Название книги:

«Тени» звёзд

Автор:
Ольга Анатольевна Чумаченко
«Тени» звёзд

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1 (Серебряная "змейка")

  Я думала, что это всё, закончен мой жизненный путь. Оборвётся "ниточка" в бескрайних степях чужой, но такой родной планеты. Дикое зверьё растащит наши косточки, если что-то ещё останется после шакалов. Вырваться из рук рабовладельцев оказалось проще, чем из цепких лап зверья. Но уж лучше зверьё, чем постыдное дело. Искать убежище в родных краях – единственное, что тогда пришло в голову. Но начну с того самого момента, когда я встретила его – "ящера" с кожей цвета серебра по имени Аррин. Даже не знаю, почему он так запал мне в сердце. А тогда, шесть лет назад, разорвать его хотелось на сотни маленьких ящериц.

Космический порт не многим отличался от аэропорта, но объединяло их одно – невыносимое пекло. Жар, казалось, исходил как от "железных птиц', так и от белой каменной почвы – специального жаростойкого покрытия.

По трапу космического крейсера бежала воздушная девушка лет пятнадцати. В её игривых тёмно-карих глазах блестели солнечные зайчики. Голубая ленточка, вплетённая в русую косу, 'танцевала' вслед плавным движениям под какую-то только ей слышимую музыку. Всё в ней излучало наивность, безмятежность, счастье. Трудности сурового мира – это не про неё.

Родители на днях сообщили о долгожданном сюрпризе. Первое – их семья пополнится, второе – это последняя рабочая смена и отпуск. Даша улыбнулась утреннему солнцу: так получилось, что и у неё для родителей был сюрприз – два. Первое – она, после двух лет учёбы в медицинском университете, наконец-то, выбрала основное направление. Второе – расписалась с Сашей. Эту кандидатуру в мужья одобрили все родные. И то, что он на все двадцать лет старше не смущало никого в её семье. Во-первых, они не просто с одной планеты, – с одного государства, с одного города. Семья придерживалась девиза: один язык, один менталитет, одно стремление.

Внутри корабля стало легче, тут кондиционеры работали без перебоев, охлаждая горячий воздух. Даша дёрнула железную дверь с красным крестом. Закрыто. Первый раз в жизни огорчилась, что родителей до сих пор нет на рабочем месте. Простой магнитный ключ от гаража подходил и к этой двери, за которой скрывался медицинский кабинет первой неотложной помощи. Не стоять же под дверью? А код она знала.

Не видя ничего вокруг, окрылённая своим счастьем, девушка вошла в помещение. Представшая взору картина смутила неподготовленный детский разум. Там находились двое: родная тётя и незнакомый мужчина (серый лысый грозный) из расы ящеров. И уж точно медсестра ему не помощь оказывала: она сидела на столе и её ноги были закинуты на широкие мужские плечи. Заметил 'влетевшую' только этот…, и подморгнул смутившейся юности. Его явно увлечённый взгляд, ненасытного самца, в которых даже ею читалось дерзость и эгоизм, оценивающе 'коснулся' нежной девичьей кожи. Даша почувствовала это 'прикосновение', по спине 'проползли холодные змеи'…

Кругом – развернулась на месте. Не получилось у неё оставить на столе букет, чтобы аромат любимых маминых цветов какое-то время радовал родных. Теперь на этот осквернённый стол она смотреть не могла. Открыла дверь и встретилась взглядом с мужем неверной родственницы…

– Дядь Вить, подождите минутку, – сухо, без эмоций попросила хрупкая девушка высокого военного и закрыла перед ним дверь.

Почему она так поступила? на каком-то подсознательном уровне решение было принято за секунду. Ни тётю Даша спасала от позора – себя. Что там ещё делали эти – злило. И всё равно стояла 'на страже' у двери. Ждала.

Контингент космического порта в отличие от аэропорта строго рабочий. Услуг – множество. Даже боксы предоставляли, как для ремонтных работ, так и простых хранилищ. (В одном из боксов-хранилищ стоял личный космический корабль семьи Даши). Прилетевшим, чтобы что-то срочное приобрести даже не требовалось выходить за пределы границ порта, что невероятно удобно: документы не надо оформлять на передвижение по прилёту. Серых ящеров в обслуживающей структуре не было, это девушка точно знала. Держались они обособленно от поселений и городов колонизаторов, а на то, чтобы кому-нибудь удалось нанять на работу серых – не слышала.

– Спасибо, 'золотая' моя, – шепнул, скорее, прошипел ящер.

Даша вздрогнула от неожиданности, удивившись, как он так тихо и незаметно подошёл: подкрался, словно хищник. Зачем-то заглянул ей в глаза, приблизившись вплотную так, что девушка почувствовала на своей коже горячее дыхание. От его бесцветных глаз шло холодное спокойствие и леденящее животным ужасом душу. 'Спасибо' разозлило, а последнее слово он произнёс с таким чувством собственности. Как загнанный в угол зверь, обезумевший от страха, Даша готова была вцепиться в чужака зубами. Гнев, ящер его почувствовал, что и спровоцировало дальнейшее: хищная улыбка с заточенными зубами похожая на звериный оскал, предупреждала о свирепости их обладателя. Нет! Не вняла наивная, метя 'зверю' в печень, девушка бросила вперёд кулак, выворачивая плечо…

Смешно! Если бы ящер хотел, то остановил бы удар. Удар? Нет, тот издевался! Свирепый 'хищник' немного повернулся, и очаровательная рука вскользь коснулась разгорячённого мужского тела. Девушку шатнуло, и она буквально упала в крепкие объятия. Подхватил серый мужчина дерзкую девчонку на руки и плотоядно улыбнулся, такой на вид милой и разгневанной 'малышке'. Её неспособность дать ему отпор ещё больше раззадорила самца. Даша на мгновение потеряла над собой контроль, мимолётный испуг вызвал непроизвольный визг. Ожидающий за дверью военный, одним ударом вышиб разделяющее их препятствие – дверь распахнулась.

– Всё по чести, командир, эту малышку я не обижу, – прошептал 'змей', прижав к себе напросившуюся добычу.

И уже совершенно недопустимо шепнул девушке на ушко, о дальнейшем знакомстве. Отвечать на такое Даша и не собиралась. Она как ребёнок потянулась ручками к родному человеку или как утопающий к спасительному кругу. Муж родственницы отобрал 'сладкую лакомку' и, поставив на пол, отпустил.

Какой позор, неслась девушка подальше. Домой! Какая свадьба без драки? вот тебе счастье и огорчение в одном флаконе. До драки дело не дошло – нет. Мужчины разошлись миром. Посверлив друг друга взглядом. Оба соперника оказались в одной весовой категории, рослые и крепкие. "Змей" явно жилист, в отличие от начавшего отпускать животик капитана.

Даша хотела проводить родителей, и сообщить им об изменениях в жизни, случившихся всего за одно утро. Боялась она, что дома их не застанет: работали они врачами на галактическом крейсере, и вот-вот должны были заступить на смену. Одна их смена – это три месяца работы и один месяц отпуска. При таком графике, естественно, времени заниматься ребёнком, у них просто не было. Даша этому и не огорчалась. Любимый дедушка вполне замещал обоих родителей своей заботой. Да и сама она почти всегда проживала у него на ферме, где ей ни в чём не было отказа. Чувствовать себя ущемлённой в родительской любви не было необходимости. Дедушка тоже когда-то был врачом – военным врачом. Так что огромное количество книг о медицине читались им как сказки на ночь. Избежать в такой семье соответствующего профессионального образования просто не было шанса. Правда, в доме хранились книги и о военном деле, чувствовала Даша, что эту лямку будет тянуть будущий брат. И уже завидовала лучшей доле.

И с мужем Даша познакомилась у деда, как-то приехал к ним в гости красавиц в военной форме пограничника, поговорила она с ним так, ни о чём. Что там можно обсуждать с ребёнком, конечно, будущее. По указке оставила свои электронные координаты. И когда Саша находился в зоне доступа, то отправлял девушке простые пожелания. Да всё в стихотворной форме, которые дедушка непременно проверял. Даша внушила себе, что эти шифровки, действительно, волнуют её детское воображение. Хотелось просто жить! Мечтать! Любить!

Да вот 'мирная жизнь' подошла к концу, стать дистанционно дипломированным специалистом в медицинской области проблематично. После поступления Даша ездила к деду почти каждые выходные. Финансовое положение позволяло летать в соседний город, а оттуда своим транспортом добираться до земельного участка, расположенного в горной местности. Сутки Даша тратила на дорогу туда и обратно, чтобы один день провести в домашней обстановки. Так что ни о каких развлекательных прогулках она и не думала.

Дом родителей располагался в городской черте, близ аэропорта, да вот добираться до учебного учреждения расположенного на другом конце мегаполиса, оказалось проблематично. Дедушка позаботился и об этой проблеме: договорился о месте в общежитии, больше напоминающем детский дом.

Город звался Порт-Дал и не просто город, а огромный мегаполис. Называли его ещё – гавань двух портов. Огромный и единственный космический порт, который сам был похож на отдельный город и расположенный в нескольких десятках километров, относился именно к ним. Чем жители очень гордились. Жизнь кипела, бурлила.

Муж, как нравилось произносить это новое для себя слово, находился на Злате проездом – пролётом. Вернуться пообещал через пару лет, как раз к её совершеннолетию, перевестись на ближайшую обслуживающую базу. Быстро всё так случилось! Появился на пороге колледжа, такой весь, красавец в военной форме. Улыбнулся, сказал, что попрощаться зашёл. А Даша ему в лоб, чтобы точно знать, куда возвращаться, ему надо на ней жениться. И паспорт у обоих с собой. И родительское согласие. Дедушка за ранее подписал такой документ как её опекун. Будто чувствовал 'надвигающиеся тучи' и всеми путями пытался огородить внучку. Даша думала, что у неё будет уйма времени, чтобы подготовиться к такому важному событию. Родителям так и не успела сообщить…

Земля, как много в этом слове притяжения. Родилась она на Земле. Потом, каким-то чудом. А именно стараниям дедушки, получившего в безграничное пользование на колонизированной планете хороший участок земли, естественно за большие деньги, перетянул и своего единственного сына с семьёй. (Был у дедушки и родной брат, но переехав на Злату он погиб). Работа, хорошие перспективы, безграничные возможности полёта и простора. Переехали – это громко сказано. Влюблённая пара летала в космосе как в облаках. Дедушка смеялся над ними, зачем выучились медицине, если мечтали о полётах. Точно говорят, что любовь – это когда оба влюблённых смотрят ни друг на друга, а в одном направление.

 

Чудесная планета воспринималась Дашей как родной дом, Землю она помнила плохо. Над головой, в бирюзовом небе, светило огромное солнце и перекатывалось пять спутников, та же земля под ногами, трава, правда, немного бледная. Злата раз в двадцать больше Земли – своей сестры. Комфортное притяжение, оказалось лучшим подарком – процентов на двадцать в сторону лёгкости. И обширные просторы свободны. Имела планета два огромных континента и множество мелких островов. Остальное пространство покрыто глубокими океанами и морями. Большую часть на суше занимали полупустыни и степи. Болот тоже хватало, иногда, казалось, что им нет конца и края. И так не правильно расположенные горы – полукругом. Утверждали знающие, что это жерла вулканов. Лесов мало. Не успели они ещё вырасти. Опять же, говорили, что на планете было и землетрясение, и ураган, и наводнение (потоп), около тысячи лет назад. И времени на восстановление у природы просто не было. Для природы тысяча лет, как для человека один день. Климат мягкий, даже тропический. Это если не далеко от моря, вглубь он суше. Но поутру, туманы наплывали такие, что протягиваемая вперёд рука утопала в молочном облаке. В более холодных климатических зонах пока не селились. Только пока.

Проблема в малочисленности населения стояла остро. Все жители умещались в двадцати городах и множестве мелких поселений. Мелкие поселения в основном образовывали серые ящеры. И чем ближе находились те к городу, тем больше они напоминали торговые точки. А вот богаты жители городов видовым разнообразием граждан и простых обывателей. Кого тут только не встретишь?! Земляне безмерно гордились тем, что практически с нуля построили и заселили четыре города. Восемь принадлежало иным великим расам, бороздившим космические просторы в поисках лучшей жизни.

Имелось на планете и местное население – пережившие катаклизм, выжившие и освоившиеся в новых условиях 'люди'. Им принадлежали восемь средних городов с разным уровнем архитектурного достояния, но с одинаковой отличительной чертой – высоким забором по периметру. Неофициально, местными аборигенами называли именно серых ящеров, они не скрывали, что являются потомками истинных владельцев "потерянного мира". Высшие чиновники, дававшие добро на колонизацию этой планеты Злата. Позаботились от отчуждении не осмелившихся дать отпор несущим свободу. Поэтому, господа спасители, дали себе волю в освоение 'лакомого пирога'. И за этот 'пирог' уже велась война, но пока не объявленная. Поэтому и история колонизации планеты, изучаемая детьми в школах, не просто отличалась от истины, а преподносилась как спасительная для всего и всех местных.

– Здравствуй дом! – поздоровалась вбежавшая на порог девушка.

Дом принадлежал отцу, построен он был дедом и рассчитан на большую семью. То, что у неё большая семья, Даша знала, вот только, когда они все смогут встретиться, объединиться, не знал никто. Большой и просторный дом, казалось, встретил маленькую хозяйку с радостью. Несмотря на то, что родителей практически не жили в нём, он не пустовал. Близкая родственница (родная сестра хозяйки) основательно освоилась в жилище. Запах её духов витал в воздухе, пропитал стены, мебель.

Среднее образование Дарья получила дистанционно, освоив школьную программу быстрее своих сверстников. Фактически, дедушка был и родителем, и учителем. Не мог он позволить, чтобы его кровиночке 'промывали' мозг. Не соответствует действительности, говорил он о том, чему учат детей в колониях. Приезжала Даша время от времени в город, и сдавала экзамены экстерном. Да к тому же дед был одним из благодетелей, спонсором. Но такое благо не делало девочку особенной, несмотря на живой ум и яркую внешность, учителя с неё по 'три шкуры снимали'. Акцент в речи выдавал славянина. Она и не скрывала что русская. Вот эта её принадлежность и не желание отказываться от русского мира, жутко раздражало тех, с кем девочке приходилось общаться.

На Злате не было ни одного, чисто русского поселения. На данный момент, она знала, что её страна занимается продвижением своих интересов и намерена, организовать на планете, для начала, одну перелётную базу. А к базе прилагались все права на открытие нового города.

У Даши имелся чип гражданства, как и у деда, у родителей и тёти – это что-то вроде паспорта с подтверждением их гражданских прав на Злате. Иногда, деньги делают чудеса, если точно знать: где, кому и сколько дать. Дед знал! Просто, он знал, что такое быть не гражданином, недочеловеком, пустым местом.

Даша быстро собрала свой походный рюкзак и, простившись с домом, посидев минутку в пороге, ушла. Родители должны находиться на крейсере. Разминулась она с ними. Из-за этих… И оставаться в своём же доме под одной крышей с такой тётей не могла. Не знала, как будет смотреть в её бесстыжие глаза. Уж лучше общежитие.

Права на мотоцикл Даша получила в четырнадцать лет, через год готовилась сдать на машину. На скутер и лёгкий мопед права не требовались, у неё же мотоцикл, переделанный под мопед. Мало ли кто придерётся? Перестраховались на всякий случай. Но всё же, ездить по городу девушка не любила, не в таком состояние. Хотелось побыть одной. Почувствовать тёплый ветер, льнувший к телу. Успокоиться! Поэтому и поехала в объезд, через степь и скалистые горы. Собиралась добраться за пять часов, а пропала на два дня.

Ехала не торопясь: туман, сползший со склонов, казалось, пытался укрыться от палящего солнца в тени скал. Задумалась! Замечталась! И неожиданно выехала прямо на живую колонну – караван, выскочив чуть не поперёк. Реакция девушке оказалась отменной, – не растерялась. Сбавив обороты, тихонько поехала вдоль скалы, просто на этом склоне дорога одна и узкая, видимо эта дерзость и не понравилось серым представителям гуманойдной расы – ящерам.

Серые воины ехали, растянувшись вдоль дороги контролируя медленное передвижение. Что-что, а военных она отличала, но может и не совсем военных, а ответственных за безопасность. Похожие на гончих псов, контролировали они всё пространство, их глаза всматривались вдаль зорким хищным взглядом. И смотрели они как-то поверх голов, – вдаль. Поджарые скакуны танцевали под своими наездниками. Дашу передёрнуло: чужое и опасное чувствовалось во всём их виде. Хищного вида воин, верхом на чёрном рысаке, перегородил путь. Такой же серый лысый и самодовольный 'змей', как тот…

Ну да! Потёртый маленький мотоцикл и плотная мешковатая спецовка плюс такой же шлем с явными вмятинами и царапинами. Так ездила молодежь! Ещё обветренные и мозолистые руки, серые приняли выскочившего наглеца за мальчишку подростка.

– Проедешь после нашего каравана, – сказал, как отрезал серый воин. (Скорее прошипел, точно ящер).

Мурашки побежали по спине, и затылок сковало холодом. Страх накатывался волной, поглощал разум. Да только не на ту "напал"! "Иммунитет" у неё на такое воздействие. Именно, на страх!

'Что же вы за люди такие?' – зло выругалась внутри, так и быть, заглушив мотор. Поворачивать обратно, бежать, поджав хвост, совсем не было никакого желания. Гордость взыграла, не послушала она наставления любимого деда, держаться от серых нелюдей как можно дальше. Говорил же, что не всё что видим, является правдой; шестое чувство тоже существует, но его существование не доказано. Шестое чувство не пуганого ребёнка "спало"! Думала Даша, если не тяжёлые взгляды серых воинов, то от весёлого бурлящего каравана опасности нет. А своему чутью она доверяла. Поэтому, отступила и поплелась в хвосте – наблюдая за чужой жизнью. Даша никогда не видела так близко женщин этих серых хищников. В торговых поселениях жили только мужские представители. Любопытство давно мучило: такие же женщины серые и лысые или…?

Караван встал на отдых, и девушка не решилась трогаться дальше. Ехать по узкой скалистой дороге в ночи себе дороже. Вот и расположилась в сторонке: забившись в самый тёмный угол. Из толстого брезента, которым она накрывала свой видавший виды транспорт, соорудила маленькую палатку. Огонь разжигать не стала. Сердце нет-нет ёкало, от каждого доносившегося шороха. Страшно стало за себя, такую красивенькую и хорошенькую. Мало ли кому на ум может прийти желание обидеть одинокую и беззащитную малышку. Музыка стала уходом от реальности, – нирваной. Свою любимую гитару она забрала в "новую" жизнь. Оставить её с тётей казалось предательством. Играла тихо, постоянно вслушиваясь в темноту. И всё равно пропустила гостя (гостью).

Перед ней появилась белая тень – худая девушка с такими же длинными как у неё волосами, только белыми. Привлечённая музыкой "серебряная змейка" как мотылёк полетела навстречу своей судьбе. Ночная духота завершила призрачный образ, лёгкое шёлковое платье на тоненьких бретельках прилипло к молодому телу, через которое просматривались даже выступающие рёбра.

Красавицей Даша себя не считала, она обладательница обычной внешностью для своих. Да вот среди женщин-колонизаторов, казалось, был тайный сговор: на планету допускались со стандартами – чем страшнее… Не удивительно, что обласканная вниманием первая красавица города, молодая и энергичная Елизавета, посчитала себя достойной лучшего, чем вечно пропадающий в командировках муж. А если к вниманию прилагались ещё и подарочки, то…

Даша выскользнула из под брезента представ в коротком топике без бретелек и в мини шортиках. Улыбнулись девушки друг другу, оценив… Потянулись, потрогать видение: длинные руки, изящный изгиб шей, тонкая талия. А вот грудь у Даши аппетитнее, у "змейки" можно сказать, такого не наблюдалось. Кожа гостьи – нечто, в полумраке она отсвечивала змеиным холодом, – белым серебром. И почему их называют ящерами? Ведь ни хвоста, ни соответствующей рептилойдной внешностью они не обладали. И глаза обычные – серые и светлые. У этой ещё и ресницы белые, словно иней на них застыл. А вот в их речи проскальзывало частое шипение.

– Ты понравишься моему брату, он обещал жениться на моей противоположности – золотой женщине, – прошипела "змейка".

Противоположность – да! Кожа Даши отсвечивала золотым загаром, светло-русые волосы – настоящее золото, глаза – огонь. Золотой монетой смотрелась она против бледной "тени".

– Придётся ему ещё поискать, – хихикнула Даша, по внутренней интуиции представив именно того, с тётей, – я уже замужем!

– Сколько тебе лет? – удивлённо спросила гостья.

– Пятнадцать, – с гордостью ответила ещё дитя.

"Змейка" оказалась на два года старше. Так они решили! Правда, не договорившись по какому считать, земному или местному. Тина ехала в дом будущего мужа, чтобы ни просто познакомиться с женихом, а ознакомиться с укладом жизни и территорией. Вопросы у обеих были такие наивные.

В отличие от Даши, которая могла вспомнить только имена и места проживания родителей своего дедушки. Тина наизусть знала как минимум, о двухстах поколениях своих предшественников. Несколько недель назад прошла её инициация – признание родом. После чего указали более благоприятное направление для выбора, будущего мужа. Из-за многочисленного близкого родства приходилось соблюдать жёсткие правила – требования брака.

Браслет у серых ящеров на руке это что-то вроде паспорта, на котором зашифрована принадлежность к роду, статус, способности, профессия. Статус первой ветви ставил его обладателя на одну ступень с правителем. Давал возможность обращаться лично, высказывать мнение.

Затронули тему правящей верхушки власти. Даша не в первый раз слышала про их правителей. Дедушка делал предположения, "что не всё шито белыми нитками". В школьных учебниках рассказывалось, что это не социализируемые дикари, не способные подчинятся единому строю, правильному стремлении. В голову детей вдалбливали, что "ящеры" вообще животные, но сильные и выносливые. Вот кто должен работать в шахтах и каменоломнях, в местах, где простому смертному господину может угрожать опасность. А вот, про женщин серых ящеров в школьных учебниках не упоминается. Ни о социальном строе, укладе жизни. Ничего! Даша никогда не видевшая именно женщин и детей ящеров, была просто в восторге понаблюдать за ними. Заинтересовалась она, почему их самцы лысые, думала, а как же женская часть их общества уживается с таким… Лысых женщин не оказалось, большинство из них обладает тёмным цветом волос, много тёмно-русых и русых, светлых меньше одного процента. Такого золотого цвета как у неё, по словам Тины, у них нет. Ещё нет!

Земельный участок, принадлежавший семье Даши, годился для большого и раскинутого города. Ящеры там редко показывались. Незачем было. Стороной, правда, проходили, разведав, что там проживает старик, который занимался сельским хозяйством, который разводил устойчивые к местному климату фрукты и овощи, занимался разведением пчёл. Пчёлы стоили дорого. Так что отлучаться надолго из своего райского сада он просто не мог. Чтобы не так просто было украсть пчелиный рой, он дал им волю, и они (не без помощи хозяина, по его закладкам) селились в недоступных горных местах, тропы к которым знал только он, ну, соответственно, и Даша. Скот у деда особый – качественный: лошади и коровы составляли основное хозяйство. Вот на этом он с ящерами и собирался сблизиться. Но по какой-то непонятной для Даши причине, и дед действовал крайне осторожно и ящеры его ферму избегали. Не зря его руководство направило расследовать, что в действительности происходит на Злате. Старый вояка собирал информацию, по которой 'верхушка' должна определить реальные угрозы для будущей базы и предполагаемых русских поселений. Он наблюдатель и угрозу чувствовал как никто!

 

Четыре ноги под пологом. Неслышно и не заметно подкрался к девушкам опасный "хищник". Подружки залезли под полог, где Даша, включив планшет, показывала и рассказывала о своей жизни, о своих увлечениях. Выяснилось, что "змейка" не хуже знает о медицине, а то и лучше, так же играет на нескольких музыкальных инструментах и неплохо танцует. Танцы и Даша уважала, не зря ходила каждую неделю на уроки художественной хореографии.

Взяв за ноги, ящер без церемонно вытащил обеих девушек. Они только взвизгнули от неожиданности. Но увидав удивлённое лицо сурового воина, засмеялись. Явно он не двух красавиц ожидал увидеть. В худом и жилистом мужчине оказалось достаточно сил, чтобы нести их двоих на плечах. В небольшой шатёр, где спали женщины и дети, он их просто втолкнул, сказав, чтоб легли спать. Ещё на психику своим злобным шипением что-то там пробурчал.

Спать, так спать! Потянула "змейка" за собой и, буквально втиснувшись между телами, легли девушки обнявшись. Даша не помнила, когда спала так безмятежно, 'без задних ног'. Или тяжёлый день повлиял или от Тины исходил доброжелательный и успокаивающий аромат заботы. 'Аромат заботы'! Даша могла поклясться, что, действительно, чувствует исходящую от подруги тёплую энергию, нежные и успокаивающие ощущения обволакивающие не сопротивляющееся сознание. Возникло чувство, что она маленький и беспомощный котёнок, которого поглаживает хозяин, и любит она его (её). Любит и всё!

Разбудил весёлый детский смех, где-то за пределами шатра. В шатре никого.

– Ну, наконец-то, пошли, – подскочила Тина к проснувшейся.

– Ты что меня не разбудила? – шепнула Даша, переживая, что доставляет неудобства.

Буквально за её спиной шатёр начали собирать. 'Змейка' затащила Дашу в другой, неприметный шатёр, обустроенный, словно ванная комната.

– Это походный санузел, – отодвинула заботливая подруга шторку, – здесь у нас умывальня (показала на стекающую по стене воду), там ямка для всего ненужного, уходя, закопаем.

– Я вчера с самого утра одно яблоко успела съесть, – зевнула Даша и пошла, умываться, – вот если поесть предложите, будет замечательно, а то я с собой ничего не взяла. Думала, не успею проголодаться.

Странно, обратила Даша внимание, что на неё никто и не смотрит. На хорошенькую, полуголую девушку. Как будто она с ними всю жизнь и жила. Своя! Её окружили не заботой, а чувством спокойствия. И, действительно, это спокойствие касалось всего, что ей безразлично, а безразличен ей сейчас весь мир за пределами этого каравана. И сердце в груди ни разу не ёкнуло, как там родители? дедушка? Из-за окружавших скал, она в слепой зоне, связь отсутствовала.

Выяснился и ещё один удивительный момент, язык на котором ящеры переговаривались, Даше не знаком, но понятен. Сорок процентов из сказанной речи она могла понять. Созвучие их языков удивительным образом схожи. Даша даже напела старинные песни, чтобы показать отдельные звуки и мелодичность.

Накормили её, и у Даши нашлось, чем отблагодарить. Припасённая двухлитровая банка мёда ушла в раз.

А когда передвигаешься в караване, подметила приласканная, время идёт совершенно другим ходом: радостным и шумным.

Даше не нашлось с кем сравнивать появившуюся подругу. Уж так сложилось, что детей её возраста проживающих поблизости просто не было. Ни на земельном участке, ни на городском районе. Про школьных друзей и говорить не приходилось. А в медицинском, как-то не сложилось. Парни перед ней павлинами ходили, рассказывая какие они знатные, богатые. И девушки не далеко ушли, нос кверху задирали, рассказывая, как они далеко пойдут. Такие индивиды не интересны Даше, скучны.

"Даша, зачем тебе образование? Ты принцесса, ты можешь выбирать, не промахнись как я, поджимай губки и топай ножкой и у тебя будет всё". – Так говорила тётя Лиза.

Даша на такие провокации не велась, у неё кроме всего внешнего достояния, закрепилось чувство достоинства. Как говорил дедушка, про неё: 'берёзка светлая, чистая душа, согнуть ветви можно до земли, а вот сломать, надо постараться'. Как в корень смотрел!

Мотоцикл ящеры уложили в один из многочисленных обозов, которые везли быки. И впервые в жизни, Даша не возражала чужой заботе. И то, что давно сошли они со скалистой дороги, и город скрылся вдали, и молчит странным образом её телефон. Ей не показалось странным, что никто не звонил столько времени и ей никуда звонить не надо.

А ведь она сообщала о своём здравии, и утром, и вечером, своей тёти. До земельного участка дедушки цивилизация дойти обещала в ближайшие годы. Спутниковая связь желала лучшего. Перебои действовали просто раздражающие, то магнитная буря, то облака, то гроза, то утренний туман какой-то не пробиваемый. Одно дело ездить каждую неделю, а другое дело звонить, и дедушка нет-нет звонил. Один раз в месяц, когда он ездил по делам в ближайший город, своего рода такой ритуал. Даша до минуты знала, когда позвонит родной человек и с нетерпением ждала. С родителями вообще проблематично связаться, когда они на работе в далёком космосе. Ну, когда уж прилетали, тут уже отрывались по полной.

Незаметно пролетел день. Спать опять легла в тёплые объятия подруги. В сон провалилась, как завороженная. Да вот разбудил Дашу лошадиный топот, раздавшийся глубоко во сне. Снилось, что серый конь бегает по туману, ржёт и бьёт копытом. Всё нутро сковало могильным холодом – смерть!

Мотоцикл заводить не стала, даже не смотря на то, что работал он довольно тихо, решила отойти подальше от каравана. Не дремлющая стража, сопровождающая караван заметила движение и просто наблюдала.

– Даша, остановись! – окликнула девушку появившаяся из темноты "змейка".

– Тина, прости, что не попрощалась, – отозвалась золотая.

– Останься с нами, – прямо предложила дорогая и любимая подружка.

– Не могу, мне надо идти! Зовут! – честно призналась.

– Тогда возьми вот это, чтоб с тобой беды не случилось, – протянула Тина "золотой" девочке свой браслет.

– Спасибо! – обняла и поцеловала Даша "серебряную змейку".

  Единственная подруга навсегда останется в её памяти. Навсегда!


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделиться: