Название книги:

Прозрачная река. Часть1. Побег

Автор:
Екатерина Бердичева
Прозрачная река. Часть1. Побег

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

***

Время быстрой рекой протекает сквозь сжатые пальцы

Радость, боль – все пройдет, на песке не оставив следа.

Ветер листья швырнет: в ритме танго иль старого вальса

Поплывут их ладьи в бесконечную даль… в никуда.

Парусами печаль растворится в таинственно-синем

Предрассветном краю, где рябины кудрявую медь

Укрывает собой свежевыпавший искристый иней…

И завядший цветок: ему время пришло умереть.

Неизменно река наши мысли, надежды, дыханье

Забирает с собой, и возврата к прошедшему нет.

Не держи свою скорбь… Ей отдай. Улыбнись на прощанье.

Воды скроет туман – одинокого таинства свет.

Глава первая. Обряд

***

Я верю, что настанет лучший час, а истина окажется свободой,

Наивной и обманутой не раз, но чистой, как сиянье небосвода.

И если грозовая пелена закрутит смерч, пророча неудачу,

Я выпью боль и горести до дна на том пути, что мне судьбой назначен.

***

Совсем недавно, всего четыре года назад, молодой господин Рикус Верус появился при дворе Его Величества Гердена. Шушукались, что этого светловолосого юношу притащил откуда-то из северных провинций друг монарха господин Рочен Рейво. Вероятно, у кого-то в голове сразу зародились подлые мыслишки, что талантливый хирург, пользуясь расположением Короля, решил пристроить к нему в свиту ребенка своих родственников или знакомых, пытающихся без труда, поклонов и подарков сразу стать заметными и значимыми. Ведь аристократические дома, хватающие с королевского стола объедки, не пускали в свой узкий круг тех, кто засиделся в провинциальных усадьбах, довольствуясь малым. Поэтому к дому Верус, несмотря на дальние родственные связи с Фортисами, отношение было не то чтобы равнодушным, скорее его можно было охарактеризовать как пренебрежительное. И тут, ближе к осени, как гром среди ясного голубого неба, грянуло известие, что студент третьего курса университета, изредка появляющийся на приемах, по желанию Короля станет принцем. То есть, значимым лицом в государстве.

Сенсация мгновенно разлетелась по газетам и средствам массовой информации. В один день никому не интересный и не внушающий опасений молодой человек стал знаменит. У ворот университета, в котором учился Рикус, сменяя друг друга, дежурили репортеры с надеждой из первых уст получить информацию о том, каким образом ему удалось снискать милость раздражительного и недоверчивого Гердена. А еще они хотели узнать, не боится ли он гнева господина Гореса, который три года назад, не сориентировавшись в политической ситуации, остался вечным принцем в свои семьдесят восемь лет.

Но господина Веруса в общежитии не было. Основная студенческая масса догуливала каникулы по домам, и только оставшиеся на переэкзаменовку недотепы вместе с абитуриентами толпились у здания администрации, разглядывая вывешенные на доске списки.

К разочарованию журналистов, знавшие Рикуса студенты были немногословны, а пресс-секретарь королевского двора объявил, что посвящение с последующим торжеством состоится незадолго до начала учебного года. Причем, не в столице, а в провинции Тамт на вилле господина Рочена Рейво, куда уже были разосланы приглашения достаточно небольшому кругу аристократов. Однако, официальное представление молодого принца двору и дипломатическим кругам ожидалось в первых числах месяца листопадня на большом осеннем королевском приеме, куда давали аккредитацию представителям всех СМИ.

Ключевые моменты биографии господина Рикуса были предоставлены каждой приличной газете. Конечно, журналисты не желали ограничивать любознательных читателей скудной информацией и пытались отрыть какие-то жареные факты самостоятельно. Но… прониклись к парню уважением, когда узнали, что он – младший брат одного из разработчиков систем беспроводной связи Ларкуса Веруса. Кроме того, семнадцатилетний Рикус, вместе с опергруппой господина Санса, принимал участие в расследовании странного конфликта в провинции Тамт, когда трагически погибли от неизвестной болезни Его Величество Исайтор и принц Корвес. По всему получалось, что это не господин Рейво, а сам Король хотел видеть у трона того, кто однажды помог ему на него взойти.

Портретами сероглазого члена дома Верус уже пестрели обложки изданий всех провинций, когда Рик, разместив в багажнике маленькой вишневой аэромашины костюмы и обувь, из родового поместья собрался лететь в Тамт.

Конечно, никто из близких так и не удосужился его проводить. Рику казалось, что в родном доме его не замечают вовсе: старик-отец, после гибели Ларка, совсем одряхлел и перестал выходить из своих комнат даже для того, чтобы полюбоваться рысаками. Мать, едва взглянув на прилетевшего сына, снова углубилась в заботы о маленькой дочери. Рик полагал, что этот поздний ребенок – плод страсти сорокалетней женщины к одному из юных любовников-секретарей, отводящих глаза под пристальным взглядом наследника дома Верус. Но парню это было безразлично. Казалось, три года назад Король Герден отрезал ему большую часть души, обманом разлучив с Роченом – единственным человеком, к которому до сих пор тянулось тоскующее сердце…

Рик завел маневровый двигатель. Глядя на бегущие цифры увеличивающейся мощности, он включил синхронизацию с основной системой и, поднимаясь над крышей родной усадьбы, запросил диспетчерскую.

– Борт 6542-РРВ запрашивает коридор до Кэно. – Поправив в ухе гарнитуру, сообщил Рик.

– Доброе утро, господин Рикус! – Выдохнула диспетчер. – Вчера я купила журнал с Вашим портретом! Поздравляю с получением нового титула!

– Спасибо. – Вежливо поблагодарил парень. – Но я еще его не получил. Так что там с коридором?

– Юго-восток, высота 3200, курс – 27/96, ветер северо-западный, девять метров в секунду. Видимость тридцать километров. Хорошего полета, господин Рикус!

Внося данные в память машины, Рик плавно набрал высоту. Пробежав глазами запись о занятии аэромобилем нужного пространства и передаче управления автопилоту, он прислонил затылок к подголовнику и опустил веки.

Образы прошлого подступили к нему с пугающей яркостью, а сердце… Оно всегда стучало часто, как только он начинал думать о Рочене.

– Почему?! – Крепкий кулак ударил в подлокотник. – Почему я так легко дал себя обмануть?!

Рик поднял руки и потер загоревшееся досадой лицо.

"Каким же я был доверчивым ребенком!" – Подумал молодой человек, глядя в потолок кабины. – "Поверил в искреннее расположение ко мне Его Величества и совершенно забыл, как однажды он сам сказал о том, что не хочет видеть меня рядом с Роченом! Герден провел меня, как дитя, подарив яхту и намекая на титул принца! Я думал, он оказывает мне внимание ради друга. Но, располагая меня к себе, он искал болевые точки. И тогда я, наивный глупец, рассказал ему о своих чувствах к доктору… Салих! Спасибо за то, что открыл малолетнему дурню глаза. Только уже было поздно. Если бы Рочен узнал о моих отношениях с дамами полусвета… он презирал бы меня всю оставшуюся жизнь. Он такой чистый и честный! А я всего лишь хотел понять, как стать к любимому человеку еще ближе…"

Парень смахнул согнутым пальцем катившуюся по щеке слезу. Но следом за ней покатилась другая. Всхлипнув, Рик полез за салфеткой.

"Я не догадывался, что Король Герден убрал от Рочена всех, к кому тот чувствовал хоть какую-то симпатию и приязнь. Конечно, разве мог такой собственник допустить присутствие рядом с ним того, с кем он обрел бы счастье? Да ни за что! Наш Король – злобный пес, охраняющий даже то, что ему не принадлежит!"

Еще одна мокрая салфетка полетела в утилизатор.

"Его Величество смеялся надо мной, угрожая рассказать Рочену о том, с кем чистый мальчик Рик кувыркался в постели. Да, кувыркался. Да, с элитными шлюхами. Герден! Какая же ты… мразь! Сам меня к ним отвел и сам же вынудил уйти из дома… Да, я – сильный. Я справился. Я сделал все, чтобы стать лучшим студентом и очаровательным идеалом в глазах тех, кто меня знает. Герден! Ты думаешь, что близость с моим другом я променял на титул? Думай!" – Презрительная улыбка искривила красивые губы. – "Сегодня ты преподнесешь мне его на лезвии рыцарского меча. А потом…" – Улыбка стала еще шире. – "Я обо всем честно поговорю с Роченом. И только ему решать, простит он мне мои грехи и позовет ли обратно".

Еще пара мокрых салфеток упала в чашу утилизатора.

"Я переиграл тебя, Герден!" – С удовлетворением посмотрел Рик в ясное небо. – "Ты ни разу не заподозрил спрятанной в глубине моего сердца надежды. А ведь я ждал этого момента целых три года! Рочи! Сегодня мы увидимся. Тогда на коленях я буду умолять тебя выслушать мою историю. Надеюсь, ты не думаешь, я захочу очернить в твоих глазах Короля? Да ни за что. Он преподал мне хороший урок. И я запомнил его на всю жизнь. "Не доверяй никому, поскольку каждый преследует только свои интересы. Не бойся препятствий, встающих на пути. Преодолевая их, ты закаляешь характер. Никогда не проси помощи, поскольку существо с протянутой рукой вызывает презрение. С высоко поднятой головой и ослепительной улыбкой уверенного человека иди вперед по спинам тех, кто склонился перед твоей силой. Никого не жалей, ибо жалость плодит завистников. Никого не поддерживай, поскольку тот, кому ты подал руку, повиснет на твоей шее". Герден! Ты – отвратительный человек. Но я уважаю тебя за хитрый ум и твою верность. Я знаю… Теперь я точно знаю, что ты его любишь. Но не думаю, что тебе удалось стать к нему ближе. Поэтому я выиграю у тебя этот бой!"

Настроение у молодого аристократа поднялось. Убрав с лица следы недавних слез, он включил музыку и посмотрел на часы. До Кэно, столицы Тамта, оставался всего час лета. Сердце застучало быстрее. Ведь скоро они увидятся, и он сделает все, чтобы Рочен его простил!

Осмотрев гостевую площадку, забитую транспортом, Рик сделал над виллой круг и отыскал парковочное место для хозяев. Там уже стоял аэромобиль, на котором обычно летал Король, и несколько машин сопровождения. Роченовского черного зверя еще не было.

 

Парень улыбнулся и начал снижаться. "Это даже хорошо, что его пока нет. Я успею переодеться в парадный мундир и помелькать среди гостей. К тому времени, как мы увидимся, они перестанут обращать на меня слишком пристальное внимание!"

Поставив машину с краю площадки, Рик открыл дверь и отстегнул ремни, с удовольствием подставляя лицо теплому ветру Тамта.

– Рикус! – Услышал он возглас и неуловимым движением натянул на лицо приветливую маску.

– О, Сайк! Ты уже здесь? – Выйдя из машины, Рик протянул руку тыльной стороной ладони вверх. Молодой мужчина со счастливым выражением голубых глаз коснулся его руки и поклонился.

– Рад приветствовать Вас, мой принц!

– Перестань! – Рассмеялся Рик. – Возможно, у Короля еще переменится настроение.

– Да… – Теперь глаза Сайка стали тревожными. – Ты слышал о том, что господин Салих попросил отставку? Похоже, он решил жениться и остаться в Тамте!

Рик кивнул головой.

– Я говорил с ним. Он считает, что пришло время обзавестись семьей.

Рик болтал с Сайком и думал о том, как тяжело было Салиху принять подобное решение. Не дай Боги, молодая жена передумает следовать условиям договора и захочет разделить ложе с мужем… для Тайреса это будет трагедией. Да и новобрачному подобное было бы неприятно. Только Рик убедил советника в том, что иным способом от королевского гнева не спастись. И тогда Салих, мягко намекая на злопамятность и коварство Его Величества, посоветовал Рику отказаться от титула принца. "К чему тебе это надо? Учись, развлекайся и не лезь туда, где будущее превращается в прошлое". "Мое будущее Герден разрушил". – Сказал тогда Рик. – "Поэтому я хочу сделать для него то же самое". "Он тебя уничтожит". – Вздохнул Салих. – "Наш Король умен. К тому же является жрецом. Сильнее его нет мага на нашем континенте". "Однако, он тоже не всесилен". – Заметил Рик. – "Поэтому я попробую. А для начала стану принцем!"

Вернувшись в реальность, Рик проследил, насколько аккуратно слуги взяли его чемоданы, и медленно отправился следом, слушая новости от общих друзей, излагаемые Сайком.

– Почему ты на каникулах все время отключаешь коммуникатор? – Снова спросил тот, заглядывая в потемневшие серые глаза. – Я хотел, как в прошлом году, пригласить тебя в свой дом… Я так надеялся, что мы вдвоем покатаемся по теплым озерным волнам!

– Сайк, я катался по своему озеру. – Рик приподнял кончики губ, обозначая улыбку. – Правда, оно не такое синее и спокойное, как это… Но ежедневная борьба с его буйными ветрами освобождала мою голову от ненужных мыслей.

Черноволосый худощавый мужчина дома Ноко и не выросший за эти три года Рик встали на высшей точке холма, разглядывая поверх деревьев и крыш безбрежный голубой простор.

– О, прости… – Улыбка парня на мгновение стала настоящей. – У тебя был день рождения… Двадцать шесть лет – прекрасная дата для осознания себя не юнцом, а мужчиной. Сайк, прими от меня в качестве поздравления этот скромный дар…

Рик достал из кармана коробочку и, открыв ее, протянул старшему другу. На белой атласной подушечке лежала бриллиантовая булавка для галстука, брызнувшая яркими искрами во все стороны.

– Спасибо, Рикус! – Сайк растрогался так, что пришлось смахивать выступившие слезы. Голубые глаза с обожанием посмотрели на младшего друга. – Я обязательно надену ее на сегодняшнее торжество!

– Надень. – Согласился Рик, следом за позвавшим их слугой направляясь в здание виллы. – Кто здесь из наших общих знакомых? Я не видел приглашений, а господин Салих, когда я его об этом спросил, ответил "пусть будет сюрприз". Так кто там гуляет по саду?

Рик бросил взгляд через застекленную стену первого этажа.

– Внучки принца Гореса. – Сайк протянул руку в сторону деревьев, склоняясь к светловолосой голове Рика. Тот поморщился и немного отодвинулся. Но друг не заметил, показывая ему другие пары. – Вот там, рядом со столиком, принц Волден с невестой. Она в положении. Кажется, ей скоро рожать, поэтому они решили узаконить свой долгий союз свадьбой.

– Понятно. – Рик зевнул. – Девочка, насколько я вижу, миленькая. Полагаю, уроженка Ойтоко? А он для нее не староват? Сколько ему? Уже исполнилось пятьдесят?

Сайк хмыкнул.

– Я не задумывался над этой стороной вопроса. Кажется, тут – обычный брак по расчету.

– И в чем расчет? Молодость продалась старости? Обычная торговая сделка.

– Ну… родственники жены получат возможность появляться при дворе.

– У них на это не будет средств. Провинция Ойтоко слишком бедна. Тех, в чьих руках сосредоточен капитал, мы знаем в лицо. Хотя… – Рик вздохнул. – Глазки у них одинаково черные и узкие.

Сайк рассмеялся.

– Возможно, для родственников расщедрится принц Волден. Смотри, вот там, справа… Впервые за много лет подобное мероприятие посетил господин Лайсин Който с супругой. Ты слышал о том, что его жена – простолюдинка?

Рик прикрыл глаза и похолодел лицом.

– И что в этом смешного? – Поинтересовался он у друга. – Если он на ней женился, значит, женщина достойна его чувств.

– Но она – типичная уроженка Тамта. И как эту смуглянку занесло в северный край?

– Если ты помнишь, господин Лайсин проработал наместником Тамта около семи лет. – Рик подошел поближе к стеклу, разглядывая лиловое платье Ханны. – Ты не прав, Сайк. Она хороша.

– Пусть так. – Согласился друг, подходя к панорамному стеклу и кладя руку на плечо Рика. Тот моментально ее снял.

– Ты чего? – Удивился Сайк. – У тебя что-то болит? Ты сегодня сам не свой. Или… переживаешь?

– Да. – Коротко ответил парень и коснулся ладонью стекла. В двадцати шагах от дома, между цветочными дорожками, стояли Ден и Лина.

У Рика сразу защипало в носу. С тех пор, как расстался с Роченом, он ни разу с ними не виделся. И не отвечал на звонки. Наверное, просто не мог слушать их огорченные голоса, напоминая себе бессовестного вора, ограбившего чужой дом. Какими словами можно было объяснить, почему он извозился в подобной грязи, и рассказать о том, насколько легко поверил человеку, толкнувшему его на этот путь? Слово Короля против слов неизвестного мальчишки…

– Рикус, ты что… плачешь? – Сайк развернул парня лицом к себе. – Почему? Ты кого-то увидел?

– Соринка попала в глаз. – Спокойно объяснил он. – Не нужно за меня волноваться. Сейчас поморгаю, и все пройдет.

Достав платок, он быстро стер слезы.

– А где Его ослепительнейшее Величество? – Спросил он замершего рядом Сайка. – Что-то не вижу его надменного лица.

– Не нужно шуметь! – Оглянулся по сторонам Сайк. – Тебя могут услышать!

– Я сказал что-то обидное? – Изломал бровь Рик. – Идем. Скоро начнется прием и мне нужно к нему подготовиться.

– Я помогу тебе уложить волосы!

– Не стоит, я справлюсь с этим сам. Если ты помнишь, в универе я никому не разрешал касаться моих волос. Ненавижу запахи чужих рук еще с детства. Но ведь тебя не прогонишь. Поэтому поторопимся.

Едва красивый молодой человек в нарядном мундире и с пучком светлых волос на затылке вышел к собравшимся аристократам, как за его спиной сразу показался Король. Оттеснив замешкавшегося Сайка в сторону, он положил ладонь, затянутую в тонкую белую перчатку на эполет будущего принца, и немного наклонил голову, чтобы его слова слышал только Рик.

– Рикус! Наконец-то! – Голос Гердена журчал и мурлыкал, словно где-то рядом тек ручей, на берегу которого растопырилась над мышом довольная кошка. И Рик подозревал, что этой мышью был он сам.

– Ваше Величество! – Согласно этикету, парень склонился, отсчитывая три секунды. А потом выпрямился и заглянул Гердену в глаза. – Надеюсь, я правильно выбрал костюм, и наш э-э-э… праздник остается в силе?

– Чуть не оговорился "маскарад"? – Усмехнулся Король, сверху вниз глядя на невысокого Рика. – И почему мужчина, чей возраст шагнул в третий десяток, все никак не растет? – Рука, оставив плечо, мазнула пальцем по чистой щеке парня. – Неужели ни разу не брился? Кожа, словно молодой персик. Некоторые девушки, глядя на тебя, умирают от зависти.

– Хорошо, что не от оспы. – Невозмутимо ответил Рик, а потом, вызвав на лице румянец, затрепетал ресницами, глядя сквозь них на Короля. – Я польщен, что Вам пришлась по вкусу моя внешность…

Герден рассмеялся.

– Молодец! Отличная школа! Может, вместо принца тебя сделать шпионом и отправить на другой континент добывать вражеские секреты?

– Рад служить моему Королю в той должности, которую выберет для меня его исключительный ум!

– Спишь и видишь, как убрать меня из списка живущих? – Посуровел лицом Король.

Рик склонился, снова выжидая три секунды.

– К сожалению, я сплю без снов. – Произнес Рикус и перевел разговор с очень скользкого в плане немилости на не менее скользкую тему обсуждения гостей. – Я вижу, господин Лайсин чувствует себя неплохо. Хотя с таким преданным другом, как Ханна, по-другому не получится. Как Вы считаете, могу я подойти и засвидетельствовать им свое почтение?

Пальцы Гердена сжали предплечье Рика, словно тиски. Но будущий принц даже не поморщился. Только дыхание немного участилось.

– Не волнуйся. Они сейчас сами сюда подойдут. – Раздался над его головой холодный голос. – И моли всех Богов, чтобы ритуальный меч случайно не коснулся твоей нежной шеи, Рикус. Не знаю, почему вчера я решил его заточить?

Постепенно на кольцевой каменной дорожке, опоясывающей травянистую лужайку, где стояли Его Величество и Рикус Верус, собрались все приглашенные. Вечно хмурый Король обвел глазами подданных и неожиданно улыбнулся. Причем, некоторым его улыбка напомнила волчий оскал.

– Господа! Этот прекрасный берег озера, выбранный мной для обряда, сегодня принял всех аристократов, так или иначе, сопричастных истории нашего государства. – Начал говорить Герден. – Вижу, что тени прошлого уже не омрачают ваших лиц. Приятно сделать вывод, что вы постарались забыть о горьких днях и теперь веселитесь, наслаждаясь жизнью во всех ее формах и проявлениях. Но с нами нет многих, кто в силу ошибки, предательства или фатального невезения ушел за грань, сменив яркий свет бытия на поглотившую их души тьму. В их числе тот, чье отсутствие отзывается в сердце особенной болью… Это наш родственник, обладавший воистину гениальным умом и великой скромностью. Думаю, каждый из вас понял, что я говорю о Ларкусе дома Верус. Да, я до сих пор не могу свыкнуться с мыслью, что его нет. Но с нами, господа, есть его младший брат – господин Рикус Верус. Наверняка тот, кто изучал геральдику, помнит, что означает имя его дома. "Верный" – таков перевод со старинного изначального языка, данного людям духами. Так вот, оба брата, и Ларкус, и Рикус верно служили своему Королю. Поэтому, учитывая, что дом Верус – пятый по родству с королевским домом Фортис, я решил наградить его, подарив титул принца единственному наследнику. Господа! Рикус Верус своей отвагой и бесстрашием во время событий почти четырехлетней давности обратил на себя внимание и снискал мое доверие, как слуга, всецело преданный трону. Поэтому давайте не будем растягивать удовольствие от моей речи до завтрашнего утра. Думаю, пора провести церемонию посвящения в рыцари Королевства с последующей присягой на верность.

Толпа гостей расступилась, пропуская на лужок двух огромных гвардейцев. Один из них принес белую ткань, которую расстелил на земле. Второй водрузил сверху поглощающий свет черный камень. Поклонившись, они встали у Короля за спиной. Его Величество, не торопясь, снял с перевязи длинный меч в ножнах, выложенных самоцветами, и медленно обнажил его сверкающее лезвие. Толпа аристократов, кажется, перестала дышать, наблюдая за красочной церемонией старинного обряда.

Рик, давно выучивший свою роль, встал на одно колено и склонил голову.

– Мой Государь… – Тихо прозвучал его печальный голос. – Неужели Вы думаете, что сердце, бьющееся только во славу Родины, готово принять ее дары, отвергая испытания во славу монаршего дома? Ваше Величество! – Рик поднял голову и по его щекам побежали дорожки слез. – Ваш слуга, как истинный рыцарь, сражался рядом, защищая Вас – блистающий алмаз Королевства – всеми силами! Прошу Вас! Верьте мне! – Рик опустился уже на оба колена и протянул руки к Королю, замершему с обнаженным мечом. – Если… – Одинокая слеза капнула с подбородка на ткань брюк и расползлась темным пятном. – Если Вы не считаете меня достойным Вашего расположения… Я готов доказать мою преданность собственной кровью!

Рик поднялся. Сняв нарядный мундир, он медленно разжал пальцы, опуская его в траву. Потом, глядя глазами, полными слез, на Короля, он начал медленно расстегивать белую рубаху. Беспечное движение рукой – и белое шелковое облако накрыло серую ткань мундира. Поднеся ладони к тому месту, где бьется сердце, Рик сложил их так, словно оно, покинув грудь, оказалось между напряженными пальцами.

 

– Здесь, прямо перед Вами, находится моя душа. Сир! – Рик сделал два шага к камню и, медленно сгибая ноги, опустился рядом с ним. – Если Вы не доверяете биению моего взволнованного сердца, пусть о моей преданности говорит кровь.

Одним движением он сорвал с головы ленту, и светлые волосы плащом рассыпались по его загорелой спине и крепким плечам. Аристократы дружно выдохнули и снова замерли. А Рик, медленно разобрав волосы на две стороны, уткнулся лбом в черный камень.

– Ты говоришь о верности, слуга… – Разжал губы Король. – Да, ты был рядом, когда мне было плохо. Ты не изменял своему слову, когда я, испытывая тебя, уничтожал всех твоих близких…

Хоть эти слова были в тексте обряда, по рукам парня пробежала дрожь.

– Но твое сердце осталось верным, а рука, защищающая меня – твердой. Сегодня тебя ждет последнее испытание.

Король поднял меч…

Рик услышал его свист у самого уха. Но не дрогнул даже ресницами.

– Вставай! – Раздался громкий голос Гердена. – Ты с честью выдержал проверку!

Парень поднял голову и тут же встал перед Королем на одно колено. Холодный меч коснулся сначала правого плеча.

– Твоя рука да будет мечом, разящим врагов страны нашей!

Меч лег на левое плечо, неприятно придавливая его холодом стали.

– Плечо твое да будет щитом, хранящим Короля от бед.

Острие противно кольнуло кожу на груди.

– Сердце твое да будет стойким и верным. А мысли, – меч коснулся головы, – чистыми и ясными. Отныне ты, Рикус Верус, являешься рыцарем Соединенного Королевства и принцем дома Фортис.

К лицу Рика протянулась рука в белой перчатке. Парень сначала благоговейно поцеловал ее, а потом – лезвие старинного меча, затем убранного Королем в ножны. Осталось отыграть заключительную часть этого спектакля. Рик про себя улыбнулся: самое неприятное было позади.

– Сир! – Он приложил руку к обнаженной груди. – Моя благодарность не имеет границ. А сердце переполняет радость, которой хочется поделиться со всем миром!

Медленно подняв ладонь вверх, он раскрыл пальцы навстречу солнцу. Лучи, коснувшись ее середины, вдруг забурлили светлой энергией, переливающейся через край и расходящейся в стороны разноцветной радугой. Аристократы, с замиранием сердца ожидающие последней части действа, радостно захлопали в ладоши. Присягу молодого Веруса приняла магия дома Фортис!

Легко подхватив рубашку, Рик быстро надел ее на свое тело. Пока все любовались поднявшими головки цветами и окружившими их радужными кольцами, он пробежал глазами по рядам гостей. Мужчины, женщины… их улыбки… Но почему нет того единственного, кому Рик на самом деле клялся в верности? Где же он? Почему не появился на посвящении?!

– Умеешь заводить публику. – Снова очутился за его спиной Король. – Смотри, они до сих пор под впечатлением. Несомненно, у тебя – сильный магический дар убеждения. Что ж, Рикус, теперь ты – принц дома Фортис. – Синие глаза Короля пристально посмотрели в серые. – Я тоже выполнил одно из условий нашей сделки.

– И где тот, ради которого Вы, Ваше Величество, все это затеяли? – Искривил губы Рик. – Неужели Вы для него настолько мало значите?

– Рикус… – Королевские очи стали черными. – Не нарывайся.

– Ни в коем случае. – Молодой мужчина поклонился, скрыв блеснувшие усмешкой глаза. – Простите, если по глупости сказал что-то не то. Можно мне выпить бокал вина? От страха во рту пересохло!

– Пей. – Холодно кивнул Король. – Но не напивайся. Вечером полетишь обратно, поскольку послезавтра начинаются занятия и тебе на них надо успеть.

– Да, Сир!

Рик перевязал хвост лентой и отошел в сторону. К нему тотчас пристроился радостный Сайк.

– Это было… Впечатляюще! Ты так загорел! И тело стало намного крепче! Хочешь вина?

– Нет. Только сок. Кажется, Величество решил спровадить нового принца подальше от своей венценосной особы. Короче, в университет. Прямо сегодня.

– Но у тебя есть еще один свободный день! – Удивился Сайк. – Хочешь, проведем его в нашем поместье? Ты, я и яхта.

– Принц должен подчиняться воле своего монарха. Так что ты отдыхай, а я полечу в общагу. Интересно, парни получили мои книги?

– Конечно… – Пальцы Сайка потянулись к пряди волос, выбившейся из хвоста парня, но… печально опустились вниз. – Я позвонил Нойту и попросил…

– Сайк! – Рик покачал головой. – Даже закончив универ, ты продолжаешь за мной присматривать! Но я уже не маленький.

– Да, Рик. Но… мы видимся все реже. Когда ты в столице – у тебя занятия. Я взял отпуск, чтобы провести с тобой месяц на озерах, но ты выключил коммуникатор. Рик… неужели я тебе больше не нужен?

– Не в этом дело, Сайк! – Улыбнулся Рик, раскланиваясь с очередными поздравляющими. – Наверно, мне хотелось подумать. Я сделал много ошибок, мой друг. Теперь их нужно исправить. Да, Сайк, однажды мы вместе поплаваем на твоей яхте по озерам. Но не сейчас. Извини.

Рик шагнул навстречу Салиху, направлявшемуся в его сторону с поздравлениями.

– Рикус… Это было волшебно! – Последний из рода Токо протянул парню руку. Тот с уважением ее пожал. – У тебя – настоящий актерский талант! Первый раз подобную скукоту я смотрел так, словно от каждого твоего слова зависела моя жизнь! А радуга! Рик, ты все продумал до мелочей!

– Спасибо! – Тот слегка покраснел. – Но заслуга, в-основном, Его Величества. Это он – прекрасный режиссер. А я был просто исполнителем.

– И все равно, чудесно.

– Салих… Сегодня я вижу тебя последний раз?

Черноволосый уроженец провинции Тамт опустил длинные ресницы и печально улыбнулся.

– Ужасно, когда приходится переживать за жизнь любимого человека. Рик… я ухожу только ради того, чтобы мой Тай жил.

– Это… Король?!

– Будь с ним осторожен, Рик. – Салих поднял ресницы и посмотрел в глаза парню. – Если понадоблюсь… мой контакт у тебя есть. И, несмотря на мнение наших общих знакомых, я уверен, что ты – все тот же чистый и честный парень, вынужденный пойти ради своего чувства на сделку с Его Величеством. Наверно, ты уже понял, что он разогнал всех друзей Рочена? Последним он убрал тебя.

– Салих… А где Рочен? Ведь он, как хозяин дома, должен быть на посвящении! Скажи, у него все в порядке?

– Не знаю, Рик. Давай отойдем в сторону и наберем его номер.

Осмотревшись, Салих и Рикус, двигаясь неспешным прогулочным шагом, затерялись среди цветущих кустов, а потом и вовсе зашли за угол дома. Вытащив коммуникатор, Салих нажал контакт. Но эфир не отзывался, а только потрескивал далекими разрядами и шуршал пробегающими через его волну облаками.

– Странно. – Салих приподнял черную бровь и забавно сморщил горбатый нос. – Возможно, он вошел в густую облачность? Рик… иди к гостям. Как услышу его голос, дам тебе знать.

– Только обязательно! – Умоляюще посмотрел на бывшего советника Рик. – Я хотел с ним… поговорить обо всем, что со мной случилось. И просить о прощении!

– Дурачок… – Вздохнул Салих. – Это нужно было сделать сразу. Но все равно хорошо, что ты отважился на разговор даже спустя три года. В любом случае, желаю удачи!

– Спасибо!

Расправив плечи, Рик снова вышел к гостям. Кто-то разговаривал с ним, с кем-то заговаривал он… Верный Сайк снова встал за его плечом, готовый, если что, защищать своего Рика.

– И все-таки, каков наглец! – Тихо сказала Лина дома Гэро своему мужу, наместнику провинции Сенко.

Тот осторожно подхватил ее локоток и отвел в сторону от глаз Короля.

– Дорогая моя девочка… Откуда ты знаешь, что с этим мальчиком произошло? Мы пытались поговорить с ним так же, как и с нашим дорогим братом. Но ни тот, ни другой не захотели объяснить, что случилось. "Мальчик стал взрослым, и ему не нужна защита", – вот и весь разговор.

– Мне кажется, Рочи очень переживал… – Носик Лины подозрительно покраснел.

– Дорогая! Не стоит плакать на публике. Ты даешь повод к сплетням.

– Прости, но мне почему-то очень хочется плакать. – Молодая женщина подняла на мужа печальные голубые глаза. – И еще вот тут… – Она коснулась груди. – Словно застрял огромный ком, который невозможно выдохнуть.


Издательство:
Автор
Поделиться: