Название книги:

Бабочка для одинокого олигарха

Автор:
Мария Геррер
Бабочка для одинокого олигарха

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 5. Инна

Ленка ушла часа через три. Ей тоже надо было отдохнуть после смены. Мы много болтали по делу и без. В основном о новом собственнике местного небоскреба. Подруга выдала мне все, что ей удалось разузнать от Бориса Семеновича и других сотрудников, кто с ним уже имел счастье пообщаться.

Я поняла, что Кирсанов человек деловой, строгий и властный. Но при этом эстет во всем. Отлично, это мне на руку.

И я начала продумывать, как радикально поменять имидж. Видимо, придется превратиться в вульгарную особу. Раз он этого на дух не переносит. Так он меня точно не узнает.

Всего на недельку, может на две. Пока новый собственник не уедет. Лена сказала, что Кирсанов тут, по слухам, задерживаться не собирается. Назначит своих представителей, разберется с документами и все. Больше ему в Златогорске делать нечего.

Продержаться мне надо недолго. Тем более что с господином Кирсановым я пересекусь от силы пару раз при заключении договора аренды. Ну, может он зайдет в мой салон посмотреть, чем тут занимаются и в каком состоянии помещение.

Итак, возможно сделаю укладку а-ля ракушка с начесом, какие любят дамы за пятьдесят, куплю костюм какого-нибудь идиотского цвета. Накрашусь поярче. Крупная бижутерия, очки со стразами и меня мама родная не узнает. Можно в лифчик ваты наложить и грудь на пару размеров увеличить. Кажется, продают трусы, которые задницу делают оттопыренной, как у африканки. Или это уже слишком?

Представляю, что обо мне станут думать сотрудницы салона и знакомые. Скажу, что познакомилась с потрясающим мужчиной, а ему нравятся именно такие женщины. Я потеряла от него голову и готова на все. Любовь зла, как говорится. А потом все вернется на круги своя и все забудут про мои идиотские фантазии.

По закону подлости все пошло не так. Я планировала после обеда пойти за новой одеждой. Но я не успела выйти из дома, как мне позвонила госпожа Петрова. Она опять была взвинчена и крайне недовольна моими сотрудницами.

Второй день свадьбы не требовал изобилия цветов. На столы надо было поставить букеты орхидей и все. Все свободны. В моем присутствии вообще не было необходимости.

Но нет! Орхидеи были недостаточно эротичны. Орхидеи! Почему они вообще должны быть эротичны? Это же цветы!

Светлана Алексеевна потребовала моего немедленного присутствия. И замены розовых орхидей на другие. Пусть будут желтые с бордовым. Хотя цвет был согласован и с невестой, и с ее мамашей.

Но теперь депутатше казалось, что розовый цвет смотрится как-то не так. Слащаво, как сказала Светлана Алексеевна. Они с дочерью подумали и решили, что на второй день свадьбы нужны откровенно эротические цветы.

Госпожа Петрова небрежно сообщила, что оплатит замену букетов. Но поменять цветы надо незамедлительно, естественно до начала банкета. И вообще мне следует руководить своими бестолковыми сотрудницами, а не отлынивать от работы.

И как мне быть? Кирсанов наверняка придет на банкет. Это же свадьба его компаньона. Надо что-то сделать со своей внешностью. Срочно. Но что?

Гладко зачесала волосы и заколола их на затылке. Порылась в гардеробе и нашла мешковатое серое платье. Я его покупала на прошлый новый год. С друзьями устроили небольшой маскарад, и я изображала мышку-норушку. Хорошо, что не выкинула. Теперь из меня получилась бесцветная офисная мышь. Неплохо, но узнать можно.

Постараюсь быстро заменить букеты и не попасться на глаза Кирсанову. Потом попрошу разрешения уйти – скажу, то заболела. Может, клиентка позволит мне не торчать на банкете до конца? Хотя вряд ли… Госпожа Петрова умеет потрепать нервы. Светлана Алексеевна при ее связях может сильно подпортить репутацию моей фирме.

С подземной парковки в салон я пробиралась почти по-пластунски и оглядываясь по сторонам, как партизанка в тылу врага. Хищные орхидеи уже были собраны в букеты. Девчонки со всем справились отлично и без моих указаний. Мы перенесли букеты в банкетный зал.

Светлана Алексеевна придирчиво осматривала каждый цветок и тыкала полным пальцем, похожим на сардельку, в место, куда следовало поставить букет. Без чуткого руководства госпожи Петровой мы бы точно не разобрались. Все было закончено в течение четверти часа. Я попросила разрешения уйти. Мне тут делать больше нечего.

– Вы желаете получать деньги и не желаете работать? – вскинула тонкие брови жена депутата. – Вы уйдете только тогда, когда я посчитаю это возможным. И ни секундой раньше. Никогда, слышите? Никогда я еще не сталкивалась с такой нерадивостью. Даже не сомневайтесь, я проинформирую супруга, как недовольна вашими услугами. Думаю, он сможет принять меры.

Депутатская жена шумно задышала, прижимая руки в бриллиантовых кольцах к полной груди:

– Вы доведете меня до нервного срыва! Идите и работайте, немедленно! Поправьте цветы, они не слишком ровно стоят в вазах. Неужели не видите?

– Хорошо, как скажете, – смиренно произнесла я и мысленно пожелала госпоже Петровой засунуть орхидеи себе в одно место.

Радовало только то, что за все мои мучения я получу хорошие деньги. А мне они сейчас очень нужны. Мой бизнес медленно, но верно идет ко дну, и я должна спасти его. Ведь уже столько сил положено на его развитие.

Скоро стали приходить гости. В зале царил романтичный полумрак. И это было мне на руку. Я забилась в самый дальний угол и оттуда наблюдала за залом. Госпожа Петрова, наконец, угомонилась. Ее драгоценное внимание переключилось на гостей.

Мои девочки тоже были в зале. Я предупредила их, что плохо себя чувствую, и попросила по возможности не дергать меня лишний раз.

И вот появился он. Уверенный в себе брутальный самец. Кирсанов окинул цепким взглядом присутствующих, и я поскорее скользнула за группу гостей.

Господин Кирсанов пользовался бешеным успехом у женщин. Они ему буквально не давали прохода. Уж не знаю, чем он их так привлекал. Видимо, потрясающей внешностью и несметными капиталами.

Девицы вились вокруг него. Но мне показалось, он пытается от них отделаться. Кирсанов все время смотрел по сторонам, словно ища кого-то. Надеюсь, не меня.

Надо отдать должное – Кирсанов не просто интересный мужчина. Это великолепный экземпляр. Выбрит до синевы. Темные волосы зачесаны назад и делают его похожим на английского аристократа. Высок и безумно привлекателен. Смокинг сидит на нем идеально.

Не удивительно, что у Кирсанова отбоя нет от женщин. Может, он уже и думать забыл о моем ночном визите?

Я увлеклась разглядыванием светского льва и в самый неподходящий момент ко мне подлетела разъяренная госпожа Петрова.

– Это возмутительно! – зловеще зашипела она на меня. – На столе четное число букетов! Четное! Ужасная примета. Немедленно добавьте еще один. О чем вы только думали!

– Но ваша дочь заказала двадцать букетов. И это прописано в договоре, – слабо возразила я, продолжая следить взглядом за Кирсановым.

– Она была слишком взволнована подготовкой к свадьбе. И я тоже. А вы могли бы нам напомнить об этом. Какая безалаберность!

– Сейчас мы уберем один букет, – попыталась успокоить депутатшу.

– Уберем? Да вы издеваетесь? Нельзя убирать цветы. Ничего убирать нельзя. Можно только добавлять. Иначе у молодых не будет денег. Принесите немедленно еще один! И куда вы все время смотрите? Вы что, пьяны? – она пощелкала пальцами перед моим носом.

– Нет, что вы! – возмутилась я. И тут Кирсанов повернул голову в нашу сторону.

Я быстро пригнулась.

– Простите, уронила клатч.

– Все у вас из рук валится. Идите за букетом, и быстрее, не заставляйте меня ждать.

Я делала вид, что собираю рассыпавшиеся мелочи из сумочки. К Кирсанову подошла какая-то дама и начала на него откровенно вешаться. Удивительно популярный мужчина!

Букет был поставлен на стол, и я отрапортовала об этом Петровой.

– Вы сегодня очень странно ведете себя, – заметила она. – Что вы все время озираетесь?

Я повернула к ней голову и за широкой спиной Светланы Алексеевны увидела Кирсанова. Теперь он беседовал с двумя девицами. Я быстро прикрыла лицо рукой.

– Да что с вами, милочка? – вопросила госпожа Петрова. – Вы сама не своя!

– Простите, ужасно болит голова, – прошептала я, стараясь спрятаться за тучной Светланой Алексеевной.

– Ладно, можете идти. Толку от вас мало, – утомленно махнула рукой депутатша. – В понедельник проведем перерасчет ваших услуг. И не сомневайтесь, я вычту все неустойки. Ваша работа меня очень, очень сильно разочаровала. И я обязательно найду способ рассказать об этом вашим потенциальным клиентам. У меня масса знакомых блогеров.

Меня тронула забота госпожи Петровой. Отцепила бейджик и направилась к выходу. Но у дверей стоял господин Кирсанов с очередной роскошно дамой. Быстро переместилась за кадку с раскидистой монстерой. Там было достаточно темно. Я перевела дух, но рано.

Яркие прожектора пронзали темный зал. Музыка гремела. Гости веселились вовсю. Пора уходить, пока Светлана Алексеевна не передумала.

Как назло, ко мне подошел один из гостей.

– Разрешите вас пригласить?

– Простите, но не могу. Я обслуживаю свадьбу, не положено, – улыбнулась в ответ, глядя через его плечо.

Кирсанов обошел даму, которая что-то увлеченно вещала ему. Она сердито смотрела вслед красавцу-мужчине. Но он уже не обращал на нее внимания, продолжал глядеть по сторонам и задумчиво направился в мою сторону. Надо срочно уносить ноги. Я попятилась и уже собиралась нырнуть под листья монстеры. К счастью, Кирсанов шел к бару. Я облегченно перевела дух.

Но тут он оглянулся, и наши взгляды встретились.

Глава 6. Влад

С самого утра начал искать мою незваную гостью.

Ночная бабочка улетела. Ловко выпорхнула из моего номера. Она оставила в моей душе неизгладимый след, легкое сожаление и призрачный аромат розы.

Было досадно, что девушка ускользнула. Даже представить не мог, что она решиться бежать практически голой.

 

От сотрудников отеля я ничего вразумительного добиться не смог. Охранник бодро доложил, что видеокамеры не работали. И не только сегодня. Они уже давно просто бутафория. С этим надо разобраться. Как такое вообще возможно в дорогом отеле? Видимо, возможно. Просто удивительно, что никто из постояльцев до сих пор не был обворован.

Не удивлюсь, если видеокамеры работают только там, где они установлены арендаторами. Надо поручить охраннику поговорить с ними. Пусть возьмет все записи, просмотрю их. Может, где-то моя гостья и мелькнула. Не могла же она бесследно испариться?

Ночной администратор тоже ничего путного мне не сообщила. Она талдычила, что кто-то тайком сделал дубликат ключа. И зачем-то предал его незнакомке. Которая по непонятной причине забралась в мой номер, не будучи проституткой. Потому что проститутки в отель не заходят. Никогда и ни при каких обстоятельствах. Верилось с трудом.

Универсальный ключ есть у администратора, на ресепшен, у дежурного охранника и горничной по этажу. Всего у четверых. Но при желании его можно легко взять и у горничной, и на ресепшен. Мне показалось, что администраторша темнит. Уж слишком много она говорила. И все не по делу.

Вообще ощущение, что я купил вместе с небоскребом не отель, а бордель. В котором работа налажена из рук вон плохо. Сотрудники бестолковые и безалаберные. Никто ни за что не отвечает. Работают кое-как.

Позвонил управляющему, рассказал про инцидент. Описал незнакомку и потребовал объяснений. Борис Семенович бодро от всего отнекивался. Он знать ее не знает, и вообще не понимает, почему какая-то девица во сне говорила о его домогательствах.

Плетнев просто ангел во плоти. Ни к кому не пристает, живет отшельником. Да, он недавно развелся. Но это не повод подозревать его во всех смертных грехах. Борис Семенович оскорбился и сердито засопел в трубку.

Плетневу я тоже не поверил. Мутная личность. Думаю, он приворовывает. И очень даже сильно. Все разборки с ним отложил до понедельника. Не сомневаюсь, он знает, кто был в моем номере. Но сегодня Борис Семенович мне ничего не скажет. Будет изображать недоумение.

Персонал бестолковый, лживый и нерадивый, начиная от управляющего и кончая горничными. Чему ж удивляться, что дела в отеле идут из рук вон плохо? Ладно, буду радикально все менять. Поувольняю половину сотрудников, наберу новых, лично буду проводить собеседование с каждым.

А сейчас пора на продолжение банкета. Второй день свадьбы отмечали с меньшим размахом. Гостей было немного, только близкие родственники и друзья.

Можно попытаться спросить у Ирины, что она знает о девушке. Возможно, светская дива и удостоит меня ответом. Хотя вряд ли… Да и общаться с ней мне совсем не хотелось.

Ирина на меня смотрела зверем, а я смотрел на официанток. Моей незнакомки среди них не было. Попросил метрдотеля предоставить список всех, кто обслуживал свадьбу накануне. Описал ему девушку. Такой он не знал, но список предоставил оперативно. Хорошо работает, молодец.

Все-таки спросил Ирину, что ей известно о моей ночной гостье. И едва не схлопотал по физиономии. Успел перехватить ее руку с длинными острыми ногтями в паре миллиметров от лица. Дай Ирине волю, она бы мне глаза выцарапала. Сцена получилась безобразной.

Но зато Ирина отвязалась от меня раз и навсегда.

– Хам! – прорычала она. – Не смей больше никогда подходить ко мне!

Кто бы мог подумать, что прислуга для нее хуже заразы? Такого снобизма я еще не встречал.

Однако свято место пусто не бывает. Заметив мою перепалку с силиконовой дивой, прекрасная Диана тут же пошла в атаку. Она подкралась ко мне походкой пантеры, слегка покачивая стройными бедрами и уверенно глядя в глаза.

– А свидетельница сегодня очень агрессивна, – улыбнулась Диана, пригубив коктейль. – Еще немного, и она набросилась бы на тебя с кулаками. Отсутствие воспитания налицо. Если не секрет, в чем причина спора? Я так любопытна, – она прикусила соломинку и надула губки, как маленькая девочка.

– Разошлись во взглядах на жизнь.

– И каковы твои взгляды?

– У меня все просто. Работа, работа и еще раз работа, – нагло соврал я. Надеюсь, это остановит Диану от дальнейших расспросов. – Развлекаться некогда.

– Да неужели? – не поверила Диана. – Я видела твои фотографии в журналах. Развлекаться ты очень даже умеешь.

– Это часть имиджа, не более, – заметил я. – Мне пора. Надо разбираться с бумагами и счетами. Это и есть моя жизнь. Дело – прежде всего.

Я попытался уйти, но не тут-то было. У меня на пути выросли три девушки. Похожие друг на друга, как близнецы. Длинные прямые волосы, широкие темные брови, ресницы как у кукол. Дань моде, тут уж никуда не денешься.

Диану слегка перекосило. Она попыталась скрыть недовольство, но это у нее плохо получилось.

– Мы поспорили, – прощебетала одна из «тройняшек». – О какой жене ты мечтаешь? Я сказала, что ты хочешь романтичную и нежную. Будешь ее баловать и носить на руках. А они, – девушка кивнула на подруг, – считают, что ты хочешь в жены роковую красотку.

– Да! Жестокую и страстную. Строптивую и своевольную, – мечтательно продолжила другая «тройняшка». – И ты будешь ее укрощать. Иногда жестоко, иногда нежно. Так кто из нас прав?

– Никто, – вымученно улыбнулся я. – Я пока сам не решил. Но характер девушки для меня играет не последнюю роль.

Почему мою идиотскую застольную речь восприняли всерьез? И что значит «хочешь»? Словно я жену в бутике покупать собираюсь.

Диана подхватила меня под руку.

– Но ведь есть какие-то предпочтения? – бархатным голосом произнесла она. – Поделись ими. Не делай из этого секрета.

– Да, нам интересно! – защебетали девицы. – Расскажи, какую девушку ты хочешь?

– Ладно, слушайте, – усмехнулся я. Сейчас они от меня разбегутся. – Желаете моих откровений?

– Да, да! – наперебой защебетали «тройняшки».

А Диана еще крепче сжала мою руку.

– Ты меня заинтриговал, – вкрадчиво произнесла она и ее грудь начала взволнованно вздыматься. – Я горю от нетерпения. Не томи!

– Мои вкусы вас удивят. И вряд ли понравятся.

Глаза девиц загорелись страстным огнем.

– И что же это? – в голосе Дианы я уловил волнение.

Видимо, все эти красотки представили меня в виде похотливого самца, который предается изощренному разврату. Как в новомодных романах и фильмах. Потом платит за это партнершам бешеные деньги. Осыпает бриллиантами, дарит шубы и машины. Ах да, еще возит по модным курортам. Ага, сейчас!

– Мне нравятся простые девушки. Так сказать, из народа. Работающие физически. Крепкие, сильные. Те, что были идеалом у наших предков – коня на скаку остановит, в горящую избу войдет. Надоели рафинированные, избалованные, изнеженные. Крестьянку хочу в жены или девушку с фабрики.

– Может, уборщица тебя тоже привлекает? – поджала губы Диана. – Или посудомойка из ресторана?

– Знаешь, а в этом что-то есть. Я же сказал, вам не понять. И в семейной жизни с такими проще, – добил я претенденток на мою свободу. – Мне нужно крепкое потомство. Вот и вся причина, по которой я хочу жениться. Только для продолжения рода. А дома у нас все должно быть просто, как у Льва Толстого. Слышали о таком?

– Да, в гимназии проходили. Он много чего написал, – заметила самая интеллектуальная из «тройняшек».

– Очень много, – кивнул я. – В одной книге у него героиню поезд переехал. А в другой сначала воевали, а потом жили долго и счастливо. Так вот, Лев Толстой был графом, а жил очень скромно. Сам себя обслуживал. Босой ходил по деревне.

– Зачем? – удивилась другая девица.

– Из принципа.

– Да, точно. Он еще мяса не ел. И рыбу с яйцами тоже. Веганом был, – вставила «тройняшка»-интеллектуалка.

Да? Кажется, яйца он все-таки ел. И носки шерстяные носил. Валенки уж точно. Хотя шут его знает…

– Я не вегетарианец, но приверженец Льва Толстова во взглядах на жизнь, – доверительно сообщил девицам. – Никакой роскоши в быту. Никаких излишеств. Одно дело имидж для бизнеса, совсем другое – семья. Живу скромно, завтрак готовлю себе сам. Ужин тоже.

«Тройняшки» не смогли скрыть разочарования и как-то быстро растворились в полумраке зала.

– Ты точно извращенец, – Диана убрала руку с моей и отступила в сторону.

– Что делать, – пожал плечами. – У каждого свои недостатки. Поэтому до сих пор и холост. Девушки моего круга не хотят жить скромно.

– Значит, ты жадный, – подвела итог Диана. – Это отвратительно! Просто неприлично в твоем положении быть скупым. Ты долго будешь искать свой идеал. Удачи!

Странно, но моей глупейшей выдумке поверили. Видимо, я был достаточно убедителен. Диана тоже ушла, и я с облегчением вздохнул.

Теперь, когда светские дивы оставили меня в покое, я продолжил поиски ночной бабочки. Попросил фотографа показать все кадры, отснятые им. Но он оказался профессионалом, и обслуги на его фотографиях не было – только молодые и гости. И эта ниточка оборвалась.

Чем сложнее было найти мою незнакомку, тем интереснее становилось. Во мне проснулся азарт охотника. Все равно я выйду на ее след.

Ее знает Ирина, с ней знаком Плетнев. И если Ирина отказалась помочь мне, то управляющего я могу прижать. У него рыльце в пушку. Надавлю посильнее, и Плетнев расколется. Хотя, учитывая, что я его собираюсь выгнать, Плетневу нет смысла помогать мне. Наверняка Борис Семенович уже понял, что управляющим он больше не будет.

Глава 7. Влад

Я рано радовался тому, что от меня все отвязались. Через зал ко мне шла эффектная дама и улыбалась голливудской улыбкой. Это она вчера игриво махала мне рукой. Элегантное платье цвета баклажана демонстрировало все ее достоинства.

Глубокий вырез, чуть не до талии. Узкая юбка очень короткая. Явно перебор. Думаю, дама моя ровесница. В таком возрасте пора перестать откровенно оголяться. Уже не девочка.

Туфли на высоченной шпильке и роскошная укладка ниспадающих на плечи ярко-рыжих волос дополняли картину.

– Ну вот, я до тебя и добралась, – она по-свойски чмокнула меня в щеку и нежно вытерла след от помады. – Неужели не узнал? Думал, вчера подойдешь ко мне поздороваться. Но ты все еще дуешься. Как мальчишка, честное слово!

– Простите? – с удивлением посмотрел на рыжеволосую даму. Я должен ее знать?

– Неужели забыл? Не верю! – деланно обиделась она.

Присмотрелся внимательнее. Лицо вроде знакомое. Напряг мозги, но увы…

– Нет, что-то не припомню, – признался я. – Очевидно, вы обознались.

Она не скрывала разочарования.

– Не узнаешь свою первую любовь? Светлана Бочкарева. Твоя жестокая одноклассница, – снова расплылась она в светской улыбке, показывая все тридцать два зуба. Надо отдать должное – все зубы были в идеальном состоянии и походили на ровный жемчуг. – Безумно рада видеть тебя!

Еще ее на мою голову не хватало! Да, теперь я ее узнал. Моя первая любовь, мое первое и, кстати, последнее поражение. Одноклассница, несравненная красавица нашей школы и редкая стерва. Рыжая бестия, которая изменила мою жизнь. Правда, в лучшую сторону. За это я ей бесконечно признателен.

Я не видел ее после окончания школы. И не хотел видеть. Забыл о ней навсегда, стер из памяти, выкинул из жизни.

Светка Бочкарева крутила парнями, как хотела. Любила поддеть, дерзила и была неприступна, как средневековая крепость. А мы ходили за ней табуном, выполняли любой ее каприз. Молодые идиоты! Теперь это смешно, а тогда сколько сердец она разбила.

Перед выпускным и решился признаться Бочкаревой в любви. Она благосклонно позволила пригласить ее на свидание. Я впервые заработал деньги для того, чтобы купить роскошный букет из роз. Он был великолепен. И стоил, как половина зарплаты моей мамы. Я был страшно горд.

Прекрасная Светлана сидела в городском парке на скамейке, закинув ногу на ногу и эротично улыбалась. Такой улыбки я раньше у девушек не видел. Она склонила голову набок и слушала, как я, волнуясь и заикаясь, признаюсь ей в любви. А потом звонко рассмеялась, взяла букет и швырнула его в мусорную урну. Этот серебристый смех потом долго преследовал меня.

– Придешь, когда хоть чего-то достигнешь в жизни, неудачник, – бросила она мне в лицо. – Что ты о себе возомнил? Кому ты вообще нужен?

Из-за кустов выскочили ее подружки и начали потешаться надо мной. Тогда мне хотелось провалиться сквозь землю.

Светка чувствовала себя принцессой, не меньше. Родители у нее были не из простых. Папа академик, работал в области космических исследований и постоянно мотался по заграницам, мама – известный в городе врач-гинеколог. Очень состоятельная семья. А у меня родители – торгаши, как презрительно назвала их Света.

Однако ее насмешки подстегнули меня. Я решил, что преуспею в жизни и добьюсь бессердечной принцессы. Поступил в университет, учился и работал. Уставал и изматывал себя. Но упорно шел к цели. И добился в жизни всего, к чему стремился.

 

Правда, к тому времени уже и думать забыл о Светке. Роскошные красавицы были готовы на все, ради моего внимания. И Бочкаревой было до них очень далеко.

Неудачный опыт первой любви не прошел даром. Я перестал верить женщинам. Понял, что они хотят только денег и успеха. Разуверился в любви и привык к одиночеству. Привык настолько, что много лет не собирался ничего менять.

Но когда я говорил свой идиотский тост, глубоко в груди что-то шевельнулось. Мне захотелось ласки. Искренней, не покупной. Однако, судя по всему, в моем положении это невозможно. Женщин интересуют только мои капиталы, а не моя душа.

И вот теперь моя первая любовь стояла передо мной и не вызывала у меня ничего, кроме досады. Говорить нам с ней не о чем. Я – олигарх, сын торгаша. Она – дочь академика. И ничего нас не связывает.

– Меня пригласил Кирилл, – зачем-то сообщила мне Светка.

Это и так было очевидно. Предполагаю, Бочкарева сама напросилась. Она всегда любила роскошные вечеринки.

– Как у тебя дела? – задал я дежурный вопрос.

– Великолепно, – широкая белозубая улыбка озарила ее ухоженное лицо. – Я корреспондент в питерском журнале. Веду раздел модных тенденций в современном искусстве. Кстати, второй раз в разводе. Детей пока не завела. А ты так и не женился, как я погляжу? Не смог меня забыть? Мило…

– Не смог найти подходящую спутницу жизни, – кивнул я машинально.

– Я остановилась в вашем отеле на несколько дней. Хотелось бы встретиться с одноклассниками, пообщаться, вспомнить школьные годы, – она погладила лацкан моего смокинга. – Придешь?

Мне это было совершенно неинтересно.

– Как получится, – пожал я плечами. – У меня свободного времени мало, скоро надо возвращаться в Лондон.

– Встреча старых друзей – это всегда здорово. Посидим, поболтаем. Нам всем есть что вспомнить.

– Хорошая идея, но дел по горло.

– Да ладно, не дуйся. Не можешь забыть мою шутку? Прости, это было очень глупо. Юношеский максимализм, ты же понимаешь?

– Я уже давно все забыл. Столько лет прошло. Девятнадцать? Или уже двадцать? Юбилей. Время летит.

От упоминания о прошедших годах Светку передернуло:

– Это неважно.

– Да, пожалуй, – снова кивнул я. Да когда же она отвяжется?

– Знаешь, а ты мне тогда нравился, – она положила руку мне на плечо. – Очень. Только я виду не подавала. Хотела казаться неприступной.

Неприступной? Да неужели? Это с одноклассниками она была холодна, как айсберг. Зато прохода не давала сыну ректора Университета. Парень учился в параллельном классе. Но дочь академика его не интересовала. Он встречался с обычной девочкой. Вот Светка и бесилась.

А я тогда не соответствовал ее статусу. Как же хорошо, что она тогда дала мне от ворот поворот.

– Да, в детстве на многие вещи смотришь по-другому, – мне не терпелось побыстрее отделаться от навязчивой собеседницы.

Но Светка не отставала.

– Хочу пригласить тебя на чашечку кофе. Это ты себе позволить можешь?

Я выдержал паузу. Как драматический актер. И уже отлично знал, что ей от меня надо. Так почему бы не взять реванш за детскую обиду? Теперь она всеми силами из кожи вон лезет, чтобы добиться моего внимания. Пусть попробует.

Молчание затянулось и Бочкаревой пришлось нарушить его первой. Она порылась в сумочке и натянуто улыбнулась.

– Вот моя визитка, позвони, как выберешь время, – попросила она. Тон игривой девочки ей не шел. – Я буду ждать.

Вона как запела! Позвони, буду ждать… А ведь я так и остался сыном торгашей. Ничего не поменялось. И звонить я ей не буду. Уверен, она сама найдет номер моего телефона и позвонит. Думаю, уже завтра. Как же все предсказуемо. И жутко скучно.

– Хорошо, – пообещал я Светке, – Непременно позвоню.

Пошел в бар и взял коньяк. Светлана все еще стояла посреди зала. А чего она ждала после стольких лет? Что я упаду к ее ногам от счастья? И сразу сделаю предложение? Ведь она не зря мне сообщила, что разведена. Аж два раза. И на шута мне такая женщина сдалась?

Еще раз обвел взглядом зал. Нет тут моей незнакомки. Увы…

И вдруг я увидел ее. Она стояла около какого-то экзотического растения, похожего на лопух с дырявыми листьями. Моя ночная бабочка, моя призрачная гостья. Я узнал ее глаза. Она смотрела испуганно, как сегодня ночью.

Бросился к ней через зал, но она растворилась как мираж. Нежный запах розы еще витал в воздухе, но моя незнакомка снова исчезла. Да и существует ли она вообще? Может, это плод моего больного воображения?

Спросил танцующих, может, кто видел, куда ушла одинокая девушка? Она только что стояла тут, у огромного цветка. Но никто не обратил на нее внимания. Все равно найду ее. Во что бы то ни стало.

Кинулся в холл, потом на лестницу. Мне показалось, я уловил сладковатый аромат розы. Томительный и нежный. Но он растворился в воздухе, и я потерял след. Спустился на первый этаж. Там ее не было. Потом пошел на подземную парковку. И тут никого. Моя незнакомка снова ускользнула от меня.

Свадебные торжества завершились. Воскресенье подошло к концу. Я вернулся в свой номер. И опять поймал себя на мысли, что привык к одиночеству, к пустоте в душе. И вряд ли это когда-либо поменяется.

Но почему так упорно хочу найти свою ночную гостью? Я не знаю ответа.


Издательство:
Автор
Поделиться: