Litres Baner
Название книги:

Мой босс, соперница и я

Автор:
Ольга Дмитриевна Иванова
Мой босс, соперница и я

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

«Генеральный директор Акулов Н. Р.» – я как раз изучала позолоченную табличку, когда дверь из лакированного красного бука внезапно распахнулась, и на ее пороге возник мужчина в дорогом темно-сером костюме. Все собравшиеся в этот час в приемной девушки перестали дышать и уставились на него, настороженно и в то же время с затаенным восхищением. А восхититься там было чем: высокий, крупный и в то же время подтянутый, чуть жесткие, но привлекательные черты лица, русые волосы подстрижены коротко, легкая, едва заметная небритость ничуть не портит облик, напротив, придает ему некую брутальность, разбавляя общий лоск делового образа. В общем, я тоже не стала исключением и чуток подвисла, разглядывая его.

– Меня сегодня уже не будет, – между тем бросил мужчина секретарю в приемной. Низкий, с нотками хрипотцы, голос отозвался в груди приятной вибрацией, его же обладатель даже взглядом не удостоил толпу своих потенциальных помощниц и стремительным шагом направился к лифтам, оставляя за собой шлейф умопомрачительной туалетной воды.

Стоило дверям лифта закрыться за ним, как по приемной пронеслась волна сдавленных вздохов.

– Это и есть генеральный директор? – несколько озадаченно спросила я у Даши, приятельницы, благодаря которой мне и удалось попасть на собеседование в «Дом интерьера» – одну из самых крупных мебельных компаний не только столицы, но и всей нашей родины. – Я думала, он старше. Намного старше. Ты, вроде, рассказывала, что он в годах. А этому и сорока нет.

– Тридцать шесть, если быть точнее, – отозвалась Дарья, пряча улыбку, потом же продолжила с печальным вздохом: – А тот, о ком я рассказывала, его отец, Роман Антонович. Он основал эту компанию, больше двадцати лет управлял ею, но в октябре у него случился инфаркт… В общем, скончался наш Роман Антонович, а место генерального занял его старший сын Никита. До этого он возглавлял филиал «Дома» в Питере, а после смерти отца вернулся в Москву. Теперь вот обустраивается тут…

– Теперь понятно, почему так срочно ему понадобился помощник, – протянула я. – А что стало с предыдущим секретарем? У покойного же директора, видимо, он тоже был.

– Да, Раиса Львовна, милейшая женщина и супер-секретарь. Жена Романа Антоновича даже порой ревновала к ней, – Даша хмыкнула. – Но кто знает, что там было между ними на самом деле? А после смерти Романа Антоновича Раиса сразу же написала заявление на увольнение, тем более она и без того уже должна была три года как уйти на пенсию, с ее слов, работала здесь только ради Романа Антоновича. Вот и ушла. А новому директору пришлось подыскивать другую помощницу. Кстати, Люда сказала, – она кивнула в сторону ресепшена, – новый генеральный попросил Раису Львовну напоследок помочь менеджеру подобрать себе замену, так что еще, может, познакомишься с ней.

Потом Даша окинула взглядом моих конкуренток, которых набралось не меньше двух десятков:

– Вот так ажиотаж. И это только те, чьи резюме приглянулись нашему HR-менеджеру. Говорят, за неделю пришло больше трех сотен резюме… Если честно, когда я предлагала тебе тоже попытать удачи, не думала, что будет такая конкуренция…

– Значит, удача пока на моей стороне, – я улыбнулась. – Раз мое резюме выбрали среди такого количества.

Возможно, повезет и дальше… Потому что эта работа мне нужна. Очень.

– А я не сомневалась в этом, – Даша подмигнула мне. – У тебя, Тань, отличное резюме, и прошлое место работы производит впечатление. Все-таки секретарь-референт в «Аримавера» – звучит солидно.

– Надеюсь только, они не будут сильно допытываться о причине моего ухода оттуда, – эта мысль ввергла меня в уныние.

А причина была личного характера: сын моего уже бывшего начальника, в начале лета вернувшийся с учебы из Лондона, начал проявлять ко мне чересчур повышенное внимание. К отказам он не привык, поэтому для достижения своей цели использовал самые радикальные и беспринципные методы, вплоть до… Нет, не хочу даже вспоминать об этом. Но самое противное, что его отец, которого я до этого очень уважала, закрыл на все глаза и просто попросил меня с работы по собственному желанию, так сказать, если не хочу новых проблем. Проблем я не хотела, как и не хотела видеть больше ни его, ни озабоченного сыночка отморозка. Ушла, сбежала, даже забыв собрать свои вещи. Где-то там до сих пор в письменном столе лежит мое зеркальце из цветного стекла, которое купила в память о поездке в Венецию, и флешка с подборкой любимой музыки. И если музыку еще можно восстановить, то с зеркалом, увы, пришлось распрощаться, ибо возвращаться за ним для меня теперь смерти подобно.

Спасибо, что судьба свела меня с Дашей. С ней мы как раз и познакомились в том самом путешествии по Италии и вот уже почти два года поддерживали общение: время от времени созванивались, переписывались в соцсетях, пару раз встречались за чашечкой кофе и пирожным. И так получилось, что она была первой, кто узнал, о моем увольнении: случайно позвонила в тот момент, когда я, закрывшись в кабинке офисного туалета, пыталась справиться со слезами обиды после откровенного разговора с начальником. Сама Даша работала бухгалтером в мебельной компании «Дом интерьера», чем очень гордилась и считала своим чуть ли не главным достижением в жизни, после двух сынишек, конечно. С мужем у нее, к слову, не сложилось, развелась, поэтому теперь она пребывала в активном поиске. Оказалось, что в «Доме интерьера» как раз на днях появились вакантная должность секретаря, или личного помощника, как это здесь называлось, для генерального директора. По всем требуемые пунктам я вполне подходила, поэтому, с легкой руки Даши, мое резюме оказалось на столе менеджера по персоналу, а вчера я получила приглашение на собеседование.

– Какая ты уже в очереди? – уточнила приятельница, взглядом подсчитывая соискательниц в приемной.

– Передо мной еще три, – отозвалась я, радуясь, что за мной их в два раза больше. – Ты можешь идти, Даш, я сама справлюсь. У тебя ведь работа…

– Нет, я подожду, – упрямо ответила та. – Посижу с тобой до победного конца. А работа не убежит, я с девочками договорилась, прикроют.

Я признательно улыбнулась ей и собралась спросить еще кое-что о «Доме интерьера», как вдруг из лифта выпорхнула блондинка. Высокая, худенькая, в норковой шубке нараспашку, под которой виднелась короткая юбочка и облегающая водолазка. Ноги у этого модельного создания были, естественно, от ушей, а пухлые губки явно совсем недавно прошли коррекцию у косметолога. Блондинка, стуча каблучками, продефилировала к ресепшену и небрежно уточнила у секретаря:

– Где отдел кадров?

– Вот, – показала секретарь и поспешила предупредить: – Если вы на собеседование, то придется подождать. Соискателей много. Назовите мне свое имя, я предупрежу менеджера, он вас вызовет, когда подойдет очередь.

Девица презрительно фыркнула и направилась к кабинету, бросив через плечо:

– Менеджер и без того предупрежден и ждет меня.

– Вот это наглость! – возмутился кто-то из девушек, а взволнованная секретарь уже спешила за блондинкой, которая бесцеремонно распахнула дверь отдела кадров.

Секретарь исчезла следом за ней в кабинете, но буквально через минуту вышла. Пожала растерянно плечами в ответ на вопросительные взгляды кандидаток и, потупив глаза, вернулась за свою стойку.

– Блатная, – резюмировала тихо Даша. – Интересно, кто ее протеже? К Борису Андреичу, менеджеру нашему, так просто не подступишь. Даже мне твое резюме пришлось продвигать на общих условиях, без всяких «знакомств». И ничего никто не обещал.

– Ты и так много для меня сделала, – попыталась успокоить я подругу, хотя у самой на душе от появления новой конкурентки тоже стало тревожно. – Дальше уже все зависит от меня, вашего Бориса Андреевича и удачи. Посмотрим…

В следующую минуту из дальнего коридора вынырнул некий заспанный юноша с растрепанными волосами, в помятой футболке и потертых джинсах.

– Ваня, наконец-то! – лицо секретаря озарила счастливая улыбка. – Я тебя уже заждалась!

– Что на этот раз случилось? – молодой человек, напротив, не выказывал никакой радости от встречи. Подошел к ней ближе и, засунув руки в карманы, уставился на компьютер.

– Смотри, – секретарь сразу засуетилась, подхватила мышку, стала ею щелкать и показывать на экран: – Когда я нажимаю так, или вот сюда… Вылезает вот это. И не убирается, только сворачивает окна…

Ваня тяжело вздохнул и посмотрел на девушку со смесью жалости и раздражения:

– Пусти, сейчас сделаю… – и плюхнулся в ее кресло.

– Это наш сисадмин, – пояснила мне Даша, что, впрочем, я уже поняла и без нее. Но подруга продолжила: – Он младший брат генерального. Товарищ на своей волне, но программер от бога. Весь офис один тянет. Да, характер тяжелый, необщительный, но если что попросишь – побухтит, но сделает.

– Ты сейчас описала портрет типичного сисадмина, – усмехнулась я. – Мне кажется, других и не бывает в природе.

Даша, согласившись, хохотнула.

«Блатная» блондинка в отделе кадров пробыла недолго. Вышла через минут пять с довольной физиономией, окинула всех нас надменным взглядом и исчезла в лифте.

– Кукла расфуфыренная, – поморщилась Даша. – Неужели ее возьмут? У нее же отсутствие интеллекта на лице написано. И зачем тогда вот это все?..– она махнула рукой в сторону моих конкуренток. – Хотя… Что взять с этого Никиты Романовича? Не удивлюсь, если он поставил негласное условие, чтобы у помощницы в первую очередь было смазливое личико. Это не Роман Антонович, который в первую очередь в сотрудниках ценил ум и профессионализм.

– Не торопись с выводами, возможно, ты ошибаешься, – сказала я, а сама невольно повернулась к зеркальной стене, которая как раз находилась справа от диванчика, где мы сидели.

Придирчиво себя осмотрела, пытаясь представить, как меня могут воспринять со стороны: брюнетка, глаза зелено-карие, среднего роста, стройная, не модель с обложки, но вполне симпатичная, миловидная. Грудь… Не самая выдающаяся часть моего тела, но умело маскируемая пуш-апом. Есть небольшая близорукость, потому иногда ношу очки, чаще – линзы. Сегодня я в последних, так что о плохом зрении никто пока не догадается. На собеседование оделась сдержанно, в деловом стиле: пудренная блузка, черная юбка-карандаш, замшевые полусапожки на каблуке. В принципе, мне нравилось, как я выгляжу. Во всяком случае именно так я представляла себе личного секретаря генерального директора солидной компании: опрятная, элегантная, без вызывающих деталей в образе. Но совпадает ли мое видение с мнением менеджера по персоналу и самого Акулова? С другой стороны, если для гендиректора важна в первую очередь смазливая мордашка и параметры модели, то грош цена такой должности. Дважды на одни и те же грабли наступать не хочу. Мне хватило предыдущего начальства…

 

– Татьяна Ларина, вас приглашают, – позвала секретарь, отключая переговорное устройство.

Это же меня зовут! Я тут же подхватилась.

– Давай, Танюха, сделай их там всех! – Даша помахала кулачками.

Я кивнула, оправила юбку, пригладила волосы и набрала в грудь побольше воздуха:

– Все, я пошла…

– Удачи! – крикнула вслед Даша. – Ни пуха ни пера…

– К черту, – выдохнула я и открыла дверь.

Глава 2

– Присаживайтесь, – мне указали на мягкий офисный стул, обитый бежевой экокожей.

Если я правильно поняла, то этот плотный рыжеволосый мужчина с квадратным подбородком и есть Борис Андреевич, менеджер по персоналу. А худенькая женщина в годах рядом с ним – бывший секретарь Раиса Львовна.

– Татьяна Ларина, верно? – еще раз уточнил менеджер, при этом губы его дрогнули в едва заметной усмешке. И с вероятностью в 99% ему так и хотелось продолжить: «Итак, она звалась Татьяной…»

– Верно, – ответила совершенно спокойно.

Я уже привыкла к такой реакции на сочетании моего имени и фамилии. Спасибо родителям, которые решили так «соригинальничать» и назвать меня в честь самой известной пушкинской героини. Моей младшей сестре повезло не меньше: она у нас Ольга. Родителям это кажется забавным и романтичным, мы же с сестрой иного мнения. А если учесть, что моего нынешнего молодого человека зовут Женя… Ну, вы понимаете, шутки в нашу сторону так и сыплются. К счастью, он не Онегин, но все равно весело. Осталось Оле найти Ленского, или хотя бы Володю, и «шалость» мамы и папы удалась бы в полной мере…

– Двадцать семь лет, не замужем… – продолжил цитировать мое резюме Борис Андреевич. – А собираетесь туда?

– Куда, простите? – я сделала вид, что не поняла.

– Замуж.

– Вполне возможно… – уклончиво ответила я.

– Детей планируете?

– Я думаю, что практически любая женщина в моем возрасте планирует детей. Другое, дело, что планы – понятие растяжимое, а в таких вопросах могут еще и не сбыться. Не все зависит от одного желания.

– Давайте перейдем к следующему пункту, Борис Андреевич, – невозмутимо предложила Раиса Львовна и тоже заглянула в мое резюме. – Образование – высшее лингвистическое. Свободное владение английским и немецким, испанский, итальянский – разговорный… Синхронным переводом владеете?

– Английский, – ответила я.

Раиса Львовна одобрительно кивнула.

– Документация, деловая переписка?

– Безусловно, на английском и немецком без вопросов.

– Последнее место работы – компания «Аримавера», – зачитал уже Борис Андреевич, и я несколько напряглась, ожидая неприятного вопроса. И он не заставил себя ждать: – Проработали там без двух месяцев три года. Почему уволились?

– На то были серьезные причины, – ровным голосом ответила я. – Не связанные с профессиональной деятельностью.

– Что-то личное? – рыжая бровь менеджера приподнялась.

– Не думаю, что стоит это обсуждать, – снова заступилась за меня Раиса Львовна, и я окончательно прониклась к ней симпатией.

Видно было, что Борис Андреевич хотел ей возразить, но в последний момент передумал. Положил передо мной несколько психологических тестов:

– На их выполнение у вас пять минут.

– Почему хотите работать именно в нашей компании? – задал он стандартный вопрос уже в заключении беседы.

– Мне импонирует стабильность вашей компании, а также социальные гарантии, которые вы предоставляете своим сотрудникам. Заработная плата, безусловно, тоже немаловажный фактор, – ответила я честно.

– Как насчет карьерной лестницы? Не желаете в перспективе сменить профессию на другую, где можно продвинуться вверх по должности? Стать начальником?

– В вертикальном росте не испытываю потребности, – усмехнулась в ответ. – Я люблю свою профессию и прекрасно отдаю себе отчет в том, что в ней расти можно только горизонтально, то есть совершенствуя профессиональные качества. Хорошие секретари-референты – тоже на вес золота. Вот к этому совершенству я и стремлюсь.

Борис Андреевич улыбнулся и бросил взгляд на Раису Львовну. На губах той тоже промелькнула легкая улыбка.

– Спасибо, Татьяна, – менеджер отложил мое резюме вместе с тестами в отдельную стопочку. – Когда примем окончательное решение, мы перезвоним вам.

Мы распрощались, и я наконец выпала обратно в приемную. Там меня, сгорая от нетерпения, ждала Даша.

– Ну как? Ну что?

– Кто ж их поймет? – я пожала плечами. – Сказали, перезвонят. Впрочем, это стандартный ответ, ты же знаешь.

– Черт, – Даша закусила губу. – Неужели взяли ту мымру белобрысую?

– Скоро узнаем, – вздохнула я, в глубине души радуясь, что этап собеседования позади и можно немного расслабиться. – Беги работай. А то еще проблем хватишь из-за меня. Спасибо большое за поддержку и помощь. С меня обед в кафе.

– Проставишься, когда получишь эту должность, а пока не за что, – Даша быстро обняла меня. – Все, удачи, Танюш. Я действительно побежала. Пока!

– Пока! – я помахала ей вслед рукой и направилась к вешалке, где оставила свою дубленку.

Двадцать седьмое ноября, а уже снег… И как меня угораздило за месяц до Нового года остаться без работы? А если не найду ничего до праздников, значит, и весь следующий год буду безработной? Женя, конечно, только обрадуется, если я не буду работать, он спит и видит, чтобы я осела дома, но меня такая перспектива не прельщает. Если не выгорит здесь, в чем я как-то уже почти не сомневаюсь, надо срочно искать другой вариант… Можно даже начать поиски запасного аэродрома сегодня.

– Всего доброго, – попрощалась я с секретарем Людой, которая с головой ушла в свой компьютер. Судя по тому, что сисадмина Вани рядом с ней уже не было, проблему он решил.

– До свидания, – бросила мне в ответ занятая Люда, а я подумала, что хорошо бы, чтобы мы все же еще свиделись. И не раз.

***

Никита Акулов

Телефон, как всегда, зазвонил не вовремя. Но на экране значилось «мама», и Никита не мог не ответить. Еще полгода назад он бы спокойно проигнорировал звонок родительницы, перезвонив позже, когда появится возможность, но теперь многое изменилось. После смерти отца в начале осени здоровье матери тоже серьезно пошатнулось, она даже успела провести две недели в больнице. А позже лечащий врач позвал Никиту на разговор и предупредил, что маму необходимо оберегать от любых переживаний и потрясений, иначе, не ровен час, она отправится вслед за любимым супругом. И Никита, насколько это было возможно, пытался следовать этим советам и не давать родительнице повода для волнения, тем более она за эти месяцы стала чересчур мнительной, и один неотвеченный звонок сына мог для нее перерасти в настоящую трагедию, а там и снова до больницы недалеко…

Никита поспешил принять вызов, благо светофор впереди мигнул желтым, а следом загорелся красным, и автомобиль пришлось притормозить.

– Да, мам, – ответил он, включая громкую связь.

– Как ты, дорогой? – первым делом спросила она.

– Нормально. Еду по делам, – Никита бросил взгляд на секундомер светофора. Еще полминуты.

– Почему ты до сих пор ездишь без водителя? – голос мамы задребезжал от возмущения и тревоги одновременно. – У твоего отца он был.

– Я люблю сам ездить за рулем, ты знаешь, – Никита против воли поморщился. Мама опять за свое… Но надо держаться, быть терпеливым.

– Но с водителем безопасней! – с нажимом произнесла мать. – Мало ли что случится!

– Ну что может случиться, мам? – Никита подавил вздох.

– Да все что угодно! Или ты хочешь, чтобы я каждый раз переживала, когда ты куда-то едешь? Мне только тебя потерять не хватало! Я этого не вынесу, – теперь в ее голосе появились драматически-слезливые нотки.

– Хорошо, мама, я подумаю насчет водителя, – поторопился пообещать Никита, стиснув при этом зубы. – Только вначале разберусь с секретарем… Мне он сейчас куда нужнее.

– А я, кстати, звоню тебе именно по этому поводу, – мама тут же приободрилась. – Я нашла тебе помощницу!

Светофор загорелся зеленым, и Никита, спеша тронуться, не успел ответить, а мама между тем продолжала с воодушевлением:

– Это Ликочка, ты знаешь ее.

– Какая Ликочка? – машинально переспросил Никита, занятый в этот момент маневром по пристраиванию в другой ряд.

– Ну дочка тети Риты! – с укором отозвалась мама. – Ты разве ее не помнишь? Они еще к нам в гости как-то приходили. Давно правда, Лика тогда совсем малышкой была, годика два, наверное, а тебе – лет двенадцать. Она еще на коленках у тебя все время хотела сидеть, – хихикнула мама. – И хвостиком за тобой ходила весь вечер. Беленькая такая, прям ангелочек…

– Это, случайно, не ее потом стошнило тортом на мою футболку? – мрачно уточнил Никита.

– Ах, ну да, ее! – мама засмеялась. – Забавно было, правда?

– Я бы так не сказал, – невесело хмыкнул Никита. Футболка та была новая, только привезенная отцом из Германии, и ужасно модная. Но «ангелочек» ее своей детской неожиданностью безнадежно испортил. – И теперь ты хочешь предложить ее мне в секретари?

– Именно! – воодушевленно подтвердила родительница. – Лика – замечательная девочка, умница, красавица. Училась в МГИМО. Три курса.

– Всего три? – скептически изогнул бровь Никита.

– Ну да, там какие-то проблемы случились, – быстро, глотая слова, стала объяснять мама. – То ли со здоровьем, то ли с чем другим… Но это неважно! Главное, что девочка толковая, и просто идеальная помощница для тебя! А красавица какая! Мне Рита фото присылала.

– А ты ничего не путаешь? Я секретаря ищу, а не жену.

– Ну… – мама как-то замялась. – Секретарь тоже должна быть красивой. Это же твое лицо.

– Мое лицо – это мое лицо. А секретарь должна безупречно выполнять свои обязанности, – Никиту уже стал тяготить этот бессмысленный разговор. – И ты же знаешь, я предпочитаю не нанимать сотрудников на работу по протекции. Только в крайних случаях и если это реально специалист на вес золота.

– То есть, мое мнение для тебя не имеет никого веса? – мамин голос задрожал от обиды. – Ты считаешь, я не разбираюсь в людях?

Да, Никита так именно и считал, но вслух произносить этого не стал, от греха подальше.

– Ладно, – сказал после некоторой паузы, – пусть эта Лика подойдет ко мне, я пообщаюсь с ней.

– Так уже! – родительница снова воспрянула духом.

– Что «уже»? – не понял Никита.

– Я отправила ее в офис на собеседование. И Борису позвонила, предупредила, что от меня! – сообщила мама.

– То есть, со мной решила не советоваться? – рыкнул Никита, все же не сдержав эмоции.

– Значит, все-таки не доверяешь мне… – оскорбленно протянула мать. – А это, между прочим, и моя компания тоже. Я ее акционер и тоже имею права голоса. И вообще… Папа твой всегда прислушивался к моему мнению… А Рита… Она моя подруга, и хотя мы давно не виделись, она сразу примчалась ко мне, как только узнала, что Рома умер. И теперь только она поддерживает меня, только она… – мама всхлипнула и судорожно вздохнула.

Так, сейчас будут слезы, понял Никита. Спокойствие, только спокойствие…

– Я сказал, что подумаю, – произнес он. – Посмотрю, что можно сделать.

– Ты обещаешь? – вновь короткий всхлип.

– Да, – устало отозвался Никита. – А ты иди отдыхай. Попей чаю, полежи, ладно?

– Хорошо, дорогой. Целую тебя…

– И я тебя, – Никита повесил трубку и отбросил телефон на сидение рядом.

Он подумает обо всем. Только позже.


Издательство:
Автор
Поделиться: