Litres Baner
Название книги:

Ответ священника. Слова любви, надежды и веры

Автор:
Коллектив авторов
Ответ священника. Слова любви, надежды и веры

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Некоммерческая организация Фонд православного телевидения, 2021

© ООО «Издательство «Эксмо», 2021



Вступительное слово

Церковь делает много, очень много – в армии и в больницах, в чрезвычайных ситуациях и на вокзалах среди бедных, в домах милосердия и в кризисных центрах для беременных… Но мне кажется, главное дело Церкви совершается совсем тихо и чаще всего незаметно. Главное дело Церкви совершается в разговоре двух людей: священника и того, кому его слово сейчас очень нужно. В тихом, иногда в полумраке храма, при треске одной свечки – разговоре.

Я по себе знаю, на что способно слово священника – оно умеет миновать какие – то наносные преграды и ворваться прямо в сердце, все там или переворошив, или, наоборот, расставив по своим местам.

И после такого разговора ты выходишь другим – в какой-то другой как будто бы мир и начинаешь – просто потому, что уже иначе не можешь, – этот мир менять, делать его добрее и лучше.

Потому что благодать – та самая, которая заходит в сердце со словом священника – это очень созидательная энергия. Она не может просто так в тебе самом успокоиться, она делает тебя чуть-чуть похожим на Бога. А значит, подталкивает тоже творить. Действовать.

И это главное чудо Церкви – Она делает нас другими. Через слово священника. Через свои Таинства. В церкви в нас начинает действовать Бог.

Если бы не Его благодать – церкви бы стояли пустыми. Если бы не эта благодать, которую каждый может в себе опытно узнать, – было бы желание, – то вся та клевета на Церковь, которая повторяется по кругу столетиями, – примерно по одним и тем же штампам, – имела бы успех. А она рассыпается. Потому что, если спрашивать себя честно, – не о внешних поводах, почему мне в церкви не быть (потому что вот написали на каком-то сайте про батюшку на дорогой машине, хотя я, честно говоря, ни одного такого не знаю), а о том, что действительно важно: о жизни и смерти, о том, почему все так, а не иначе, почему я один, почему мои отношения с родными и близкими такие, а не другие, почему в жизни все крушится, почему приходит болезнь, а «время тихой сапой убивает маму с папой»?.. если только честно ставить эти вопросы и честно искать на них ответы – а не искать невозможно, – то с этими ответами можно узнать… Бога.


Это уже второй том книги по популярнейшему проекту телеканала «СПАС» «Ответ священника». И снова самые главные вопросы. И снова очень простые, выстреливающие в самое сердце ответы. На этот раз не только от батюшек, которых все знают по ежедневному эфиру телеканала «СПАС», но и от епископов и митрополитов нашей церкви, которые в первую очередь тоже священники.


Вчитываясь в этот второй том, я снова ощущаю то, что ощутил когда-то, когда первый раз заговорил осмысленно с батюшкой, – что «Ответ священника» способен все изменить в твоей жизни. Надо только решиться задать вопрос.

Борис Корчевников,
генеральный директортелеканала «СПАС»

Предисловие

Второе издание книги «Ответ священника» совпало с очень непростым периодом в жизни многих из нас. Стремительные изменения в мире, связанные с пандемией, еще долгое время будут наводить нас на разного рода размышления, подвергать переоценке привычные ценности и уклад жизни, а также вызывать споры и искать подсказки на страницах Священного Писания. Поэтому мы обращаем внимание читателей на то, что на страницах книги может встречаться образ «последних времен» в качестве метафоры, однако свое отношение к происходящему священники четко излагают в заключительной, двенадцатой, главе.

Данная книга, как и предыдущая часть, – результат трудов многих людей: и священников, которые «дежурят» на «горячей линии» телеканала «СПАС», неустанно отвечая на вопросы, и ведущих канала, которые своими уточнениями и дополнениями помогают внести ясность в темы, и всех участников издательского процесса, и прежде всего зрителей, благодаря которым программа живет, процветает, остается востребованной и даже перерождается в текст. Книга базируется на двенадцати главах, некоторые из которых, возможно, станут традиционными для последующих частей «Ответа священника», так же как неизменны наши интересы, связанные с семьей, с поиском своей половины, как востребованы темы здоровья, поиска призвания, как актуальны запросы о помощи близким, попавшим в беду, или поминовении тех, кто нам дорог, но перешел в мир иной.

Священники неформально подходили к вопросам телезрителей и многие темы раскрывали на примере личных историй, радостей и огорчений.

Напоминаем, что задать вопросы вы можете, позвонив на «горячую» линию программы, или на сайте телеканала «СПАС» spastv.ru

Глава 1
Страдания и болезни. Как должен принимать их христианин?

Тема здоровья остается актуальной на протяжении всей жизни человека, поэтому в данной главе мы постарались раскрыть ее многосторонне, отразив разные точки зрения. В этой главе на вопросы отвечали иерей Павел Островский, архимандрит Савва (Мажуко), иерей Григорий Геронимус, протоиерей Михаил Зазвонов, иерей Валерий Духанин, иеромонах Сергий (Филиппов), протоиерей Федор Бородин, протоиерей Василий Гелеван, епископ Скопинский и Шацкий Питирим (Творогов), иерей Иоанн Тераудс, протоиерей Алексей Батаногов, протоиерей Игорь Фомин, игумен Лука (Степанов), протоиерей Александр Ильяшенко, протоиерей Федор Бородин.

Ситуация с пандемией не оставила в стороне никого, и множество вопросов, поступивших и до сих пор продолжающих поступать к священникам, связано с вирусом, опасением за здоровье свое и близких, страхом заразиться COVID-19. Перемены, затронувшие весь мир, сказались и на жизни Церкви: весной были закрыты храмы, и людям пришлось провести Светлую Пасху и множество значимых дат в узком кругу своих близких или в одиночестве перед телевизором, а присоединиться к церковной службе стало возможно лишь с помощью средств медийной связи. Новые обстоятельства и ограничения выбили людей из привычной колеи, заставили пересмотреть свои ценности, приоритеты, уклад жизни. Многие испытали стресс и растерянность, и потому неудивительно, что некоторые вопросы звучат практически с упреком:

«Меня сильно беспокоит ситуация, связанная с пандемией: закрыли храмы и стали советовать не ходить на богослужения, потому что можно заразить других людей. А ведь раньше, когда священникам задавали вопрос: “Можно ли заразиться в храме, в частности, на причастии?”, то многие священники отвечали: “Да что вы! Еще неизвестны случаи, чтобы люди заразились!” Почему же в тех ситуациях не отвечали: “Да, можно заразиться, потому что на все воля Божья. Это ваше решение: ходить или не ходить в храм. Боитесь – не ходите. Уповаете на волю Божью – ходите”. Как относиться к тому, что сейчас начался уклон Церкви в другую сторону?»

Отвечает иерей Павел Островский

Приведу пример: когда я женился, у меня были некоторые представления о браке и о семейных буднях, о том, как я буду общаться с женой, как у нас все будет хорошо и гладко, но жизнь стала расставлять все по местам, и оказалось, что я совершенно не готов к браку, я допускал ошибки и совершал неверные действия. Все то же самое касается и ковида. Сейчас легко, сидя на диване, рассуждать о том, как с самого начала нужно было поступать, как нужно было вести разъяснительную работу, но никто не был готов к пандемии, не знал, как себя вести. Делали то, что могли: совещались и принимали решения, чтобы облегчить последствия пандемии. Мне в целом не нравится критикующий тон в адрес священноначалия и поиск виноватых, нужно на минуточку допустить, что сверху виднее, что происходит внизу. Ни разу не слышал ни от одного священнослужителя на телеканале «СПАС», что «в храме нельзя заразиться». Нельзя заразиться через Таинство Святого Причастия – это, безусловно, так. Любой священник подтвердит: через Таинство Святого Причастия заразиться невозможно, а вот мы друг от друга заразиться можем, и об этом говорили всегда и многократно – и я, и другие. Я уже давно на телеканале «СПАС» отвечаю на вопросы и постоянно напоминаю зрителям: если вы болеете, оставайтесь дома, потому что в храме вы можете заразить людей. И даже если у вас не коронавирус, а обычная простуда, вы будете людей смущать, когда начнете кашлять, чихать. Люди будут переживать, что вы их можете заразить, отвлекаться от молитвы.

Наверное, некоторых людей смущает то, что стали проводить дезинфекцию лжицы в момент Причастия. Но мы обязаны соблюдать те меры, которые установили светские власти, чтобы хотя бы не развязать братоубийственную религиозную войну. Можно было, наверное, сказать: «Вы нам не указ!» и в итоге спровоцировать критику в адрес Церкви. Светские люди от власти, которые не знакомы в полной мере с тонкостями церковного учения и которым уже просто некогда было вникать в детали в связи с уровнем ответственности и задач, возложенных на них в связи с пандемией, просили, чтобы мы соблюдали меры безопасности, и мы их соблюдаем, потому что они допустимы. Некоторые говорят, что способ Причащения (через одну лжицу) – не гигиеничен. Я, как священнослужитель, не слишком обращаю на это внимание, потому что сам после каждой литургии потребляю Святые Дары и при этом ничем не заражаюсь. Дезинфекцию лжицы мы проводим не из-за неверия в Таинство, а из снисхождения к людям.

Очень рекомендую всем помолиться Пресвятой Богородице и успокоиться. Я тоже человек немощный, у меня много грехов, и, бывает, также впадаю в состояние уныния. И тогда ловлю себя на мысли: «Где во мне христианин?!» Не то что священник, где вообще христианин?! И, обращаясь к Пречистой Деве, чувствую, как благодать наполняет силами, потом и радость, и мир возвращаются в душу.

 

Подобные вопросы поступают не только о Святом Причастии, но и прикладывании к кресту и иконам. Телезрительница спрашивает:

«Помогите не ошибиться во мнении: хожу в храм, поклоняюсь иконам и мощам. В последний раз прикладывалась к мощам святого, привезенным к нам в город, и спустя день заболела простудой. Муж говорит, что раньше эпидемии чумы распространялись от того, что в церкви все целуют один и тот же крест и иконы. Помогите развеять сомнения».

Отвечает архимандрит Савва (Мажуко)

Это интересный вопрос с длинной историей, потому что в историографии мы можем найти массу образцов подобного рода происшествий. Например, в Москве, во время эпидемии чумы, был убит архиепископ Московский Амвросий Зертис-Каменский. Последняя вспышка эпидемии чумы, пришедшая в Москву из Северного Причерноморья во время Русско-турецкой войны в 1770–1772 годах, умирало много больных ежедневно, начались беспорядки, паника и бунты. Началом восстания послужил запрет архиепископа Амвросия (Зертис-Каменского) на проведение молебнов у Боголюбской иконы Божией Матери, находившейся у Варварских ворот Китай-города. Архиепископ пытался пресечь массовое скопление народа, чтобы чума не распространилась по городу, и тогда разъяренная толпа убила архиепископа, разграбила Чудов и Донской монастыри, после чего стала громить богатые дома и больницы.

Дело в том, что во время массовых эпидемий сложилась такая традиция: после того в церковь приносили святыни, были зарегистрированы многочисленные факты исцелений, несмотря на то что огромное скопление народа находилось в одном месте, тем не менее, люди исцелялись. Сейчас мы о болезнях знаем гораздо больше, чем знали люди прошлых столетий, поэтому нам следует соблюдать нормы гигиены.

С другой стороны, вопрос имеет логическую подоснову: как человек может точно определить, что между простудой и прикладыванием к мощам существует причинно-следственная связь? Это известная логическая ошибка: принимать ситуацию «после этого» за ситуацию «вследствие этого». Вполне можно было простудиться после посещения храма и прикладывания к мощам. К тому же, хочу поправить автора вопроса: мы, православные люди, не употребляем относительно мощей и икон глагол «поклоняться». Корректнее было бы говорить «почитать», потому что мы поклоняемся только Господу Богу нашему, а иконы, святыни, мощи мы почитаем. У нас, бывает, срабатывает социальный инстинкт, который называют «стадным»: все побежали к мощам – и я тоже побежал. Все же целуют мощи! И мы думаем: «Во мне, как в православном человеке, должно же быть желание, я же должен хотеть приложиться к мощам!» Но нет ничего страшного в том, если вы не хотите приложиться, прикладывание к мощам – это событие, паломничество, личная духовная история каждого. И одному человеку она подходит, другому не подходит, поэтому данный вопрос шире, чем кажется на первый взгляд, и он больше, чем спор о том, сопровождают ли эпидемии почитание мощей, поклонение и так далее. Кроме того, в христианской традиции существовали разные формы почитания, то есть необязательно именно прикладываться.

Когда я учился в Московской семинарии, у студентов было принято по утрам, перед занятиями, подходить к мощам преподобного Сергия Радонежского. Поскольку я до сих пор любитель поспать, я пропускал нужное время и подходил тогда, когда вокруг мощей было очень много людей. И я просто приближался к стеночке Троицкого собора, целовал ее (иногда не целовал, а склонял голову) и говорил: «Доброе утро, преподобный Сергий!» И я чувствовал, что он меня слышит, и этого было достаточно. Необязательно целовать, открывать мощи, убирать стекло и тому подобное, потому что общение со святым или с Богом происходит внутри, это личная встреча. И акцент нужно делать не на внешних формах, которые важны на своем месте, а на внутреннем событии, которое неповторимо и имеет ваш личный почерк.

«В чем могут выражаться нововведения в Церкви в связи с пандемией (дистанция, обязательное ношение маски, термометрия, ограничения для возрастных прихожан)? Возможны ли какие-то кардинальные изменения в церковной традиции?»

Отвечают протоирей Михаил Зазвонов и иерей Григорий Геронимус

Жизнь, скорее всего, уже не будет как прежде из-за пандемии, которая оставит свой оттиск на наших буднях и нашем мировоззрении. Оставит она след и в церковной жизни тоже. Так было всегда, не надо думать, что именно сейчас вносятся какие-то особенные изменения. Например, и во время чумы, и после нее были люди, которые со вниманием относились к санитарным нормам и меняли свое поведение. Менялись и церковные привычки. Я думаю, что после пандемии тоже так будет. Например, если раньше, по старой древней традиции, с почтением к священнику после благословения прихожане прикладывались к его руке, то сейчас, скорее всего, священники (даже когда минует опасность заразиться вирусом) чаще будут класть руку на голову прихожанам в знак того, чтобы благодать коснулась этого человека. Думаю, что многие сохранят новую, уже сформировавшуюся традицию причащения, которая сейчас сложилась (использование индивидуальной платы), это оказалось в какой-то степени более удобно. Тем более что есть вероятность того, что пандемия будет нас преследовать продолжительное время, мы должны с любовью и вниманием относиться к наших прихожанам, мы их любим, хотим, чтобы они жили и были здоровы. Конечно, со временем необходимость сохранять социальную дистанцию уйдет, и, скорее всего, дистанция не сохранится как необходимость. Но какие-то формы, во-первых, использование при помазании индивидуальных палочек, собеседование без покрывания головы исповедующегося епитрахилью, как это было раньше на исповеди, когда батюшки беседовали тет-а-тет. Сейчас, наверное, будет более привычный, более цивилизованный, назовем его так, вариант. Все хорошее и полезное Церковь оставит и после завершения пандемии, а какие-то ненужные моменты будут сходить на нет.

Есть вещи, которые неизменяемы: два плюс два всегда четыре. И Господь наш Бог и человек, все, о чем мы говорим в Символе веры, никогда не изменятся, это истина на все века. А есть вещи чисто обрядовые, которые относятся к той или иной эпохе и всегда в Церкви менялись в соответствии с потребностями эпохи. И те меры, которые сейчас вводятся во всех храмах, это как раз нужная вещь, которую нужно соблюдать.

«Расскажите о периодах в истории Церкви, когда люди не могли посещать храмы из-за эпидемий. В каких странах это было и как долго продолжалось?»

Отвечают протоирей Михаил Зазвонов и иерей Григорий Геронимус

Все в мире часто повторяется, и мы ничего нового не находим: были испанка, чума, холера. Знаменитая Болдинская осень в жизни Пушкина, когда он остался закрытым в своем поместье в Нижегородской губернии, совпала с карантином, люди не выходили из дома, карантин был наложен и на богослужение. Мы знаем, что на Руси это была частая практика: при больших вспышках чумы, холеры и других заразных болезней издавались указы императора, запрещающие совершать богослужения. А иногда выходили запреты под угрозой тюрьмы для тех священнослужителей, которые спешили в дома больных людей. В такие моменты нужно расставлять приоритеты и понимать, что, может быть, мы долго не сможем причащаться, может быть, неудобно, придется дома молиться, но это ради любви к ближнему, чтобы никто не погиб, но жил! И имел жизнь вечную, конечно же. Случалось подобное и на Руси, и на Западе. Кстати, у католиков причастие только в виде облатки, пресного хлеба, который они святой кровью не напояют, а индивидуально священник каждому ее кладет. Данная традиция возникла именно после одной из пандемий, и это сподвигло католиков к изменению. На сегодняшний день нет необходимости, чтоб мы что-то меняли у себя, Священный синод дал нам хорошие инструменты для того, чтобы сохранить и напитать наших прихожан и телом, и кровью Христовой, и безопасно все это сделать. Но в разные времена были разные ограничения, мы справлялись, и думаю, что будем справляться и в будущем.

Все, что делается в Церкви, должно быть ко благу и сохранению жизни и прежде всего вечной жизни человека.

«Является ли пандемия наказанием за бездуховность и грехи людей?»

Отвечают иерей Валерий Духанин и иеромонах Сергий (Филиппов)

Прямо утверждать, что все то, что с нами происходит, является или благословением, или наказанием Божиим, наверное, не совсем верно. Мы должны посмотреть историю и человечества, и наших прародителей Адама и Евы, посмотреть на то, что их грехопадение, то есть ослушание воли Божией, которое произошло в раю, привело к тому, что грех вошел в жизнь, и человеческая история, и жизнь Вселенной пошли не по тому пути, который Господь задумал изначально, и привели не к тому, к чему он призывал. И вот этот естественный ход истории, когда грех господствует, и вместе с грехом в нашей жизни появляются болезни, страдания, смерть, и ведет к тому, что здесь уже Бог и не вмешивается, я так думаю. Конечно, Господь управляет жизнью и Вселенной, и каждого из нас, но вину за то, что происходит, несем мы сами. И чудо Божие, когда Он вмешивается в естественный ход нашей человеческой истории и в жизнь конкретного человека. Человек совершает грех, от этого болеет, страдает и в итоге умирает, а Господь исцеляет его от этой тяжелой и неизлечимой болезни, вот это чудо Божие! Ситуация с пандемией многих подвела к тому, чтобы задуматься: почему так происходит? Когда болезнь угрожает не одному человеку, а многим, и как волна накатывает, потом отходит, потом опять накатывает, забирает близких и знакомых, и мы получаем известия о том, что и наши знакомые покидают этот мир.

Вспомним из катехизиса, что «промыслом Божиим Господь все направляет ко благу, даже те неприятные ситуации, которые случаются, и пытается нас вразумить как воспитатель, как родитель, который взял нас за руку и ведет. Поэтому напрямую говорить, что Бог нас наказывает пандемией, я бы не стал, мне кажется, это непедагогично с точки зрения православных священников, но порассуждать и сделать выводы: почему это происходит и к чему Господь нас призывает? – мы должны.

Иеромонах Сергий (Филиппов)

Часто люди под воздействием страха начинают думать, что всюду какое-то наказание и Господь за нами наблюдает, чтобы подвергнуть тому или иному наказанию, на самом деле все наши беды потому, что мы уже потеряли рай, человек – существо падшее, и хочешь не хочешь, а падший человек будет страдать. Но Господь нас через это воспитывает, а не наказывает, он ведет как отец ребенка за руку, иногда воспитание бывает в чем-то и строгим, но в целом пандемия показала, что нельзя прилепляться к комфорту, хотя, казалось бы, XXI век, столько изобретений, вовсю бороздим космос, а появился вирус и показал нашу неподготовленность ко многим вопросам.

«Говорят, “на все воля Божья”. Какой урок, какие выводы должны извлечь из происходящего православные христиане?»

Отвечают иерей Григорий Геронимус, протоирей Михаил Зазвонов, иерей Валерий Духанин и иеромонах Сергий (Филиппов)

Действительно, есть такое выражение: «На все воля Божья». Если говорить совсем точно, то мы должны разделять, что есть события, которые происходят по воле Божьей, а есть события, которые происходят по попущению Божиему. Вот если я после выступления на программе пойду и кого-нибудь обижу или что-нибудь сделаю нехорошее, то это, конечно же, не по воле Божией. Господь не хочет, чтобы я (как и все мы) кого-то обижали, это будет мой грех и попущение Божие. Что значит «попущение»? Что даже плохие события, которые не должны бы происходить, которые являются нашими грехами, Господь все равно как-то включает в свой промысел, зло обращает ко благу, через зло нас научает. И пандемия, которая сейчас произошла во всем мире, это скорбное и очень трудное для нас событие, но и в этом мы должны видеть действие промысла Божьего.

Святые отцы нас учат что все: и радости, и скорби, и доброе, и злое – мы должны принимать из руки Божией, благодаря и прославляя Бога.

Иерей Григорий Геронимус

И уроков из этого опыта можно вывести много. Из того, что произошло, мы можем понять, как важен для всех нас храм, как наши люди истосковались по храму, по возможности вместе собираться, прославлять Бога, причащаться Святых Христовых Тайн, особенно когда двери наших храмов (в Москве по крайней мере) были закрыты вовсе, и богослужения совершались при закрытых дверях. Понимание того, как нам без храма тяжело, – это главный урок пандемии. Как нам важно общаться, как важно иметь любовь к ближнему, как дорого это общение, что мы теряем, когда лишаемся общения, как нам важно заботиться друг о друге. Сейчас мы с нашими прихожанами тоже встречаемся не лично, а виртуально, проводим занятия, беседы, встречи, в чем-то это парадоксальным образом сплотило наш приход, мы вроде далеко, и при этом, наоборот, больше сплотились, узнали, какие у кого обстоятельства жизни, люди стали больше о себе рассказывать. Вот такое внимание и любовь друг к другу, забота друг о друге, мне кажется, это и есть главный урок пандемии.

 

Очень часто нам, священникам, приходится слышать оправдание и отговорку о том, что «на все воля Божья», так люди взваливают ответственность за все происходящее (и хорошее, и плохое) на Бога. Я думаю, что не на все воля Божья, это неправильная формулировка, воли Божией на грех нет, Господь может попускать происходить греху в нашей жизни и случаться каким-то плохим ситуациям (болезни, смерти, как мы уже говорили ранее, как естественному ходу человеческой истории), когда человек пытается такое сказать, то он пытается сформулировать следующую мысль – все зависит от Бога. Это так: и наша жизнь, и жизнь Вселенной зависят от Бога, если бы Господь не давал нам жизнь, то мы бы здесь не существовали. Но от нас зависит, каким путем мы пойдем: путем греха или путем добродетели. Если вернуться к вопросу о том, какие уроки следует извлечь из пандемии и из тех ситуаций, которые с нами случаются, вывод такой, что мы люди немощные, мы в своем земном бытии смертные, то есть подвержены болезням, страданиям и смерти, и поэтому нам время зря терять не надо. Особенно христианам, у которых есть смысл земного бытия, есть цель, к которой мы движемся путем падений, восстаний, ошибок, проб, которые мы делаем, но мы должны делать правильные выводы. Мы в нашем земном и в любом бытии зависим от Бога, мы имеем смысл нашего бытия, существования, и мы должны найти этот смысл. Как христиане мы должны по-христиански строить свою жизнь, а не пребывать в расслаблении и грехе, как живут люди неверующие. Мы несем ответственность и за себя, и за близких, и за всех, кто находится в поле нашей жизненной деятельности.

Нет воли Божией на человеческую глупость, на расхлябанность, на беспечность и грехи, понятно, что Господь что-то попускает, потому что человеку дано пространство автономии, возможность проявить себя. Как человек хочет себя проявить: в добре или во зле? Спасти свою душу или погубить? Нужно очень аккуратно относиться к тому, что нам дан дар выбора, и этим выбором мы либо спасем свою душу, либо погубим.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Эксмо
Поделиться: