Название книги:

Любить можно, Касаться нет

Автор:
Дина Дэ
Любить можно, Касаться нет

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Звонкий смех Евы доносился из соседней комнаты, вынуждая меня протяжно застонать и спрятать голову под подушку. Неугомонная девчонка! Что ее может так развеселить в шесть, блин, утра!

Увижу – прибью! И даже не посмотрю на то, что вымахала в восемнадцатилетнюю девицу с внешностью фотомодели! Меня этим кротким взглядом из-под густых ресниц и пухлыми губками сердечком, не проймешь! Я знал, какой характер таится за ангельской внешностью.

Еще с пеленок Ева начала проявлять свой упрямый характер. И ее отец только за голову хватался, пытаясь вырастить благоразумную воспитанную дочь.

Но ни черта подобного! Ева отчаянно дралась во дворе с пацанами и возвращалась домой с разбитыми коленками, синяками и счастливой улыбкой до ушей. В школе она постоянно спорила с учителями и получала жирные «неуды» за поведение.

Заявившись один раз на родительское собрание вместо ее отца, я зарёкся, что больше в этой школе моей ноги не будет. Первые десять минут я честно пытался поддакивать и с умным видом кивать головой, но уже спустя полчаса я плюнул на всё и, отрезав, что десятилетний ребенок имеет право на собственное мнение, вышел из класса, громко хлопнув дверью.

Ну а чего они хотели от несдержанного двадцативосьмилетнего парня? Я и сам с собой-то разобраться тогда не мог, а что уж говорить про десятилетнюю девочку, которая была мне почти как племянница?

Я был внесен в черный список местных школьных горгулий, но зато стал героем для Евы. И это, если честно, было для меня гораздо ценнее.

Только вот от ее отца мы тогда получили оба. Ринат был парнем суровым и быстрым на расправу. Да и сейчас мало что изменилось. Ну а как по-другому? Если у тебя взрослая дочь-красавица, расслабляться нельзя ни на минуту.

Ринат пару раз рассказывал мне, как «беседовал» с парнями Евы. И если честно, я им не завидую. Мой друг хоть и был мужиком спокойным и добродушным, но, когда надо, мог напугать до усрачки.

Усмехнувшись своим мыслям, я откинул подушку и прислушался. В комнате Евы стало подозрительно тихо. Рината тоже не было слышно, наверное, уже умчался на свою работу.

С тех пор, как Танюша, мать Евы, умерла от рака, Ринат пахал, как проклятый. Ева тогда была совсем маленькой и не понимала, что происходит. А Ринат вытягивал себя из топкого болота, как мог. И работа ему в этом здорово помогала.

Но прошло уже тринадцать лет, а в жизни Рината так ничего и не изменилось. Он по-прежнему пропадал в своей строительной компании и виделся с дочерью в лучшем случае поздно вечером или в редкие выходные.

Но ничего. Теперь, когда я вернулся, всё будет по-другому. Я смогу растормошить друга и показать ему, что есть жизнь и за пределами офиса. Ринату ведь всего тридцать шесть, а у него, насколько я знаю, даже любовницы нет!

Ева уже взрослая, скоро она съедет от своего папочки к какому-нибудь хахалю, и останется Ринат один. А ведь он мог бы еще раз жениться и обзавестись парочкой детишек. Уж я-то знаю, как Ринат любит детей. А дедом ему еще рано становиться. По крайней мере, я на это надеялся.

Резко поднявшись, я сел в кровати и потер ладонью отросшую щетину. В голове возникла странная мысль. Интересно, а кто разговаривал с Евой по поводу контрацепции? Обычно это делает мама, но девочка была лишена такой возможности. А уж Ринат точно не стал бы говорить с дочкой на подобную тему.

Остается надеяться, что в свои восемнадцать девушка умеет пользоваться презервативами. А еще лучше – отшивать всяких мудаков.

Выпрямившись во весь рост, я смачно потянулся вверх и в стороны, разминая затекшие мышцы.

После вчерашнего позднего перелета всё тело ныло и гудело. Мне бы сейчас не помешала легкая тренировка в боксерском зале или быстрый секс без обязательств. Чтобы не пришлось потом тюленем лежать в постели и отвечать на поцелуи разнеженной утомленной девушки. Эту часть я всегда старался пропускать.

Но подходящей девушки на примете не было, да и про боксерские залы я пока не пробивал. Поэтому придется мне обойтись контрастным душем и крепким кофе.

Быстро натянув шорты и мятую футболку, я вышел из комнаты. Щебетание Евы доносилось уже из кухни. А еще я учуял бесподобный запах жареных блинчиков.

С шумом втянув воздух, я даже глаза прикрыл от удовольствия. Будучи еще одиннадцатилетней девчонкой, Ева научилась готовить самые вкусные в мире блины. Румяные, ажурные, сочащиеся маслом…

Каждый раз, когда я оставался здесь ночевать, на завтрак я требовал эти самые блинчики. Ради них я готов был переехать к своему другу насовсем. Впрочем, я и так практически жил в этой квартире, пока не уехал в Германию.

Решив, что душ подождет, я наскоряк почистил зубы, и направился прямиком на кухню. Мне не терпелось разглядеть Евку при свете дня и расспросить ее про жизнь.

Вчера я прилетел в час ночи, и мы толком даже не поговорили. Сонная девушка только выглянула из своей комнаты и, улыбнувшись, махнула рукой. Я не сдержался и громко присвистнул.

За что тут же получил от Рината подзатыльник. Рассмеявшись, я уклонился.

– А когда мелкая успела превратиться в такую кралю? – улыбаясь, спросил я.

Я видел, как это бесит друга, и не мог не подколоть его.

Окинув меня тяжелым взглядом, Ринат процедил:

– Вот родится у тебя дочка и узнаешь, как это быстро происходит.

– У меня пацан будет, – хмыкнул я и, подумав, добавил. – Несколько пацанов.

– Ну-ну, – язвительно протянул друг, хлопая меня по плечу.

Уж он-то знал, как я берёг свою свободу и бежал от любых серьезных отношений. Но ради сына я готов был остепениться. Когда-нибудь…

Запах утренних блинчиков манил всё сильнее. Пригладив пятерней влажные волосы, я вошел на кухню.

Ева стояла ко мне спиной и, болтая с кем-то по телефону, переворачивала на сковороде блины.

Мне опять захотелось присвистнуть, но Рината рядом не было и бесить было некого. Поэтому я молча опустился на стул, не сводя глаз со стройной фигуры.

Всего четыре года прошло с тех пор, как я в последний раз видел Еву. Четыре, блять! За это время я даже не успел сделать страховой полюс и подобрать себе нормальную химчистку во Франкфурте! А эта девчонка за четыре года успела стать другим человеком!

Когда я уезжал, меня провожал четырнадцатилетний подросток с длиннющими худыми ногами и руками, разбитыми коленками и обветренными губами. А теперь вот встречает взрослая девица с аппетитными формами, копной густых темных волос до попы и… и это только со спины!

Я вдруг разволновался. Мне нестерпимо захотелось увидеть лицо этой прекрасной незнакомки. Ну хотя бы глаза-то от прежней Евки остались?!

Я закинул ногу на ногу и тактично кашлянул в кулак. Девушка продолжала трындеть по телефону, зажав трубку плечом. И меня это начало раздражать. С кем можно в такую рань так долго болтать?!

Отложив деревянную лопатку в сторону, Ева выключила плиту и, бросив в трубку «Перезвоню», развернулась ко мне.

Я сам не заметил, как задержал дыхание и напрягся всем телом. Кто придумал эти женские пижамки с шортиками и тонкими футболочками, под которыми ни черта не скроешь?!

Я не был готов увидеть с утра очертания острых сосков своей почти, блин, племянницы. А пришлось!

Подхватив тарелку с блинами, Ева подошла к столу. Ее грудь была почти на уровне моих глаз. С окаменевшим лицом я уставился куда-то в дверцу холодильника, проклиная утро, свою любовь к блинчикам и Еву, разгуливающей по дому без плотного поролонового лифчика. Да и штаны подлиннее ей приодеть не помешало бы!

– Жень, ты еще не проснулся что ли? – рассмеялась Ева, усаживаясь за стол напротив меня.

Я отмер и посмотрел на девушку. А глаза-то не изменились, и улыбка осталась прежней. На душе потеплело.

– Ну здравствуй, мелкая, – улыбнулся я, чувствуя, как напряжение уходит.

Ева сверкнула золотисто-карими глазами и ехидно протянула:

– А тебе не кажется, что я немного выросла для этого детского прозвища?

Я удивленно приподнял брови и нарочито медленно окинул девушку взглядом. Еще как, блин, выросла! Но признаваться Еве в том, что я заметил это, не собирался.

– Для меня ты всегда будешь мелкой, – усмехнулся я, пододвигая к себе тарелку.

Девушка закатила глаза и прямо из-под носа увела верхний самый румяный блин.

– А ты совсем не изменился! – заявила она, набирая маленькой ложечкой клубничное варенье.

– Четыре года – не такой большой срок, – задумчиво проговорил я, наблюдая, как Ева обмазывает блин джемом.

Девушка подняла на меня насмешливый взгляд.

– Для меня это почти четверть жизни, – фыркнула она и, наклонившись над тарелкой, откусила большой кусок.

Четыре года…

Я и забыл, как соскучился по этой девчонке.

Глава 2

– Жень, ты уже собрался? – крикнула из своей комнаты Ева.

Встряхнув запястье, я посмотрел вначале на часы, потом на приоткрытую дверь спальни. Она, блин, издевается?

Я уже полчаса сидел в зале, развалившись на диване, и ждал, пока девушка соберется, и мы, наконец-то, выйдем из квартиры.

В детстве, чтобы собраться, Еве хватало десяти минут. Но теперь, видимо, всё изменилось… Неужели мелкая превратилась в одну из тех девиц, которые часами вертятся перед зеркалом и спускают кучу бабла на одежду?

Я усмехнулся себе под нос. Пару раз подруги обманом заманивали меня в гипермаркеты, и я знал, каким беспощадным может быть женский шоппинг.

– Пошли! – бросила Ева, проносясь мимо меня в коридор. Она явно опаздывала в свой универ и была не в настроении.

Я проводил насмешливым взглядом стройную фигуру, затянутую в узкие черные джинсы и белый топик, и неторопливо поднялся с дивана.

– Вас за опоздания не наказывают? – участливо поинтересовался я, наблюдая, как Ева ловко застегивает на тонких щиколотках ремешки босоножек.

 

Девушка резко выпрямилась и раздраженно посмотрела на меня.

– Я никогда не опаздываю! – заявила она, поджав губы.

На своих высоченных шпильках Ева доставала мне до подбородка, и я в который раз поразился тому, как она вымахала. Четыре года назад девчонка едва дотягивала мне до груди.

Усмехнувшись, я красноречиво посмотрел на свои наручные часы и промолчал. Молчание всегда бесило Еву больше всего. А мне почему-то до ужаса хотелось ее подразнить.

***

– Познакомишь со своими подругами? – небрежно поинтересовался я у Евы, лихо паркующейся возле университета.

Мимо машины продефилировали несколько симпатичных малышок, и тело тут же среагировало легким напряжением. Вот что значит долгое отсутствие секса.

– А не слишком ли ты староват для них? – рассмеялась Ева, перехватив мой жадный взгляд.

Я оторвался от созерцания юных прелестниц и снисходительно посмотрел на Еву. Для своих восемнадцати она была слишком наивной.

– Девушкам нравятся опытные мужчины в расцвете сил, – хмыкнул я, разглядывая лицо повзрослевшей Евы.

Было странно обсуждать с ней подобные темы, но передо мной была уже не мелкая, с которой я когда-то нянчился, а красивая взрослая девушка. И я спокойно мог разговаривать с Евой на равных. А ведь еще несколько лет назад мне приходилось скрывать своих подруг от девчонки, зная, как она бесится и ревнует. Но теперь-то, надеюсь, переходный возраст миновал.

– Даже не вздумай подкатывать к моим подругам! – прошипела Ева, тыкая указательным пальцем мне в грудь.

Смотри-ка, еще ревнует что ли?

– Не беспокойся, у меня останется время и на тебя, малая, – усмехнулся я, потирая грудь ладонью. – Свожу тебя в зоопарк.

– Я вообще-то за подруг беспокоюсь, – фыркнула Ева и, прихватив сумку, вылезла из машины.

Точно ревнует.

Выбравшись наружу, я потянулся и огляделся по сторонам. Когда-то я тоже здесь учился и успел натворить немало дел…

Две девушки, стоящие неподалеку, заинтересованно покосились в мою сторону. Я тут же сверкнул в ответ белозубой улыбкой и задержал взгляд на их аппетитных попках.

Может, снова податься в студенты?

– Жень, ты ключи от квартиры не брал? – громко спросила Ева, роясь в своей сумке.

Улыбающиеся девушки тут же скисли и, переглянувшись, поспешили к корпусу. Они приняли Еву за мою девушку? Я мрачно посмотрел на мелкую. Умеет же она кайф обламывать.

А я уже представил, как веду этих двух крошек в ресторан, а потом к себе… Только куда, блин?! Сам пока живу у Рината. Надо срочно решать вопрос с квартирой. Иначе личной жизни придет окончательный трындец.

– Ключи у меня, – потряс я в воздухе связкой.

– Я освобожусь в три часа. Ты где в это время будешь? – спросила Ева, перекидывая вместительную сумку через плечо. Длинные роскошные волосы колыхнулись за спиной, и сразу несколько парней задержали на девушке внимательные взгляды.

Скрипнув зубами, я подошел к Еве и ненавязчиво заслонил ее от чужих глаз.

– Я буду ждать тебя здесь, – ответил я. – Сходим вместе куда-нибудь пообедать.

Ева, подняв глаза, улыбнулась. С самого детства ее улыбка обезоруживала меня – я готов был простить пигалице всё, лишь бы она продолжала вот так светиться.

– Я скучала, Жень, – как-то просто, по-будничному, призналась девушка, продолжая с улыбкой смотреть на меня.

Четыре года назад, когда Ева провожала меня в аэропорт, ее глаза блестели от слез, а личико было бледным и измученным. Это расставание нам обоим далось нелегко. Но я должен был уехать из этого города. И чем дальше, тем лучше…

– Я тоже, малыш, – тихо сказал я, чувствуя, как тоскливо сжимается сердце.

Меня не было рядом с Евой в самый важный для нее период. Я пропустил всё – ее взросление, переходный возраст, первые влюбленности и симпатии, первые ссоры и разочарования…

Смогу ли я когда-нибудь снова стать для Евы лучшим другом, которому она сможет доверять? Надеюсь, что да.

– И ты мне кое-что задолжал, – прищурившись, протянула девушка. На ярком солнце ее глаза казались прозрачно-янтарными.

Я на мгновение замер, лихорадочно перебирая воспоминания в голове. Что я успел пообещать девчонке? Пони? Ручного тигра? Поездку в Диснейленд?

Видя мое замешательство, Ева звонко расхохоталась.

– Ты обещал сходить со мной на танцы, – успокоившись, выдохнула она, и у меня отлегло на сердце.

Четыре года назад в аэропорту, чтобы как-то отвлечь плачущую девочку, я пообещал, что как только вернусь, мы сходим с ней в ночной клуб на танцы. В то время Ева постоянно упрашивала отца отпустить ее на дискотеку с друзьями, но Ринат всячески упирался. И, помню, мое обещание заставило девочку улыбнуться. Надо же, Ева до сих пор помнит.

– Раз обещал, значит пойдем, – хмыкнул я. Обещания нужно выполнять, неважно сколько лет прошло.

Ева просияла голливудской улыбкой в тридцать два зуба.

– Не забудь прихватить свой пенсионный, чтобы нас пропустили без очереди!

Скрипнув зубами, я исподлобья посмотрел на эту занозу. Точно дома закрою!

Рассмеявшись, девушка чмокнула меня в щеку и, развернувшись, побежала к своему корпусу. Я проводил тонкую фигурку взглядом.

А ведь когда-то я учил ее плавать и пускать блинчики по воде. А теперь вот смотрю, как… к ней подкатывает какой-то высокий накаченный парень и, приобняв за талию, целует в губы.

Чтоооо, блять?!

В ушах зашумела кровь, пальцы непроизвольно сжались в кулаки.

С трудом подавив желание сорваться с места и набить упырю морду, я напряженно следил за парочкой.

Наверное, я ждал, что Ева с диким воплем влепит парнише пощечину, а потом зарядит коленом по яйцам, чтобы не повадно было. Но нет, блин…

Она обвила руками его шею и, притянув к себе, снова поцеловала.

Да что ж такое!

Я стоял на месте, лихорадочно хлопая по карманам в поисках сигарет.

Они там хоть не с языком целуются?! Это же негигиенично!

Отыскав мятую пачку, я достал сигарету и, щелкнув зажигалкой, глубоко затянулся.

Голубки, наконец, оторвались друг от друга и, взявшись за руки, зашли в здание.

Как трогательно, блять! Он ее еще и в запястье поцеловал! Ромео недоделанный!

Проигнорировав недовольный взгляд какой-то училки, я судорожно затянулся и выдохнул наверх густое облако дыма.

Что за парень? Ева мне про него ничего не рассказывала. Ну, правда, мы и поговорить-то толком не успели. Знал бы, что у нее есть бойфренд, сразу расспросил бы. Не знаю, что бы это изменило. Но я хотя бы был бы морально готов к тому, что какой-то парень при всех засовывает свой язык Еве в рот!

Внутри снова засвербело от желания кому-нибудь втащить.

Где она вообще этого типа отрыла? Не похож он на однокурсника, скорее на молодого преподавателя по физкультуре или выпускника-второгодника.

Кинув хмурый взгляд на хихикающих неподалеку девушек, я в последний раз затянулся и бросил окурок в урну.

Прав был Ринат, одни беды от этих повзрослевших дочерей! Если женюсь, сразу поставлю супруге ультиматум – чтобы только пацаны!

Глава 3

– Ну и кто такой этот гамадрил, который с утра засосал тебя у всех на виду? – непринужденно спросил я, откладывая меню в сторону.

Изящная смена темы в разговоре всегда была моей фишкой.

Аккуратные брови Евы взметнулись вверх, губки сжались в тонкую линию.

– Ты, наверное, хотел спросить, как зовут моего парня, и как давно мы встречаемся? – холодно поинтересовалась девушка.

– Ну уж я надеюсь, что давно встречаетесь, раз он позволяет себе такое, – раздраженно фыркнул я.

Интересно, а они уже спали? Может, все-таки надо поговорить с Евой о контрацепции? А еще лучше, побеседовать с этим упырем, чтобы вообще к Еве не приближался. Самое действенное средство защиты.

Ева со стуком поставила стакан с минералкой на стол.

– Жень, ты приехал только вчера и уже строишь из себя строгого папочку? – начала заводиться девушка. – Где ты был год назад, два года назад, когда был мне нужен? Почему ты считаешь, что имеешь право осуждать меня?!

Последнюю фразу девушка почти выкрикнула, сжав тонкие пальчики в кулаки. Золотистые глаза сверкали, прядь темных волос упала на лицо.

Я замер, не сводя с Евы глаз. Ее слова били точно в цель – в самое сердце. Где я был, когда эта девочка нуждалась во мне?..

С шумом втянув воздух, я медленно протянул руку и накрыл сжатый кулачок своей ладонью. Ева попыталась вырвать руку, но я не дал, мягко удерживая ее.

– Ева, я не осуждаю тебя, – тихо проговорил я, пристально глядя девушке прямо в глаза. – Я просто не могу привыкнуть к тому, что ты стала взрослой красивой девушкой.

На этих словах Ева, как в детстве, закатила глаза. Ее сжатая ладонь чуть расслабилась, и я плавным движением раскрыл ее и переплел наши пальцы.

– Просто дай мне время, – добавил я, слегка поглаживая большим пальцем шелковистую кожу.

В детстве Ева обожала держать меня за руку и не выпускала ни на минуту. Теперь ее ладошка была побольше, а пальчики подлиннее, но ей по-прежнему это нравилось.

Может, не так уж она и изменилась?

– Хорошо, Жень, – исподлобья посмотрела на меня Ева. – Но в следующий раз, когда захочешь ляпнуть что-то подобное, вспомни себя в восемнадцать.

Я улыбнулся.

– Когда мне было восемнадцать, в моей жизни появилась ты.

Прозвучало как-то патетично, но мне было плевать. С появлением Евы, дочери лучшего друга, моя жизнь действительно круто изменилась. Каким бы отморозком я тогда не был, я понимал, что должен соответствовать этой крошке с серьезными глазами. И, надеюсь, у меня это получается.

Слегка покраснев, Ева улыбнулась. Кажется, я был прощен.

В это время подошла официантка с нашим заказом, и мне пришлось выпустить руку Евы из своей.

Откинувшись на спинку стула, я смотрел на девушку. Она ждала, пока официантка накроет на стол, и изредка поглядывала на меня.

– И как зовут твоего парня? – наконец, спросил я, когда наши глаза в очередной раз встретились.

Нежно-розовые губы Евы дрогнули.

– Алексей.

– Лёшенька, значит… – протянул я и, улыбнувшись официантке, которая уже закончила расставлять блюда, подался вперед, упираясь локтями в стол.

– И где вы познакомились? – продолжил я расспрос.

Ответ «в библиотеке» или «в приюте для бездомных животных» меня бы вполне устроил. Правда Лёшенька выглядел так, будто сутки напролет не вылезал из качалки. И про библиотеку он вряд ли слышал.

– На студенческой вечеринке у него дома, – спокойно ответила Ева.

Скрипнув зубами, я исподлобья посмотрел на девушку.

– И Ринат отпускает тебя на подобные вечеринки?!

Знаю я эти студенческие сборища, сам устраивал. Куча бухла, ноль закуски и свободная родительская спальня… И куда только Ринат смотрит!

Ева закатила глаза и раздраженно проговорила:

– Да, а еще он меня в кино отпускает, в магазины и с друзьями погулять. Жень, ты с каких пор ханжой-то таким стал?

С каких… С тех самых, как несколько часов назад увидел, как чужой мужик целует мою Еву в губы. До сих пор не по себе…

Чтобы как-то отвлечься, я пододвинул к себе тарелку с бифштексом и схватился за вилку с ножом.

– А сколько Лёшеньке лет? – не удержался я от очередного вопроса.

Ева, уже приступившая к своей рыбе, только тяжело вздохнула и подняла на меня глаза:

– Двадцать один. Алексей учится на четвертом курсе на программиста и занимается боксом. Мы встречаемся два месяца, и папа уже познакомился с ним и одобрил.

Закончив свою тираду, девушка мило улыбнулась и вернулась к своему блюду.

Хм… Два месяца значит…

– А в каком зале он тренируется? – небрежно поинтересовался я, яростно кромсая ножом кусок мяса.

– А тебе зачем? – насторожилась Ева.

Я усмехнулся.

– Как раз ищу зал для тренировок. А тут такая возможность с твоим парнем подружиться.

Ева недоверчиво прищурилась.

– Учти, он КМС по боксу, – заявила она, направив на меня вилку.

Я с трудом сдержался, чтобы азартно не потереть ладони. Теперь я хочу встретиться с этим Лёшенькой еще больше.

– Отлично, поделюсь бесценным опытом с подрастающим поколением.

Отправив кусок мяса в рот, я подмигнул девушке. Ева только покачала головой и с улыбкой посмотрела на меня. На какое-то время мы замолчали, вплотную занявшись едой.

– А что насчет тебя? – неожиданно спросила девушка, поднимая на меня глаза.

Я замер над тарелкой.

– А что насчет меня? – не понял я.

– Ну ты во Франкфурте встретил какую-нибудь девушку?

Ах это…

– У меня было несколько коротких романов, – осторожно ответил я.

Откровенно говоря, на романы мои встречи с девушками явно не тянули, но не буду же я обсуждать с Евой свои сексуальные похождения.

 

– И тебя кто-нибудь там ждет? – приподняв бровь, спросила девушка.

Неплохой бы из нее следователь вышел. Глядя в огромные выразительные глаза, так и хочется выложить всё как на духу.

– Нет, никто меня там не ждет, – улыбнулся я.

Ну во всяком случае я на это искренне надеялся.

– Поэтому я был бы совсем не против, если бы ты познакомила меня со своими подругами, – быстро добавил я, подливая в стакан минералки.

– Даже не мечтай! – со смехом ответила Ева.

После обеда я проводил Еву до машины. Мне нужно было еще съездить по нескольким делам. На работе мне дали недельный отпуск, и за это время я хотел найти приличную съемную квартиру. Да и машину надо было подыскать, а то в миниатюрном фольксвагене Евы у меня уже начинала развиваться клаустрофобия.

– Ты когда домой вернешься? – спросила Ева, усаживаясь на водительское место.

Я усмехнулся. Вроде еще не женат, а уже отчитываюсь.

– Не знаю, мелкая. Я планировал вечером с друзьями встретиться.

– Я хотела приготовить сегодня праздничный ужин, – тихо сказала Ева, глядя на меня через открытое окно.

Черт.

– Что празднуем? – весело спросил я, упираясь руками о крышу машины.

Девушка угрюмо посмотрела на меня.

– Твой приезд вообще-то, – огрызнулась она.

Я улыбнулся. Мне начинало казаться, что переходный возраст Евы всё еще в самом разгаре.

– Я постараюсь вернуться пораньше, – примиряюще ответил я, наклонившись к окну.

Девушка сдержанно кивнула и завела машину.

Выпрямившись, я отступил назад.

– Надеюсь, Алёшеньки на званном ужине не будет, – проронил я.

– Обязательно позову, – мило улыбнулась Ева и резко тронулась с места.

Покачав головой, я тихо рассмеялся себе под нос. Как же скучно я жил все эти четыре года.


Издательство:
Дина Дэ
Поделиться: