркивал все прелести моего женственного аппетитного тела. В кои-то веки я решила последовать моде и купить себе столь непрактичную фривольную одежку, и вот на тебе – на меня засмотрелся старикан!

Долгожданный отдых для усталой и замученной меня – как бальзам на душу. Правда, и этот отпуск пришлось выбивать чуть ли не силой. Начальство из-за участившихся прорывов и сложного характера напарника не хотело меня отпускать.

Нельзя сказать, что я такой уж бесценный и совершенный работник и меня невозможно заменить. Служу я в Дозоре. Так называется в нашей республике служба, которая отслеживает «прорывы» и ликвидирует их последствия.

Несколько сотен лет назад в нашем мире начали появляться чудовища. Приходили они из-за грани, прорывая оболочку мира. В то время из-за этих монстров гибло все живое, потери были колоссальными. Чтобы защищать людей и безжалостно уничтожать агрессоров, и был создан Дозор, ставший теперь крупнейшей организацией внешней обороны с целой сетью филиалов в различных странах. И стоящий на страже не только нашей республики Акар, но и всего мира Айфир.

Где-то прорывы в нашем мире случались чаще, где-то были более спокойные зоны. Я же живу и работаю в Лукане, одном из крупнейших городов на севере нашей страны и – по стечению различных обстоятельств – месте повышенной активности тварей.

Лукан, расположенный на острове, представляет собой прекрасную неприступную крепость, окруженную со всех сторон соленой водой Мертвого океана. Огромной горой этот остров поднимается из воды недалеко от берега одного из двух континентов, с которым соединен большим широким мостом. Естественные террасы, на которых выстроены городские здания, спиралью уходят к вершине, туда, где высится дворец Совета города – главное строение Лукана. Повсюду взгляд отмечает невысокие, но очень живучие деревья и свисающие с каждого балкона ползучие лианы, усыпанные яркими ароматными цветами.

Высокая крепостная стена с множеством смотровых башен кругом опоясывает остров, делая его полностью неприступным и грозным.

Но главным достоинством города был и остается Мертвый океан, омывающий его берега. И не без причины. Монстры, нападающие на нас, сильно не любят воду и всячески стараются ее избегать. Наверное, именно поэтому твердыня до сих пор остается надежной и неприступной.

О своей работе я всегда вспоминаю с особым трепетом и, несмотря на опасность, люблю свое дело, хотя изначально не планировала идти по стезе хранителей.

Прикрыв глаза, я откинулась на лежаке и перенеслась воспоминаниями в далекое прошлое.

В детстве я была нестандартным ребенком. С младых ногтей меня занимали не куклы и плюшевые туфики, а инструменты моего отца. Он работал строителем, и специального инвентаря у него имелось предостаточно, потому у меня было из чего выбирать. Мама постоянно ругала меня за игры с папиными инструментами – боялась, что я поранюсь или испорчу в доме мебель. А отец лишь спокойно улыбался, думая, что я пойду по его стопам.

Но судьба распорядилась иначе, и на меня в этом вопросе большое влияние оказал наш сосед-севар. Представители этой расы отличаются невероятной стремительностью, а конкретно на этого еще и магия не действовала. Сосед был лет на десять старше меня и относился ко мне как к младшей сестренке.

Вот и росла я, общаясь больше с ним, чем с девочками своего возраста и своей расы. Когда мне исполнилось двадцать три, передо мной встал вопрос выбора будущей профессии. И именно в этот период на меня повлиял сосед.

Мама всегда хотела, чтобы я пошла по ее стезе и стала ведьмой-практиком в школе по созданию магических амулетов. Дело, достойное женщины! Но усидчивости у меня не было никакой, да и напитка магией амулетов – дело тонкое: нужно обладать терпением, которого у меня тоже не имеется.

Папа хотел, чтобы я пошла учиться на проектировщика, создавала и строила здания. Но, несмотря на мою тягу к его инструментам, в этом деле я совсем не разбиралась. Я родилась ведьмой и хотела делать что-то значимое, приносить реальную пользу.

Меня долго мучил вопрос: куда мне податься?

Над этой проблемой я и раздумывала, когда Сайлар нашел меня возле речки. В этом живописном месте, окруженном деревьями, всегда хорошо думалось – особенно если я смотрела на воду. Среди множества деревьев я всегда выделяла одно – огромную старую иву с корявым, покрытым шишками и наростами стволом и длинными ветвями, которые будто тянулись к воде. В их тени я в раздумьях или мечтах часто проводила долгие часы. Порой, лежа на зеленой травке, разглядывала сквозь ветви голубое небо. А бывало, усевшись на теплые камни, которые в большом количестве усеивали берег реки, вглядывалась в толщу воды, ища там ответы на свои вопросы.

– Привет, мелкая! О чем мечтаешь? Неужто какой-то юноша украл твой покой?

Оглянувшись, я увидела, что ко мне направляется сосед – довольно высокий эффектный мужчина с мужественными чертами лица и длинной косой. Форма Дозора на его хвостатом поджаром теле смотрелась очень впечатляюще. Он лишь недавно закончил обучение и буквально неделю назад начал работать.

– Нет, – не оправдала я надежд севара. – Думаю о том, куда мне дальше податься.

– Да‑а‑а… Этот вопрос посерьезнее всяких там мужчин будет. И куда же дальше ты решила направиться по дороге жизни?

Тяжело вздохнув, я ответила:

– Не знаю.

И продолжала смотреть на воду. Сайлар подошел и опустился рядом со мной.

– Чего ты хочешь? – сделал еще одну попытку друг.

– Подвигов, – просто ответила я.

Севар рассмеялся:

– Мы не в древние времена живем. Сформулируй желание более конкретно.

Немного подумав, я сказала:

– Хочу делать по-настоящему стоящее дело. Хочу…

И замолчала, не в силах выразить свое желание, которое клокотало у меня внутри и рвалось на свободу.

– Кажется, я тебя понял, – через пару минут сказал Сайлар. – Тогда, если хочешь полезных подвигов, иди в Дозор.

Я с сомнением посмотрела на соседа:

– Туда женщин не берут.

– Кто тебе это сказал? – неподдельно удивился севар.

– Мама узнавала через подругу.

– Она соврала. Тебе нужно пройти тест на дар и сдать экзамен. Но тебя, скорее всего, возьмут: ведьмаков не хватает.

Да, моя раса всегда была востребована, несмотря на многочисленность ее представителей. В этом мире только нам подвластна магия, но применять ее так, как хочется, мы не имеем возможности. Делиться своим даром с окружающим миром мы можем лишь через вещи, напитывая их магией. И именно поэтому потребность в наших услугах имеется во всех отраслях общества.

Я, нерешительно взглянув на соседа, спросила:

– И вы действительно убиваете чудовищ?

– Да. Но ты, вероятнее всего, станешь защищающим, а значит, в большинстве случаев будешь только прикрывать нападающего.

Для меня и этого оказалось достаточно.

– Как мне поступить в Дозор?

Сосед глубоко вздохнул:

– После этого мне, скорее всего, откажут от вашего дома, и твои родители много чего выскажут, но я тебе посодействую. Ты должна следовать своим путем, так что слушай…

Вот так, втайне от родителей, я собрала документы и подала их в университет хранителей. И пока меня не приняли, держала этот секрет при себе, наслаждаясь им каждый день.

По теоретическим дисциплинам я еле-еле наскребла проходной балл и думала, что мне откажут. Когда вторым этапом протестировали мой дар, он оказался достаточно сильным – выше среднего, и это решило дело в мою пользу. Я стала претендентом на звание хранителя.

В тот же день, ближе к вечеру, я собрала вещи и спустилась вниз. Мне предстояла трудная задача – сообщить новости домашним, которые отдыхали в гостиной.

Увидев меня в дверном проеме с походной сумкой в руках, родители в тревоге переглянулись.

 

– Куда ты, доча? – нервно спросила матушка.

Для дополнительной уверенности в себе я сжала в ладони ручку сумки.

– Мама, папа, сегодня я поступила в университет хранителей. В связи с чем должна к десяти часам прибыть в общежитие.

На несколько мгновений родители замерли и сидели молча, переваривая новость.

– Я не позволю! – наконец воскликнула мама. – Как ты могла принять столь важное решение и не посоветоваться с нами?!

Она вскочила с дивана и стояла, явно не зная, что делать дальше, но готовая любым способом помешать мне уехать.

– Наверное, потому, что это – мое решение и моя жизнь! – твердо ответила я.

– Я запрещаю! – строго сказал отец, тоже вставая с дивана.

– Это все ее друг виноват, это он ее туда потащил! Чтоб ноги его больше не было в нашем доме! – Кажется, у матушки началась истерика.

А мы с отцом в это время смотрели друг другу в глаза: между нами шло сражение, в котором я не собиралась проигрывать.

– Сай никуда меня не тащил. Это решение я приняла после того, как узнала, что моя мать мне соврала, – резко сказала я, продолжая смотреть на родителя.

– Я хотела уберечь тебя! Ты же – наш единственный ребенок. А что, если какая-то из тварей тебя убьет, что будет с нами?

Внезапно отец отвел взгляд и отошел к окну.

– Она уже все решила.

Мама развернулась к нему и потрясенно воскликнула:

– И ты ее так вот отпустишь?!

– А какой у нас выбор?

Я развернулась и, подхватив свои вещи, направилась к двери. Мама вышла в коридор. И когда я взялась за ручку, порывисто произнесла:

– Если ты сейчас уйдешь – лучше не возвращайся!

Немного помедлив у выхода, я покинула дом, хлопнув дверью.

Даже сейчас при воспоминании о том моменте во мне поднимается буря чувств, а уж тогда я приступила к занятиям, находясь в эмоциональном шоке.

Несмотря на невысокие баллы при поступлении, сама учеба давалась мне легко: наверное, потому, что состояла в основном из практики. Четыре года пролетели быстро. Свое обучение я до сих пор вспоминаю с затаенной нежностью: самый беззаботный и один из самых счастливых периодов моей жизни. С родителями я помирилась через полгода, они все время моего обучения очень переживали за меня, а я, вырвавшись из-под опеки, училась, отдыхала с одногруппниками и периодически встречалась с Сайларом, когда он возвращался с заданий.

Первая серьезная неприятность в моей новой, взрослой, жизни стала для меня неожиданностью. Через несколько дней после выпуска пришло сообщение – мой друг детства на очередном задании получил серьезную травму. Некоторое время мы вместе работали в Дозоре, а потом он вдруг уволился и уехал. Оказалось, после ранения его перевели на задания более низкой сложности, и на этом фоне у него возник конфликт с начальством. Но перед тем как подать в отставку, он успел устроить так, чтобы меня оставили в родном городе.

Служба моя простой не была: работа у хранителей опасная. В своих мечтах о великих свершениях, достижениях и сражениях я не учла, что есть и бытовые моменты. Вот тут-то и нашла коса на камень.

На прорывах всегда работает команда нападающий-защищающий, в связи с чем совершать героические поступки в одиночку у меня попросту не было возможности. А напарника, несмотря на хорошую психологическую характеристику, мне подобрали не сразу.

При нашей работе, на которой можно и голову сложить, очень важна психологическая совместимость, взаимопонимание и слаженность взаимодействия. Первое время, работая и выполняя задания, я не чувствовала нападающего, не понимала его действий, между нами не хватало какой-то связи.

«Может, со временем все наладится», – думала я тогда, но потом поняла, что под лежачий камень вода не течет, и начала перебирать кандидатов, по мере возможности подбирая себе более подходящего напарника.

Удачный случай для моего профессионального роста подвернулся неожиданно: в Лукан перевели хранителя из другого города. По неизвестной причине у него возник конфликт с напарником, и работать вместе они больше не смогли. И в своем городе он остаться не пожелал. Странно, обычно мы прикипаем к какому-то определенному месту, изучаем его, привыкаем и покидаем только в случае необходимости и крайне неохотно. А тут – по собственному желанию…

В итоге, когда я шла к начальнику, Вархару Сарговичу, знакомиться со своим новым напарником, меня снедало нешуточное любопытство.

Открыв дверь кабинета, я увидела сидящего за столом своего шефа и огромного чадара.

Первое, что мне бросилось в глаза, – длинные волосы. Обычно представители расы чадаров носят короткую прическу, но, присмотревшись, заметила в туго скрученном хвосте замаскированные лезвия.

Развернувшийся ко мне всем корпусом мужчина был высок, как и все чадары, и широкоплеч. Под одеждой угадывалась хорошо развитая мускулатура, что делало массивное телосложение еще более впечатляющим.

Лицо не отличалось правильностью черт, нос был сломан, наверное, в двух местах, а четко очерченные губы создавали ощущение суровой неприступности. Тем не менее тяжелый подбородок, острый взгляд темных глаз и хищные повадки делали мужчину очень привлекательным. Опасно привлекательным.

Хорошо, что я предпочитаю другой тип мужчин, а то б мое сердце перестало мне принадлежать.

Поняв, что стою в дверном проеме и бесцеремонно рассматриваю чадара, быстро приказала себе вернуться в рабочее состояние.

– Добрый день, – поздоровалась, присаживаясь напротив начальника, на стул рядом с предполагаемым напарником.

Мужчина вызывающе прошелся по мне нахальным взглядом, задержав внимание на пышной груди, которая всегда сильно мешала мне в работе, и с недоумением на лице повернулся к Вархару Сарговичу:

– И «это» мне собираются поставить в напарники?

К такой реакции мужчин, особенно тех, у кого уже есть определенные карьерные достижения, я привыкла, потому не обратила на эти слова никакого внимания. Раз нас привели на собеседование и знакомство – значит, подбор уже оформлен и бумаги готовы. Так что придется ему мучиться со мной.

– Когда первое задание? – спросила я у начальства.

– Завтра, – спокойно ответил шеф.

Всегда поражалась его полному хладнокровию и абсолютной невозмутимости в любых ситуациях.

В кабинете повисла тишина, а мой напарник сверлил меня взглядом.

– Посмотрим, – в итоге бросил он и вышел прочь.

– Кто это? – поинтересовалась я, глядя вслед хаму.

– Раш Сонха.

– Ого!

Довольно знаменитая личность среди хранителей, да и не только. Он блестяще выполнял свою работу, за приличный срок службы провалил всего два задания, да и те не по своей вине. Его профессиональный уровень просто зашкаливал, о нем нам в университете рассказывали преподаватели. И теперь эта легендарная личность будет у меня в напарниках. Интересно, почему он перевелся сюда из столицы?

– Но, – добавил начальник, – он очень трудный в плане сотрудничества. Тебе придется тяжело, так что прояви терпение.

Еще бы! Он и не такое может себе позволить.

– Сколько он проработал с последним напарником?

– Десять лет.

Я в удивлении вскинула брови:

– И что же случилось?

– По официальной версии, его напарнику потребовалось переехать в другой город.

– А по неофициальной? – От любопытства меня прямо распирало.

– Он переспал с невестой своего защищающего.

Заметив мое удивленное выражение лица, шеф быстро пояснил:

– Сонха не знал, что девушка – чья-то невеста. Его напарник, хорошо зная репутацию своего нападающего, подругу с ним не знакомил и в результате сам же и прогадал. А дама желала найти вариант повыгоднее.

– М-да… – поняла я возможные трудности.

– Точнее не скажешь. Отказываться будешь?

– Нет, конечно. Мне очень любопытно поработать с профессионалом такого уровня.

Вархар Саргович зыркнул на меня с явным сомнением в глазах, не веря в наш тандем… Но судьба решила иначе.

На следующий день, придя на работу, я сразу отправилась в подготовительный корпус и начала собираться на задание. После образования портала до появления чудовищ обычно проходит часа четыре. Так что мы успевали.

Я уже переоделась и полностью экипировалась, когда пришел мой напарник. Заметила я его не сразу, а лишь потянувшись к столу за магическими ножами. Он стоял, прислонившись к стене, и смотрел на меня вызывающим взглядом, так же, как и вчера.

Я отметила это и, не обращая внимания, продолжала распределять ножи по костюму.

– И такая фигура не мешает на заданиях? – спокойно поинтересовался напарник.

– Мешает, – коротко ответила я.

Первое время приходилось действительно трудно, но утягивающее белье помогло решить проблему.

– Но ты справилась, молодец. Не кажется ли тебе, что работать со мной ты не сможешь?

– Нет. Но я вижу, ты не в восторге от того, что тебе придется работать с женщиной. Откажись.

Раш поморщился:

– Если не соглашусь – мне откажут в отборе. И так уже многие не подошли.

– Не нужно было уезжать из столицы.

– Думаю, ты достаточно долго работаешь в Дозоре, чтобы тебя уже просветили на этот счет. У тебя столько опыта. Настоящая матерая волчица!

Ну, это он преувеличил.

– Я уже достаточно проработала, чтобы осознавать, что мое досье ты знаешь лучше, чем я сама. И – да, меня уже просветили насчет твоей щекотливой ситуации.

– Какая тактичность! Ну что ж, посмотрим, что ты собой представляешь в боевых условиях, – протянул Раш и отправился переодеваться.

Экипировался он гораздо быстрее меня, и когда прозвучал сигнал отправления, мы, уже полностью готовые, стояли в ожидании портала.

На задании все прошло вполне успешно, и по возвращении меня даже не высмеяли. С Рашем мне было спокойно, я хорошо его чувствовала и прекрасно понимала. Если бы не паршивый характер нападающего, то все и вовсе было бы прекрасно. Напарник тоже пока помалкивал, если не довольный, то уж точно удовлетворенный нашей работой.

Решило окончательную судьбу нашего тандема задание, на которое мы отправились спустя примерно месяц. Тогда – непонятно, каким чудом – мне удалось спасти жизнь своему нападающему. Несмотря на то что данный случай был откровенной удачей, с того момента отношение Раша ко мне изменилось в корне. Так началась наша дружба. Нежеланная напарница стала одной из немногих, кому Раш мог простить практически все и полностью доверял. А еще в наших отношениях был и дополнительный плюс – мы точно не отобьем любовников друг у друга.

Из задумчивости меня вырвал вызов, исходящий из магического амулета на шее. Застонав, я не успела ничего предпринять, как буквально в ту же минуту меня засосал межпространственный портал, перенес мое бренное тело из райского уголка и выкинул у начальника в кабинете.

Поднявшись, я огляделась.

Глава 2

Никеа Лавейская

Даже летом в горах всегда холоднее, чем на равнинах.

Прядки волос выбивались из тугой черной косы, растрепанной ветром. Его порывы заставляли ежиться и кутаться в теплую кашемировую шаль. А солнце слепило глаза, вынуждая жмуриться, но тем не менее тянуться к его живительному теплу и свету.

Открыв глаза, я уже в который раз обвела взглядом окружающий меня пейзаж. Белоснежную стайку птиц, носящуюся высоко в голубом небе и громкими криками оглашающую всю округу. Высокие горы с белыми пушистыми шапками на вершинах, словно серой защитной стеной окружающие со всех сторон небольшую зеленую долину. Привычную, изученную до последнего камешка дорогу, которая начинается от ворот нашего поместья и, немного расширяясь и петляя, сбегает вниз, в поселок. Вечный сероватый смог, сквозь который с таким трудом пробиваются к земле лучи солнца: это дым от костров или печных труб медленно поднимается вверх и неохотно покидает теплое местечко.

Я стояла на крыше смотровой башни, которая примыкала к нашему огромному каменному дому, как его еще называли – цитадель клана. Находясь здесь и испытывая обычное умиротворение, рассматривала знакомые с рождения ухоженные добротные дома вокруг поместья и суету вампиров из нашего клана.

Прислушивалась к привычным для меня звукам, которые в горах разносятся очень далеко, ощущала родные запахи и раздумывала. Мои мысли постоянно крутились вокруг отца и его разговоров по поводу моего будущего.

Папа исподволь пытался настроить меня на то, что в моем возрасте уже пора задуматься о браке. Через неделю мне исполняется двадцать три года и по законам любой расы, населяющей мир Айфир, я стану совершеннолетней.

Против брака как такового я не имела ничего против, но вот тот факт, что отец сам планирует выбрать мне подходящего мужа, очень пугал, вызывая неприятие и внутреннее сопротивление. В конце концов, два моих брата гораздо старше меня, но пока не собираются возлагать на связующий алтарь свою кровь и произносить брачные обеты. Так чем я хуже?

 

– Младшая госпожа, вас призывает отец!

Я так погрузилась в свои мрачные размышления, что не услышала, как ко мне подошел молоденький вампиреныш, внук управляющего нашим поместьем. Этот худенький бледный паренек – Тикс – выполнял в клане множество мелких поручений. Он намного младше меня, тем не менее я не раз уже ловила на себе его заинтересованный взгляд.

Резко обернувшись, я с раздражением посмотрела на него, а потом просто кивнула: ведь он же не виноват в моем плохом настроении.

Приподняв подол синего длинного повседневного платья, я пошла к лестнице, ведущей вниз, в основной дом. Тикс тенью скользнул за мной.

Не сдержав любопытства, вызвавшего у меня внутри противную дрожь дурного предчувствия, бросила на вампиреныша короткий взгляд и намеренно равнодушно спросила:

– Не знаешь зачем?

Тикс молча пожал плечами. Когда мы покинули крышу и оказались на каменной лестнице, ведущей вниз, в жилые покои, он, наверное не выдержав, осторожно ответил:

– Ваш батюшка ничего не сказал по этому поводу…

Я напряглась в ожидании продолжения, и Тикс меня не подвел.

– Но приезжал нарочный, который привез письмо от главы клана Аббазов, он передал его лично вашему батюшке, – произнес Тикс с тщательно скрываемым сочувствием ко мне и подсознательной злостью.

Правда, мне было не ясно, на кого он злится.

Я тут же поинтересовалась:

– И как давно приезжал нарочный?

Странно, похоже, в своих размышлениях я пропустила появление на дороге всадника.

– Час назад, младшая госпожа. Ваша матушка уже некоторое время беседует с вашим батюшкой, – предупредил мой следующий вопрос Тикс, а затем еще более осторожно добавил. – И сначала они разговаривали на повышенных тонах. Глава гневался и кричал, но ваша матушка, как всегда, была спокойна и выдержанна…

Да уж, Тикс сообщил не очень обнадеживающие новости. Если папа злится, то это означает одно – мама пыталась чего-то добиться от него и, вполне возможно, добилась. Сейчас он в плохом настроении, а это однозначно отразится на мне.

Наконец мы добрались до апартаментов отца, Тикс коротко мне кивнул и удалился. Проводив взглядом спину парня, я тяжело вздохнула и, постучав в дверь, вошла.

Папин кабинет представлял собой большую квадратную комнату, богато украшенную яркими красными драпировками. Между двумя высокими стрельчатыми окнами стоял массивный деревянный стол, за которым отец сейчас и восседал, видимо, строча ответ нашему соседу – главе клана Аббазов. На середине кабинета лежал толстый бордовый шерстяной ковер, который заглушал шаги и вообще придавал этой комнате немного уюта.

Чуть в стороне, ближе к стене, стояли три глубоких кресла и диван из красной кожи. Вообще мой отец очень уважает старые традиции вампиров, и потому большая часть помещений и комнат нашего дома оформлена в красных тонах. Лично я этот цвет терпеть не могу.

В одном из кресел сидела мама, одетая в пурпурное классическое платье с немного завышенной талией и узкими рукавами, практически достигавшими пола. На мне было похожее платье, отличавшееся от маминого лишь цветом. И если папа уважал традиции вампиров, то мама неукоснительно следовала их моде, особенно для аристократов.

В нашем мире уже редко где можно встретить чистые монархии, но большинство старых вампирских кланов, к коим относится и наш, строго соблюдают светские условности, хранят свои родовые регалии и аристократические статусы.

Бросив на меня лишь один быстрый взгляд, мама снова уткнулась в свое любимое вышивание. Рукоделие часто вводило в заблуждение людей, не знающих маму, создавая ложное впечатление, что перед ними послушная воле мужа домохозяйка. Увы, мама была слишком похожа на отца и тоже любила власть. В этом доме без ее участия не происходило ничего. Правда, матушка проводила свою политику тонко и без грубостей. А вот папа был прямым, превыше всего ставил свое мнение и желания и не терпел ни возражений, ни споров.

Оторвав взгляд от письма, которое писал, родитель взглянул на меня из-под черных кустистых насупленных бровей. Ему уже исполнилось сто лет – наступал этап старения. Но старость еще не скоро оставит свои следы на по-вампирски бледной коже его лица. Пока лишь мимические морщинки углубились и не исчезали, даже когда отец был полностью расслаблен. В любом случае я почему-то уверена, что до ста пятидесяти лет – максимального срока жизни любой из рас Айфира – он доживет. Мой отец очень настойчивый и упертый мужчина.

– Никеа, присядь, пожалуйста, – скорее приказал, чем попросил отец.

Затем, проследив, как я, настороженно глядя на него, опустилась на стул рядом с его столом, жестко продолжил:

– Я уже беседовал с тобой на тему брака. Так вот, мне поступило предложение от главы клана Аббазов, он просил твоей руки для своего старшего сына, Ронара…

– Я не хочу замуж! – возмущенно выпалила я, но была остановлена резким взмахом отцовской руки и его яростным взглядом, направленным на меня.

Он перевел взгляд на маму и ядовито процедил:

– Адель, ты плохо воспитала нашу дочь, если она позволяет себе прерывать главу своего клана!

Мама хмыкнула и, не отрываясь от рукоделия, меланхолично ответила:

– Оттис, ты ей прежде всего отец, и сейчас решается ее судьба. Так почему бы и не повысить голос?

Взгляд серых глаз отца заледенел, и я поняла, что теперь он отыграется за саркастический выпад мамы на мне. Они уже пятьдесят лет решают, кто из них главный, а в итоге страдают другие.

– Никеа, я решил согласиться на предложение Аббазов и сейчас пишу ответное письмо. Ронар – хороший мальчик, с сильным характером. Такая девушка, как ты, за ним как за каменной стеной – проблем знать не будет.

В ответ на это категоричное замечание я встала и, сжав кулаки, сказала:

– Папа, я не выйду за него замуж. Ронар – грубый, деспотичный хам. Да его весь клан Аббазов побаивается, а ты хочешь, чтобы я свою кровь на его брачный алтарь проливала?

Отец поднялся, не торопясь вышел из-за стола и, подойдя ко мне, жестким бескомпромиссным тоном произнес:

– Я решил – и ты подчинишься! Я не только твой отец, но и глава клана! Через две недели состоится ваше с Ронаром бракосочетание!

– Но почему я? И сейчас? – молящим голосом спросила я.

Он смерил меня раздраженным взглядом и ответил:

– А сама не догадываешься?

Я отрицательно покачала головой.

– Посмотри вокруг, – продолжил родитель. – Еще лет двести назад наш клан был богатым и многочисленным, а сейчас? Из всех четырех рас Айфира мы – самая слабая. У чадаров есть их сила и броня, у ведьм – их магия, даже севары, эти хитрецы и проныры, – более быстрые, чем любой из нас, вампиров. Да они же хитростью занимают все мало-мальски выгодные места!..

Я тут же вклинилась в его речь:

– Да! Но мы – лучшие охотники, у нас хороший природный нюх, и мы владеем магией крови. Многие побаиваются с нами связываться из опасения, что мы наложим на них проклятье…

Отец снова взмахнул рукой, останавливая мою пылкую речь, и тут же возразил:

– Магия крови? Да что можно сделать с помощью жалкого проклятья?! Немногие – как ты или твоя мать – имеют столь сильный дар, большинство могут лишь наслать насморк или запор. Временный. Ты думаешь, это поможет защититься от нападения? Может спасти жизнь целому клану? С тех пор как общим законом рас Айфира были введены запреты на прямое изъятие крови из разумных, нам осталось либо уподобляться животным и использовать их кровь, либо соглашаться на донорские банки крови и платить за них немыслимые пошлины.

Я ехидно заметила:

– Да, но благодаря этим банкам крови многие вампиры предпочитают жить в своих кланах, а не в городе на вольных хлебах. Кровь нынче дорогая, а для кланов по тому же самому закону все государства делают скидки. Ты и другие главы этой кровью удерживаете молодых вампиров здесь, внутри клана. Ведь в городе им придется самим ее покупать, и уже по рыночной цене…

Мама оторвалась от своей вышивки и с веселым ехидством заметила:

– Оттис, а наша девочка уже выросла.

Я сглотнула горькую от отчаяния слюну. Отец смерил меня внимательным взглядом, а потом заговорил, на сей раз убеждающим, давящим на психику голосом:

– Никеа, в наше время всем вампирам нужно сплотиться, объединиться – только так можно защититься от внешних угроз. Ты, я смотрю, не читаешь новости в неопространстве, только в книжки свои уткнулась и больше ничем не интересуешься. Нет, я, конечно, благодарен и ценю твою помощь с делами и бухгалтерией, но сейчас это не главное! Темные прорывы участились, из них на Айфир вылезает всякая нечисть, правительства поднимают налоги – и на кровь тоже. Молодежь ворчит на стариков и своих глав за то, что мы также поднимаем клановый налог на кровь. Но ведь она же не бесплатная… Наша казна пустеет, долги растут, и как-то это надо решать…


Издательство:
Эксмо
Поделится: