Название книги:

Поймать свободу

Автор:
Алекс Хилл
Поймать свободу

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

В коллаже на переплете использована иллюстрация: © Laura Crazy / Shutterstock.com В оформлении авантитула использована иллюстрация: © davooda / Shutterstock.com Используется по лицензии от Shutterstock.com


© Хилл А., 2022

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2022

Глава 1

POV Лиля

29 марта ****г.

06.30


«Привет-привет, любители Свободы! Я к вам со свежими новостями. Совсем скоро нас ждет новая вылазка. Вы уже догадались, о чем я? Если нет, то я стану для вас вестником с офигительной новостью. Можете отблагодарить меня лайками *подмигивающий смайлик* Только что на официальном сайте «Афиши» появилось объявление о концерте нашего любимого Гратиса. Вау! У меня даже температура поднялась! Девочки, не обожгите ноги. Первый большой концерт за последние семь месяцев, а это значит… Охота продолжается. *улыбающийся чертик*

Если кто-то забыл, зачем мы здесь собрались, я напомню. Во-первых, мы без ума от таинственного милашки Гратти, от его голоса и… Так, это может затянуться надолго, поэтому лучше не поленитесь и посмотрите актуальные посты во вкладке «Гратти-ми-ми», там вы найдете хвалебные оды нашему кумиру, фотографии, рисунки и даже фанатские истории. *ссылка* А во-вторых, все жаждут узнать, кто скрывается за маской. И мы узнаем. Иначе меня бы не звали…»

– Лиля! Чайник закипел! – Громкий голос Ба отвлекает меня от экрана старенького компа.

– Иду-у-у! – отзываюсь я и торопливо заканчиваю пост.


«…иначе меня не звали бы Лилу Холмс.

Буду держать вас в курсе новостей и жду ваши теории и предположения в комментариях.

Да пребудет с вами Свобода!

#ЛилуХолмс #ПойматьСвободу

#Гратис #Гратис_one_love»


Нажимаю на клавишу ввода и отправляю текст во Всемирную паутину. О моей цели не было слышно последние несколько месяцев, ни новых треков, ни выступлений. Фанаты уже начали переживать, что Гратис канул в пучину отчаяния, но я верила в него. И, кажется, не зря.

– Лиля!

Бегу на кухню, легким движением руки выключаю конфорку и поворачиваюсь к бабушке. Она крепче сжимает трость в руке и возвращается в кресло, громко вздыхая.

– Ба, мы же договаривались, – строго произношу я, неодобрительно качая головой, – ты не пытаешься делать то, что тебе тяжело. Особенно хватать горячие чайники или кастрюли с борщом!

– Я всего лишь хотела выключить плиту.

– А то я тебя не знаю.

Ласково улыбаюсь, глядя в глаза единственному родному человеку. Глубокие морщины на ее лице как следы эмоциональности и веселого нрава. Помада цвета взрывной фуксии на полных от природы губах как напоминание о том, что раньше Роза Карповна любила привлекать внимание и не собирается отказываться от этой привычки даже сейчас. Длинные седые волосы собраны в аккуратный пучок на затылке, изумрудное домашнее платье подчеркивает тусклый, но еще живой цвет зеленых глаз – фамильная черта.

Ба уже семьдесят четыре года. Она, конечно, старается молодиться ради меня, но возраст дает о себе знать все чаще. На прошлой неделе она хотела поставить борщ в холодильник и уронила кастрюлю. Пол кухни превратился в красное море, и мне три часа пришлось выковыривать капусту и морковку из всех щелей, но думала я только об одном: а что, если бы борщ оказался горячим?

С каждым днем все тяжелее оставлять Ба одну, ведь у нас, кроме друг друга, никого нет. Я ее единственная опора и поддержка, как и она моя. Бабушка вырастила меня, давала все, что только могла: готовила завтраки в школу и пекла лучшие в мире пироги, шила платья, вязала кофты и шарфы, играла в детективов, вытирала слезы, когда мне разбивали сердце, и залечивала душевные раны. Теперь настала моя очередь заботиться о ней, но я не могу круглосуточно сидеть с ней хотя бы по двум причинам: мне нужно учиться и мне нужно работать.

– Ты уже пила лекарства? – спрашиваю я, заваривая ромашковый чай.

– Да, доктор Сырникова.

– Давление?

– В норме.

– Как спалось?

– Лилечек, со мной все хорошо. Ты лучше расскажи, как твои дела. Тебя вчера долго не было.

Упоминание о вчерашнем вечере призывает холодный ветер в комнату. Бросаю взгляд на окно, но створки закрыты, как и форточка. Светлое небо предсказывает скорое появление утреннего солнца, грустный вздох слетает с губ, а хорошее настроение растворяется в чае вместе с таблетками сахарозаменителя. Я не могу рассказать Ба, что меня уволили, еще и так позорно. Но и врать у нас не принято, поэтому придется выкручиваться.

– Заканчивали инвентаризацию, вот и задержалась, – расплывчато отвечаю я. – Все нормально, Ба, давай завтракать! Мне еще собираться, сегодня к первой паре.

Накрываю на стол. Не лакшери, конечно, но мы рады тому, что имеем. Ароматный чай, черный хлеб. Печеночный паштет с маслом для Ба, овсяная каша, запаренная кипятком, для меня.

– Родная, съешь хоть бутербродик. Ты у меня совсем исхудала. Тощая как скелет.

– Я не тощая, а стройная.

– Да у тебя в ключицах можно тюльпаны сажать, – возмущенно цокает языком Ба. – Лилек, давай уже заканчивай свое баловство, нужно есть мясо. Ты на этой траве скоро высохнешь или превратишься в сестру Фуфушки. Вон волосы уже побелели, а глаза покраснели.

Вспоминаю о своей маленькой любимице и встаю из-за стола, чтобы ее покормить, а заодно избежать неприятной темы. Битва с Ба длится уже полтора года, и каждая из нас достойно держит оборону. Насыпаю корм для домашних крыс в маленькую миску и ставлю ее в клетку. Фуфушка радостно несется к лакомству, сверкая кровавыми глазами, и я провожу ногтем по ее белой спинке в знак приветствия. Мы действительно с ней похожи, но я не вижу в этом ничего плохого. Я люблю свой вытянутый вздернутый нос и аккуратный рот. Уже в младших классах я научилась отвечать на издевки по типу «Лилька-крыса» простым «Зато я не похожа на какашку, как ты».

– Ладненько, – говорю я и захлопываю клетку, – мне пора.

– Но ты еще не доела!

– Зато наелась, в этом и суть интуитивного питания, – подмигиваю бабуле и направляюсь к двери.

– Ох… Что-то у меня сердце прихватило…

Оборачиваюсь и недоверчиво прищуриваюсь. В прошлый раз она таким же образом заставила меня съесть кусок куриного рулета, от которого у меня весь день крутило живот. Пристально разглядываю старушку. Дыхание в норме, цвет лица не изменился. Притворщица несчастная!

– Ты меня больше не проведешь.

– Ну Лилечек…

Подхожу к бабушке и беру ее теплые ладони в свои, присаживаясь перед ней на корточки:

– Ба, я здорова, как стадо африканских буйволов.

– А на вид как половинка умирающего опоссума.

– Ну спасибо, – беззлобно усмехаюсь я, – у меня сегодня всего две пары, потом нужно забежать на работу, там и перекушу. Постараюсь вернуться не очень поздно. Нам нужно купить что-нибудь?

– Если только мужика хорошего, да где ж их продают?

– Посмотрю в супермаркете. Если будут скидки, возьму сразу двоих.

Ба улыбается, и на душе теплеет. Поднимаюсь и целую старушку в щеку, а потом электровеником уношусь в спальню, чтобы подготовиться к долгому дню под лозунгом «Найти новую работу и не сесть в тюрьму за избиение работодателей». Где бы взять немного терпения и удачи? Почему они не продаются в супермаркете, как и хорошие мужики?


Выпрыгиваю из автобуса на остановке рядом с университетом и запахиваю плотнее вязаный кардиган марки «Роза Карповна с любовью в каждой петельке». Дрожь, подгоняемая холодным ветром, приподнимает волоски на руках и отзывается вибрацией в полупустом желудке.

Эй, март, ты же весенний месяц! Неужели проиграл в покер свои смены февралю?

Вливаюсь в толпу студентов, лениво плетущихся к главному входу в университетский корпус. Пустые взгляды говорят о том, что многие все еще мечтают о теплой постели или о стаканчике кофе, но в моей голове сейчас мечутся совсем другие мысли.

Работа. Работа, работа, работа… Общепит – жестокая сфера и не самая честная, но зато со стабильным и довольно высоким доходом. И говоря о жестокости, я не преувеличиваю. Большинство ребят, с которыми я работала, так скажем, стаканчики с йогуртом без срока годности. Вроде смотришь на них – и все хорошо: они кажутся яркими и вкусными, но стоит открыть, как тебя выворачивает наизнанку от запаха протухшего содержимого.

Вспоминаю вчерашнее происшествие и стискиваю зубы. Меня подставили! Вторая официантка, что была моей сменщицей, воровала деньги из кассы на пару с менеджером. Афера раскрылась, и они решили свалить все на меня. Хозяева заведений не особо любят разбираться в ссорах персонала, но и я не из робких. Устроила такой скандал! Сатана гордился бы мной, как родной дочерью.

Хорошая новость – сменщицу и менеджера уволили. Плохая – меня вместе с ними. Конечно, у меня еще остается онлайн-подработка на фрилансе художником и иллюстратором, но заказов за последние пару месяцев было немного, а если совсем честно, то всего два. Отрисовывать ювелирные украшения я уже закончила, а вот оформление детского сайта в самом разгаре, но это совсем не те деньги, на которые можно жить.

На автопилоте шагаю к аудитории, уставившись в пол. Сворачиваю за угол и впечатываюсь в кого-то крепкого и громкого.

– Эй! Осторожнее! – слышится злобный голос.

Невысокого роста парень бросает на меня раздраженный взгляд и крепче прижимает к уху телефон.

– Извини, – говорю я, отступая, но он на меня уже не смотрит.

Хам!

– Серьезно? Гратис согласился… – удивленно произносит коротышка.

Локаторы настраиваются на нужную волну, и я замираю, вслушиваясь, ведь это тема, которая вот уже целый год держится в топе моих увлечений.

– В эти выходные? Да это просто пушка! К официальному открытию «Тайной комнаты»? Егор, как у тебя получилось? Ну ты даешь, мужик! И что? Какой план действий?

 

Гратис будет в «Тайной комнате»? Интересно-интересно… Насколько я помню, ее закрыли в прошлом году, после полицейского налета во время концерта. Было жутковато, но все равно это один из лучших дней в моей жизни. Я бы сказала: великий. Именно тогда я обрела цель, которая помогает мне вставать по утрам полной сил и энергии.

– Реклама? Ну это понятно. Приглашения? Что? А-а-а… Отдельно на концерт, отдельно на вечеринку после него. Все понял, босс, – усмехается коротышка, а после встречается со мной взглядом и хмурится. – На связи, Егор. Давай!

Он сбрасывает звонок, не сводя с меня глаз. Не пытаюсь изображать сбитого оленя и сразу перехожу к делу:

– У кого можно купить билеты на выступление?

– Подслушивать вообще-то нехорошо.

– Ты вроде не в бункере прятался. Уши даны, чтобы слышать, – отвечаю я и отвлекаюсь на пиликнувший в кармане телефон.

Достаю мобильный и широко улыбаюсь. Пятьдесят новых комментариев на утренний пост. Круто! Это они еще не знают о подвальном концерте. Поднимаю голову и вижу, что моя возможность первой заполучить билет уходит вдаль по коридору.

– Эй! – кричу я и бросаюсь следом. – Подожди! Ты не ответил!

Догоняю коротышку и останавливаю его, взяв за плечо.

– Послушай, девочка… – шипит он.

– Послушай, мальчик, – произношу тоном матерого гангстера, – давай без возни. Я задала простой вопрос. Ответь, и я отстану.

Он растерянно округляет глаза и хлопает ресницами. Не ожидал? Может быть, я и выгляжу как ребенок, но уже давно им не являюсь.

– Чокнутые фанатки, – вздыхает он.

Не реагирую на едкий выпад, мне до лампочки его мнение. Коротышка делает шаг назад, и я снова хватаю его за плечо, всем видом показывая, что от меня так просто не отделаться.

– Я еще сам не знаю, ты же слышала. Информация свежая, пока нет точных сведений о билетах, их количестве и цене.

– Запиши мой телефон.

– У меня есть девушка, и ты не в моем вкусе.

Сдерживаю порывистый смешок. Парни всегда такие… тупенькие? Стоит девушке подойти к ним с просьбой, так они сразу распускают свой павлиний хвост.

– Да я и не претендую, расслабься. Можешь написать мне, когда появится информация о билетах?

Мимо нас проносится группа студентов. Времени до начала пары остается очень мало.

– Ладно, диктуй номер, – сдается он и вбивает в мобильник цифры под мою диктовку.

– Спасибо, – лучезарно улыбаюсь я и бегом несусь к лестничному пролету, чтобы не опоздать на лекцию по культуре речи.

Нужно срочно написать новый пост.


29 марта ****г.

08.13


«Свободолюбивые мои, кажется, наши молитвы были услышаны, потому что у меня для вас еще одна наикрутейшая новость. Девочки, надевайте памперсы. Мальчики, лучше займите устойчивое положение в пространстве.

«Тайная комната» снова открыта…

И нет, это не цитата из «Гарри Поттера», а информация из достоверного источника. В ближайшее время любимый многими клуб «Тайная комната» снова откроет двери. Вы понимаете, что это значит?

Истинные фанаты Гратиса, наверное, уже догадались, но для новеньких и заблудших поясню. Именно в этом клубе прошло первое живое выступление Гратиса, второе и последнее тоже. Возможно, это место для него что-то значит. Зачем еще ему соглашаться выступать на открытии клуба в преддверии своего большого концерта? *горящая лампочка* Точно! Это может быть связано с его окружением. Кажется, мы напали на след…

*гифка: девушка потирает руки с хитрой улыбкой на лице*

Информации о точном времени выступления и билетах пока нет, но я буду держать вас в курсе событий. Пока знаю только одно: все случится уже в эти выходные.

Пишите в комментариях, кто хочет попасть на это шоу, и свои догадки насчет связи Гратиса и «Тайной комнаты». Чем больше вариантов, тем лучше. Один из них может оказаться верным, а это еще один шаг к разгадке главной тайны.

*смайлик огонь* Кто же такой Гратис? *смайлик огонь*

Да пребудет с вами Свобода!

#ЛилуХолмс #ПойматьСвободу

#Гратис #Гратис_one_love»


Пробегаю взглядом по тексту, вылавливая опечатки, и краем уха слушаю монотонный голос лектора.

– Сырникова, – доносится шепот с соседнего ряда. – Сыр-ни-ко-ва…

Реакции – ноль. Неинтересно. За полтора года, что мы учимся вместе, Валя еще ни разу не сказал ничего путного, поэтому я предпочитаю его игнорировать.

– Лилька, а зачем ты язык высовываешь, когда сообщения пишешь? Неужели с парнем общаешься? Или устроилась на очередную работу? Практикуешь интимные услуги по смс?

Молча поднимаю руку и показываю Вале средний палец, не отрывая взгляда от экрана телефона.

– Сырникова! Это что такое? – грохочет Эдуард Львович.

Вот же… Клянусь воробушками на моих носках, я убью Митрошина, как только закончится пара. Медленно поднимаю голову, а руки прячу под парту. Лектор сверлит меня взглядом в ожидании объяснений.

– Валя попросил меня показать маникюр, я не смогла отказать одногруппнику. Простите, больше не повторится.

По аудитории прокатывается тихий смех, но я абсолютно спокойна. Эдуард Львович приподнимает одну бровь и косится на Митрошина:

– Маникюр только на среднем пальце?

– На нем дизайн получился лучше всего, – произношу я с невинной улыбкой. – Валя мечтает стать маникюрщиком, и ему нужно видеть, к чему стремиться.

Одногруппник бросает в мою сторону гневный взгляд, а я в ответ мило хлопаю ресницами, не стирая улыбки с губ.

– Митрошин, – серьезно говорит лектор, – иметь мечту – это замечательно, но все вопросы, не касающиеся учебы, решайте во время перерыва. Договорились?

Валя опускает голову, а Эдуард Львович, коротко улыбнувшись, возвращается к теме лекции. Выжидаю пару минут и вновь достаю телефон, чтобы опубликовать пост. Сделано! Ну а теперь самое веселое – нужно найти новую работу.


После пар ношусь по городу в поисках свободных вакансий в кафе и кофейнях. Интернет не очень помогает, поэтому приходится ходить по заведениям и оставлять анкеты. Неужели нигде не требуется персонал? Быть такого не может! Сегодня такой хороший день, и мне должно повезти, хотя бы еще немножко.

С каждым часом надежда становится все тоньше и призрачней. Выхожу из последнего по моему маршруту кафе и поднимаю взгляд к вечернему тускло-голубому небу с розовыми всполохами от заходящего солнца. Комок нервного напряжения в животе на протяжении всего дня не позволял вспомнить о естественных потребностях, зато сейчас чувствую себя голодной, как стая волков.

Взгляд натыкается на яркий ларек с мягким мороженым, в голове мгновенно загорается неоновая табличка «Хочу!». По-хорошему, нужно дать организму то, что он просит, только вот есть загвоздка. Экспедиция завела меня на противоположный от дома конец города, а денег хватит только на проезд. Смотрю на ближайшую остановку, но уже через секунду снова возвращаюсь к ларьку. Желание побеждает разум, и полтора часа вечерней прогулки вдруг кажутся мне отличной идеей. С этой мыслью я смело шагаю к ларьку и уже через несколько минут держу в руках маленький вафельный рожок с шариком клубничного сорбета.

Сейчас кажется, что это самое красивое, что я видела в своей жизни. Провожу пальцами по шершавой вафельной корочке, предвкушая ее умопомрачительный хруст, и втягиваю носом нежный ягодный аромат. Делаю несколько шагов в сторону и уже собираюсь лизнуть мороженое, как вдруг получаю несильный, но неожиданный удар под колени. Ноги подгибаются, и я лечу вперед. Ладони встречаются с шершавым асфальтом, и я замираю в позе собачки прямо на тротуаре, со скорбью глядя на умирающее мороженое, испачканное пылью и мелким уличным мусором. В мыслях проносился кадр, будто из фильма, где я поднимаю руки к небу и пронзительно кричу: «Не-е-ет!»

Что-то теплое и шершавое касается пальцев, фокусирую взгляд на толстом рыжем щенке с торчащими вверх ушами и короткими лапами, который… бессовестно ест мое мороженое прямо у меня на глазах! Открываю рот, собираясь обругать весь свет, но топот и крик меня останавливают:

– Батя! Что ты наделал?! Девушка! Вы в порядке?

Хозяин пса пытается меня поднять, но я грубо стряхиваю его руки с плеч и встаю без посторонней помощи, безотрывно наблюдая, как рыжий монстрик лакомится тем, что принадлежало мне. Горечь подкатывает к горлу, на глаза наворачиваются слезы.

– Девушка, – слышу взволнованный голос.

– Мое… мое мороженое, – бормочу я, стараясь не моргать, чтобы не прорвало плотину и не хлынул соленый водопад.

– Простите, пожалуйста. Он еще маленький, сорвался с поводка…

Воришка с удовольствием облизывает морду и смотрит на меня, весело виляя хвостом.

– Мороженое… – опустошенно повторяю я.

– Что? Мороженое? Давайте я куплю вам другое!

Боль потери немного отпускает, и я, нахмурившись, поворачиваюсь к хозяину собаки. Чуть сильнее запрокидываю голову, чтобы смотреть ему прямо в лицо, и недовольно поджимаю губы. Из какого мультика он выпал? Рыжие волосы взлохмачены, выразительные карие глаза под густыми прямыми бровями смотрят с сожалением и интересом, красные щеки, крепкая шея и широкие плечи, на которых болтается свободная темно-зеленая ветровка. Он точно нарисованный молодым художником хулиган-переросток – вроде бы симпатичный, но какой-то несуразный.

– Шарик клубничного, шарик земляничного и шарик черничного сорбета, – серьезно произношу я.

Собачник оторопело хлопает глазами и медленно кивает, отступая к ларьку:

– Присмотрите за псом, пожалуйста.

Натянуто улыбаюсь и поворачиваюсь к воришке:

– Вот мы и остались вдвоем, дружок.

Мохнатый пуфик совсем не боится моего тона и, перебирая короткими лапами, подбегает ближе. Присаживаюсь на корточки, заглядывая в озорные, но умные глаза-бусинки:

– Вот за что ты так со мной, а? Попросил бы нормально, я бы поделилась.

Пес склоняет голову, словно удивляясь моим словам. Протягиваю руку, но не тороплюсь прикасаться. Пес утыкает мокрым носом в мою ладонь, завершая знакомство, а после заваливается на спину, подставляя живот.

– Ах вот ты какой? Почесать тебя после всего, что мы пережили? Ну держись, – усмехаюсь я, пуская в ход ногти.

Пес извивается и ворочается. Пасть открыта, язык ловит ветер. Не могу сдержать умиления, какой же хорошенький.

– Ваше мороженое, – звучит рядом уже знакомый голос.

Поднимаюсь и принимаю из рук собачника большой вафельный рожок.

– Спасибо, – произношу я, глядя на оживленного пса, который снова нацелился на лакомство. – Ты его хоть кормишь?

– А по нему не видно? – сквозь смешок отвечает собачник. – Меня, кстати, Тимофей зовут. А тебя?

Поворачиваю голову, встречая добродушную улыбку. Нет-нет, чувак. Это не входит в мои планы.

– Мы в расчете, – бросаю я и спокойным шагом иду вниз по улице.

– Батя! А ну стой! Стой, я сказал!

Я оглядываюсь: Тимофей уносится в противоположную сторону следом за неугомонным псом. Батя? Надо ж было так собаку назвать. Яркий ягодный аромат вытесняет из головы странные мысли и заинтересованность нечаянным знакомым. Облизываю первый шарик, и язык обжигают маленькие крошки льда со вкусом черники. Хотя бы ради этого стоит жить!

Вот так всегда и бывает. Судьба лишает тебя чего-то, а потом дает в два или три раза больше. Главное – верить и не упустить своего шанса, находясь в отчаянии и расстройстве. Грусть слепит. Чем сильнее ты увяз в печали и проблемах, тем меньше вероятность того, что ты вовремя откроешь глаза, чтобы разглядеть счастье.


Эйфория от поедания мороженого длится недолго. Как только хвостик от рожка исчезает во рту, приходит четкое осознание: мне еще больше часа придется топать на своих двоих через весь город. Достаю из кармана телефон, на экране светятся оповещения о комментариях на сайте. Уже собираюсь открыть его, но вовремя замечаю стремящийся к нулю уровень заряда батареи. Прочитать комментарии или послушать музыку в пути? Выбор очевиден. Подключаю наушники и выбираю любимый плей-лист. Слух ласкает завораживающая мелодия, а после в ритм вступает неземной голос с легкой хрипотцой:

 
«Прицел! Я на взводе
И просто взбешен!
И ночь полыхает
И душит огнем!
И все исчезает
Над бездной огня.
Сжигает, сжирает,
Калечит меня!
С другим, не со мною!
И замкнутый круг!
Плевать! Я доволен!
Не надо подруг!»
 

Это одна из последних песен Гратиса, которую он выпустил перед долгим перерывом, моя любимая. Хотя кого я обманываю? Они все любимые. Чувствую накал эмоций в каждой строчке, посыл ускоряет биение сердца. Проживаю каждую ноту, не в силах отделаться от ощущения, что этому по всем пунктам сильному парню нужна поддержка, но он никогда ее не попросит.

 

Как же я его понимаю. Слушая треки Гратиса, я все больше убеждаюсь, что мы похожи. Не в том смысле, что наши жизни зеркально отражают друг друга, а в том, что душевное состояние, с которым мы живем, одного цвета и градуса.

«Гратис» в переводе с итальянского, если верить гугл-переводчику, значит «бесплатный, безвозмездный, беспрепятственный, свободный». И пусть я перевела его псевдоним, до сих пор не могу понять, какой смысл он несет. Чего хочет певец? Освободиться? Или он уже как птица в бескрайнем небе? Море загадок, которые я очень хочу разгадать.

 
«Остался один!
Но ведь мне не впервой.
Ломало и гнуло,
Но все же живой!
И все еще дышит
Упрямая грудь,
Каленым железом
Пытаясь вдохнуть.
Без лжи обещаний
И клятвы навек,
Я все еще здесь,
Я стальной человек!»
 
Стихи Елены Курочкиной

Последняя высокая нота, мощная инструментальная поддержка. В груди взрывается фейерверк эмоций, ладони сами сжимаются в кулаки в приливе силы и стойкости. Вот какой должна быть музыка: вдохновляющей, залечивающей раны, заставляющей чувствовать себя живым, а не убивающей мозг глупыми шаблонными фразами.

Включаю следующий трек, представляя, что нахожусь в компании доброго друга, который изливает мне душу, при этом не забывая о моей. Идеально. Дружба и должна быть такой: тебе не нужно притворяться, тебя всегда поймут и выслушают. Легкий укол в районе груди напоминает о прошлом, но усилием воли гоню прочь это чувство. Лучше я проведу время с голосом человека, который кажется близким, несмотря на то что мы даже не знакомы, чем буду ковырять старые раны.


Когда я подхожу к старенькой трехэтажке, на улице уже совсем темно. Возле подъезда под фонарем стоит компания молодых ребят с бутылками в руках. Громкий смех разносится по двору, и я передергиваю плечами. И что им опять нужно? Снова Сашку поджидают?

– Кто последний? – спрашиваю я, вынимая из уха наушник.

– Чего? – переспрашивает самый глухой.

– Говорю, на фига вы здесь очередь образовали? Пятерки на халяву раздают?

– Девочка, иди куда шла!

– Так я и пойду, когда вы от двери отойдете.

– Ты здесь живешь?

– Нет, просто решила в подъезде посидеть.

– А ты че такая дерзкая? Бесстрашная? – ухмыляется прыщавый паренек с грязной челкой.

– Какая школа? – спрашиваю я, задирая нос.

– Чего?

Словарный запас у ребят, конечно, скудноват. Ну ничего, я умею доступно объяснять.

– В какой школе учитесь? На учет вас ставить будем.

Все четверо переглядываются, и отвечает тот, который не в ладах с шампунем:

– Не гони, малявка! Какой еще учет? Тебе самой лет четырнадцать.

– Да-а-а? – широко улыбаюсь я и достаю телефон из кармана. – Сейчас посмотрим.

Набираю номер горячей линии мобильного оператора, немного отступая. Парни застывают в недоумении.

– Петр Степанович, я тут вам еще компашку нашла, – громко произношу я, заглушая автоматический голос из трубки, предлагающий узнать баланс. – Класс десятый, пиво пьют у подъезда. Ага, в следующем дворе от вас. Хорошо. Жду.

Сбрасываю звонок и складываю руки на груди, поигрывая бровями.

– Ты че, дура?!

– Валим, пацаны!

Парни убегают, побросав бутылки. Кричу им вслед, чтобы придать ускорения, и едва сдерживаю смех:

– Вон они! Туда побежали! Скорее!

Через минуту во дворе повисает приятная вечерняя тишина. Вздыхаю и собираю мусор, оставленный мелкими хулиганами. Вхожу в подъезд и на втором лестничном пролете встречаю побледневшего Сашку.

– Спасибо, Лиль, – стыдливо произносит он и нервно поправляет очки.

– Сань, это уже второй раз за месяц. Что происходит?

– Ничего, – отвечает он, опуская голову.

– Ладно. Захочешь, сам расскажешь. Просто помни, что я не всегда буду появляться в нужный момент. Жаль, конечно, но я не Бэтмен.

– Я знаю. Еще раз спасибо, Лиль.

– Не за что. – Прохожу мимо паренька и ерошу рукой его мягкие светлые волосы. – Маме привет передавай.

– Ага. А ты бабушке.

– Ага.


Квартира встречает меня тихим бормотанием телевизора. Заглядываю в гостиную, Ба мирно спит на диване, сложив руки на вздымающемся животе. На носочках подкрадываюсь к ней и беру в руки пульт.

– Я слушаю, – внезапно произносит Ба.

Подпрыгиваю на месте, поперхнувшись воздухом.

– Ба! Я чуть от страха…

– У нас есть горячая вода, помылась бы, – сонно улыбается она. – Как твои дела? Как прошел день?

Качаю головой, присаживаясь на край дивана. Шутница!

– Нормально. Ничего необычного.

– Верится с трудом. Ты какая-то замученная.

Натягиваю улыбку и ухожу от ответа:

– Ты тут как? Ужинала?

– Все хорошо. Ужинала и тебе оставила. Котлетки на плите.

– Ну Ба-а-а!

– Овощные, Лилек, овощные. Топай на кухню и не отвлекай меня. Тут мистер Хайзенберг[1] рассказывает, как можно заработать денег перед смертью.

– Ба, ну вот почему ты, как все нормальные старушки, не смотришь такие сериалы, как «Две судьбы», «Бедная Настя» или что там еще?

– Потому что они показывают сплошные сопли. Одно и то же в каждой серии. Может быть, я и старая, но это еще не значит, что у меня нет вкуса.

Поднимаю руки ладонями вверх:

– Понял, не дурак.


После плотного ужина и душа я наконец-то забираюсь в постель. Сил нет, но я все-таки беру в руки телефон и захожу на сайт, чтобы почитать комментарии. Ничего себе! Больше двух сотен под постом о «Тайной комнате»! В основном восторги и смайлики, народ ликует. В одном из последних комментариев нахожу ссылку с подписью «Здесь можно купить билеты». Нажимаю мгновенно, и меня перебрасывает на другой сайт. Первое, что бросается в глаза, это крупный баннер. Воздух застревает в горле, сердце сбивается с ритма.

«Все билеты проданы!»

Грозно рычу и швыряю телефон на кровать, резко поднимая корпус. Ну как же так?! Как?! Этого не может быть! Вот дура! Нужно было молчать, пока сама не куплю билет, а я сообщила новость о подпольном концерте тысячной аудитории! Идиотка! Кретинка!

– У-у-у! – продолжаю злиться не только в душе, но и вслух.

– Лиля, в чем дело? – кричит Ба.

– Я негодую!

– Помощь нужна?

– Нет! Сейчас побью подушку – и все!

– Хорошо, внученька! Только осторожно!

– Ладно!

Тяжело вздыхаю и закрываю глаза. И что теперь? Ну вот что?! Это все бизнесмен-недоросток виноват, он же обещал написать! Неужели так сложно было?! Что ж все не клеится-то, а?

Судьба отнимает, но только чтобы дать вдвое больше.

Остается лишь надеяться на чудо.

1Персонаж сериала «Во все тяжкие». – Прим. авт.

Издательство:
Эксмо
Книги этой серии:
Поделиться: