Litres Baner
Название книги:

Воровка для двоих

Автор:
Джулиан Хитч
Воровка для двоих

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог. Воровка

Настоящее.

Давайте, давайте! Догоните меня!

Этот заброшенный завод я знаю как свои пять пальцев – каждый закуток, каждый поворот, все входы и выходы, чего не скажешь о двух олухах за моей спиной. Стоит оглянуться, и я вижу, как пятна света от фонариков скачут по стенам и брошенному оборудованию.

Ха! Меня не так-то легко поймать, парни!

Два ярда вперёд, и я резко ухожу в сторону. Протискиваюсь между парой станков. Не зная, что между ними есть щель, в темноте её не заметишь. Осторожно возвращаюсь немного назад. Прильнув к твёрдой холодной поверхности станка, замираю, прислушиваясь к тому, что происходит.

– Дирк, ты её видишь? – Голос Аарона звучит напряженно.

Он явно нервничает.

Что ж, у них обоих есть повод для беспокойства. Преследуют меня только вдвоём, ни кому не сообщив и не вызвав подкрепления. Если об этом узнает начальство, по голове их не погладят. Хотели стать героями? Вот только я им не по зубам! Могли бы уже это понять.

– Ага, как же! – До меня доносится крайне раздражённый голос Дирка. – Вижу и молчу. Ищи её, твою мать!

Обожаю злить этого парня. Жаль, не вижу выражения его лица. Но вполне могу представить. От злости он всегда сжимает губы в тонкую линию, и скулы заостряются. Иногда мне кажется, что если в этот момент провести по ним пальцем, то можно порезаться. Злись, Дирк, злись. Сегодня ты не увидишь даже моей тени.

Звуки тяжёлых шагов и сбившегося дыхания дополняются щелчком предохранителя. Интересно, кто из них достал пистолет – Аарон или Дирк? Готова поставить десятку баксов, что Дирк. И словно в подтверждение моих мыслей вновь доносится его голос:

– Я не собираюсь снова её упустить. Меня задрала эта грёбаная игра в прятки.

О да, Дирк, я знаю, ты ненавидишь проигрывать. Раздутое эго и синдром отличника – гремучая смесь.

Аарон молчит. Мне нравятся его спокойствие и сдержанность. Если бы однажды мне пришлось выбирать, с кем из них идти на очередное дело – я бы без раздумий выбрала тебя, парень. Даже немного жаль, что мы по разные стороны баррикады.

Они проходят мимо меня. Я выжидаю. Сразу с двумя мне с ними не справиться, зато по одиночке – запросто. Считаю до пяти. Они должны уткнуться в приоткрытые двери подсобного помещения, у которого есть ещё один выход, ведущий к складам. Надеюсь, я правильно просчитала их действия, и всё пойдёт по моему плану.

– Куда теперь? – спрашивает Аарон.

Они шарят фонариками по стене и двери. Подкрадываюсь ближе, продолжая внимательно прислушиваться к их разговору.

– Разделимся. Связь по рации.

Да! Мысленно я танцую джигу. Моя задумка удалась! Дирк замечает вторую дверь и следы на пыльном полу, оставленные мною заранее, и ныряет в неё.

Аарон смотрит вслед Дирку, а потом, щёлкнув кобурой, делает то, что я от него жду – толкнув приоткрытую дверь, скрывается за нею.

Аккуратно подобраться к тому месту, на котором минутой ранее стояли парни, не составляет труда. Вряд ли они задумывались о том, что я за ними наблюдаю. Что они совсем не охотники, а жертвы.

Пусть привыкают.

Шагнув внутрь, я сразу отхожу от дверного проёма в сторону. Стараясь почти не дышать, высматривая Арона. Он крупнее Дирка, и гораздо опаснее. В тихом омуте… Он умеет отлично контролировать эмоции, пряча их за чуть сведёнными к переносице бровями. Но именно это даёт ему преимущество перед Дирком. В любой ситуации Аарон сохраняет голову холодной.

Я могла бы уже сбежать с этого завода, вновь оставив парней с носом, но… Ощущение опасности заводит меня. Разгоняет кровь в сосудах, заставляет испытывать волнение, очень похожее на возбуждение – я буквально тащусь от этой игры, чувствуя, что хожу по краю пропасти. Но не только это заставляет меня прижиматься спиной к стене и высматривать Аарона. В наших «отношениях» пора что-то менять. Пора переводить нашу игру втроём на новый уровень. И эту миссию я беру на себя.

Аарон наступает на стекло, оно хрустит под тяжёлым ботинком. Я перевожу взгляд в ту сторону, откуда доносится звук, и вижу его. Он стоит, замерев, и, как и я, прислушивается к тишине. Совсем не похож на загнанного зверя. Вся его мощная фигура источает свойственную ему уверенность в себе. Улыбаюсь, предвкушая, насколько ему не понравится то, что я собираюсь сделать.

Оглядевшись по сторонам, Аарон идёт в сторону старой раздевалки. Я медленно следую за ним, постепенно сокращая расстояние. Он наверняка зайдёт внутрь, там я его и запру. И успею исчезнуть через дальнюю дверь, прежде чем на шум прибежит Дирк.

На пороге раздевалки Арон останавливается, кажется, вот-вот – и он обернётся. Наверное, уровень адреналина в моей крови увеличивается вдвое – сердце бьётся как заполошное. На секунду мне даже хочется, чтобы он обернулся. Я люблю, когда всё идёт по плану, но порой мне хочется, чтобы всё вышло из-под контроля. Чтобы наша игра оказалась ещё острее, ещё опаснее. Но Аарон делает шаг вперёд, и я выдыхаю, расслабляясь. Сама не заметила, как успела принять стойку для ближнего боя. Хотя у меня совсем нет уверенности, что я бы выстояла против него в рукопашной схватке. Я быстрая и ловкая, но я видела, на что способен Аарон. Он бы с лёгкостью мог подмять меня под себя.

Аарон скрывается за дверью раздевалки, и ход времени для меня словно ускоряется. Мой план, который я готовила не один день, подходит к финалу. Меня немного трясёт от напряжения, и только силой воли удаётся успокоиться.

Толчок в спину выходит сильным, Аарон летит вперёд. Он пытается ухватиться за проходящие сбоку трубы. К одной из них я его и приковываю. Аарон ещё не успевает ничего понять, а я уже вытаскиваю из кобуры его пистолет и отбрасываю в сторону. Дверь раздевалки закрываю на замок, для надёжности подпираю одним из валяющихся рядом ящиков.

– Ты всё это спланировала, – констатирует Аарон. Даже сейчас он сохраняет спокойствие. Или делает вид. Он дёргает рукой, проверяя трубу на прочность. Но трубы здесь крепкие. Я точно знаю. – Снова играешь с нами.

По рации раздаётся голос Дирка:

– Эй, Аарон, ты в порядке?

Его свободная рука замирает над рацией. Изогнув бровь, я с усмешкой наблюдаю за ним. Аарон так и не берёт рацию, вновь переводя взгляд на меня.

– Тебе придётся меня ударить, чтобы вся эта ситуация выглядела правдоподобно. Иначе Дирк решит, что я тебя отпустил.

– Зачем мне это?

– Ты же хочешь и дальше именно с нами играть в кошки-мышки. – Арон уверен в собственных словах, и меня это задевает. Неужели это так очевидно? – Я тоже не прочь продолжить эту игру.

Делаю шаг к нему, до конца не понимая, обманывает он меня или же нет? Он может просто вырубить меня и дождаться Дирка. Иду ва-банк. На лицо натянута балаклава, а сверху очки ночного видео. Настоящие волосы спрятаны под красным париком. Очки я снимаю, потому что фонарь лежит рядом, и его света хватает, чтобы хорошо видеть Аарона. Моего лица за плотной чёрной тканью он не разглядит.

– То есть тебя эти игры заводят?

Глядя ему в глаза, пальцами провожу по ремню и опускаю руку ниже. Даже через ткань тонкой перчатки и форменных брюк ощущаю, что права. Прильнув к нему всем телом, жду, что он скрутит меня свободной рукой. Разоблачит и положит конец всем моим стараниям стать легендой в своём деле. Но в глубине души знаю: этого не будет. И Аарон оправдывает мои ожидания. Он притягивает меня к себе и крепко сжимает ягодицу. С силой и неприкрытым желанием.

– А тебя разве нет?

И время останавливается. Буквально на пару секунд его хватка становится слабее. Удивительно, но Аарону удаётся перехватить инициативу. На эти секунды он становится хозяином положения, который даёт мне последний шанс сбежать. Но бежать я не собираюсь. Да, спать с тем, кто не первый месяц пытается тебя поймать – плохая идея, но я откидываю сомнения прочь. Слишком велико желание прикоснуться к Аарону, провести руками по голой груди, ощутить вкус его губ. И всё же я вглядываюсь в его глаза, пытаясь понять, а каковы его мотивы? Он без слов понимает меня, отвечая на невысказанный вопрос:

– В конце концов, я снова тебя найду. И надену на тебя наручники. – Ловко, пусть и одной рукой, он приспускает с меня кожаные брюки. – Но это будет не сегодня.

Он грубо разворачивает меня, грудью прижав к трубам, к которым прикован. Я слышу звук расстегивающейся ширинки и шорох ткани.

– Аарон, твою мать, где ты? Тут такая территория, где тебя искать? – кричит в рацию Дирк.

– Почти что втроём, не думаешь? – горячее дыхание Аарона опаляет мне ухо.

Он не пытается стащить с меня балаклаву, лишь немного приподнимает край, оставляя дорожку из поцелуев вдоль шеи, и прижимается к моим ягодицам, доказывая собственную готовность. Во врага влюбиться тяжело, да я бы и не сделала подобной глупости. Но между нами явно есть что-то большее, чем отношения преступница/полицейский. И я хочу позволить себе этот секс, чтобы с помощью языка тела сказать Аарону то, о чём не стоит говорить вслух.

Мы нашли друг друга. Два человека, которые привыкли прятаться за масками.

Слегка выгибаюсь в пояснице и трусь о напряжённый член. Я дико хочу его, и моё терпение на исходе. Но похоже теперь Аарону хочется поиграть, пусть у нас совсем нет времени. Но, может, именно это так его заводит? Он с силой сжимает мне шею, не позволяя сделать вдох. И я хриплю, но возбуждаюсь ещё сильнее. Никто до него не позволял себе подобного.

– Терпение, воровка, – шепчет мне на ухо.

Он входит одним резким движением, одновременно разжимая пальцы на моём горле. Хватая ртом воздух, я ещё острее ощущаю каждый толчок. Он двигается нарочито медленно, вновь дразня меня. И мне мало. Я двигаю бёдрами, стараясь как можно сильнее насадиться на него. Протяжный стон срывается с губ, и жёсткая ладонь закрывает мне рот.

До нас доносится голос Дирка, но на этот раз не из рации.

 

– Аарон!

– Он не любит терять меня из виду, – Аарон явно произносит это с усмешкой.

Дирк продолжает звать его, и чем он ближе, тем сильнее и быстрее толчки Аарона. Обеими руками я вцепляюсь в трубу, чтобы не упасть. С трудом сдерживаю стоны, лишь еле слышно скуля в ладонь Аарона.

– Хотел бы я заставить тебя закричать.

Он двигается всё быстрее, с ожесточением прикусывая мне кожу в изгибе шеи. Словно дикий зверь, который стремится пометить свою самку. Я не выдерживаю первой, ноги подгибаются, когда меня накрывает волной удовольствия. Прикрываю глаза, почти повисая на руке Аарона, которой он перехватывает меня под грудью.

– В следующий раз я надену на тебя наручники, – обещает он мне, когда я прихожу в себя.

Он отпускает меня, и я быстро привожу себя в порядок. Дирк толкается в дверь с обратной стороны. Я подхватываю очки.

– Сначала тебе придётся меня поймать. – Под крики Дирка притягиваю Аарона к себе и целую прямо сквозь ткань балаклавы.

Уходя, прекрасно представляю нашу скорую встречу.

Глава 1

Неделю назад.

Пробираясь через гостиную к окну, Аарон обдумывает, насколько сильно им с Дирком влетит за опоздание. Вряд ли шеф станет церемониться. Отдёрнув штору, позволяет свету залить комнату.

– Вставай, Дирк! – Кроме пинка, тут вряд ли что-то поможет. Но даже после удара по пояснице друг лишь издаёт вздох, почти не слышный из-под одеяла, которым он укрыт с головой. – Дирк, я серьёзно! Нам пора в участок!

Не выдержав, Аарон стягивает с Дирка одеяло, и без особого удивления обнаруживает рядом с ним свернувшуюся калачиком девушку. По сравнению с Дирком она кажется особенно миниатюрной. Девушка открывает глаза и, ещё находясь в полусне, шарит рукой вокруг, видимо пытаясь найти одеяло. Но как только до неё доходит, что она явно не в своей кровати, а над ней нависает незнакомый парень, вскрикивает и руками прикрывает грудь.

Аарон со снисходительной усмешкой наблюдает за ней, затем переводит взгляд на Дирка. Он в своём репертуаре. Борется со стрессом после работы, как он это сам называет, постоянно заводя ничего не значащие интрижки.

Девушка быстро слезает с кровати и хватает с пола платье.

– Ванная дальше по коридору, налево.

Аарон уже и не помнит, сколько раз он произносил эту фразу по утрам, оставшись ночевать в квартире Дирка.

– Мог бы и повежливее обходиться с моими дамами. – Дирк усаживается на кровати, при этом выглядит так, словно не он только что крепко спал после бурной ночи.

– Если бы хоть одна из них задержалась у тебя дольше, чем на один раз, я бы не грубил.

Дирк в ответ только усмехается. Он не успевает встать, как раздаётся хлопок входной двери.

– Хм, какая оперативность, – смеётся Аарон. – Даже номер телефона не оставила. Не особо-то ты её заинтересовал.

Дирк дёргается от последних слов, но почти сразу берёт себя в руки.

– Напоминаю, мы опаздываем. Собирайся. Кофе в машине.

Аарон оставляет Дирка, направляясь к выходу. На ходу поправляет форму, проверяет застёгнута ли кобура и на месте ли значок. Простые в своей сути действия помогают обрести душевное равновесие. Аарон любит, чтобы всё было на своих местах.

Дирк же позволяет себе небрежность. Иногда Аарону кажется, что всё, чему его учили в академии, всё больше куда-то испаряется. По рассказам отца, Аарон помнит, каким был отец Дирка. Именно в него друг постепенно и превращается, сам того не подозревая. Дирк ненавидел отца за то, что тому легче было найти подружку на ночь, чем работать над отношениями с женой и решать семейные проблемы. А в итоге сам идёт по его стопам.

– И чего стоишь? – Дирк задевает его, замершего в дверном проёме, плечом и выходит на лестничную клетку. – Дверь закрой.

Аарона порой раздражает, что ему приходится сглаживать острые углы в характере друга. Причем не только в личном общении, но и для окружающих. Но он в очередной раз лишь качает головой.

Дирк, закинув назад бумаги, разваливается на переднем пассажирском сиденье.

– Не напрягайся ты так, я аккуратно. – Вынув стаканчик кофе из подставки, снимает крышку.

Аарона это раздражает. Одно резкое торможение, и Дирк уделает этим кофе и себя, и салон. Но своё раздражение Аарон душит в зародыше, потому что, как ни странно, на его памяти Дирк ещё ни разу не расплескал содержимое стаканчика.

– И чего Гордон так разнервничался? – Дирк просматривает телефон. – Почему он вечно именно мне пишет матерные сообщения? – Сделав глоток, Дирк усмехается. – Хотя стоит признать, что читаются они очень смешно.

– Только не зли его, ладно? Там что-то серьёзное случилось.

– Может, включим мигалку? – Дирк тянется к кнопке, подначивая Дирка. Но стоит поймать недовольный взгляд Аарона, со смехом убирает руку. – Всё, понял.

К участку они подъезжают минут через пятнадцать. Дирк молчит всю дорогу, что для него удивительно. Аарон паркуется на только что освободившемся месте. Им сигналят из чёрного форда, который они опередили.

– Ага, конечно! – улыбается Дирк. – Дорогу закону!

Они оба выходят из машины и направляются по широкой лестнице наверх. Навстречу им ведут женщину средних лет с ярким, но немного потёкшим макияжем.

– Жанна, милая, ты чего, снова? – Дирк, поравнявшись с ней, с нарочитым удивлением приподнимает бровь. – Как же ты так? Не дождалась меня…

– Дирк, лапуля, не завидуй, что удача тщательно меня обыскать выпала твоим коллегам. – Жанна вытягивает губы уточкой, собираясь едва ли не поцеловать Дирка.

– Давай как-нибудь без ласк. – Пятится от неё Дирк.

И, продолжая улыбаться, догоняет Аарона.

– Это обязательно? – недовольно морщится Аарон.

Вопрос остаётся без ответа.

Пока они ждут лифта, к ним сзади подбегает запыхавшаяся девушка. Остановившись, она плотнее прижимает к груди охапку папок, одновременно стараясь поправить сползающую с плеча сумку. Аарон улавливает лёгкий цветочный запах, исходящий от её разгоряченного после забега тела. С трудом сдерживает себя, чтобы не повернуться. Вряд ли девушке понравится, если она окажется нос к носу с незнакомым полицейским.

– Ну что, сразу к Гордону? – спрашивает Дирк, первым шагая в открывшиеся двери лифта.

Девушка заходит вслед за ними, но быстро поворачивается к ним спиной, встав так, что Аарон не успевает рассмотреть её лицо.

– Вам на какой этаж? – уточняет он.

На его любезность Дирк реагирует смешком, при это откровенно разглядывая задницу девушки, плотно обтянутую узкой юбкой.

– На пятый.

Аарон нажимает нужную кнопку, чуть сдвинувшись вбок. Надеется, что так сможет разглядеть лицо девушки, потому что внутри появляется стойкое ощущение, что с ней что-то не так. Он пока сам не понимает, что именно его смущает. Наверное, её голос показался знакомым. Но рассмотреть её не получается – распущенные тёмные волосы скрывают профиль.

Лифт останавливается на нужном этаже. Створки медленно разъезжаются в стороны, являя их взглядам разгневанного шефа. Он, словно и не заметив девушку, наставляет на Аарона и Дирка указательный палец и зло выдыхает:

– Вы! Ко мне в кабинет, быстро!

Но никто не успевает и пошевелиться, потому что девушка негромко, но твёрдо произносит:

– Привет, папа.

Глава 2

– Нэнси? – В изумлении Дирк замирает, стоя в лифте, и приходит в себя только, когда двери начинают медленно съезжаться, намереваясь оставить его внутри. – Нэнси Дрю?

Полудетское прозвище «Дрю» само срывается с губ, и Дирка словно током бьёт от осознания, что ему не привиделось. И шикарная задница, которую он рассматривал ещё секунду назад, принадлежит ей.

– Дирк, черти тебя раздери, ты говоришь с моей дочерью! И, боже ты мой, вы уже не дети, в конце концов! Прояви хоть каплю уважения. Оба быстро в мой кабинет! – Махнув Дирку и Аарону, шеф Гордон переводит взгляд на Нэнси: – Я скоро.

Дирк досадливо морщится. Шеф точно не успокоится, пока не отчитает их с Аароном как мальчишек. Да так, что стены будут дрожать. Провожает Гордона взглядом, пока тот, чеканя шаг, идёт в сторону кабинета. Но предстоящая взбучка не особо волнует. Все мысли сосредоточены только на Нэнси. К ней он разворачивается сразу, стоит шефу скрыться за поворотом.

– Серьёзно, Нэнси Дрю? – Дирк хлопает в ладоши, подходя ближе. – Быть не может! А ты изменилась! – Он обводит её красноречивым взглядом, задерживаясь на груди. – Подросла… В отдельных местах.

– Зато ты – нет. Всё такой же раздолбай.

Нэнси смотрит ему в глаза. Чуть вздёргивает подбородок, как будто стараясь выглядеть увереннее, чем есть на самом деле. Намётанным взглядом Дирк это замечает, и усмехается. Делает шаг к ней, но Аарон плечом оттирает его в сторону.

– Ты и правда изменилась, – он тепло ей улыбается. – Извини этого… – Аарон отвешивает Дирку шутливый подзатыльник.

– Снова ты за него извиняешься, – тихо смеётся в ответ Нэнси. – Прям как в детстве. Он косячит, ты всё исправляешь. И как ты только решился взять его в напарники?

– Эй, я вообще-то здесь, – возмущённо выговаривает Дирк, протискиваясь между ними. – Давай помогу, – чуть извиняющимся, но одновременно непререкаемым тоном предлагает он.

Забирая папки из её рук, задевает запястье. Задерживает пальцы на обнажённой коже, замечая, как Нэнси вздрагивает от этого прикосновения. Осторожно, но решительно она отстраняется. Улыбка продолжает играть на её губах, но теперь Дирк сильно сомневается насчёт того, насколько она искренна. Во всяком случае по отношению к нему. Они слишком давно не виделись… И не слишком хорошо расстались, чтобы просто и без неловкости внезапно возобновить милое общение. Да и не умеет он быть милым.

– Пойдёмте уже, поговорим.

Дирк дёргает плечом, стараясь избавиться от ощущения, что сделал что-то не так. Ловит на себе прищуренный взгляд Аарона. Еле заметно кивает ему, беззвучно говоря, что помнит об их договорённости, к которой пришли много лет назад: Нэнси трогать нельзя. Никому из них.

Нэнси идёт впереди, не оглядываясь. Её бёдра покачиваются из стороны в сторону. Мягко и желанно. И Дирк как заворожённый не сводит с них взгляда. Даже в одежде она выглядит настолько сексуально, что он мгновенно забывает о том, о чём только что напоминал Аарон. Однако мгновенный взгляд в сторону друга показывает, что и ему похоже память отшибло.

Дирк поддевает его плечом, молча указывая на Нэнси. И по блеску его глаз видит, что был прав в своей догадке.

– Она и правда выросла, – шепчет Аарон.

Дирк пытается отвлечься и вернуть контроль над собственными мыслями, но перед глазами так и крутится чёртова юбка. Туда-сюда. Туда-сюда.

Кабинет Гордона открыт. Нэнси заходит внутрь, чувствуя себя как дома. Неудивительно. Когда-то они бегали здесь все вместе. Шефом тогда был Перкенс. Он грозился им пальцем, покручивая свободной рукой усы. И в них же улыбаясь, когда думал, что они этого не видят. Вот только со временем эта улыбка сменилась совсем другими словами: «Эти мальчишки плохо влияют на Нэнси. С ними девочка будет в опасности». Дирк тогда возненавидел Перкинса за это, потому что был готов отдать за Нэнси жизнь, впрочем, как и Аарон. И ему совсем не нравилось, что отец Нэнси прислушивается к старому пердуну.

Хотя сейчас, глядя на Нэнси, Дирк понимает: Перкинс был прав. Похоже их с Аароном отсутствие в её жизни пошло ей на пользу. Она стала не только сексуальнее, но и увереннее в себе. Дирка это осознание злит и он сжимает пальцы в кулак, понимая, что начинает не на шутку заводиться.

Нэнси усаживается за рабочий стол отца, аккуратно поправляет папки с делами и складывает листы в стопку в определённом порядке, словно точно зная, что и где должно лежать.

– Вообще-то это стол шефа полиции, а не офисного планктона. – Дирк старается её уколоть, осознанно или нет возвращаясь к тому стилю общения, что был принят между ними в прошлом. Но Нэнси его как будто не слышит: – Эй, Дрю, я с тобой разговариваю!

– Расслабься уже, Дирк, – лениво отзывается она. – Меня не интересуют ваши полицейские дела, а заняться чем-то надо. Поддержать цивилизованную беседу ты вряд ли сможешь.

Дирк хлопает дверью так, что наверняка слышно на другом конце коридора, и в секунду преодолев расстояние между ними, оказываясь перед Нэнси. Сам не понимает, что злит его так, что всего парой фраз она выводит его из себя. Может, самим фактом своего появления? Может, тем, что пытается показать, какой сильной стала? Дирк понимает только одно – его привычный мир крошится на острые осколки стоило ей вернуться.

– Что и следовало ожидать, решать проблемы привык или силой или с помощью пистолета. – Нэнси опускает глаза на край стола, который он сжимает. – Не мою ли шею представляешь под своими пальцами? – Она смотрит на него с победоносной улыбкой, и от этого Дирк звереет ещё сильнее.

 

– Такая ты смелая стала, ага, так я и поверил.

Дирк огибает стол и наклоняется к ней. Теперь их разделяет только сбившееся горячее дыхание. Нэнси почти незаметно, самую малость, но отклоняется назад. И в её глазах мелькает – страх? Нет, не только… Страх, смешанный с предвкушением. Теперь очередь Дирка торжествующе улыбаться – она всё ещё та девчонка, которая пыталась противостоять его напору, но неизменно проигрывала.

– Дирк, остынь. – Аарон хватает его за плечо, оттягивая назад.

– Не лезь, девочка теперь взрослая, мы уж сами разберёмся. – Дирк сбивает руку друга с плеча.

Нэнси, хмыкнув, ёрзает на крутящемся стуле, словно ища более удобное положение. И словно невзначай складывая руки на груди. Она пытается развернуться к столу, но Дирк хватается за спинку стула, не позволяя ей сделать этого. Снова склонившись к ней, шепчет, почти касаясь губами нежной кожи под ушком:

– Так ты хочешь поиграть? Теперь ты выросла?

Нэнси отвечает не сразу, но Дирк и не торопит её, с нескрываемым удовольствием наблюдая, как нервно она облизывает накрашенные блеском губы и слегка краснеет. Она не забыла прошлое, как и он, как, наверняка, и Аарон. Да и вряд ли это вообще возможно. Их история далека от совершенства, но это не то, что Дирк хотел бы забыть.

– Разве я когда-нибудь отказывалась от игр с вами? – Нэнси приподнимается над креслом, утыкаясь носом в щеку Дирка. – Так ты помнишь, как всё было, Дирк?


Издательство:
Автор
Поделиться: