Название книги:

Дельфины. Часть четвёртая

Автор:
Джон Доу
Дельфины. Часть четвёртая

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

“Тёплый приём тёплым приёмом, но следует принять все возможные меры в отношении возвращенцев – наших великих и неимоверно талантливых солдат. У отряда большой потенциал, однако молодые умы чересчур часто любят пренебрегать оказанным им доверием и добродушием, из-за чего считаю, следует наконец во всех красках продемонстрировать, как поступают с выбравшими путь глупого самовольничества, которое, в их юных умах, служит во благо Иерона и достижения поставленной цели. Можете передать вышестоящему руководству, что подозрения насчёт отряды тщетны и ничего более. Всего-навсего стоит преподать малый урок, после которого в наших руках будут уже готовые воины, не смеющие и в сторону чужую взглянуть без нашего указу.”

Глава шестьдесят первая. Дом, милый дом

07.08.2027

Ночная степь поистине прекрасна. Но по-своему, конечно же. Всё-таки открытое пространство сковывает меня в психологическом плане, вызывая не хилый дискомфорт. И когда я не могу уловить горизонт глазами, то паника постепенно настигает мой разум, подталкивая на не самые логичные действия. Благо есть те, кто сумеют меня оттянуть назад и привести в чувства, прежде чем мы заметим вдалеке огромные стены родного города, в котором нас заждались. Только вот я, пока что, не могу вернуться туда. Пока в моей сумке есть то, чего лучше никому не видеть.

Хоть и обещала кучу информации Уго, я так ему ничего не поведала. Впрочем, и не собираюсь. Никому не собираюсь. Не то, что бы я никому не доверяю… Чёрт, так и есть. Да и мне теперь доверие потеряли многие. Включая Арнетта, что не перестаёт коситься недовольно на меня. Но думаю, это скоро пройдёт. А если нет… И плевать.

Как многие и предполагали, мы изменились. И от этих изменений мы убежать не могли. Даже сломя голову. Думаю, внутри стен тоже всё не осталось прежним. Хотя в глубине души отчаянно надеюсь на это.

– Заночуем здесь. – приказным тоном заявил наш лидер, указав рукой на заброшенное судно, которое нам с Дино было уже знакомо. Переглянувшись, мы чуть ли не синхронно сглотнули ком в горле и со всем отрядом отправились внутрь, чтобы переждать надвигающуюся грозу, из-за которой тёмно-фиолетовое небо сгущалось, выдавая не самые приятные звуки.

Надо отдать должное этой посудине. Сколько лет прошло, как с войны, так и с нашего последнего визита, а она всё бодрячком. Всё также стоит на высушенном берегу в нескольких километрах от города и хоть бы хны. Идеальное место.

Когда все уснули, расположившись в одной из кают на нижнем этаже, я тихонько слиняла с рюкзаком на плечах и свечой в руках, ведь фонарь сел ещё пару дней назад. Выйдя в пустой коридор, в котором вальяжно разгуливал сквозняк, что не прекращал выть ни на мгновение, я завернула за угол и принялась искать подходящее местечко, подходящую нычку. Нычку, которую никто не сможет найти, кроме меня единственной. Наверное, я шаталась так около часа по этому сраному кораблю. Но всё-таки избавилась от папки. И когда уже собиралась возвращаться к своим дремлющим товарищам, то услышала подозрительный шорох в одной из кают на верхнем этаже, где я и ошивалась вместе с здоровенными крысами. Удивившись, я насторожила уши и робко поковыляла на шум, схватив свободной охотничий нож. На всякий. Я прекрасно понимала, что это, скорее всего, крысы резвятся. Но всё же. Прижавшись спиной к холодному металлу, я набрала воздуха в лёгкие и нырнула в каюту, еле отперев тяжелую дверь. Взору моему предстали двое – высокий мужчина средних лет и девушка моя ровесница. Они наставили на меня в миг своё оружие, как только услышали громкий скрип железяк. Однако они также быстро опустили пушки, округлив глаза.

– Эрис?.. – удивлённо прошептала Вероника и бросилась ко мне на шею с объятиями, пока Герберт стоял в стороне, потирая затылок. – Чёрт… Как же я…

– Я тоже рада. – похлопав её легонько по спине типа в знак взаимности, вздохнула я, оглядываясь. – Какими судьбами?

– Тот же вопрос. – скрестив руки на груди, Чис поджал губы, ведя себя как-то отстранённо.

– Бороду отрастил? – кивнув на заросли, что расположились на лице парня, подметила я, отпрянув от давней подруги.

– Ага… – не оставляя свои губы в покое (видимо, та же привычка, что и у меня), мямлил бывший иеронец.

– А тут чего? – похлопав себя по макушке, намекая на лысину, усмехнулась я тихонько и закрыла за собой дверь.

– Ты изменилась. – заметила Тэр, покачав головой.

– Вы тоже. – разговор был душным и нудным, словно я пытаюсь найти общий язык с врагом. Впрочем… Почти так и есть. – А… где Гвидо? Он что, не с вами?

– Ну, как видишь… – неуверенно ответил Герберт, вечно смотря куда-то в сторону.

– Ясно… Что ж, не думала, что встречу вас так близко к городу. Спустя то столько лет… – спрятав на время нож в чехол, я попёрла к небольшому столу, стоящему у стены, и уселась на табуретку, положив рюкзак на колени. – Ну рассказывайте, как у вас дела? Сумели вырваться к лучшей жизни?

– Всё это время… Мы путешествовали по стране. Побывали в куче городов. Многое повидали, короче. – пояснила Вероника, будто карауля выход, ведь она не отходила от него ни на метр.

– И как там? Лучше, чем в Теңізе? – поинтересовалась я, попутно аккуратно и незаметно открыв сумку и сунув в неё руку.

– Нет. Либо полная разруха с нищетой и бандитами, стоящими во главе, либо и вовсе нет людей, одни зараженные… – прошептала девушка, которой было очень сложно признавать свою неправоту. Ведь каких-то пять лет назад она чуть ли не кричала мне, что за стенами жизнь уж точно в разы лучше, чем внутри них.

– Поэтому мы решили вернуться. – заявил Чис, отправив меня в ступор.

– Повтори-ка. – вскинув брови, пробормотала я, чуть не поперхнувшись слюной, и поднялась с табуретки.

– Ты же до сих пор служишь, так ведь? – уточнил парень, сделав шаг вперёд. – Так проведи нас.

– Чего? – недоумевая, ухмыльнулась я нервно, сжимая пистолет, что дал мне Роланд, когда мы прорывались сквозь орду за десяток километров отсюда, и пряча его за спиной, которую прикрывал рюкзак.

– Они тебе доверяют. Ты – ценный боец. Или будешь отрицать это, Эк? – он шёл прямо на меня, сверля своим безумным взглядом. В руке его всё также располагалась пушка, что подогревала всю ситуацию. Поэтому я подскочила к Тэр и, зайдя к ней сзади, приставила к её виску дуло.

– Вы не те, кого я когда-то знала… – запыхаясь, промямлила я, бегая глазами от парня к девушке и обратно. – Не-ет, не те…

– Эрис, ты чего… – перепугавшись, робко спросила Вероника, попытавшись оглянуться, но я ей не позволила.

– Эрис, мы же твои друзья… – подняв руки вверх, решил вспомнить о нашей дружбе Герберт, наигранно улыбаясь во все зубы.

– Друзья, которые хотели меня кокнуть, а? – усмехнувшись, я закатила глаза и толкнула девушку вперёд к парню, чтобы держать их обоих на мушке разом. Предварительно, разумеется, вытащив пушку у неё из кармана. Своё оружие бывший иеронец также передал мне, бросив в ноги. Однако поднимать его я не стала. Мне и своего хватает, а подставляться я не особо хочу. – Вы же поступили бы, как и Гвидо, да? Конечно да. Не вы ли убили трёх иеронцев, что тогда были со мной? Не вы ли?!

– Ты же знаешь, у нас не было выбора! Скольких ты убила за годы своей службы? Уверена, не меньше, чем мы! – перешла на крик Тэр, размахивая руками.

– Да. Гораздо больше. Гораздо. Однако между нами есть одно весомое отличие, мои «друзья»… – задумавшись, я указала пистолетом, что девушке стоит вернуться на место, а не делать лишних выпадов вперёд, и вновь взяла обоих на прицел. – Я – не грёбаная предательница. В отличие от вас.

Чис не выдержал и бросился на меня, получив на середине пути пулю в грудь, от чего он тут же упал, так и не встав. Девушка тоже не стала терять времени и, пока я расправлялась с бывшим иеронцем, она набросилась на меня, вцепившись в правый глаз, который она не хило так повредила своими когтями. Я быстро отшвырнула Веронику от себя, ведь та была гораздо легче меня, и встала над ней.

– Нет… Мы… Мы уйдём! Обещаю! – отчаянно вопила давняя подруга, выставляя ладони вперёд.

– Если я вас нашла, то и они найдут. – без доли сожаления я убила её выстрелом в лоб, а затем сделала контрольный, но уже Герберту, что лежал неподалёку и захлёбывался собственной кровью.

Я была вся в крови. В том числе и своей, ведь глаз кровоточил, что есть мочи. Закрыв его рукой, я вернулась к отряду, что уже не спал. Выстрелы сделали своё дело – поставили на уши весь корабль. Впрочем, такую потасовку было сложно не услышать. Товарищи выскочили мне навстречу и, увидев меня в таком виде, разинули рты.

– Что случилось? – зевая, спросил Даниель, держа в руках единственный рабочий фонарь. В ответ я лишь показала им окровавленный глаз и Дино заржал.

– Теперь у нас в отряде два циклопа! – подметил Кёрстин, глядя на меня и Астрид, что хотела его убить, но была занята мной.

– Кто так тебя? – вздёрнув подбородок, поинтересовался Роланд, сунув руки в карманы штанов.

– Бандиты… притаились в одной из кают… – пояснила я, следуя за иеронкой, что вела меня к аптечке, чтобы обработать рану. – Сходила отлить называется…

Действительно ли они собирались вернуться в Иерон – мы этого уже никогда не узнаем. Да и мне ни к чему подобная информация. Однако очень интересно, как они хотели это провернуть, если бы не было меня? Наверное, не самым умным способом – насилием. А может наконец использовали бы хоть какую-то часть своего мозга. Но всё равно очень сомневаюсь, что они бы пошли на такой отчаянный шаг.

Через пару часов, так и не дождавшись рассвета, мы вновь отправились в путь. Ведь до ворот было почти что рукой подать. Возвращались мы далеко не в том состоянии, в котором покидали город. Совершенно другие. Все в дерьме, крови. В ссадинах да ранах. Будто воевали там, а не разведкой занимались. Хотя… и повоевать успели. И с приходом солнца мы вернулись. Нас заметили ещё за сотню метров, ослепив огромным фонарём. Послышались крики часовых и нам приказали поднять руки. Сопротивляться мы и не думали, ведь не желали словить пулю. Да и нам всего-навсего хотелось вымыться и лечь спать. О еде даже и речи не было. Хотя и пожрать мы бы тоже не отказались. Как только нам было дозволено вступить на территорию города, то нас сразу же принялись шманать. Причём весьма грубовато. Никакого гостеприимства.

 

– Можно аккуратней? – вытянув руки в стороны, пробурчала я и получила прикладом по роже, встав на четвереньки.

– Вы чего творите? – возмутился Дино, вскинув брови, и его постигла та же участь.

Когда шмон (по-другому назвать я это мероприятие не могу, язык не поворачивается) закончился, чему мы поначалу обрадовались, нас силой затолкали в некое подобие уазика и повезли чёрт знает куда. Нас сковали в наручники, а личные вещи и вовсе отобрали ещё при досмотре, не собираясь, по всей видимости, возвращать.

– Тёплый приём. – подметил Роланд, однако его было едва слышно из-за шума мотора. Бедолаге пришлось чуть ли не пополам согнуться, чтобы влезть в тачку вместе с нами. Как и другому нашему великану.

– Думаю, это только начало. – покачав головой, вздохнул Уго, окинув нас всех грустным поникшим взглядом.

Арнетт как в воду глядел. Или же его предупредили. Нас завезли в карцер. Грёбаный карцер, что был для меня уже как дом родной. Разделили по одиночным камерам и оставили так на несколько, мать его, часов. Грязными, голодными, холодными. И, конечно же, в невероятно хреновом состоянии.

– Эй! Э-эй! – вопил Кёрстин, высунув свой нос за решётку.

– Может заткнёшься наконец? – проворчал наш великий лидер, расположившись на жёсткой койке. Парень, сунув руки под подмышки, пытался уснуть, но его сослуживец не давал ему этого сделать.

– Я уверен, нас встретили и засунули сюда не иеронцы. – заявил оболваненный, кисти которого торчали в тёмном коридоре.

– Смеёшься? Или ты не видел повязки на их руках? – нервно усмехнулся Даниель, протирая свои очки, линзы которых были все в разводах. – Это ещё не говоря об иеронском знаке, который был там сплошь и рядом.

– Не надо. Спровоцируешь его ещё на рассказы теорий заговоров. – прильнув к своей любимой стенке, на которой уже показались следы моей крови от костяшек, фыркнула я, пыхтя. Это был для меня единственный способ отвлечься от всего этого дерьма, что окружил нас и загнал в угол, застав врасплох. – А эту херь… сейчас даже я не хочу слушать…

– Сколько нас здесь продержат? – задалась вопросом Астрид, потирая свою повязку на глазу, которую не помешало бы сменить.

– Нам бы знать… – помотав головой, я нанесла очередной удар и боль пронзила мою правую кисть, а очередная костяшка разбилась. Благо не вдребезги.

Переговариваться долго не пришлось, ведь все были и без этого утомлены. Однако, как только мы слегли на боковую (все, кроме меня, ведь я опасалась кошмаров, что могли настигнуть меня в любую секунду), в коридоре тут же появились солдаты с пушками наперевес, а во главе их вальяжно шёл капитан Рошеф с указкой за спиной. Мужчина кончиком указки, чтобы нас разбудить, проводил по решетке, а там уже эхо делало своё дело.

– Просыпайтесь, наши юные шпионы! – будто насмехаясь, вопил Генрих, остановившись у моей камеры, что была крайней. – Вот мы и снова встретились, мисс Эк.

– И всё при той же обстановке. – подметила я, оставив в покое стену, что если бы могла, то выдохнула бы с облегчением, и прильнула к решетке.

– Мне поручили допросить вас и ваших глубокоуважаемых товарищей. – пояснил блондин, поправив свои квадратные очки черного цвета. – Надеюсь, мы сработаемся.

– Взаимно. – улыбнувшись, я слегка поклонилась и за дело взялись солдаты, что ворвались в камеры и поставили нас на колени. Кричать они не прекращали ни на мгновение. Заведя нам руки за спины, иеронцы нацепили на нас вновь наручники и приказали подняться, тыкнув дулом в спину. Я почти не сопротивлялась, потакая Рошефу с его гвардией придурков. В отличие от Дино, который решил, что спорить с вооруженными идиотами – прекрасная идея. Естественно, ему тут же влепили прикладом. И с новым фингалом на роже Кёрстин заткнулся. Складывалось впечатление, будто нас ведут на убой. В газовые камеры. Ведь нас вели по коридорам, в которых я никогда не была. В общем, обстановка напряжённее некуда.

Через минут пять блуждания по темноте, в которых тусклым светом сияли лампочки, грозившиеся перегореть в любой миг, наши глаза наконец увидели яркий свет и отсутствие решёток. Нас развели по разным комнатам, что было логично, ведь вряд ли бы нас собрались допрашивать всем отрядом разом. Меня усадили на металлический стул и пристегнули наручники к столу. Всё, что окружало меня, напоминало мне типичный американский сериал про полицейских десятых годов, которые по душе нашему великому детективу Дино. До последнего я сомневалась, что нас всех будет допрашивать лично иеронский капитан. Скорее предполагалось, что этим займутся его подопечные, а Генрих будет потом пересматривать записи допросов и изучать их. Не знаю, кто занялся моими сослуживцами, но ко мне заявился блондин, видеть которого я уже не могла. В руках его была какая-то тонюсенькая папочка серого цвета, да шариковая ручка, что была большая редкость и которой он не прекращал щёлкать.

– Как самочувствие? – поинтересовался мужчина, расплывшись в улыбке.

– Я думала, что нас встретят немного иначе. – ответила я, осматриваясь. – Окажут медицинскую помощь хотя бы.

– Если почувствуете какой-либо дискомфорт, сообщите мне. – пояснил мистер Рошеф, усевшись напротив. – Я вызову вам сюда врача.

– Надеюсь, остальных вы тоже об этом предупредили. – закатив глаза, пробурчала я себе под нос, сомкнув кисти меж собой.

– Что ж, начнём? – положив раскрытую папку на стол, уточнил капитан, поправив прическу. – Думаю, сначала стоит вам самим рассказать с самого начала до самого конца, как прошла операция и что происходило во вражеском городе. Во всех красках и мельчайших подробностях.

– Хотите, чтобы я повторила всё то, о чём мы докладывали на протяжении почти что трёх лет нашему капралу? – нервно усмехнувшись, удивилась я немного, вскинув брови.

– Я лишь хочу сверить. – объяснил Генрих, разведя руками в стороны. – В мельчайших.

– Как скажите. – пожав плечами, я тяжело вздохнула и, хрустнув шеей, выпрямилась, собравшись с мыслями. – Восьмого сентября 2024-го года мы прибыли в Актау.

– Нет, начнём с того момента, как вы покинули Теңіз. – щелкнув ручкой, мужчина приготовился, по всей видимости, конспектировать мои россказни.

– Хорошо. Первого сентября 2024-го года мы покинули город и на двух машинах в полном составе отправились к первой точке по маршруту, что представляла из себя заброшенное судно. До него мы добрались за пару часов и, бросив машины, как нам и сказали, вместе с ключами, продолжили путь. Только уже пешком. Это заняло у нас неделю. Перед самым городом мы остановились на местном озере, чтобы передохнуть. А уже восьмого числа были в городе. Как и было запланировано, мы расположились в местном океанариуме. На следующее утро я оставила своих товарищей и отправилась прямиком на вражескую базу ассольцев. Я сразу же прославилась своей победой над местными бандитами, чем и завоевала доверие главы Ассоль, что принял в свои ряды меня, немедля. Язык общий мне также удалось найти с новыми «товарищами» достаточно быстро. А главными моими источниками информации были двое ассольцев, максимально приближенных к главе объединения, что стали мне «друзьями». Однако вскоре у меня появился и третий источник, что был невероятно ценен – приверженка другого объединения Актау под названием Ноа. От неё я узнала много чего – как об Ассоль, так и о Ноа. Вскоре один из моих ассольских товарищей решил нарушить одно из правил мирного договора, на котором держалось буквально всё в городе. Из-за него могли привлечь и меня, чего мне, естественно, не хотелось. Из-за ухудшения взаимоотношений меж объединениями началась гражданская война, поэтому нам пришлось в срочном порядке покинуть Актау. Но информации мы получили сколько только могли.

– Что именно совершил ваш ассольский… товарищ? – вот и начались весьма логичные, но и каверзные вопросики, к которым я была готова. Или же думала, что готова.

– Не поверите, вступил в роман с той самой приверженкой Ноа. А по мирному договору приверженцы разных объединений не имеют права вступать в какие-либо отношения. Любого рода. – тихонько усмехнувшись, ответила я, дёрнув головой.

– Да, любовь вечно всё портит. Понимаю. – ехидно улыбнувшись, пробормотал капитан, сделав пару пометок.

Поначалу я была навеселе. Посмеивалась иногда втихую, пока отвечала на идиотские вопросы мистера Рошефа, что, как мне в один миг показалось, походил на грёбаного маньяка-психопата из ужастиков. Но вот после пятого часа я, честно говоря, начала жутко уставать. Собственно, и плыть. Чтобы не путаться в своих же показаниях, я принялась просто молчать. Молчать и ни на что не отвечать. Разумеется, это удивило и смутило Генриха, который, вытерпев лишь час моего молчания, покинул комнату и отправил вместо себя какого-то нервного идиота – маньяка номер два. Внешне он был похож на сраного Гвидо. Глаза точь-в-точь как у Гроуза. Этот утырок был не силён в допросах. В выбивании показаний – да. Но уж точно не в допросах. Ведь он только орал на меня, брызжа слюной и надрывая глотку, нередко применяя силу. И сегодняшний допрос (он точно длился не несколько дней?) закончился тем, что я каким-то чудом оказалась на полу, отцепившись ненароком наручниками, цепь которых порвалась к чертям собачьим, от стола. Кровь хлестала из носа со ртом, бинты, что были прицеплены к лицу на обычный скотч, слетели, оголив мой изувеченный глаз, от которого и живого места не осталось (прямо как на мне), и валялись неподалёку. Всё тело было в новых синяках, ведь этот шайтан, когда я свалилась со стула, не прекратил лупить меня ногами в живот, по почкам, печени… Скорчившись от боли, я лежала в тёмной холодной комнате и думала, когда ж всё это закончится…

«Я принесу Нафанаилу твою голову, и он простит мне всё, что угодно!»

«Ты в курсе, что она беременна?..»

«С тобой мне ничего не страшно…»

«Всё, что я хотела – одолеть тебя…»

«Знаете, почему Гвидо не с вами? Да потому, что я убила его!»

Потому, что… я убила его…

Глава шестьдесят вторая. И палец поднимается вверх

Нас держали полгода, всячески отрицая, что мы уже в городе. А тем, кто не верил, было худо. На эти шесть месяцев карцер стал для нас всем. Теперь мы мечтали об ином – увидеть звездное небо, коснуться босыми ногами искусственной травы с полигона, прокашляться от попавшего в лёгкие песка… Кормили нас достаточно редко – иногда раз в день, а иногда раз в три. В общем, про нас часто забывали. Так ещё и распределили, как и в первый раз, по отдельности. Поэтому переговаривались мы с помощью эха. Благо хоть орать не приходилось. Поначалу к нашим решёткам приставили какую-никакую охрану, которая следила за тем, чтобы мы особо не болтали. Однако всем быстро надоело сверлить суровым и бдительным взглядом наши кислые рожи, поэтому нас оставили в покое. И тогда… началась самая настоящая лафа. Большего всего мы (особенно Уго с Астрид) переживали, что командование начнёт допрашивать наших близких товарищей из-за явного недоверия к нашим задницам. В том числе и Фейт, Ленара, Мелвита… Хотя не думаю, что Цефис даст в обиду Мелвита. По крайней мере, надеюсь, что их тёплые взаимоотношения не закончились на новых документах мальчишки.

Из-за того, что нас кормили относительно редко (даже в сравнении с Актау), нам приходилось постоянно запасать/прятать еду. К счастью, нам выдавали пайками. Вскрытыми (ну, чтобы вдруг нам чего запрещённого не передали. Не дай бог сбежим), разумеется. Галеты мы никогда не ели сразу. Прятали под койку или ещё куда. С водой почти тоже самое. Вода – первое по важности, ведь её всегда не хватает. Как на операциях, так и на гауптвахте.

– У кого есть вода? Мне всего глоточек… – жалобно тянул руку Дино, выпрашивая желанной водички.

– Лови. – покатив по полу припрятанную бутылочку, Астрид высунула свой нос в коридор, наблюдая за ней. Бутылка достигла своего получателя, что резко поймал её и прильнул к горлышку, начав жадно пить содержимое.

– Что-то к нам давно не заходили… – подметил Уго, облокотившись на железные прутья.

– Идём на рекорд. Завтра шестой день. – усмехнулся Даниель, всё пытаясь починить свои очки, что ему сломали при одном из допросов.

– Как дела с очками, Люк? – поинтересовался Роланд, через небольшое зеркальце, что парень нашёл в тонюсеньком матрасе, пытаясь взглянуть на нас.

– Честно? Дерьмово. – тяжело вздохнув, ответил Люкке, опустив голову. – Эрис? Может ты взглянешь? А то у меня уже глаз замылился. Причём окончательно.

 

Рекорд был восемь дней. Протянули мы на воде и галетах, что делили поровну. Несмотря на то, что нас рассадили по разным камерам. У многих начались серьёзные проблемы со здоровьем. У некоторых обострились уже имеющиеся. Лекарь (не доктор, а чёртов лекарь. Позже поймёте почему) навещал нас гораздо реже, чем солдаты с пайками. Да и толку от него особо не было. Главный девиз его был примерно таков – «Живы и слава Богу». Блять, доктор Нильсон… как же я по вам скучаю… Вы бы не допустили такого, а этот… Единственное, что мог учинить этот утырок – так это дать нам нашатыря. Даже грёбаного спирта с аспирином у него не было. Поэтому нашим лучшим другом были только знания в медицинской сфере, на которые мы только и полагались. Чтобы я с Йац не начали гнить с наших потерянных глазиков, мы почти каждый день промывали их. Из-за чего и пили, соответственно, меньше остальных. Хоть и парни нередко настаивали на обратном, делясь с нами частью своей доли.

Не сойти с ума – наша очередная важная задача. Поэтому мы старались больше болтать друг с другом, играть в какие-никакие игры, которые только возможно в нашем то положении, и что-нибудь в таком роде. «Города» – в эту идиотскую игру мы играли ну очень часто. Наверное, даже чаще, чем ели.

– Шымкент. – Рихэ, попутно общаясь с нами, играл в футбол со стеной, используя вместо мяча пустую бутылку, из-за чего грохот был слышен на весь коридор.

– Тольятти. – продолжил цепочку Даниель, делая разминку, ведь у него разболелась спина.

– Ишимбай. – раскинувшись на койке, Арнетт пялил в потолок, ни на мгновение не забывая о своей сестре.

– Актау. – очки перешли к девушке, что сравнивала их со своими, надеясь понять, как их починить без нужных инструментов.

– Усть-Каменогорск. – выворачивая из одной стороны в другую свою нерадивую шапку, Кёрстин скоротал время как мог. Впрочем, мы его не осуждаем.

– Карагобаз. – неожиданно для всех вспомнила я и послышались недовольные восклики.

Мылись мы раз в месяц. Последним числом нам врубали воду и все в миг становились под лейки, торчащие из каменных стен. Для нас это было неким глотком свободы. Банный день, так сказать. Каждый раз мы ждали этого мгновения, как манны небесной. В отличие от прихода капитана, что являлся к нам всего пару раз.

– Доброго утра, иеронцы! – озаряя нас своей скверной улыбкой, что вызывала у нас лишь желание отхерачить его, заявился мистер Рошеф. Как всегда, со своими помощничками-придурками. – Как спалось?

– Можно ближе к делу? – вскинув нахмуренные брови, фыркнула я, подойдя к решётке.

– Как пожелаете, почётные иеронцы. – кивнув, пробормотал Генрих, заведя руки за спину.

«Почётные иеронцы?.. Неужели от нас всё-таки не отреклись?..»

– У меня для вас новости. – заявил блондин, выпрямившись и выпятив грудь вперёд. – Мы вас допрашивали и содержали в таких неподобающих условиях на протяжении полугода не с проста. Надеюсь, вы и сами всё понимаете. Процесс затянулся по многим причинам. В том числе и из-за упрямства мисс Эк, что предпочла молчать.

Я почувствовала, как все недоумевающие взгляды упали на меня. Хоть и мои сослуживцы не могли даже увидеть меня. Однако ни один нерв не дёрнулся на моём лице.

– Было весьма глупо рассчитывать, что командование не узнает о вашем самовольничестве. – продолжал выводить меня иеронец, смотря мне прямо в глаза.

«Значит… Уго всё-таки сообщил обо мне?»

Краем ухо в полной тишине я услышала, как Арнетт виновато сглотнул огромный ком в горле. Надеюсь, он места себе не находит.

– Что ж, не будем о плохом и перейдём всё-таки наконец к делу, как и пожелала сама мисс Эк. – внимание его перешло к кому-то другому из нашего отряда и я про себя выдохнула с каким-никаким облегчением. – В скором времени вы покинете это не самое приятное место. Однако какое-то время вы побудете в отставке. И под наблюдением. Сами понимаете. Но не волнуйтесь! К службе вы всё равно вернётесь. В общем, не раскисайте. И до скорейшей встречи!

Попрощавшись, капитан поспешил удалиться. И когда его след простыл, началось то, чего я опасалась.

– И нахрена ж ты молчала, а? – сразу с явным наездом спросил Дино, скрестив руки на груди.

– Я рассказала всё, что от меня требовали. – ответила я, не желая перед кем-либо оправдываться. Не мне этого делать. – А когда уже начали по сто раз переспрашивать одно и тоже, то я отказалась от их правил.

– Отказалась ты, а ебали нас! – продолжал возмущаться и наезжать на меня Кёрстин, брызжа слюнями, что через эхо прекрасно долетали до меня.

– Ебали, но далеко не из-за меня. Да, Уго? – ухмыльнувшись, обратилась я к лохматому, тень которого лишь была мне видна. – Уж не думала, что ты осмелишься обо мне доложить…

– Ты же знаешь, у меня не было выбора… – виновато вздохнул парень. – У меня сестрёнка… Я не мог её рисковать. И если бы я не сделал этого, то точно бы лишился звания.

– Да если бы ты не сделал этого, никто бы и не узнал! – не выдержав, я схватилась за металлические прутья и высунула свой злой нос.

– Так! – вклинилась Астрид, принявшись нас успокаивать. – Затихли. Всё, что было в Актау, остаётся в Актау.

– Чего ж тогда Уго решил нарушить это правило? – поинтересовалась я, пылая от злости.

– Эрис! – прикрикнула на меня звонким голоском светловолосая, взбеленившись. – Хватит. Слышишь? Всё! Хватит!

28.03.2028

Именно в этот сраный день мы наконец увидели солнечный свет. Для начала нас доставили в вестибюль, где нас встретила целая толпа иеронцев – Рамона, Айнез, Исака, Хокан, Ленар, Гриша и многие-многие другие. В общем, все, с кем мы более-менее корешим. Почти сразу мы утонули в этой тёплой толпе родных людей, вновь оказавшись во тьме. Но приятной.

– Не уж то это Эк… – послышалось позади и, обернувшись, я увидела знакомое мне женское трио. Тереси подошла ко мне вплотную и, оглядев с ног до головы очень пристально, потрепала по голове. – Не терпится срезать, да?

– Не представляешь как. – помотав башкой, вздохнула я и заметила, как Эстер стоит в стороне, изредка поглядывая на меня. Приобнявшись с Ясперк, я робко поковыляла к другарке, что зарылась в свою голубую спортивку. – Не скучала по мне что ли?

– А? – дёрнувшись от неожиданности, девушка устремила своё внимание на меня и застеснялась. – Тебя… и не узнать…

Иеронка, впрочем, как и мы все, нехило изменилась. Взгляд её стал куда взрослее и спокойнее. В отличие от моего. Как там лейтенант его описывал… Хотя сейчас это не важно. Я заметила, что она стала ещё выше. Несмотря на то, что я думала, что она больше не вырастет. А куда ей? Метра два с головой хватит. Однако она и их, наверное, переплюнула. Обветренные губы другарки мелькали пред моими глазами, что не могли подняться дальше, ведь шея и так затекала. Исака это быстро поняла и присела на корточки. Как раньше. И разговор приобрёл иные краски.

– Знаешь, я, бывало, представляла тебя с длинными волосами от скуки, пока вы там… А теперь вот – в живую увидела… – неловко усмехнувшись, подметила Эстер, убрав торчащую прядь мне за ухо. Хорошо, что нам дали помыться за день до освобождения. Хоть не несёт от меня. – Необычненько…

– Как тут у вас дела шли? Без нас то… – оглядевшись по сторонам, поинтересовалась я, стараясь не отвлекаться на радостный галдёж рядом. – Наверное, спокойнее намного…

«А что я должна была делать?»

– Со мной то? – в шутку удивилась девушка, вздёрнув острый нос.

«Идти на разговор, а не кидаться с кулаками!»

– Слушай, может сходим куда? Например, в ту забегаловку, где мы ели тжв… тжижв… – хотела предложить что-то иеронка, но так и не смогла выговорить название блюда.

– Тжвжик. – расплывшись в тёплой улыбке от не менее тёплых воспоминаний, которые нахлынули на меня, пояснила я и на душе стало спокойнее.

– Точно. Можем прямо сейчас пойти, если хочешь… – помявшись, Исака устремила глаза в пол, нервно почёсывая затылок.

– У меня есть дела. – девушка собиралась что-то возразить по типу «ничего-ничего, можно и в другой раз», но я успела перебить её. – Но до вечера я с ними более, чем управлюсь.


Издательство:
Автор
Поделиться: