Название книги:

Академия Зла. Быть ведьмой

Автор:
Ольга Хусаинова
Академия Зла. Быть ведьмой

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Освободила все-таки деда Мамая, – обведя внимательным взглядом подвал, усыпанный обломками костей, выдохнул он с какими-то недоверчивыми и восхищенными нотками в голосе.

– Угу, а старый хрыщ меня в благодарность запер, – проворчала я.

– Вот отчаянная! Бежим, пока не застукали! – потянул некромант меня за рукав к выходу. Я спорить не стала, послушно увязалась за ним. – Откуда ты бесстрашная-то такая? – торопливо поднимаясь по покатым каменным ступеням, спросил он, обернувшись.

– Глупая, ты хотел сказать? – самокритично отозвалась я, еле успевая следом.

– Не без этого, – кивнул парень. – Но не знаю, чего должно быть больше – глупости или смелости, чтоб связаться с нашим ректором.

Нехорошенькое предчувствие кольнуло кожу.

– А ваш ректор случайно не демон? – осторожно и почему-то сорвавшимся на фальцет голосом спросила я.

– Ага, огненный! – довольно подтвердил некромант. – Идиотка?

– Идиотка!

Я обреченно застонала и, не разделив радости, на первом же повороте обогнала адепта. Оказывается, в случае необходимости я умею очень даже неплохо бегать и даже не путаться в подоле. Парень все равно меня догнал и, рванув за плечо, взмахнул пропуском, толкнув прямо в стену.

Мы прошли кирпичную кладку насквозь и вдвоем ввалились в плохо освещенную комнату с задернутыми занавесками и огарком черной свечи на грубо сколоченном дощатом столе.

– Передохни, беглянка, ректор пока за тобой не гонится, – выдохнул мой то ли спаситель, то ли похититель, выдвинув из-за стола ногой стул и с силой меня туда усадив.

– Ведьмочка! – дружно взвыли со стола, и стало тут же понятно, что все-таки спаситель. Пожеванная шляпа никчемно валялась в углу, посреди паутины.

– А вы тут какого лешего оказались? – строго взглянула я на мирно жующих сыр крысяток.

Рикки даже подавился и без слов указал лапкой на некроманта, усевшегося напротив меня.

– Думаешь, они только у ведьм кормятся? – усмехнулся тот, пожав плечами. – Как поступил, так три года и подкармливаю. А сегодня прибежали, вой подняли, что в нашем общежитии черт ведьму сожрал беззащитную. Только чертей у нас отродясь не было, а пропажа коменданта насторожила. Ведьмы – народ жалостливый, вот и решил проверить подвал. Зря? – он лукаво улыбнулся. Несмотря на фингал, улыбка ему очень шла, делая лицо крайне располагающим.

– Мне каюк, – мрачно сообщила я. Сгребла со стола пискнувших крыс, вручила парню. – Завещаю их тебе! Нет, лучше дарю!

Некромант мой щедрый порыв не оценил и упорно отталкивал хвостатый подарок, пока я не менее упорно совала его ему в руки.

– Да на кой они мне? Знаешь, сколько жрут?!

Крысы заверещали, суча лапками; я в итоге бросила их обратно на стол. Возмущению грызунов не было предела:

– Ах вот, значит, как! Вот, значит, благодарность! Да вы оба… оба… – слов, достаточно точно характеризующих нас и нашу вероломность, подобрать не смогли и только выпалили: – Все, обидимся и уйдем!

– Идите! – дружно отмахнулись мы. Сейчас были проблемы посерьезнее. Во всяком случае, у меня.

Рикки возмущенно запыхтел, спрыгнул со стола, Тикки, вздохнув, отправилась следом.

– Сыр оставьте! – не оборачиваясь, приказал парень. А вот я обернулась.

В качестве моральной компенсации парочка катила к выходу целый желтый кругляш.

– Хотите на голодную смерть нас обречь? Маленького кусочка пожалели? – запищали они.

– Я потом оживлю, – отозвался некромант. – Верните еду на место, нечего ей пропадать.

Убедившись, что сыр с горестным вздохом покатили в обратном направлении, парень посмотрел на меня. Долго, внимательно.

– Морри, – протянул он в знак приветствия руку.

– Селлина, – ответила я тем же, сжав холодные пальцы. – Меня тоже потом оживишь?

– Я думаю, сутки в нашем распоряжении есть, – успокоил он. – Первые поступающие прибудут только завтра, заселение начнется тогда же.

– И коменданта хватятся тоже, – понятливо кивнула я, снова помрачнев.

– Тебе не хватит суток, чтобы свалить подальше? – фальшиво поразился Морри.

– Поступить не успела и уже сбегать? – удрученно вздохнула я. Но огненный демон – это страшно, очень. А если он еще и разозленный ректор, чьего пленника я освободила…

Некромант вдруг оживился.

– Не успела? Так это все меняет! Не пойман – не освободитель, это раз; вряд ли кто-то знаком с твоей магией, чтоб узнать следы, – это два…

И вряд ли узнает – это три, так как больше к темной магии без крайней на то необходимости я прибегать не собиралась…

– А через пару недель все постепенно забудется. Подумаешь, комендант сбежал, не преступник же! Ну и если что – оживлю и сделаю из тебя зомби. Это три, – весело улыбаясь, договорил парень.

Я тоже заулыбалась.

– Значит, останешься без наследства! Рикки, Тикки, пошли искать свободную комнату! Зря, что ли, я себе пропуск выторговала!

– Эм-м-м… Я бы не стал торопиться… – замялся Морри.

– Чего это? – я оглянулась уже на пороге.

– Все свободные комнаты заблокированы комендантом.

– Что? Вообще все? – глупо уточнила я.

Тот пожал плечами.

– В любом случае, единственная девушка в мужском общежитии вызовет вопросы, так что в коридор лучше не высовывайся.

На свой пропуск я взглянула с ненавистью.

– Лучшее общежитие! – прозвучало как ругательство.

– Ну да. А что?

– Ничего.

Подошла к окну, выглянула за занавеску. Темнеет.

– Постелю тебе на полу… – донеслось в спину.

Я резко развернулась, гневно взглянув на своего спасителя. Пол? Девушке?

– Что? – тот удивленно приподнял черные брови. – Неужто ты надеялась, что я уступлю свою кровать? А может, всю комнату сразу? Нет, дед, конечно, был вредным, но не настолько, чтоб я тебе в благодарность пятки целовал. Переночуешь – и катись отсюда, желательно незаметно!

Прикинув расстояние до города, решила, что ночевка у третьекурсника в мужском общежитии вряд ли скажется на моей репутации хуже, чем в полном пьяни трактире, работающем круглосуточно. Да и ночью по незнакомым улицам шататься небезопасно.

– Пол превосходно подойдет, благодарю, – с достоинством кивнула я, словно и не собиралась минутой ранее послать его со своим предложением в пеший тур по Колдовским Землям. Правда, когда я поглядела на засаленный пол, покрытый толстым слоем пыли, в которой можно было прикопать парочку зомби, решимость моя поубавилась, а лицо красноречиво скривилось. Настолько красноречиво, что мне тут же вручили веник.

– Знаешь, как с этим обращаться? Вот и прекрасно! Готовь себе спальное место.

Ага, знаю, и даже приготовилась продемонстрировать на «добродетеле». Однако тот сделал вид, что замаха не заметил, и доверительно наклонился к крыскам:

– Бегите на кухню, посмотрите, готов ли суп.

Те радостно взвизгнули и выбежали в коридор. Мой желудок, кажется, взвизгнул не менее радостно, и я с особым ожесточением принялась выметать грязь вперемешку с драными клубочками носков из угла. Когда намелась нехилая кучка, некромант сделал пасс, и сор растворился черным дымом. Мне бросили подушку, стеганое и шерстяное одеяла.

– Располагайся, гостья!

Да чтоб тебя так в гости звали!

Стелить я закончила аккурат в тот момент, как дверь приоткрылась и крысиная парочка протолкнула в комнату небольшую дымящуюся кастрюльку. Рикки держал ее за одну ручку, обмотанную полотенцем, Тикки – за другую, а передвигались они на задних лапках.

– Готов! Сварился!

Парень с готовностью принял у них кастрюльку, поставил на стол, открыл крышку, одобрительно зажмурившись, втянул носом распространившийся по комнате душистый аромат, от которого моментально навернулись слюнки.

– О-о-о-о! Борщец!

Ловко разлил половником по двум тарелкам и двум пиалкам, не обделив крыс, повылавливал мясо, добавил в кастрюльку воды из графина, долив до прежнего объема, и вручил, точнее, влапил кастрюльку обратно.

– Поставьте, где взяли.

Крысы переглянулись, но приказ отправились исполнять молча.

Меня широким жестом пригласили за стол.

– Угощайся.

Некромант торопливо сел сам, отломил краюху хлеба, отхлебнул из ложки.

– М-м-м-м, – раздалось одобрительное урчание. – С чесночком!

– Удивлен? – прищурилась я.

– Приятно удивлен!

Я села, настороженно глядя на свою тарелку. Парень вовсю работал ложкой.

– Кто варил?

Тот, не отвлекаясь, пожал плечами.

– В смысле? – Нет, я прекрасно поняла, что́ это означает, но до конца не верилось, что при мне у кого-то только что сперли с плиты борщ.

– Ешь! – огрызнулся некромант. – Привыкай к законам общаги!

– Каким таким законам? – Пах ворованный борщ ничем не хуже неворованного, а с голодухи так даже вкуснее. Да что скрывать: пах он великолепно, восхитительно, а на вкус… Короче, ответ я расслышала только с четвертого раза.

– Не приколотил – не отворачивайся!

– У нас за такое морду били!

– У нас тоже!

Многозначительно уставилась на заплывший лиловый глаз, и все стало как-то понятней. Некроманту направление моих мыслей – тоже.

– Нет, меня пока не ловили! – с искренней гордостью возмутился он.

Зато вспомнился утренний разговор Берта с темным. Про драку.

– Вампиры? – сочувственно спросила я.

– Я, между прочим, тоже на месте не стоял, – парень откинулся на спинку стула, запустил руку за ворот и вытянул висящий на веревочке трофейный клык. – Неделю уж ношу!

Хвастун.

– А что, некому было…? – я красноречиво дотронулась до своего века.

– Декан запретил магией залечивать, – хмыкнул Морри. – Чтоб помнили подольше. Вампирский декан, кстати, тоже им на месяц регенерацию заблокировал. Слышала бы ты, как они теперь шепелявят!

Он легко и заразительно засмеялся, я тоже невольно улыбнулась.

– А сегодня на полигоне, так понимаю, реванш устроили?

Некромант нахмурился.

 

– Нет, распри распрями, а в случае опасности мы с недоклыкастыми плечом к плечу стоим.

Улыбка с губ стерлась.

– Что там произошло?

– Да кто его знает, воронка какая-то открылась, купол затрещал, преподаватели со всех сторон набежали, нас выпнули, полигон закрыли. Перед адептами редко отчитываются, – развел он руками. – Но ты туда не ходи лучше.

Я и не собиралась. Подобную воронку я видела только один раз, у нас тогда разлетелся в щепки целый корпус. Закрывали прорыв из Нижнего Мира магистры, меня и близко не пустили, поручив транспортировать адептов на Дальнее Болото. Но бордовые щупальца, извивающиеся высоко над землей, я запомнила надолго. Как и того, кого мы тогда недосчитались…

Укладываясь на жестком полу, я решила, что все могло закончиться еще хуже, но на всякий случай воспользовалась защитным заклинанием, и теперь мое спальное место окружала невидимая топь. Кто этих некромантов знает, что им по ночам в голову может прийти.

С соседней кровати тихонечко хмыкнули.

– Не боись, – раздался насмешливый шепот. – Ни ногтей, ни волос для реактивов стричь с тебя не буду. Ведьм в округе хватает. С трупами тоже дефицита не испытываю, так что подушкой не задушу…

Я напряглась. Он ведь не читает мысли?

– Что ты там от меня наплела? Тиной пахнет, – тем временем проворчал парень, уткнувшись носом в подушку.

Ничего-ничего, пусть пахнет, зато мне спокойнее. Тем более что я-то никакого запаха не чувствую.

Глава 3

Спала я на новом месте на удивление спокойно, сладко, даром что на полу… А самое главное, что почти до обеда! И никто, ни одна сердобольная скотина не нарушила сон опаздывающей на вступительные экзамены ведьмы! И оправдание-то себе придумали какое-то несуразное, пока я торопливо металась по комнате в попытках прилично одеться!

– Мы жить хотим! – в ответ на мой рев хором пропищали крысы, спрятавшись под кастрюлю, и в таком виде вышмыгнули в коридор, громыхая на всю общагу.

Морри рядом тоже не наблюдалось, зато наблюдалась черная записка на столе, при моем приближении вспыхнувшая мертвенно-зелеными светящимися буковками.

«Болотистые ловушки твои – хрень полная, вонючая и въедливая. А ты – психованная выдра, даже пытаться тебя будить больше не стану. Чтоб ты провалилась на своем экзамене! Если успеешь на него, ха-ха-ха…»

Я сжала бумагу в кулак, рыкнула что-то не особо цензурное и на ходу плеснула себе в кружку чего-то из чайника вместо запланированного желудком завтрака. Нечего было в мои ловушки лезть! А ведь разбудить хотели, наверно… Эх, люблю поспать, жаль, редко получается, и вдвойне жаль, что именно сегодня я отоспалась всласть! Вот если не поступлю, так можно сказать, на год вперед выспалась!

Бумага в кулаке зашевелилась; я поспешно разжала ладонь, отшатнулась, когда листок взлетел в воздух, расправил уголки и завис над моим лицом. Одна за другой на нем появлялись новые строчки.

«Во-первых, не порть средство связи, ведьма!»

Я, нахмурившись, сложила руки на груди.

«Во-вторых, стирать мою форму от болотной трясины будешь ты! Обувь отскребать тоже! И начистишь до блеска!»

Ага, мечтай, некромантишка…

Листочек уголком дернулся в сторону, указав, как рукой, на сложенные на стуле вещи, с которых самым натуральным образом стекала грязь зеленоватого оттенка. Ботинки стали похожи на валенки, на грязевые такие валенки до колен, которые начали уже подсыхать по краям, превращаясь в прочную и толстую корку со сталактитовыми потеками по бокам.

Зато теперь верю, что он действительно пытался меня поднять с кровати… Хех, мертвяков поднимает, а меня не смог! Ну ладно, со своей грязью я справлюсь. Взмах рукой, короткое заклинание, и вещи стали заметно чище – грязь вернулась в родное болото, а все остальные пятна, не моего происхождения, так и остались на своих местах. Не прачка же я, в конце концов!

«В-третьих, лягушек, которыми в меня кидалась, тоже теперь сама отлавливай. Кстати, у них отменная память и хорошо поставленная матерная речь, я оценил, мы с ними, так сказать, обменялись опытом…»

Так, а лягушки – это печально. Нет, по ночам будет весело всем, особенно лягушкам, но, когда станет известно, откуда они тут взялись, печально станет мне…

«В-четвертых, за выдру извиняться не буду».

Философски пожала плечами.

«В-пятых, приемная комиссия Ведовского работает в Лабораторном корпусе, аудитория 112, народу осталось не так уж много, очередь я занял, но на меня уже странно косятся…»

Я не дочитала, с визгом поцеловала листочек, он вырвался из моих объятий, раздраженно зашуршал и, кажется, сплюнул.

Шляпка моя, заботливо заштопанная, стояла в углу, ободранное подобие метлы – тоже, причем заметно подремонтированное. Я прямо умилилась новым друзьям – обо мне со школы никто так не заботился! Шляпку – на голову, метлу – подмышку, и вперед, со всех ног к Лабораторному. Благо вчера хоть заметила, из какого здания со всех щелей розовый дымок сердечками летел. Приворотные у ведьм – они в большинстве своем такие банальные, тьфу просто! Но сильные, это бесспорно.

Вприпрыжку вверх по ступенькам, нырнула в темный коридор первого этажа, сбавила шаг, завороженно глядя по сторонам… Так, 109, 110, 111, 112… О! Пальцы уверенно обхватили дверную ручку…

– Куда прешь, малява приезжая, не видишь, здесь очередь? – противно взвизгнула… Эм… Я оглянулась по сторонам, на скромно топчущихся вдоль стеночек ведьмочек, на активно машущего мне рукой из-за колонны Морри… И еще раз сжала дверную ручку. Посильнее на этот раз…

– Не поняла, что ли, мымра малолетняя! – взвыла, да, судя по всему, именно она. – А ну брысь в конец очереди! И руки помой, когда в следующий раз ко мне подойдешь, а то фиг откроюсь! Расходились тут… Ходют и ходют… Лапают по двадцать раз…

Спорить с истеричной дверной ручкой я не стала и медленно отошла назад. Морри тут же схватил меня за руку и потянул в сторону, подальше ото всех, а ручка еще долго верещала что-то о своей нелегкой судьбе и том, что молодежь совсем оборзела.

– Ну наконец-то! – прошептал парень, оттеснив меня к стенке и загородив от чужих взглядов. – Может, мне еще и экзамен за тебя сдать, соня?

Тут в 112 аудитории что-то как бабахнет! Здание подпрыгнуло, я тоже, ведьмочки в стороне загалдели взволнованно, а дверная ручка издала-таки образцово-показательную матерную тираду и удовлетворенно старчески крякнула, выговорившись.

– Эх, похоже, не сдала, – вздохнул Морри. – Жаль, симпатичная, а я даже познакомиться не успел… Ну да ладно, может, успею еще, все равно результаты только в конце объявят, когда всех испытают…

Дверь распахнулась, и оттуда, пошатываясь, вышла черная ведьма. В прямом смысле черная: и руки, и лицо, и вся одежда – в пятнах сажи. Кудрявые волосы всклокочены, взгляд затуманен, но подбородок упрямо выставлен вперед, а сама она почему-то показалась похожей на ворону, точнее, на глазастого вороненка, пролетевшего через печную трубу и пытающегося сделать вид, что так и было задумано.

В открывшуюся дверь тут же шмыгнула маленькая скромненькая ведьмочка с венком полевых цветов на голове. Лесная, наверно… Впрочем, через пару секунд дверь снова отворилась, венок со свистом пролетел несколько метров, ударился о пол и покатился в неизвестном направлении.

Мы вместе проводили его задумчивым взглядом, и Морри хмуро посмотрел на меня.

– Насчет шляпы поспорим?

Я сняла ее сама, отдала некроманту. Тот решительно повернулся к урне.

– Ну на память-то хоть оставь, – задержала его за плечо. Антиквариат, как-никак…

– Светлая память, – покладисто ответил он и разжал руку, шляпа, ухнув, провалилась на самое дно мусорки. – Хочешь – на обратном пути заберешь.

Я не ответила, руками приглаживая непослушные волосы, чтобы смотреться перед комиссией посимпатичней. Рыжий цвет они уже почти утратили и отливали на свету легкой, приятной рыжинкой, мне даже стало нравиться. Только вот рядом с по-настоящему рыжими ведьмами я казалась блеклой.

– Хм, первый раз вижу такую светленькую ведьму, – заметил Морри, когда я привела в порядок свои локоны.

Угу, только не ведьму, да еще и наполовину темную…

– Я рыжая! – возмутилась обиженно.

– Как скажешь, – покладисто развел он руками.

А я все равно обиделась. Мог бы и поправдоподобней согласиться и без гадской ухмылочки.

– Ты идешь после этой, – некромант кивком указал на низенькую ведьму в черном балахоне. – Взгляд у нее бр-р-р… просто… Того и гляди съест!

Взгляд как взгляд, ведь не каждая глазки строить умеет.

Нет, ничего такая ведьма, миловидная, даже нос прямой, но все-таки…

– Вылетит, – уверенно заявила я, лишь мельком удостоив ее взглядом, чтобы впечатлительный некромант зря не волновался.

– Чего это? – оторопел Морри от внезапно проснувшейся во мне проницательности.

– Значит, выкатится, фигура позволяет, вполне шарообразна, – исправилась я и зашептала, наклонившись к его уху. – Морри, ты примерную грузоподъемность метлы знаешь?

Тот отрицательно помотал головой.

– Вот и я не знаю, – вздохнула я. – Но, чувствую, треснет как минимум!

– Твоя вообще поддельная, – не остался он в долгу. Ишь ты, еще и проверить успел…

– Поддельная, неподдельная… – проворчала я. – А треснуть тоже может! По лбу кое-кому или глазу, для симметрии…

– Злая ты, – сокрушенно покачал некромант головой. – И неблагодарная. Ведьма, короче…

Я аж расплылась в улыбке – лучшего комплимента в моей ситуации сложно было придумать! Прямо возгордилась своей маскировкой.

– Спасибо, – потрепала его по плечу. – Это я от волнения. Но! Чем меньше конкурентов, тем лучше! Так что не мешай мечтать!

Тот неопределенно хмыкнул. Может, свои вступительные вспомнил…

Оглянулась на помрачневшую ведьму. А чего она вообще на нас с Морри так пялится, будто я у нее жениха увожу?

– Вот зельеварение ей точно не сдать, – злорадно вернулась я к теме экзаменов.

– Ну это-то ты с чего решила?! – закатил он глаза.

– Зелье для похудания – одно из простейших! – припечатала я.

– А слабительное еще проще, вертихвостка, – донеслось мне в спину, и я еле увернулась от летящей в меня круглой склянки, полной этого низкоуровневого снадобья. От удара о стену осколки брызнули в разные стороны, зелье с шипением впитывалось в штукатурку, оставляя за собой некрасивые потеки. Запах стоял отвратный.

Все понятно: ревность!

– Мазила! – почему-то довольно проорала я в ответ и засмеялась. Нет, ну разве так открыто разбираются с соперницами?

Ведьма побагровела и тут же швырнула в меня следующим пузырьком.

– Кобыла!

Я отмахнулась метлой. Отмахнуться-то отмахнулась, но метла на тонких ножках с копытами вырвалась из моих рук и тут же поскакала по коридору. Кто в этот момент из них заржал – метла или ведьма, – я даже и не поняла. Ну все, ведьма, ты меня достала! Я медленно и качественно засучила рукава. Подготовленный арсенал у меня – тоже будь здоров! Я к экзаменам давно готова!

Бум! Бах! Жалко на эту недотепу сильные зелья тратить, так я самыми простыми отвечала – шума и вони много, а действие ей только на пользу, как раз для похудания первым оказалось.

Да нет чтоб поблагодарить за постройневшую фигурку, отчего-то еще сильнее разозлилась – только успевай уворачиваться.

– Следующая!

Как так получилось, что дверь в деканат оказалась внезапно за моей спиной, да еще и не менее внезапно открылась, я тоже не поняла, но медлить не стала. Услышала только вдогонку визгливое:

– Ах ты, выдра выдрибонистая, еще и без очереди!

И какая-то дрянь все-таки успела вылиться на меня из взорвавшегося пузырька.

– Зла всем! – от всей души поздоровалась я, повернувшись к комиссии, и утерла брызги с лица.

За длинным столом собралась вся приемная комиссия Ведовского факультета… В центре сидел магистр Каллохен, который смерил меня леденящим душу взглядом; рядом с ним, гордо выпрямив спину, откровенно разглядывала меня ведьма с высоко зачесанными черными волосами и профессорской мантией на плечах, небрежно накинутой явно для обозначения своего статуса. Хотя табличка с надписью «Профессор Розалия Грэдис» тоже неплохо справлялась с возложенной миссией.

– Девушка, вы мероприятие точно не перепутали? – Магистр Каллохен, сложив на груди руки и откинувшись на спинку кресла, рассматривал меня своими пронзительно черными глазами.

Я нервно сглотнула.

– А вступительные экзамены проводят в этом помещении? – уточнила на всякий случай.

– Да, – коротко и лаконично.

– Тогда не перепутала, – с немалым облегчением выдохнула я.

– Видимо, сегодня у вас вдвойне знаменательный день, – холодно заключила Грэдис. – Повезло.

Мне оставалось лишь кивнуть. Не каждый день в Академию поступаю.

– Поздравляю, – прищурившись, нарушила снова воцарившееся молчание вторая ведьма, довольно молоденькая, с улыбчивым лицом. «Альфрея Леган. Замдекана по внеучебной работе» – гласила табличка.

 

– Спасибо, – неуверенно поблагодарила я. А так как причина для поздравлений могла быть только одна, с надеждой уточнила: – Так я уже сдала?

– А ваш жених находится в этом помещении? – в тон мне поинтересовалась молоденькая Альфрея, приподняв бровь.

Женихом я пока не обзавелась, только крысами, но чисто инстинктивно обвела взглядом комнату в поисках потенциальных женихов. По левую сторону комиссии ровным рядком стояли столы, заполненные склянками, колбочками, ретортами, по другую – стеллаж с редкими ингредиентами, на которые я прям-таки засмотрелась, едва не пустив слюни, обнаружив и редчайший позвоночник кракозябры…. А в остальном… Тут не то что женихов, тут мужчин-то не наблюдалось… Кроме магистра Каллохена, который с откровенным интересом ждал моего ответа, подавшись вперед.

– Нет, – покраснев, ответила я, поймав его прямой взгляд.

– А вы присмотритесь, – с ленивой издевкой предложил ведьмак, откинувшись на спинку кресла. – А-то что-то долго думали… Точно нет?

– Точно, – смущенно пробормотала я. – Точно… извините… нет…

– Может, забыли? – ехидно предположил он.

Внутри все похолодело…. А он, стало быть, все вспомнил? Вот прям всё?! Нет, не может быть, точно не может!

– На память не жалуюсь, – взяв себя в руки, ответила твердо. На ведьмака в этот момент я старалась не смотреть.

– Ну, тогда придется сдавать как всем, без блата, – пожав плечами, равнодушно ответила профессор Грэдис и протянула руку. – Пакет документов.

Я привычно потянулась за футляром в потайные карманы платья… И так и замерла, наклонившись. Нет, платье было на мне, и даже карман – на том самом месте, где ему положено, только вот само платье было белым. Нет, не белым… Сверкающе-белым! Пышным, искрящимся, с кружевными оборочками в десятки слоев и очень явно свадебным! Я нервно икнула и все-таки отдала свиток документов ведьме.

А сама словно невзначай дотронулась до головы, проверяя прическу. Не знаю, как насчет прически, а фату я нащупала довольно пышную.

– Что-то не так, госпожа Селлина Краст? – участливо настолько, что захотелось свернуть ему шею, поинтересовался магистр Каллохен. Видимо, когда я обнаружила на голове фату, выражение моего лица очень красноречиво изменилось.

– Да так, локон выбился, – посетовала я, мило улыбнувшись, и прикрыла лицо фатой.

Была мысль признаться: «Нет, достопочтимая комиссия, я вовсе не выхожу замуж, я всего лишь устроила потасовку в коридоре, ворвалась на экзамен без очереди, за что какая-то недоделанная ведьма швырнула в меня неизвестным зельем, обрядившим вот в это пирожнообразное свадебное платье. А избавиться от него я на глазах у всех рисковать точно не буду, ибо велик шанс предстать полностью голой!» Но она погибла в зародыше, ибо шестое чувство подсказывало, что в таком случае меня ждал «неуд» автоматом.

– А вас совсем не смущает мой внешний вид? – как можно небрежнее спросила я, потеребив складки платья.

– В попытках добиться снисхождения комиссии к нам не заявлялись разве что топлес, – на полном серьезе ответила профессор Грэдис. – Собираешься стать первопроходцем?

Я поспешно помотала головой.

– Ну и правильно, – одобрила она. – Наличие или отсутствие на теле одежды на знания в голове не влияет никоим образом.

Я с явным облегчением кивнула, что усвоила.

– Так что раздевайся, – в этот миг услышала голос ведьмака.

– Что?! – две ведьмы и одна недоведьма, то есть я, одновременно уставились на нахального мужика.

К Грэдис подлетела метла, которую она угрожающе сжала за черенок, молоденькая замдекана вскочила и схватилась за спинку стула, явно приготовившись им замахнуться. И тут все трое посмотрели на меня, просто застывшую столбом.

– Раздевайся, – холодно повторил ведьмак. – Будешь сдавать голой.

– Извините, – с трудом произнесла я сквозь зубы, представляя, как сворачиваю ему шею, а потом душу, а потом снова сворачиваю, и снова душу, а потом прыгаю ногами по трупу. – Но нет.

Ведьмы разочарованно переглянулись. Грэдис отпустила метлу, которая отлетела и послушно прислонилась к стенке, Альфрея поставила стул и села обратно.

– Раздевайся, – настойчиво предложил магистр, зачем-то беря в руки карандаш.

– Не буду я раздеваться! – твердо ответила я, сжимая кулаки. Сердце бешено стучало в груди, я сдерживалась как могла, чтобы магия не плескала через край, особенно опасаясь за темную составляющую своего дара.

– Точно? – погрустнев, спросил он.

– Абсолютно! – победоносно заявила в ответ, чувствуя, как расслабляется внутри натянутая струна.

Ведьмы почему-то вдруг с жалостью на меня посмотрели, а декан стал что-то записывать в документах.

– Минус один балл на экзамене, – ровно сообщил он, не поднимая головы.

– Что?! – не поверила я. – За что?

– За не достойную ведьмы реакцию на прямое оскорбление, – пояснила профессор Грэдис и куда более эмоционально и нравоучительно продолжила: – Взрослый мужчина при всех предлагает чужой невесте раздеться! А ты чего? «Не-е-ет…», «Извините…» – изобразила она, добавив голосу блеющие нотки. – Метлой его огрела? Стулом? Да пощечину хотя бы!

Я от ее напора даже растерялась.

– Да я бы с удовольствием… – начала оправдываться и сама же поняла, как жалко это выглядит. – Но как же так, экзамен вроде идет, ответственное мероприятие, а он, – я кивнула на скучающе следившего за нашим разговором ведьмака, – председатель комиссии… Лицо официальное…

– Вот и плюнула бы ему прямо в это лицо! – хлопнув ладонью по столу, крикнула разгневанная ведьма. – В официальное!

И ведьма, и сам магистр на это только одобрительно кивнули.

А я поняла, что о ведьмах знаю гораздо меньше, чем думала. А о ведьмаках – так вообще…

– Ничего, профессор Грэдис, не злитесь. Девочка молодая, научится. Первое время, конечно, придется приглядывать, но я думаю, она сейчас просто растерялась, – вступилась за меня Альфрея.

– Стресс, – выдала я. Покосилась на свой свадебный наряд и добавила: – Двойной!

– Все равно минус балл, – безжалостно повторил магистр.

Я горестно вздохнула.

– Ладно, тяните экзаменационное задание, – милостиво разрешил декан, указав ладонью в сторону.

На специальной треноге стоял котел, обычный такой, пузатенький, закопченный и вместительный. Внутри что-то булькало, взрываясь разноцветными пузырьками.

– Доставайте свое задание, да держите крепче, чтоб не сбежало, – наставительно посоветовала профессор Грэдис, заметив, с каким ужасом я смотрю на кипяток.

– Не бойся и не вздумай визжать, а то еще балл сниму, – строго добавил магистр Каллохен.

Я подошла ближе и, зажмурившись, окунула руку прямо в бурлящий котел. Нет, он не был горячим и вовсе даже не кипел… Он кишел какими-то тварями, склизкими, противными, которые бешено носились внутри довольно густой жижи, проскальзывали между пальцами. Но реакция моя была хорошей, а к склизким тварям я, можно сказать, с детства приучена. Поэтому через секунду один «билетик» бился в моей руке.

– Кого поймала? – любопытно спросила Альфрея.

– Рыбку, – с удивлением ответила я, рассматривая золотисто-красную чешую и трепещущий хвост. Слегка разжала руку, и рыбка вспорхнула под потолок, обратившись деловито чирикающей птичкой.

– Так кого, говоришь, поймала? – прищурилась профессор Грэдис.

– Не знаю, но на экзаменационный билет это похоже меньше всего, – честно ответила я.

– Как это не похоже? – возмутилась ведьма. – Идентифицируй магию и сооруди нечто подобное. У тебя десять минут на подготовку, можешь занять место за лабораторным столом, реактивов хватает. Пользуйся, колдуй.

Я села на предложенное место, размышляя. Во-первых, передо мной явно не иллюзия, ведь я четко чувствовала рыбку в руках; во-вторых, объект сам сменил внешний вид, стоило мне разжать кулак. И улетел. Тоже сам. На ум пришло только оборотное зелье, которое я бы приготовила без труда. А вот как сделать, чтобы его действие прекращалось без применения антизелья, да еще и при определенных условиях…

Я рассеянно принялась набрасывать нужный рецепт, думая, как его усовершенствовать, во-первых, и где взять жертву, во-вторых. Украдкой оглядев кабинет, никого подходящего не нашла, даже мухи не жужжали. А время шло…

В итоге я решила, что члены комиссии тоже живые существа, значит, для опытов сгодятся, и принялась за работу. Смешивать в нужных количествах ингредиенты, нагревать над маленьким огоньком, загоревшимся прямо на столе, как только он мне понадобился. Когда прошло десять минут, я держала в руке пробирку, наполненную синей жидкостью, и мне прям не терпелось испытать ее в деле!


Издательство:
Ольга Хусаинова
Книги этой серии:
Поделиться: