Litres Baner
Название книги:

Дружба, Смерть и Роботы

Автор:
Иван Белогуров
Дружба, Смерть и Роботы

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Моим верным товарищам посвящается

Глава 1. Особая миссия.

Дзыыынь! Раздался визг стационарного телефона, прерывающий монотонный голос ведущей из утренних новостей по радио. Мое рабочее место ближе всех находится к «узлу связи», поэтому привычный голос знаком, всем беспокоящим в самом начале рабочего дня. Черный, матовый телефон с круглым номеронабирателем был как будто из другой эпохи, голосом из прошлого. Потертости, царапины на трубке и стертый лак номеров мог составить компанию по возрастной категории с телефонной книжкой. Где в конце справочника указаны номера уже давно несуществующих организаций. Справа от них карандашом написаны имена и отчества: Герман Львович, Иван Михалыч и другие. Живы ли эти люди сейчас, учитывая насколько старые записи?

А треск телефона дает понять о настойчивости звонящего.

– 505 отдел, слушаю, – отчеканил я, как по скрипту.

– Доброе утро, это Управление. Мне нужен инженер Белов, – ответил незнакомый человеческий голос.

– Это я, чем могу помочь?

– Отлично, для вас есть поручение. Информацию о нем вы получите в Управлении, в комнате 101. С собой взять пропуск, черную папку и мультиметр.

– Настолько все серьезно? – попытался съязвить я.

– Абсолютно, без сарказма.

Это было в какой-то степени удивительно, потому что в Управлении корпорации установлены боты, которые передают текстовые команды начальства по защищенным каналам связи. По электронной почте отправляют всякую мелочь, потому что риск ее взлома слишком велик. Корпорации постоянно конкурируют между собой и пытаются «украсть» любую информацию, доказав Славии свою лояльность и результативность. При экономической блокаде со всем миром, конкуренция между корпорациями усилилась. Мировые компании порвали столетние контракты с нашей страной, дав нам возможность развивать Славию по образу и подобию Старой Империи. Перед нами стояла важнейшая задача по зачистке от иностранного оборудования и полный переход на собственное жизнеобеспечение. «Совершим рывок за 3 года!» скандировали граждане нашей страны, совершая трудовые подвиги в науке и производстве.

– Как будто всё это было вчера, – с ностальгией высказал вслух.

Это было время корпоративного подъема, «золотое» время. Сколько возможностей появилось у служащих и специалистов…

– Опять мечтаешь Алексей? – подмигнул Петр, протягивая свою жилистую ладонь. – Наши давно ушли? Я опять запоздал с этим трамваем, еле впустили сюда.

– Не пробовал вставать пораньше? – по-дружески толкнул его локтем в бок.

– Это ты Паше рассказывай. Он любит приходить за полчаса до начала рабочего дня. Была бы его воля и одобрение МАРСа, он приходил бы за час или вообще ночевал здесь.

– Прекрасная идея! Только представь, ты, как всегда опоздал на свою «дрезину», пришел в отдел. А он тут в красных домашних тапочках щеголяет, по-хозяйски навел здесь порядок, спит на диване и еще вековую пыль протирает. Как тебе идея? Сразу рейтинг отдела взлетит, как ракета в космос.

– Было бы неплохо… Слышал новости насчет испытаний? Последний этап и запуск серии в «темпе вальса». Так что скоро мы обгоним Сириус и Нептун, – мечтательно присвистнул Петр, посматривая на открытое окно, откуда подул теплый ветер.

– Думаешь остальные корпорации «прохлаждаются»? Я слышал, на проходной наша охрана задержала очередного пособника Сириуса. Он пытался украсть плату из выпускающего цеха. И, кажется, речь идет о плате фильтрации «свой-чужой» через оптический модуль.

– Вот же дурак! А задержали на территории корпорации или уже вне зоны?

– На территории. Думаю, Управление МАРСа быстро созовут суд и назначит ему наказание с потерей должности, жилья и принадлежности корпорации. Судьба его не завидна, даже на милость федерального суда Славии он рассчитывать не может. Ты же помнишь поправки в конституцию?

– Мы все тогда проголосовали ЗА. И это было самым лучшим решением. Федерация больше не могла контролировать все концерны, компании и как их там?

– Малый и средний бизнес? – иронично с лисьим притворством произнес Алексей Белов.

– Боже, как ты еще вспомнил этих паразитов. Этих прихлебателей глобализации и интервентов. Я когда в школе учился, уже тогда знал, что именно из-за них. Из-за их «хотелок» и требований, наша страна попала в руки иностранных компаний. И только благодаря корпорациям, мы перестали быть их «кормовой базой»! – торжественно произнес Петр, чудом не пробив себе грудную клетку кулаком от возбужденной речи.

– Петро! Это ты там глотку рвешь? – открывая стальную дверь «курилки», прогремел голос Павла.

Из-за высокого уровня потребления табака, комнаты для курения были оборудованы в каждом цеху и отделе. С вентиляцией, прикуривателем, чаши для сброса и эко ящиками для фильтров, с дальнейшей переработкой. Те, кто не пристрастился к табаку, стали «белыми воронами» общества. Вне зависимости от корпорации. Производство после экономической блокады взял на себя подконтрольный Славии трест МОРС. Те стали владельцами пары тысяч гектар плодородных территорий под свою продукцию. Тем самым Славия имеет очевидный рычаг давления на всех нас. Корпорации пытались сеять табак на своих территориях, но эти объемы не могли тягаться со спросом, и стали необычайно дорогим удовольствием. Поэтому все курят доступный «Морстабак».

Павел, только что вышедший из «дымового рая» по рутинной традиции достал кружку с логотипом МАРСа. Заварил травянистый чай, и по обыкновению задал очередной риторический вопрос Петру.

– Ну-ка, Петька расскажи, как древние гетиптяне построили пирамиды без единого гвоздя? – радостно, победоносно посмотрел Павел на Петра.

Между тем они почти ровесники. После экономической блокады корпорации стремились заполучить себе грамотных специалистов. К несчастью для МАРСа, они нашли себе две занозы, которые знали друг друга еще со школы. Да, они были грамотными специалистами, но сажать их в одно помещение было грубейшей ошибкой руководства. Так дружить и ненавидеть друг друга могли только они. Каждый день, как будто договорившись, они одевались в диаметрально разные цвета. Учитывая, что везде есть обязательная униформа, лишь одного цвета. Они умудрялись выделяться среди гранатовой униформы МАРСа. Надо сказать, что по человеку можно сразу понять, какой корпорации он принадлежит исходя из цвета формы на нем. Любая продажа или обмен оной, строго запрещены на федеральном уровне.

Пока Петр проговаривает разгромную речь насчет гетиптян, Павел засучивает рукав желтой рубашки. На его руке висит разноцветная сплетенная фенечка, вероятно подарок от дочери. Ему еще нет и 30, а уже виднеется залысина на голове, которую он тщательно скрывает. На другой руке пристегнуты механические часы, которые любит заводить, когда нервничает. Бороду и усы тщательно сбривает, омолаживая себя перед другими. Всё-таки настоящий щёголь, особенно в черных, вытянутых макасах. Родись он на триста лет раньше, непременно был бы лордом или кем-нибудь из аристократии. Его статность притягивает женское внимание, но одновременно и отталкивает, как только с ним завязывается разговор. Статность легко перекликается с гордыней, высокомерием и другими пороками человечества. В отличие от Петра…

Этот парень свой в «доску» везде. Возможно, многие принимают его за дурака, но кто сказал, что шут не может быть умнее короля? Итак, сегодня Петя пришел в фиолетовой рубашке и белых кедах. Не буду строить гипотезы, кем был в прошлой жизни Петя и чем он там провинился, скажу одно. Такого специалиста по электротехнике надо еще поискать. Если вы не были в гараже у этого молодого человека, то я искренне завидую. Потому что это музей! И стал бы он больше, если бы на проходной МАРСа не поставили металлоискатели. Откуда у человека столько знаний и энтузиазма? Чтобы потом после работы приходить на свою скромную землю обетованную, и что-то еще ремонтировать или создавать. Возможно, секрет строиться в происхождении. Отец и мать Павла были содиректорами компаний посредников, через которые иностранные компании работали в Славии. Как только началась блокада, они сменили сторону, заявили о банкротстве и служат на административных должностях где-то в стране. Отец и мать Петра, как говорили раньше, про-ле-тарии. Сейчас бы их назвали отрицательно классифицированные специалисты. Но это тоже почетно, их любят, ценят и уважают. В первую очередь за усидчивость и лояльность корпорациям.

На часах уже 9 утра. По громкой связи объявили «планёрку», это значит, что всё начальство сейчас внимательно слушает указания свыше. Много ругают, меньше хвалят, передают статистические данные об эффективности отделов и цехов. Нередко завышая цифры для общего благополучия. Наверняка они первыми узнают новости из внешнего мира, так как промышленный шпионаж в других странах поощряем федерацией. Конечно, у нас есть умнейшие конструктора и инженеры, но любая информация бывает полезна. В том числе и та, что доверят мне сегодня в Управлении. Я специально выждал «планёрки», чтобы дать начальству возможность раздать всем указания, не мешаясь «под ногами». Мой пропуск до недавнего времени имел 3 допуск к информации. В связи с очередным повышением категории работы, честной работы прошу заметить! Мой допуск повысили до 2 уровня и теперь мне разрешено заходить в режимные цеха и отделы корпорации. Это большая честь для меня!



505 отдел находится в достаточной близости к Управлению. Всего лишь через два перекрёстка по территории МАРСа. Границы, которой охраняют двойные трехметровые стены из бетона и колючей проволоки. Внешне каждая компания выстраивает некую крепость, как в стародавние времена. Управление чаще всего является «лицом» и «головой», поэтому это всегда самое высокое здание на территории. Здесь наши архитекторы потрудились на славу, выстроив башню в виде спирали и наконечником на конце. Вечером после завершения рабочего дня, она подсвечивается и становится похожа на взлетающую ракету. А многочисленные окна, расположенные по всей окружности рассеивают преломляющий луч подсветки. По периметру территории через каждый километр расставлены посты охраны с башнями. Конечно это не те башни, что были у королей. Здесь они выполняют не оборонительную, а наблюдательную функцию и выглядят как стойки для охотников. Четыре опорных стержня, стальная лестница и крытая площадка с развернутыми камерами во все стороны света. На посту обязательно дежурит один вооруженный электродубиной охранник, с которым по уставу корпорации общаться запрещается. Этих ребят набирают после службы в армии Федеральной Славии. Только представьте, как нас охраняют от внешних угроз и других корпораций.

 

Если поднять дрон на уровне полета сокола его непременно собьют, это первое. А второе это возможность увидеть насколько широко раскинута территория нашей компании. Чтобы добраться от одного края до другого, нужно ехать на специальном электроавтобусе. Здесь всего 8 маршрутов, передвигаются они по своим осям, как на компасе. От севера до юга, от юго-востока до северо-запада и так далее. Очень удобно, учитывая радиальность направлений и строительство цехов по этому принципу. В центре находится Управление.

Приближаясь к входу, меня окрикивает старый товарищ по политеху, Сашка Шепель. Точнее Сашкой он был в политехе, когда вместе сидели на парах, гульбанили в барах, цепляли девчонок и дальше по списку. А теперь этот джентльмен в костюме «тройка», аккуратных очках и даром что не в цилиндре с тростью, Александр Генрихович Шепель. Первый инженер выпускного цеха номер один, без его резолюции ничего не сойдет с конвейера. После политеха, нас сразу забрали в МАРС, продолжать династию наших отцов и частично дедов. Прошли несколько входных тестов и на их основании распределили по цехам и отделам. Так вышло, что Саша оказался наиболее эффективным в решении нестандартных задач и именно его отправили в выпускной цех, а меня в отдел проверки и поддержки экспериментальных моделей. Тогда десять лет назад мы были равны во всех отношениях, теперь он возвысился на несколько ступеней по карьерной лестнице. Что обязует меня добавлять слово «господин» перед указанием его должности в письменном и устном виде. Не удивлюсь, если он через 5 лет займет чье-то место на… дцатом этаже Управления. Завидую ли я ему? Да.

Джентльмен в «тройке» с аккуратно собранными сзади светлыми волосами. Тонкой, от нижней губы и до подбородка бородой Эспаньолкой. Стрижеными бакенбардами, одетый как на парад Независимости. Он благодушно протягивал мне руку, широко улыбаясь в свои здоровые к 30 годам зубами. В нем не было притворства и коварства, в отличие от клерков компании. Он сохранил в себе то яркое чувство университетской дружбы, которую не часто увидишь в нашем то положении. И сейчас он как десять лет назад пожимает мне руку, похлопывая другой по плечу.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: