Название книги:

Карма. Том 1

Автор:
Ольга Громыко
Карма. Том 1

001

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Посвящается всем мудакам, с которыми я когда-либо сталкивалась. Ибо в этом мире очень многое делается не благодаря кому-то, а вопреки



Тесен мир,

А космос еще теснее.

Давайте жить дружно!

Дух Басё

Кассандрийский наемник не понравился Хэлу с первого взгляда, а остальной Команде и подавно. Впрочем, они там, на Кассандре, все такие: молчаливые, скупые на мимику и жесты, чуждые. Даже если некрасивые, то сложенные на зависть почти любому человеку. А этот в придачу смазливый: с тонкими правильными чертами лица и нетипично смуглой для блондина кожей, по контрасту с которой «естественно» встрепанные волосы и серые глаза кажутся еще светлее. Двойной удар по самооценке. Вон даже Иветта отбросила со лба вечную завесь длинных каштановых локонов и заинтересованно рассматривает чужака, хотя в прозрачно-зеленых глазах все та же настороженная неприязнь.

Поэтому единственное, что смущало Команду на самом деле, – кибер был «шестеркой», а хотелось бы «семерку» или даже «восьмерку», кабы та существовала.

– Я из последних фабричных партий, – сказал кассандриец, когда Натан с откровенным сомнением спросил, по имплантатам ли ему эта работенка. – Считай, «шесть плюс».

Равнодушие, с которым наемник напомнил о своей нечеловеческой сути, обдало Иветту, как морозом. Она неосознанно поежилась, обхватила себя руками и стала казаться еще бледнее и хрупче обычного, а пухленькая темнокожая Молли скептически спросила:

– Армейский или телохранитель?

– Это вас не касается, – ожидаемо отрезал киборг, равно превосходительно окинув взглядом и узкоплечего сутулого, с горбиком на холке Натана, и поджарого мускулистого Хэла.

«Точняк – телохранитель», – с досадой подумал Хэл, однако докапываться не стал. На боевых качествах DEX’а специализация никак не отражалась, проблемы могли возникнуть только в мозгу, но этот кибер явно не страдал от избытка гуманизма.

– Ты все ему рассказал? – Молли продолжала бравировать, изображая роковую женщину а-ля черная пантера: разноцветные дреды воинственно топорщатся во все стороны, глаза хищно прищурены, плечи назад, грудь вперед, подбородок вверх, потому что наемник выше ее на полторы головы (но не факт, что тяжелее). Киборг не реагировал на это никак вообще, что превращало ухищрения подруги в жалкие ужимки, словно мопс на бойцовского пса бычит.

Рассказывать чужаку, а тем более кассандрийцу, всё никто, разумеется, не собирался, но Хэл кивнул:

– Да, он в курсе и согласен.

– За пять тысяч, – уточнил киборг.

Натан возмущенно уставился на друга, притащившего на катер этого уже вдвойне неприятного типа:

– Эй, мы же планировали уложиться в три!

– Без проблем, ищите за три. – Киборг сказал это таким тоном, что люди не усомнились: при малейшей попытке сбить цену он без спора развернется и уйдет.

Хэл и этого-то с трудом нашел, поэтому поспешил примирительно вскинуть руку:

– Спокуха, чувак, все в силе! В крайнем случае досыплю из своей доли.

Команда недовольно запыхтела, но о том, чтобы взвалить на Хэла все дополнительные расходы, не могло идти и речи. Это было бы свинством, немыслимым среди лучших друзей! К тому же пять тысяч от ста ненамного больше, чем три.

– Еще он, – киборг кивнул на Хэла, – обещал, что задание не выходит за рамки закона. Сверх разумного.

– Ой да ладно… – насмешливо начала Молли, но на сей раз гораздо быстрее сообразила, что иногда лучше придержать язык. – Нормально там все. База давно заброшена и полуразрушена, воздушный патруль проходит над ней пару раз в сутки и приземляется только по необходимости, строго за оградой, потому что внутри… живность.

Киборг чуть заметно кивнул. Это совпадало с тем, что сообщил ему Хэл на предварительном сговоре в баре. И голографии живности показал: неуклюжие, но мощные твари, завалить которых с одного выстрела проблематично. Значит, надо стрелять либо очень метко, либо очень быстро.

– Если нас застукают, говорим, что адреналинщики! – торопливо добавил Натан. – Штраф и неделя общественных работ, а может, удастся договориться на месте. Главное, чтобы с хабаром не прижали, поэтому чуть что – сразу его сбрасываем!

Киборг снова кивнул. Мародеры и придурки – существенная разница.

Война на Шебе закончилась лет пятнадцать назад, но власти, видимо, до сих пор опасались рецидива, потому что не спешили демонтировать ни военные базы, ни склады. Что-то использовали для тренировок новобранцев, что-то законсервировали, что-то просто забросили, предварительно вывезя все ценное. Шебские пацаны, распираемые любопытством и жаждой подвигов, так и норовили заглянуть туда хоть одним глазком, а то и залезть хоть одной ногой. Старшее поколение, успевшее накушаться «романтики войны» до тошноты, тщетно пыталось наставить молодежь на путь истинный – адреналинщиков становилось все больше. Обычно им хватало перебраться через ограду и сделать селфи на спине сломанного робокраба, а то и просто хлопнуть по стене ангара на глазах у восхищенных дружков, но некоторые шли дальше. Ржавая батарея от бластера LKH-46, снятого с производства десять лет назад, – чем не сувенир? Девушка или антиквары будут в восторге!

Но все, что валялось на виду, давно увидели и подобрали.

– Мой гонорар не зависит от того, найдете вы свой хабар или нет.

Хэл понимал: наемник просто проговаривает условия договора и ведет видеозапись, чтобы работодатели впоследствии не смогли отвертеться от оплаты. Но бесстрастный голос киборга отчего-то обращал твердую уверенность в успехе в лучшем случае в пятидесятипроцентную.

Осторожный Натан потому и настаивал на трех тысячах. Именно столько они наскребли по карманам для расчета с наемником, если дело не выгорит.

– Конечно, – досадливо подтвердил Хэл. – Твоя задача – прикрывать нас во время вылазки, остальное мы сами.

Зато и в дележе добычи кибер не участвует.

– Я получу эту сумму, даже если, вопреки моим стараниям, кто-либо из вас погибнет? – педантично уточнил наемник.

– Да! – рыкнул Хэл. И, не удержавшись, добавил: – Но я советую тебе стараться получше, ясно?!

Очередной деловитый кивок.

«А вдруг этот типчик нарочно нас пристукнет или подставит? – неожиданно подумалось и тут же в красках вообразилось Хэлу. – За сто кусков-то! Он же не человек, у него все чувства-эмоции кастрированные, как и он сам». Да нет, Команда же его не в инфранете нашла, а через надежных людей! Если что, те маякнут куда следует, и подлецу несдобровать.

Мысль, что надежные люди могут оказаться таковыми и для киборга, особенно за хорошую мзду, Хэл старательно отогнал подальше.

– А ты раньше бывал на Шебе? – снова влезла под руку Молли, на сей раз с приторной «понимающей» ухмылочкой, опошляющей любой ответ: «Да? Небось в качестве пушечного мяса?», «Нет? Тогда какой от тебя прок, салага?»

Наемник, до сих пор державшийся более-менее человекоподобно, внезапно и неимоверно быстро мелькнул рукой у самого виска Хэла.

Парень вздрогнул и запоздало отшатнулся, а киборг уже с нормальной скоростью разжал пальцы и выронил смятую в комок муху-ухогрызку.

– Спасибо, – небрежно сказал Хэл, еле сдерживаясь, чтобы не поковыряться в ухе, хотя долететь до него тварь не успела.

С уха ее личинки только начинали.

Киборг и бровью не повел, словно такая ерунда не заслуживала ни благодарности, ни ответной вежливости.

– Вроде того, – наконец сказал он в сторону Молли и ничего уточнять не стал.

«Зря мы с ним все-таки связались», – угрюмо подумал Хэл. Но толку ворчать, когда все уже сто раз обговорено и решено: соваться на базу без кибера слишком опасно. Живность еще так-сяк, у шебиан самих на нее рука набита, а вот в военных приблудах Команда не разбиралась от слова «совсем». Нарвутся на растяжку или дрон-камикадзе, и деньги им уже никогда не понадобятся. Радиацию и токсичные газы тоже никто не отменял: все помнили нашумевшую историю о трех любопытных пацанах, которые нашли и расколупали красивый баллончик, оказавшийся с хлорбетакриспином. Опознавали их по одежде, пропитанной белковым киселем.

То, что база принадлежала «нашим», Федерации, ничего не значило. Они все устроены так, чтобы враг понес как можно бо́льшие потери при их захвате, а зная всегдашний армейский бардак (благодаря которому, собственно, история и заварилась), – что-то могли не успеть или банально забыть разрядить. Особенно в тайнике, где, по словам заказчика, и лежал хабар.

Так что придется чуток потерпеть этого киберпозера.

Лететь предстояло недолго, один скачок и трое суток. Потом «Фрея» вернет киборга на перевалочную станцию Магнус, а сама помчится дальше. Куда – наемнику знать не надо, да он и не спрашивал. Только скептически осмотрел катер снаружи, а теперь изучал изнутри. Без комментариев, но Натана, обожавшего свою «старушку», это задевало еще сильнее.

– Ну так как, договорились? – уточнил Хэл. Чужак в Команде – кибер или нет – по-любому будет напрягать, поэтому лучше свести общение с ним до минимума. – Тогда гони за своими шмотками, и стартуем.

– Я уже. – Наемник приподнял небольшую, всего на пару запасных штанов-рубашек, сумку. – Где моя каюта?

– Пойдем покажу, – дружелюбно (ну, хотя бы стараясь!) предложила Иветта, вставая. – Кстати, как тебя зовут?

Киборг повернул к ней голову и сухо представился – нет, сообщил информацию, не претендуя на взаимность и тем более симпатию:

– Кай.

* * *

«Фрея» досталась Натану в наследство от деда. Пятьдесят метров отборного металлолома: четыре двухместные каюты – две между рубкой и кокпитом[1], для экипажа, две в хвостовой части судна, санузел, кладовая, машинное отделение и грузовой отсек.

 

Ознакомившись с этим богатством, родители Натана пришли в ужас и слезно умоляли сына продать старый туристический катер, который даже не смог пройти последний техосмотр и потом еще семь лет догнивал в ангаре. Но, как часто случается, тяга к приключениям перескочила через поколение и шилом засела у Натана в заднице. Нет, сперва он хотел всего лишь поставить судно на крыло, чтобы сбагрить его подороже и купить нормальный кобайк. Однако чем больше денег и труда поглощало древнее корыто, тем ценнее становилось для своего владельца. Теперь это не старье, а ретро!

На смену внутренней обшивки финансов не хватило, а надраить ее удалось бы скорее до дыр, нежели до блеска. Натан привык и не замечал ни потеков, ни отстающих от стен панелей, ни местами вздувшегося, похрустывающего под ногами пола. Друзья замечали, но тоже привыкли, а вот клиенты почему-то крутили носами, и турбизнес не заладился. Ничего, двадцать пять тысяч единиц поправят дело! Ах да, еще же с наемником рассчитаться… Ну ладно, двадцати четырех с половиной тоже хватит, хотя некруглая сумма почему-то царапала.

Полет длился уже несколько часов, однако маленький экипаж то и дело ковырялся в ушах и нервно озирался – где была одна муха, могут оказаться и другие, а летали они практически бесшумно. Видимо, паразитку занесли на «Фрею» вместе с грузом – то-то Хэлу сразу не понравились грязные, обметанные странной черной паутиной ящики! Все они в грузовой отсек не поместились, часть пришлось запихнуть в пассажирскую каюту, и, хотя ее давно освободили, вычистили и заселили киборгом (ему же мухи нипочем, верно?!), она какое-то время стояла открытой, а в корабле полно укромных уголков.

Завершив гиперпрыжок, Натан передал управление автопилоту. Возможно, собравшейся в кокпите Команде стоило еще раз проработать план штурма базы, теперь вместе с новичком (который как ушел в свою каюту, так и сгинул), но день выдался тяжелый, час был поздний, впереди трое суток лёту, а судьбоносный старт с Магнуса настоятельно требовалось обмыть, хотя бы джин-тоником. Вечно мерзнущая Иветта с ногами устроилась в любимом кресле, набросив на колени плед, и по чуть-чуть, просто за компанию, прихлебывала из бокала. Молли, как и парни, пила прямо из банки – уже второй.

– Ну, за удачу! – потянулся чокнуться Хэл, и друзья нестройным хором подхватили тост.

Иветта беспричинно, просто по наитию, обернулась.

Киборг снял куртку и даже свитер, если тот вообще был. Безволосый торс обтягивала черная спортивная майка, эффектно подчеркивающая мышцы – не перекачанные до увитых венами комьев, а ровно как надо, можно изучать мускулатуру, словно по анатомическому атласу. Черные джинсы с заниженной талией без ремня сидели на узких бедрах как влитые. И загар везде такой неестественно-ровный, словно из солярия или вообще тоналка.

Молли сморщила нос – кукольная, стерильная красота киборга вызывала досаду. Оболочки современных андроидов нарочно делали топорными, с едва намеченными чертами лица и гладким корпусом, чтобы не повторять ошибок прошлого: если и эти взбунтуются, доказать свою «идентичность» людям им будет куда сложнее. Команда еще помнила, как киборги были разделом бытовой техники – сперва любые, затем только старые модели, которых становилось все меньше. А этих, новых, – все больше.

Впечатление малость смазывали дурацкие плюшевые тапки в виде мохнатых лап с когтями, но их Иветта рассмотрела сильно позже, когда киборг уже прошел мимо.

– Может, по бокальчику? – из вежливости окликнул его Хэл. – Мы угощаем!

Молли с возмущением уставилась на друга: не хватало еще алкоголь на кибера переводить, с ним договорились на стандартный трехразовый паек, и то начиная с завтрашнего утра!

Иветте, напротив, было бы интересно поговорить с наемником, расспросить его про Кассандру, да и Натан пожертвовал бы ради этого банкой-другой. Информация лишней не бывает, к тому же кунсткамеры и цирки уродцев обладают извращенной притягательностью.

– Нет. – Киборг даже головы в их сторону не повернул, дошел до санузла и закрыл за собой дверь.

Потом хлопнул ею снова, погромче – створку повело от старости, замок срабатывал через раз.

– Эй, поаккуратнее там! – ревниво рявкнул Натан, хотя и он сам, и друзья постоянно шарахали заедающей дверью. Но то свои, а то какой-то кибер! – Сломаешь – вычтем из гонорара!

В санузле громко зашумел душ. Изоляция створки обветшала вместе с замком, и Иветта словно воочию увидела, как светловолосый манекен стягивает майку, джинсы и шагает под струи горячей, в первые секунды всегда рыжеватой воды.

– Интересно, как у киборгов… – Иветта замялась, чуть порозовела. – Ну…

– С причиндалами? – цинично уточнила Молли. – Говорят, всё на месте, другое дело – на черта они им сдались? Ты ж видишь, какой он отмороженный!

– А они все такие?

– Ага. Просто теперь, когда автономию получили, прикидываться перестали. Первые-то добренькие были, улыбчивые, типа люди-люди… – Молли выразительно поискала взглядом, куда бы сплюнуть, хотя сразу было ясно: не найдет, Натан ее за такое весь пол заставит языком вылизать.

– А у тебя много знакомых киберов?

– Полно! – пренебрежительно объявила Молли, чохом записав в эту категорию всех когда-либо встреченных киборгов, с которыми она перебросилась словцом в барах и магазинах. – Я вообще не понимаю, чего они к нам лезут?! Им же целую планету отжалели – нате, подавитесь! – вот пусть бы там и сидели, осваивали!

– Ну, мы тоже на одной планете не сидим, – миролюбиво сказал Хэл, не желая поощрять расизм в Команде, пусть и обоснованный. А то как они потом вместе работать будут, спины друг другу прикрывать? – Ты же сама родом из шамольской колонии ветропоклонников.

Молли свирепо фыркнула.

– Это моя мамаша оттуда, а мне им мозги промыть не удалось! Шамол – та еще дыра, там, кроме ветров, ни черта нету: несколько колоний под колпаками, воздух дрянь, вода тем более. Чтоб не сдохнуть, приходится с утра до вечера вкалывать в теплицах, причем вся техника запитана от священных, мать их, ветряков, которые вечно ломаются. Когда папаша наконец откинулся с зоны и забрал меня на Шебу, я рыдала от счастья, как припадочная, хотя старый козел лупил меня чаще, чем кормил! – Молли снова выразительно покатала во рту слюну. – А эта их Кассандра по сравнению с Шебой вообще курорт! Знаете, сколько стоит путевка на тамошние водопады в период цветения радужного планктона?! И планктон только замануха, а чуть поведешься – у них и спа-центр на термальных водах, и экскурсии всякие, и трехзвездочный ресторан с пятизвездочным ценником, и даже гонки с авшурским тотализатором! Разденут до нитки!

– Угу, – оживился Натан, – моя бывшая всю плешь мне проела: давай да давай слетаем! (Небольшая плешь у Натана действительно имелась, причем такое впечатление, что от постоянного почесывания.) Я, дурак, уже почти согласился, прикидывал, где бы кредит взять, но тут, к счастью, она сбежала с тем ветеринаром…

– Вот-вот! – торжествующе подхватила Молли. – Киберы на Кассандре жируют, как центаврианская моль в кладовке, и все им мало! Расползаются по Галактике, отбирают хлеб у нормальных людей!

Иветта тактично молчала. Ссориться с друзьями не хотелось, заступаться за наемника – тоже. Везде хорошо, где нас нет, и с деньгами та же ерунда: чужие всегда кажутся легко доставшимися и глупо потраченными. Уж ей-то это известно лучше, чем кому бы то ни было: соседи и даже родственники вечно перемывали кости ее родителям, не зная, а вернее, не желая знать, каким тяжким трудом те нажили свое состояние. Потом «богатство» исчезло, ушло на лечение брата и уплату долгов проворовавшегося компаньона фирмы, а люди перестали злословить и начали злорадствовать…

Натан заметил, что Иветта продолжает задумчиво смотреть в сторону санузла, да и Молли нет-нет, а глянет, и грубовато пошутил:

– Зря надеетесь, девчонки: киберам секс вообще не нужен, они только через пробирки размножаются!

– Говорят, что следующее поколение и так, и эдак сможет, – авторитетно возразил самый начитанный Хэл. – У фабричных киберов каких-то важных генов не хватало, так их добавили.

– Зачем?! – поперхнулась, вытаращила глаза Молли. – Можно подумать, они смогут нормального ребенка воспитать!

– Им нормальные и не нужны, просто искусственное оплодотворение удобнее проводить на здоровых половых клетках, а не каждый раз в ДНК ковыряться. – Хэл честно не хотел настраивать друзей против киборга, но соблазн блеснуть эрудицией пересилил. – Потом в зародыш суют процессор, трубки всякие втыкают, чтобы импланты закачивать – и в репликатор со стероидами! На выходе получается что-то вроде великовозрастных дебилов на пульте управления. Их сперва для грязной работы используют, как алькуявцы своих недоносков, а когда немного поумнеют – отпускают в свободное плавание.

– Фу! – Иветта содрогнулась и повыше натянула плед.

Она в общем-то слышала про Кассандру то же самое, только в более мягких, обтекаемых формулировках. Ну да, киборгов растят в репликаторах, как пробирочников, и достают оттуда «чуть позже», чтобы органическая и кибернетическая части образовали прочные связи… Но что это означает на практике, Иветта прочувствовала только сейчас.

– Буэ-э-э! – еще откровеннее выразилась Молли. – В башке не укладывается: как Федерация такое допустила?!

Младенцы – это же самое прекрасное на свете! Крохотные нежные пальчики, пухлые щечки, молочный запах, трогательный лепет… Калечить их ради создания подобных биороботов могут только законченные ублюдки! Молли с четырнадцати лет подрабатывала няней у соседей, да так и не натешилась, страстно мечтала о малышах – хотя бы двух, а лучше трех-четырех! Вырученных за хабар денег как раз хватит на собственный домик на захолустной, но вполне цивилизованной планете типа Эдема.

– А что, прикольно! – опрометчиво ляпнул Натан, напротив, травмированный младшими сестрами-тройняшками. – Никаких тебе вонючих памперсов, соплей, капризов, и сразу может бате стакан воды подать!

– Ты совсем дурак, да?! – Молли аж привстала с кресла, а Натан вжался в свое и щитом выставил ладони:

– Воу-воу, полегче! Я же просто пошутил!

– Идет! – шикнул Хэл, и разговор так резко оборвался, что любой понял бы – что-то тут нечисто.

Любой, кроме киборга. Он равнодушно прошел мимо людей, игнорируя их взгляды – и смущенные, и вызывающие, – и скрылся в своей каюте.

– Да и хрен с ним, – выразил общее мнение Натан. – Лишь бы с работой справился.

* * *

Первые двое суток полета прошли нормально. «Фрея» подергивалась и вздыхала, как старая ломовая лошадь, но это были привычные для экипажа звуки, знавшего, что под неприглядной оболочкой скрывается идеально отлаженный безотказный движок. Натан доверял ему больше, чем себе.

Наемник выходил из каюты только поесть и в санузел. Разговорить его так и не удалось, да Команда больше и не пыталась – киборг обладал уникальным даром создавать вокруг себя зону отчуждения, вроде бы ничего нарочно не делая. Ни одного лишнего движения, слова, жеста – и именно это неправильно, не по-человечески! Причем с андроидом его тоже не спутаешь, кое-какие эмоции у наемника все-таки имелись, а особенно – взгляд, точнее, манера уставиться собеседнику глаза в глаза, словно непрерывно отслеживая человеческую реакцию, чтобы быть готовым ко всему: если пошутят – вежливо улыбнется, если попытаются ударить – свернет шею. А значит, вынуждая и собеседника так держаться, что здорово напрягало.

– Все потому, что у кибера нет души и наши души это чуют! – свистящим шепотом утверждала Молли, пуча глаза и страшно ими вращая в попытке вселить в друзей страх Божий. Хэл с Иветтой старательно отводили взгляды, чтобы не заржать. – Он отдал ее дьяволу в обмен на сверхспособности!

– Так надо ж было освободить место для процессора! – поддразнил ее закоренелый атеист Натан, но Молли приняла это за чистую монету:

– Во-во, а невинная младенческая душа теперь горит в аду!

– Он же фабричный, – иронично напомнил Хэл. – Значит, с дьяволом еще «DEX-компани» торговала, оптом.

– «DEX-компани» не ведала, что творит, а ОЗК плодит зло осознанно!

– Да уймись ты уже со своей эзотерикой! – поморщилась Иветта. – Сама же вечно насмехаешься над маминым ветропоклонничеством.

– У меня не эзотерика, а нормальная лицензированная религия! – Молли набожно перекрестилась. – И мы все подписывали ту петицию, забыли?!

 

– Ага, – смущенно буркнул Натан.

Полгода назад в обществе снова поднялась волна: запретим киборгам размножаться! Но чтобы подписать официальную петицию, требовалось пройти муторную процедуру регистрации и ввести свои реальные данные, вплоть до генокода. Мало ли в чьи руки они попадут?! Даже если только к спецслужбам – может, они эту «перепись лохов» и инициировали, чтобы сэкономить себе время и силы! Так что Натан бросил заполнение анкеты на пункте «родители матери», а Хэл даже не стал заморачиваться, понимая: дохлый номер. Кассандра уже получила автономию и крепко задружилась с ксеносами, которые не видят в киборгизации зародышей ничего ужасного. У инопланетян есть способы размножения и покруче, пожестче, когда здоровье и выживание расы в целом на три порядка важнее жизни отдельной особи.

Иветта не стала подписывать петицию принципиально, но, зная, как трепетно Молли относится к материнству, уклончиво пообещала «подумать».

Сама Иветта никаких детей не хотела. Ни модифицированных, ни обычных. Да и мужчины… Натан ошибался, киборг привлекал ее исключительно эстетически, как бывшего скульптора. Если наемник и представлял угрозу, то не ту. Симпатичный общительный парень, проявляющий к Иветте ответный интерес, пугал бы ее гораздо больше.

– Хэл, а на что ты потратишь свою долю? – в который раз пристал Натан к другу, чтобы сменить тему.

– Там посмотрим, – уклончиво ответил тот. – Не хочу загадывать, давай сперва добудем эти чертовы кри… микросхему.

Друзья заговорили уже нормально, в полный голос, хотя и раньше не особо опасались, что киборг может их подслушать. В каюте наемника почти постоянно гремела музыка, словно он сам стремился максимально отгородиться от людей. Шумновато, зато надежно, поэтому замечаний ему никто не делал. Перед тем как открыть дверь, киборг всегда выключал колонки, и это было сигналом захлопнуть рты.

– Ну хоть помечтать!

– Женюсь, – отшутился Хэл, нарочно подкинув друзьям повод поупражняться в острословии.

– Ой да ла-а-адно, тебя и так любая девка с руками оторвет! – уверенно заявила Молли. – Ты ж у нас красавчик!

Хэл польщенно хмыкнул. Ну, может, и не красавчик, но точно не урод – высокий, хорошо сложенный, с мужественными чертами лица и густыми светло-каштановыми волосами, идеально сочетающимися с янтарными глазами. Рыхловатый, белобрысо-блеклый и вечно сутулящийся Натан рядом с другом казался оруженосцем при романтическом герое, срывающем все девичьи взгляды и вздохи.

Пока не появился киборг.

– Внешность не главное, – сказал Хэл с непривычным привкусом фальши. Раньше он так подбадривал Натана, а теперь словно оправдывается!

– Бабло тем более! – пренебрежительно возразила Молли.

– Тогда отдай мне свою долю! – оживился Натан.

– Еще чего! – Молли так картинно прижала к груди руку с браслетом-коммуникатором, словно денежки уже лежали на ее банковском счету. – «Не главное», а не «не нужное!» Ну правда, Хэл, на кой тебе такая продажная жена?!

– А это смотря где покупать, – не унимался расшалившийся Натан. – У аммов, например, скоро начнется весенняя ярмарка самочек!

Иветта вымученно улыбнулась, зато остальные покатились со смеху и долго не могли успокоиться, наперебой расхваливая прелести подобного брака: жена сама и дом наплюет, и камышей насажает, и детей намечет – при необходимости аммы могут размножаться партеногенезом, без участия самцов.

– А наемнику и трешника хватило бы, вот честно! – внезапно заявила Молли, которой при слове «дом» снова стало жалко переплаченных двух тысяч. – Там работы от силы на час, и то чисто на подстраховке. К тому же киберу бабло точно ни к чему: не пьет, по бабам не бегает, личных вещей с гулькин нос. Ты, Хэл, слишком мягкий, надо было меня на переговоры посылать, я бы за две сторговалась!

– Ну иди, торгуйся! – уязвленно кивнул друг в сторону музыкальной каюты.

Молли досадливо фыркнула.

– Поздно, он уже почуял, что у нас есть деньжата! А если узнает, сколько именно, то еще больше оборзеет!

– У нас их пока нет, – с укоризной напомнил Натан, тоже боявшийся спугнуть удачу.

– Будут, – уверенно заявила Молли. – Это наш шанс, и мы его не упустим! Мы же Команда, верно?!

– КОМАНДА! – слаженно отозвались друзья на знакомый с детства клич и, победоносно вскинув руки (левша-Иветта – правую, остальные – левую), стукнулись стиснутыми кулаками. Ведущая рука – для битвы с врагами, свободная – для помощи друзьям, и они всегда могут на нее рассчитывать!

* * *

Сегодня Иветте опять приснился тот сон. Неудивительно – по мере приближения к Шебе Команда нервничала все больше, Молли тоже жаловалась, что ей какая-то муть снится и она просыпается с больной головой.

Лучше бы муть и больная голова, чем это, напоследок пригвоздившее к постели сонным параличом, когда кошмар продолжается в виде еще более реалистичных галлюцинаций, а ты даже пальцем шевельнуть не можешь.

Зато и заорать, перебудив всех, – тоже. По крайней мере, Молли продолжала сладко посапывать, а временами и похрапывать, опровергая свои жалобы на плохой сон.

Иветта немного посидела на краю койки, безостановочно оглаживая себя руками, чтобы смыть те, липкие и мерзкие прикосновения. Кошмар постепенно потускнел, стало холодно и захотелось в туалет. Последнее перевесило, и Иветта, накинув халат, вышла из каюты. Надо все-таки загнать себя к хорошему психологу, однако на это вечно не хватает ни денег, ни времени. С двадцатью четырьмя тысячами хватит всего и, может, даже удастся вернуться к творчеству… Иветта очень по нему скучала, но именно в мастерской, среди набросков, эскизов, гипсовых форм и готовых скульптур, это и случилось… Был теплый весенний вечер, Иветта возвращалась из клуба в великолепном настроении – чуть одурманенная алкоголем, но спать совершенно не хотелось, в голове роилась масса идей, надо поскорее набросать их, чтобы не забыть… Окрыленная музой, девушка спешила в свою квартиру-студию, не замечая, что за ней кто-то идет. И когда она открыла дверь…

Во сне Иветта открывала ее бессчетное множество раз.

Привычное корабельное окружение – запахи, звуки, разноцветные огоньки приборов – успокаивало, как гладящая по голове бабушка. Иветта смутно помнила настоящую Фрею, бабушку Натана – хрупкую светлую старушку, снисходительно сносившую чудачества мужа. А еще она пекла обалденные пирожки и щедро оделяла ими друзей внука. Иветта, Натан и Хэл дружили с яслей, а в шестом классе к ним присоединилась Молли – до сих пор единственная, кому удалось вписаться в эту неразлучную компанию.

Из санузла Иветта вышла уже полностью расслабленной и сонной. В полудреме, с полуприкрытыми глазами побрела к каюте, мечтая скорее нырнуть под теплое одеяло, и потому до последнего не замечала две красные светящиеся точки, беззвучно движущиеся ей навстречу.

Кажется, наемник попытался обойти Иветту справа, но она встрепенулась и шарахнулась в ту же сторону, столкнувшись с киборгом грудь в грудь. Наемник рефлекторно приобнял Иветту рукой, а почувствовав, что девушка начинает оседать на подкосившихся ногах, еще крепче прижал к себе.

Этот ад длился бесконечные четыре секунды, потом киборг равнодушно бросил: «Извини», – убрал руку, отстранился и пошел дальше.

Иветта осталась стоять посреди коридора – трясущаяся, полуобморочная, по-прежнему не способная ни кричать, ни толком дышать. А если бы она столкнулась с наемником по дороге в туалет, а не обратно, то и в луже.

* * *

Утром третьего дня в носовом иллюминаторе появилась яркая, все укрупняющаяся звезда, а к вечеру возле нее удалось различить и Шебу. Расчетное время прибытия – восемь двадцать один по корабельному времени и девятнадцать двенадцать по местному. Идеально, чтобы выспаться перед посадкой и бодрячком отправиться на дело.

Федерация громко трубила, какого расцвета достигла планета под ее мудрым руководством, но на практике никаких радикальных изменений после окончания войны не произошло. Шеба вернулась к довоенному уровню, и только. Местное население это полностью устраивало, на планете хватало и рабочих мест, и ресурсов, и относительной свободы, а по меркам Земли – хаоса и беспредела, как некогда на Диком Западе. Новые колонисты на Шебу не рвались, отпугиваемые хищной флорой и фауной, а старые успешно с ней сжились, выдавая невысокий, но стабильный прирост населения. За девять лет школы у Хэла с Натаном всего два одноклассника погибли, а у Иветты, учившейся в параллельном классе, вообще один. Молли тоже на удивление быстро привыкла, втянулась и могла на спор вернуться домой сквозь километровый язык леса, а не огибать его по регулярно зачищаемой дороге. Первый станнер шебскому ребенку дарили в семь лет, первый бластер – в четырнадцать. Правда, главным условием выживания было не ходить там, где они могут понадобиться, но кого и когда это останавливало?!

1Открытое или полузакрытое помещение в средней или кормовой части палубы катера для рулевого и пассажиров. На космическом корабле катере, разумеется, закрытое, но название осталось и прижилось.

Издательство:
Автор
Поделиться: