Litres Baner
Название книги:

Скучно не бывает!

Автор:
Пиня Копман
Скучно не бывает!

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

ПРЕДИСЛОВИЕ

Дорогой читатель, наша жизнь начинается с колыбельной. И все детство стихи и песенки сопровождают нас и делают жизнь веселей и интересней. Взрослея, мы окунаемся в серьезные дела, но рождение собственных детей, а затем и внуков вновь возвращает нас к колыбельным, стишкам и песенкам.

В этой книжке собраны стихи и тексты песен о детях и для детей разного возраста, начиная с тех, кто помладше.

Есть даже сказка в стихах для тех, кому больше 13 лет.

Эта сказка и завершает книжку, начинающуюся с колыбельной.

Некоторые стихи, может, больше для взрослых, чем для детей. В таких есть подзаголовок «Под цензуру родителей».

Иллюстрации в книжке нарисованы мною, или взяты из интернета с лицензией Creative Commons, СС или ССО.

На последней страничке есть ссылки на источники этих интернетовских иллюстраций.

Я надеюсь, что эта книжка позабавит тебя и твоих детей, и поможет веселей смотреть в будущее.

Любящий тебя Пиня Копман

Колыбельная для внука

Спи мой мальчик, спи мой сладкий,

будет ночь длинна.

К изголовию кроватки

спустится луна.

Засыпает даже воздух,

реки и земля.

И звенят в зените звезды

звонче хрусталя.

Но прислушайся- услышишь

сквозь хрустальный звон:

в мягких тапочках по крышам

тихо бродит сон.

Спи мой милый, спи курносый,

время не пришло.

Жизнь еще задаст вопросы

про Добро и Зло.

Не на все ее загадки

ты ответ найдешь.

А пока что спи, мой сладкий,

так быстрей растешь.

Как счастливым жить на этой

лучшей из планет

нам не даст пока ответа

даже Интернет.

Ты отыщешь, пусть не сразу

к счастью путь простой.

Спи пока, мой сероглазый,

спи, мой золотой.

Годы мчат быстрее звука

охнуть не успеть –

колыбельную для внука

сам ты будешь петь.

Грустная австралийская легенда

В Австралии веселой

у моря, поутру

открыта серфинг-школа

хвостатых кенгуру

и кенгурята-дети

резвятся на песке

и ловят свежий ветер

на серфинге – доске

Там из одной тарелки

(не удивляйся впредь)

ест сумчатая белка,

опоссум и медведь.

А в дебрях леса – буша

лохмат, начесан, хмур

висит на дикой груше

задумчивый лемур.

Недавно он объелся

зеленых груш, и вот

ужасно разболелся

к утру его живот.

И кенгуру лемура

как Айболит лечил,

он хвост его в микстуре

и день и ночь мочил.

А белочка-подружка

на старый липкий мёд

приклеила лягушку

бедняжке на живот,

и вымыв с мылом шкуру

опоссум, сев на сук,

закапал в нос лемуру

прозрачную росу.

Ужасней нет рассказа,

чем тот, как он болел.

Зеленых груш ни разу

лемур с тех пор не ел.

И помнят превосходно

приморье, степь и буш:

пусть даже ты голодный, -

не ешь зеленых груш!

В Австралии счастливой,

где эвкалипт высок,

едят квадронг и сливу,

пьют самый разный сок,

и молоко с пеленок,

пока не надоест,

но ни один ребенок,

и ни один зверенок

зеленых груш не ест!

.

Про бедного Грыза замолвите слово

(Под цензуру родителей)

У столовых, вдоль заборов,

с аппетитом и тоской

стаи страшных Грызоморов

ищут Грызов день-деньской.

Грыза бедного хватают,

и давай его морить:

в сто одежек одевают,

заставляют ручки мыть,

в бубны бьют и дуют в трубы,

но всего ужасней (Да!)

заставляют чистить зубы.

Даже с пастой, иногда!

Как индейцы пляски пляшут

с жуткой миной на лице

и закармливают кашей,

манной, с витамином "Це"

И для Грызов нет спасенья:

только высунется – Хвать!

Даже сладкого варенья

не успеет похлебать!

Ни печенья, ни конфеты.

Нет пути ни вверх, ни вниз.

Только ночью до буфета

доберется бедный Грыз.

Этот тяжкий путь не сладок,

не до радости ему:

Съест две пачки шоколадок,

и быстрее – шасть во тьму!

И без слез и без капризов -

В темноте, и там и тут

тихо спят бедняги Грызы.

И во сне быстрей растут.

Сонная песенка

Когда багровый солнца круг

сползет на горизонт,

и вечер-друг над нами вдруг

раскроет черный зонт,

зажгутся окон огоньки,

а сверху, как печать

луна и звезды- светлячки,

чтоб нам не заскучать,

из дальних странствий в этот час

вернется добрый гном.

Он знает нас и все про нас,

и входит в каждый дом.

Слетает, словно пух, легко,

садиться на кровать,

и тихо шепчет на ушко

волшебные слова.

Из разных стран он сны принес

для каждого из нас:

в них хитрый кот и верный пес,

и страшный Барабас.

Гном принесет тебе и мне

волшебную тетрадь,

чтоб нас по ней учить во сне

мечтать, любить, летать.

Он будет сказки нам плести

пока продлиться ночь.

А солнца первые лучи

его прогонят прочь.

Спешит за сказками слетать

в далекую стану.

Чтоб нам их ночью рассказать

когда зажгут луну.

Из ночи в ночь, из века в век

как сон и свет луны -

веселый гном и человек,

который видит сны.

Мяч и этика

Вскачь, накатом, снова вскачь

по лужайке мчится мяч.

А наперерез мячу

по дорожке я скачу.

Мы с мячом почти что братья

и уж точно, что друзья.

И люблю с мячом играть я

потому что он – как я.

Только ног он не имеет,

у меня их целых две.

Но зато я не умею

Так скакать на голове.

Я кричу и хохочу,

бью ногою по мячу

От удара мяч не плачет,

не ударит сам в ответ.

Мяч не может дать мне сдачи,

потому что ножек нет.

Я в сомнениях дурацких,

но давно спросить хочу:

– Может, это не по-братски, –

бить ногою по мячу?

Тараканы

По щелям, трубам и печам

весной, зимой и летом

как только в доме все уснут,

и не видать ни зги,

они приходят по ночам,

и нет для них запрета.

И, если слушать тишину,

то их слышны шаги.

С азартом истребляют их,

как хищников опасных.

Да что ж наделали они,

чтоб так их невзлюбить?

И сочинили сотни книг

и способов ужасных

чтоб извести, искоренить,

и просто так убить.

Обыкновенный таракан,

подтянутый и стройный,

он ест совсем немного так:

одной лишь крошкой сыт,

Как в ресторан идет в стакан,

спокойно и достойно.

И у него блестящий фрак

и длинные усы.

А в доме, встав не с той ноги,

сестра до поздней ночи…

Сперва раздавит одного,

а после – ну пищать!

Мне тараканы – не враги,

и мне их жалко очень.

Вот подрасту годок, другой –

начну их защищать.

Колыбельная галчонку

Золотой луны кружок

за окном у нас кружится,

и летит ночная птица

за жуками на лужок,

Спи, галчонок, спи, дружок!

Почему тебе не спится?

С тополей летит снежок

на траву поспать ложиться.

Спи и ты, дружок!

А вдали простор морей

каравеллы, бригантины.

Взапуски плывут дельфины,

кто смешней и кто быстрей?

И в тельняшках полосатых,

над волною голубой

очень добрые пираты

в вальсе кружатся с тобой.

Там заснул прибой.

Сон слетает с облаков

мягкий, сладкий, добрый очень.

Звезды – глазки теплой ночи

светят сотней светлячков.

Там, где воздух нежно звонок,

колокольчиком звеня,

ждет, когда заснет галчонок

сказка завтрашнего дня.

Спи, звезда моя!

Укоры совести

(Под цензуру родителей)

Туча серая, мохнатая,

надо мной висит с утра,

как матрас, набитый ватою,

мною порванный вчера

***

Зря родители сердились.

Тихо я играл мячом.

Мамины духи разлились

сами. Я здесь ни при чем.

***

Клякса будто синий глаз,

взгляд со стенки задней.

Стала комната сейчас

ярче и нарядней.

На унылые обои

я пролил чернила.

Что ж родителям обоим

в комнате не мило?

***

На асфальте листья в крапинах

им слетать пора пришла.

И большая чашка папина

облетела со стола.

***

Солнце в речку опускается,

двор под вечер опустел.

Почему же получается

все не так, как я хотел?

А когда укоры совести

тяжело смотреть на свет.

И печальней этой повести

ничего на свете нет.

В море

Нас несет легко и плавно

по волнам то вверх, то вниз.

Тянет двигатель наш главный

белый парус – легкий бриз.

Мимо яхты выгнув спины

еле двигая хвостом

по волнам скользят дельфины –

черноспинные дельфины

под названьем «Афалины»

 

с бело–желтым животом.

Мяч держу я над волной

на конце веревки длинной.

Так хотелось, чтоб со мной

поиграли в мяч дельфины.

Будто звякнула гитара,

и, подброшенный спиной,

от дельфиньего удара

мяч взлетает над волной!

Десять раз дельфины рылом

ударяли по мячу.

Как чудесно это было:

мяч взлетает – я кричу!

А потом их вдруг не стало.

Все исчезли в глубине.

А играли мы так мало!

Сразу грустно стало мне.

Капитан наш, тетя Дина,

мне сказала: "Вот беда!

Ты бы бросил им сардину

не ушли бы никуда".

Взрослый вечно пользу ищет,

лезет к детям с ерундой.

Ведь сардина – это пища

Кто ж играется с едой?

Я хочу быть капитаном,

всюду им почет и честь!

Но когда я взрослым стану

то с советом всяким странным

к детям я не буду лезть.

Про кошку и собаку

Соседская киска по имени Маша

любимица дома и улицы нашей.

Такая миляга! Такая чистюля!

И нос свой не сунет в чужую кастрюлю.

С презреньем обходит чужие сосиски,

и пьет молоко и сметану из миски.

Мурлычет красиво и любит при этом

с соседским котом петь на крыше дуэтом.

Залезет на дерево с первой попытки,

играется лапкой с бумажкой на нитке.

Не лезет без спроса, скромна, не нахальна

Короче: согласны! Она идеальна!

А пес мой Барбос неуклюжим бывает

и шерсть от него пылесос забивает.

И если еще подберется поближе,

то нос вам и щеки с восторгом оближет.

Не может служить чистоты он примером,


Издательство:
Автор
Поделиться: