Название книги:

Чародейская Академия. Книга 5. Тени прошлого

Автор:
Ренард Фиерци
Чародейская Академия. Книга 5. Тени прошлого

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Часть 1
В погоне за истиной

Глава 1

Так вот, оказывается, с кем перепутал его дед Василич на новогоднем застолье полтора года назад! И вот чьи вензеля из переплетённых букв “N” и “L” мелькали то тут, то там в подвале Штарндаля!

Да и Мастер Робер во время их поездки в Италию поначалу с интересом поглядывал в его сторону – как на человека, кажущегося знакомым, но где, когда и при каких обстоятельствах, сразу не вспомнить. Теперь понятно, почему.

Наклонившись, Эрик внимательно рассмотрел фотографию. Действительно, определённое сходство имеется, но не более того: на брата-близнеца явно не тянет.

– Первый раз когда тебя увидела, подумала: какое дежавю! – продолжала меж тем Элеонора. – Хотя за двадцать лет много воды утекло, Нейл теперь явно по-другому выглядит. Но как именно, могу лишь предполагать, поскольку ни разу после побега не объявился. А ведь самым талантливым из нас был, мы все по сравнению с ним – неучи и неумёхи. Асфарг случайно не упоминал про ученика, придумавшего Электрический Щит? Так вот это он, причём вывел формулу играючи. Останься в Штарндале, вполне мог вместо дипломной сразу на Мастера сдавать. А сейчас уже и на Великого претендовать. Но, увы, предпочёл иную стезю. Может, обиделся на что-то – гении частенько капризны и страдают повышенным самолюбием.

– А как вообще это произошло? Просто взял и тихо испарился средь белого дня?

– Скорей уж ночи, – наморщила лоб хозяйка, вспоминая. – Кажется, в середине января на нашем третьем курсе, начало 2023-го, стало быть. Вечером его видели в столовой на ужине, а на следующее утро – уже тю-тю. Сбежал через гостевой портал. В ту ночь в Штарндаль прибыла делегация колдунов из Европы, вот и воспользовался моментом, незаметно прошмыгнув мимо них. Обнаружив пропажу, принялись тормошить Брино – кому, как не ему, знать, куда отправился Нейл. Но тот ушёл в глухую оборону: дескать, для самого сюрпризом стало, никаких разговоров о готовящемся круизе во внешний мир между ними не затевалось. Зная эксцентричность Нейла и его склонность к немедленной проверке на практике любых, даже явно крезанутых идей, случайно забредших в голову, в это охотно поверили. Тем более что все вещи мистера Логендрю остались на месте.

– Брино, получается, оказался единственным, кто терпеливо сносил его чудачества?

– Примерно так. Может и потому, что земляки. Уж не знаю, были ли знакомы до Академии, но в её стенах дружили чуть ли не с первого дня. Их пара – классический пример единства противоположностей, приводимый ещё Пушкиным. Помните? «Они сошлись – вода и камень, стихи и проза, лёд и пламень…» Брино по характеру совсем другой, типичный тормоз, не особо интересный в общении, как бы без огонька внутри, прижимист к тому же; наши парни над ним регулярно прикалывались. Одно время пытался за мной ухаживать, но мне такие мелкотравчатые не по душе. Видно, из-за всего этого после окончания Академии больше не давал о себе знать. Даже на банкет по поводу десятилетней годовщины выпуска не заявился. Может, хоть на двадцатилетие пожалует?

– А вдруг ждёт официального приглашения?

– Полагаешь, мы настолько бесчувственны, что не сочли нужным известить? Ошибаешься: и созваниваться пытались, и по почте присылали, но без толку.

– Интересная история, – задумчиво произнёс Эрик.

– Вполне житейская, – скептически отреагировала Таисия. – Посмотрим, все ли из нас захотят увидеться с однокурсниками после получения диплома. Да и чего за примерами далеко ходить, вон Дина год всего проучилась, а ведёт себя не хуже твоего Брино.

– Тут могут быть другие причины.

– Вряд ли они настолько весомы, чтобы прекратить общаться с земляками. Мы ей ничего плохого не сделали!

– Хочешь, позвони и спроси, почему.

– Успеется. А то мне делать больше нечего по возвращении на родину. Чуть разберусь, тогда видно будет. А сейчас, с вашего позволения, откланяюсь. Спасибо за угощение!

– Да и нам пора, – засуетился Гека, незаметно толкая Эрика под столом – хватит, мол, грузить хозяйку расспросами.

Распрощавшись с Элеонорой, друзья выскочили на улицу.

– А ты неплохо сохранился, Нейл, – не удержалась от язвительности Таисия на подходе к автобусной остановке. – В каких краях двадцать лет пропадал?

– Чего к человеку пристаёшь? – напустился на неё Гека. – Мало ли кто на кого похож. Вон в моём лицее классом ниже парень учился – если одеть нас в одинаковую одежду, издали и не различишь.

– Ладно, Эрик, не обижайся, я не со зла, просто юмор у меня такой. Давайте лучше обсудим планы на ближайшее будущее. Завтра увидимся, или как?

– Почему бы и нет. Опять в общаге остановишься?

– Ну не в гостинице же. Изготовлять дензнаки посредством магии пока не научилась. Сейчас, подождите чуть-чуть, свяжусь со своими.

Вытащив из дамской сумочки мобильник, Таисия минут десять оживлённо по нему тараторила.

– Всё в порядке, девчонки ждут с нетерпением. И вас будут рады видеть завтра. Приедете?

– А как же!

– Ну и нормалёк. Не сильно утомила ожиданием, пока болтала?

– Твоё счастье, автобусы мимо не проезжали.

– Вон, кажись, идёт, – вгляделся Эрик.

– Тогда вперёд, на погрузку!

В сабвэе, на пересечении с кольцевой, они расстались; Таисия, помахав на прощание в окна поезда, скрылась в людском потоке, спешащем к эскалатору. Приятели покатили дальше – как и год назад, прямиком к Геке домой.

По пути их разговор вернулся к рассказу Элеоноры.

– Как понял, в официальную версию тех событий ты не очень поверил.

– Это ещё мягко сказано. Логики не прослеживается никакой. Зачем сбегать, если творить волшебство – твоё признание? Нигде во внешнем мире ты не найдёшь столь комфортных условий для изучения магии. Тут тебе под боком и библиотека, и Полигон – испытывай что хошь, есть у кого спросить совет или получить бесплатную консультацию. Да и не в характере подобных фанатиков отступать перед насмешками и обидами, они скорей наперекор всему миру пойдут напролом к им одним понятной цели.

– И как, по-твоему, обстояло дело?

– Помнишь ключевую фразу, сказанную попугаем? Нейл вовсе не думал исчезать, потому и вещи остались на месте. Скорей всего, ему удалось открыть портал во Внеземелье, вот и решил прогуляться, а друган должен был стоять на стрёме. Но что-то пошло не так, вернуться не удалось. Что именно, знает теперь только Брино. Потому и не желает контактировать с коллегами – вдруг всплывёт неприятный для него факт, и дело вернут на более тщательное расследование.

– Получается, лопухнулись тогда занимавшиеся розыском Пропавшего Ученика. Примени они к Брино Истинную Речь – запел бы, как миленький!

– Значит, не сочли нужным. Возможно, даже рады были избавиться от Нейла. Кому охота возиться с эксцентричным гением, от которого одни неприятности? Тем паче однокурсники – вот ты, например, стал бы дружить с человеком, рядом с которым чувствуешь себя неполноценным? Да вдобавок если у него скверный характер? То-то же. Поэтому, как я полагаю, поиск свёлся к чисто формальному опросу студентов – кто чего видел или слышал. А потом дело о пропаже списали в архив.

– Неужели станешь реанимировать?

– Я хочу разыскать Брино и узнать, как всё произошло в действительности, и куда отправился Нейл.

– Ты с ума сошёл! Если он даже с однокурсниками общаться не желает, то почему вдруг захочет с тобой? Да и на кой он тебе вообще сдался? Что было – сплыло, плюнь да разотри.

– Если отмахиваться от прошлого, оно способно сильно обгадить будущее.

– Ну, если так приспичило, доберёмся до хаты, там заглянем в Сеть. Глядишь, чего путного и откопается. А сейчас давай-ка навестим продуктовый – вдруг дома жрать нечего!

Опасения Геки оказались в чём-то оправданными: не известив заранее о дате прибытия, свалились как снег на голову. Впрочем, все недоразумения вскоре были улажены, и молодёжь пригласили поужинать.

– Небось, в дороге не ели ничего, – с заботливой грустью произнесла мать, расставляя тарелки.

– Почему? Нас в самолёте подкармливали! – не моргнув глазом, соврал Гека.

Эрик, чтобы не рассмеяться, прикрыл ладонью рот.

– Там же полуфабрикаты! Разве можно их сравнивать с домашней пищей?

– Конечно, нет!

– То-то же. И ещё: отец волнуется, где ты и что с тобой. Ты бы позвонил ему, не чужой человек всё-таки.

– Обязательно, ма, но не сегодня!

– Видать, действие колдовства ослабло, – озабоченно шепнул приятель Эрику, когда мать занялась посудой. – Придётся исправлять.

Перекусив, они перебазировались в комнату Геки, где тот первым делом извлёк из сумки ноутбук.

– Сейчас посмотрим, чем наследили в Сети твои загадочные личности. Сколько за год сообщений пришло, ужас! И большинство явно не в кассу. Вроде защита от спама стоит, как же пролезать умудряются? Надо обновить программу, иначе они меня задолбают. И так, чую, полдня придётся угробить на зачистку всей этой гадости. Ладно, потом разберусь. Как там на английском их имена пишутся?

– Наверное, так, – после минутного обдумывания Эрик протянул клочок бумаги.

– Начнём с кого? Нейла? Есть такой. Двенадцать лет? Не годится. Дедок из Америки тоже не наш клиент. Придётся изучать весь список. Ага, вот реальная кандидатура. По крайней мере, по возрасту проходит. 2002-й год рождения, место проживания – Виндгроуз, в 2020-м окончил колледж. Дальше хронология обрывается.

– Стало быть, даже если и вернулся во внешний мир, то сменил имя. Ну не мог же он за почти двадцать лет нигде не засветиться! Не работать, не получать водительских прав, не пользоваться банковской карточкой, никуда не выезжать! Разве только поселился среди папуасов, которым документы противопоказаны.

– А чё? Есть же любители первобытных условий обитания!

– Угу, в полной антисанитарии и окружении созданий, малоприятных во всех отношениях. Ну его на фиг, такое счастье!

 

– Ладно, тогда давай смотреть второго мэна. Брино Мистгейм, так? Со столь экзотическим именем здесь только одна личность, судя по всему, он и есть. Родился в 2003-м в Бирминдэге, там же и учился. После 2024-го, то бишь окончания Академии, семь лет работал штатным психологом компании «Аксус». Потом зачем-то перекочевал в Институт Палеонтологии. Но и оттуда уволился в позапрошлом году. И, подобно своему приятелю, исчез в неизвестном направлении. По крайней мере, из поля зрения делопроизводительных органов. Хотя нет, постой, в самом конце крайне забавная ссылочка, которая, несомненно, тебя заинтересует.

– Чего там?

– Некто поместил объявление о розыске мистера Мистгейма. За любую информацию о его местонахождении вознаграждение пятьдесят тысяч евробон.

– Ничего себе!

– Не из бедной семьи, получается, Брино твой, если на такую нехилую сумму родственнички готовы раскошелиться, лишь бы узнать, куда тот запропастился.

– Уверен, что именно они?

– А кто ещё? Как я понял из болтовни Элеоноры, однокурсники его не очень жаловали, поэтому вряд ли больше ста рублей выложили бы за его координаты. Полиция не настолько богата, да к тому ж весьма прижимиста, пятьдесят штук евриков заплатит разве что за убийцу премьер-министра. Может, умыкнул чемодан с акциями у каких-нибудь мафиози? А те в отместку назначили награду за его голову. Поэтому, если сумеешь раскопать, куда спрятался товарищ по фамилии Мистгейм, богатым станешь!

– Ненавязчивый внутренний голос подсказывает мне: лучше не звонить по тому телефону. Только если буду убеждён, что способствую поимке опасного преступника.

– Да-а, поместить своё объявление у тебя уже не получится, не перешибёшь такой куш. Поэтому ума не приложу, как ты его искать собрался?

– Сам пока не знаю, думать надо. Давай лучше отвлечёмся, что-нибудь из другой оперы посмотрим. Ифигению, например.

– Точно. Ого! «Ифигения в Авлиде», «Ифигения в Тавриде». Чё за фигня? Ага, трагедии Еврипида. Прикольно. Из греческой мифологии, похоже. Погоди минутку, я притащу первоисточник!

Гека убежал и вскоре вернулся с томиком «Мифов Древней Греции».

– Ну-ка, где ты здесь? В оглавлении не значится. Наверное, по-другому названо. Придётся шерстить всё подряд.

– Брось. К нам это не имеет отношения.

– А вдруг намёк тут какой имеется? Или спешишь куда? Не парься, сейчас найду обязательно. Вот, кажись, оно. Ну, слушай: короче, Ифигения – дочь царя Агамемнона, братана Менелая, которого зело обидел Парис, умыкнув жену Елену Прекрасную со всей царской казной. Собрались греки в Авлиде, горя жаждой мести и готовясь к штурму Трои, а ветра попутного всё нет и нет, чуть не взбунтовалось войско. Обратились, как водится, к прорицателю, а тот в ответ: все беды из-за того, что замочил Агамемнон священную лань Артемиды, и не будет им удачи, пока не принесут ей в жертву Ифигению. Да не волнуйся, всё закончилось ништяк: та добровольно, дабы не началась меж греков гражданская война, взошла на алтарь, но едва коснулся её шеи нож, как на месте девушки оказалась лань, а Ифигению Артемида перенесла в Тавриду, сделав своею жрицей.

– Схожий по сути эпизод имеется и в Библии – когда Господь, решив испытать крепость веры Авраама, приказал принести в жертву своего сына Исаака. И точно так же в последний момент паренёк был заменён ягнёнком.

– Я не такой знаток Священного Писания, чтобы вразумительно объяснить подобное совпадение. Наверное, кто-то у кого-то списал. Ну а что касается содержания второй трагедии, то, если верить Еврипиду, тихо и мирно несла Ифигения бремя своего служения Артемиде, пока не прибыли в Тавриду брат её Орест и друг его Пилад, намереваясь вывезти на родину священное изображение богини. Местному племени тавров, которые любили приносить перед ним в жертву оказавшихся поблизости чужеземцев, такая перспектива, естественно, не понравилась. Друзей схватили, но Ифигения, узнав, кто пожаловал в гости, обманом решила их спасти и сбежать сама. Чуть не сорвалось: вышедший в море корабль прибило обратно к берегу, но тут вмешалась Афина, повелевшая царю тавров не трогать беглецов. Которые в результате благополучно вернулись в Аттику, где Ифигения продолжила служить Артемиде. Такая вот информация. Нам она поможет?

– Спроси что полегче. Давай типа примем к сведению, а пока посмотрим список сотрудников Центра Биологических Исследований – проще будет, чем перебирать вручную тыщи ссылок.

– И то верно. Гляди-ка, в натуре есть такой Центр. Правда, информации маловато. Одни общие слова, никакой конкретики, даже названий лабораторий. Шифруется, наверное.

– Чего удивительного, если он под патронажем Гильдии. И занимается исследованиями, знать о которых человечеству, мягко говоря, преждевременно. Историями о пришельцах на тарелках сейчас уже никого не удивишь, а вот сказочные персонажи во плоти, мгновенные перемещения в невообразимо далёкие миры и прочие реальные чудеса вполне способны вызвать нездоровый ажиотаж. И тогда пиши пропало всем научно-магическим проектам.

– Ещё бы: один лишь факт существования Внеземелья бросает вызов всей технологической мощи человечества. Не за горами столетний юбилей покорения космоса, а даже Марс толком не освоили. С такими темпами ещё несколько веков потребуется, чтобы добраться хотя бы до ближайших звёзд. А тут – вуаля! – и ты на другом конце Галактики.

– С небольшой поправкой: такое под силу лишь раскрученному магу. И случись утечка информации, за чародеями начнётся настоящая охота. Кто-то захочет использовать их в своих целях, а кто-то – уничтожить, сочтя потенциальной угрозой общественному спокойствию.

– Выходит, и мы рано или поздно можем оказаться «под колпаком»? Ну и ладно: если не выставляться напоказ, всё будет ОК. Тем более всегда можно сделать Отвод Глаз особо назойливым товарищам. Помнишь уроки Лайты?

Прозвучало несколько двусмысленно и, заглаживая свою оплошность, Гека поспешно увёл разговор в другую сторону:

– Есть предложение послушать свежие новости. Хоть в курсе быть, что в стране делается, а то отстали на целый год, понимаешь!

Найдя пульт от телевизора, он запустил программу поиска нужного канала. Диктор ровным бесцветным голосом описывал итоги встречи президента с министром агроиндустрии, переключившись затем на столкновение автобуса с грузовиком где-то в Уругвае, и террориста-одиночку, взявшего в заложники правление банка «Барли».

– Тьфу! – сплюнул Гека, скривившись. – Опять одно и то же. Если не выступления первых лиц государства, то сплошь аварии, теракты, убийства. Ну неужели во всём мире ничего положительного не происходит? Неудивительно, что народ вокруг озабоченный: наслушаешься такого, руки сами к топору тянутся.

– Говорят, во времена Красной Империи всё было наоборот, – вздохнул Эрик. – Очередные достижения науки и культуры, рекордные надои молока и урожаи пшеницы, победные репортажи со строек века. Не слишком впечатляюще, но очень успокаивающе. Мой дед до сих пор для успокоения нервов включает себе на видаке фильмы тех лет, а телек вообще не смотрит. Газеты, правда, иногда читает, в основном левопатриотической направленности.

– Как станешь Мастером Духа, иди работать на ТВ! Будешь с экрана внушать народу мысли добрые и светлые.

– Делать мне больше нечего. Тут, как в том анекдоте, всю систему менять надо. У меня вообще к политике с детства чувство глубокого отвращения.

– А кто два года назад на административное управление документы подавал?

– Так ведь то ещё до Академии было. Тогда мне хоть куда-нибудь, и то ладно. А представился бы выбор, предпочёл бы нечто более одухотворённое.

Гека, больше не споря, подошёл к окну и принялся разглядывать огни погружённого в сумерки города.

– Вот она, резкая смена часовых поясов: там, откуда прибыли, ещё день в разгаре, оттого и спать не тянет совсем. Придётся либо постараться адаптироваться к новому режиму, либо вести ночной образ жизни, в котором есть свои прелести. Чем предлагаешь заняться? Хочешь, прошвырнёмся до какого-нибудь кафе неподалёку?

– Не, пока не тянет. На Санта-Ралаэнне отвык от обилия незнакомых людей вокруг, поэтому поездки в сабвэе хватило с лихвой – ощущение, будто толпа тебя вот-вот раздавит.

– Да и меня, честно говоря, не очень. Ладно, тогда давай притащу для тебя раскладушку, чтоб потом не шуметь, и посмотрим что-нибудь эдакое из Сети.

Глава 2

Засиделись аж до рассвета – июньская ночь заканчивается слишком быстро, не успеешь оглянуться, как небо светлеет на глазах. А потому и проспали потом до полудня. Очнувшись, Гека первым делом потянулся к мобильнику.

– Ага, два пропущенных вызова от Таськи. Крепко вырубились, однако, раз не услышали. Или звуковой сигнал не был включён? Ладно, щас перезвоню.

– Здоровы вы спать, парни. А мы уже стол накрыли, сидим, ждём, – весело сообщила Таисия. – Да шучу я наполовину, не волнуйтесь. То есть видеть вас всегда рады, а торжественную встречу начнём организовывать, когда стартуете. Пока доберётесь, всё будет в лучшем виде.

– Ну, брат, тогда пора умываться и собираться, грешно девушек в напряжении держать! – наставительно произнёс Гека и первым потащился в ванную. А когда вернулся, озадаченно уставился на нахмуренную рожу приятеля, вертящего в руках свой телефон.

– Чего-то случилось не так? Надеюсь, никто не помер?

– К счастью, нет. Это я тётушке звонил насчёт поселиться у неё хотя бы на ближайшие дни. Однако приключился небольшой облом: к ней сын из-за границы на побывку приехал. Да ещё с молодой женой. Напрямую мне не отказали, но намекнули, что моё присутствие не слишком желательно. Я теперь в тяжких раздумьях. Либо в срочном порядке надо угол снимать, либо уматывать в Игримск. Не хотелось бы, конечно, вот так сразу перебираться в родные пенаты, даже по столице не погуляв.

– Да что за проблема? Оставайся у меня.

– Нет, это неудобно. Я понимаю, одна ночь – куда ни шло, но не на месяц же. Вряд ли твоя мать такому обрадуется.

– А, ерунда. Во, придумал: давай я тебя на нашей даче поселю! Там ты никому мешать не будешь. Плюс свежий воздух, здоровая растительная пища! Бытовые условия, правда, подкачали – ну, ты помнишь, бывал уже там.

– Помню прекрасно. И не скажу, чтобы меня сильно беспокоило их тамошнее состояние. Тем более сейчас лето…

– Значит, договорились. Я на твоём месте вообще в Игримск тащиться бы не стал, каникулы провёл бы здесь. Да и лишние расходы на дорогу, к чему они? Разве мало в Голдтауне заведений, где те же деньги можно обменять на удовольствия? О да, я понимаю, сыновний долг и всё прочее. Но, как мне показалось, твои родичи не особо расстроены, когда тебя нет поблизости. Я б в подобной ситуации ограничился парой звонков, и – гуд бай!

– Не знаю, – Эрик смущённо потёр подбородок. – Наверное, на недельку всё же придётся. Чтобы год потом не волновались.

– Ну, смотри. Ладно, обсудить это мы и потом успеем, а сейчас в дорогу пора!

Обитательницы комнаты 336 встретили приятелей при полном параде.

– Давненько не виделись! – первой приветствовала их Ирина, оценивающе оглядев. – Как изменились за год, однако. Возмужали, посуровели. Видать, жизнь на вашем острове не сахар.

– Нелегко служить музе волшебства! – с притворным вздохом отозвался Гека. – Очень много требует она от своих адептов.

– Слова какие-то мудрёные говоришь, проще надо быть! – махнула на него рукой «бригадирша». – Давайте лучше за стол, выпьем да закусим. Пока вас ждали, сами проголодались. Тогда и расскажете поподробнее, чему вас там научили.

Эрик обратил внимание на отсутствие Алины, отметив про себя опустевшие полки над её кроватью.

– Так Лина теперь фактически тут и не живёт! – радостно сообщила Галя. – Как поступила, сразу жениха себе нашла. Скоро свадьба. По крайней мере, предложение уже сделано. Поэтому лишь изредка заглядывает сюда рассказать, как у них всё хорошо. Счастливая!

– Кто ж тебе мешает своё счастье найти? – съехидничала Ирина. – Тоже студенткой ведь стала. Или на курсе парней нет совсем? Правильно, разве ж нормальный мужик пойдёт на специальность «технолог хлебобулочных изделий»? В инженерный надо было, на физику али математику, там женихов как грязи после летнего дождя. И все умны, как на подбор!

– Чего ж тогда сама туда не пошла?

– Девчата, не ссорьтесь! – вмешалась Таисия. – Неизвестно, где найдёшь, где потеряешь, с кем обретёшь счастье, а с кем хлебнёшь горя. Потому и придумали поговорку: хорошо смеётся последний. А насчёт Алины – если обещала появиться, так и быть, ждём ещё немного. Но не более десяти минут.

Гека в свою очередь заинтересовался висевшим на стене самодельным транспарантом «Наш DOOM – Россия!».

– Это Галка прикалывалась, – небрежно заметила «старшая». – Делать было нечего, вот и намалевала. Когда будем съезжать отсюда, повяжу ей на шею заместо шарфа, так и перетащит.

 

– Хотите перебазироваться в другую общагу?

– Зачем? Мы тут подумали: хватит с нас прелестей казарменного жилья. Финансы теперь вполне позволяют снять квартирку где-нибудь в районе Четвёртого Транспортного. Может, удастся и поближе к центру. Всё лучше, чем клопов общежитских кормить. Как только Линка выпишется отсюда, так и начнём переселение. Кое-какие вариантики я уже присмотрела, но серьёзного базара пока не вела. Успеется.

– И не нужно через вахту переться, объясняя куда и зачем, – поддержала подруг Таисия. – Давно пора!

В комнату влетела запыхавшаяся Алина.

– Не слишком опоздала? Мы в пробке застряли.

– На сабвэе быстрей бы добрались! Или уже не по кайфу? – поддела её Галя. – А суженый твой где?

– На фирму уехал, дела у него срочные. Да и не любитель, как выразился, рассиживаться по девичникам.

– Во-от оно как! – насмешливо протянула Ирина. – Тогда и нам ждать больше некого, и я лично не вижу препятствий начать партсобрание.

Компания вмиг оказалась за столом, причём каждый занял то же место, что и год назад. После первой рюмки «за встречу» разговор переключился на животрепещущую для большинства присутствующих тему – обсуждение итогов учебного года. И если для студентов Академии он уже вошёл в историю, то девчонкам из 336-й ещё предстояло сдать по одному экзамену.

– Ты на что, кстати, математику сдала? – поинтересовалась Галя у подруги.

– На четыре. А ты?

– Тоже. Без подношения, правда, не обошлось. Ну да ерунда: впятером выставили преподу пол-ящика французского коньяка, он и подмахнул зачётки кому сколько достаточно. Да и с основами пищевой технологии, оставшимися напоследок, тоже вроде проблем возникнуть не должно. Хуже другое: у меня до сих пор хвост по аналитике, никак этот несчастный зачёт сдать не получается. А надо успеть до конца сессии, на осень лучше не оставлять.

– Дюже сложный предмет? Или на той кафедре не берут принципиально?

– Не в том дело. Там зверствует профессор Муренман, его даже преподы боятся, что уж про нас говорить! С виду добродушный дядечка, а начнёт с тобой разговаривать – ощущение, будто клещами за горло и стискивает потихонечку, чтоб подольше мучился. О, разумеется, если у тебя есть пять сотен «евриков», любой вопрос улаживается без проблем – через посредников; напрямую если предложишь, Муренман тебя тут же выгонит. А для меня это немалые деньги. Вот и сижу теперь в тяжких раздумьях.

– Неужели настолько напуганы, что никто не возмущается, телегу куда надо не накатит?

– Писали, говорят, и не раз. Но без толку, у господина профессора покровители имеются, в обиду не дадут. Поэтому смысла нет: своего не добьёшься, зато сильно осложнишь себе дальнейшую жизнь в институте.

– Чего ж ты раньше не говорила? – напустилась на неё Ирина. – Вместе сообразили бы на мзду твоему профессору.

– Да всё пыталась сдать честным путём, и никак. Может, я слишком тупая?

– Глупости не говори. При таком раскладе ещё десять раз ходила бы. Ясно ведь, что и посредники с этого имеют, потому не заинтересованы за здорово живёшь зачёты выставлять. Ладно, придумаем что-нибудь, а пока давайте ещё по стаканчику. За то, чтобы поменьше было вокруг нас всяких гадов-кровопийц!

– Клёвый тост! – единодушно согласились присутствующие. – За такое и два стакана подряд пропустить не грех!

– А давай-ка, подруга, я попробую тебе помочь, – хитро улыбнулась Таисия, отставляя почти пустой стакан. – Своими методами, разумеется.

– Ах, да, я и забыла, что вы у нас волшебники. В свинью превратить его сможете?

– Фу, зачем же так грубо. Искусство магии, по моему личному мнению, в том и состоит, чтобы манипулировать из-за кулис и добиваться нужного результата, оставаясь в тени. Внушить, например, мысль, что Муренман не только должен немедленно поставить зачёт студентке Морозовой, но ещё принести глубочайшие извинения за причинённое беспокойство с обещанием исправиться и больше не мздоимствовать.

– Вот это будет самое оно! – расхохоталась «атаманша», взмахом ладони опрокинув бутыль, к счастью, почти опустошённую. – Пусть торжествует справедливость! Если получится, Таська, с меня презент. И тогда поверю, что и от чародеев польза есть.

– Покажете нам какие-нибудь фокусы, которым за год научились? – с простодушной хитрецой спросила Алина.

– Парней уговаривай, – сразу же отмахнулась Таисия. – Мне для товарища Муренмана энергию беречь придётся. Потом, Галюнчик, в спокойной обстановке обмозгуем, как его получше объегорить.

– Просим, просим! – почти одновременно воскликнули обитательницы комнаты, для убедительности захлопав в ладоши.

Эрик призадумался. Ясно, что от компании захмелевших девчат одними шутками не отвертишься. Но чем именно их удивить?

– Насчёт прошлогоднего вопроса о превращении воды в вино…

– Неужели всё-таки научился? – подбоченилась Ирина. – Давай!

– Я немного не о том. Подобную трансформацию, как уже говорили, не каждый Мастер осилит. Но могу попробовать создать правдоподобную иллюзию.

– Если без похмельного синдрома, то мы только за. Главное, чтобы вкус был и градус что надо! Ну-ка, подруги, организуйте маэстро стакан с водой!

Привстав, Галя налила из чайника кипячёной воды в находившуюся поблизости кружку и поставила перед Эриком.

– Действуй!

– Немного тишины, плииз, я сосредоточусь. Traurr pif tlaass neog libisto…

Жидкость в кружке окрасилась в багрово-красный цвет.

– Не совсем естественный, скорее на разведённую кровь похож, – нахмурившись, оценила Ирина. – А на вкус как? Не отравлюсь, если попробую?

– От иллюзии ещё никто не помирал, – скривился Эрик, слегка обидевшись на недоверие к собственному творению. – Хотите, выпью прям при вас?

– Э, нет, дай-ка сюда! Иначе как же мы оценим, что получилось? Фу-у, какая кислятина. Похоже, перебродил твой виноград изрядно!

– Как получилось. Мы ещё только учимся!

– Расслабься, тебя никто ни в чём не обвиняет. Мы бы и такого не соорудили!

– Попробую что-нибудь более эффектное, – задумчиво пообещал Эрик, но приятель его перебил:

– Моя очередь! Тут поблизости живность есть?

– Тараканы на кухне.

– Нет, не столь примитивное. Кошки, собаки, хомячки там разные. Рыбок и бегемотов не предлагать!

Девчата переглянулись.

– В 330-й у Нинки кот Фёдор обитается. Только поставишь что-нибудь мясное на плиту, он тут как тут. Пока угощение не получит, так и будет выпрашивать да под ногами путаться. Сойдёт?

– В самый раз. Если слишком далеко не умотал, сейчас окажется здесь. Vizos tubirr boorn alkadatt obivig renkoza lekfro donn! Фёдор!

На коленях у Геки тут же материализовался здоровенный рыжий котяра с наглой мордой и торчащими во все стороны усами. Ничуть не обеспокоенный мгновенным перенесением в совершенно иную обстановку, передними лапами он, недолго думая, уцепился за столешницу, выглядывая кусок пожирнее.

– Вот разбойник, на колбасу уцелился! Ишь, башкой вертит – соображает, небось: позволят взять или по хлебалу получит. А ну, брысь, нечего тебе на столе делать!

– Раз зазвали в гости, голодным отпускать грешно, – пожалела усатого злодея Галя. И, постелив на полу салфетку, положила на неё несколько кусков полукопчёной.

Кот, мягко спрыгнув с колен, деловито принялся за трапезу. В момент уничтожив предложенное угощение, он, задравши кверху хвост, утробным урчанием принялся просить добавки.

– Ах, тебе мало, скотина ненасытная? Ну, сейчас ты у меня получишь!

– Гека, отзывай его обратно!

– Сейчас. Struazz bins tup dintolk tumar? Нет, кажется не так. Похоже, вылетело из памяти.

– Эх ты, горе-чародей. Придётся разрулить более привычными методами.

Почувствовав приближение грозы, Фёдор попытался скрыться под ближайшей кроватью, да не тут-то было – крепкой рукой Ирина по-хозяйски ухватила его за шкирку.

– Попировал и баста, пора и честь знать. Хоть спасибу бы сказал. А потому…

Не поленившись сделать несколько шагов, «атаманша» приоткрыла дверь и без особых церемоний вышвырнула кота наружу.

– Вот так-то!

Из коридора послышалось негодующее мявканье.

– Круто ты его, однако.

– У Ириши с Фёдором старые счёты, – пояснила Алина. – Распотрошил однажды пакет с мясом, оставленный ненадолго без присмотра.