Название книги:

Гонка героев

Автор:
Руслан Альфридович Самигуллин
Гонка героев

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Боль в ноге отдавалась волнами при каждом шаге. Сил уже не было. Да и если признаться честно, то воли к жизни тоже. Сколько бессмысленных смертей и сколько разрушенных судеб? Именно сейчас, именно в самом конце пути Артур остановился.

– Господи, что же мы наделали? – подумал он и обвёл глазами бесконечный мегаполис, уходящий своими краями далеко за горизонт.

Сотни пожаров полыхали на улицах Новой Москвы. Яркие вспышки молний били из-под чёрных тел огромных туч, а проливной дождь и неутихающий ветер создавали истинную картину ада, воцарившегося на земле. Что же рождает в человеке такую непоколебимую волю? Что заставляет идти вперёд даже тогда, когда весь мир оказался против? Нельзя отступить, нельзя сдаться, но каждый новый шаг приводит к ещё более разрушительным последствиям, толкая человека на край необъятной пропасти.

Если бы он знал ещё неделю назад, чем обернётся жестокая ирония судьбы, он бы не раздумывая смело плюнул в лицо тому человеку, который осмелился сказать ему правду. Впрочем, что такое правда? Мы верили в то, что делаем всё ради правды и справедливости. Однако сейчас на пороге конца Артур понял одну простую истину – либо убиваешь ты, либо умираешь сам и другого в этом чудовищном параде смерти не дано.

На карту оказалось поставлено всё, но он проиграл. Тонкая струйка крови стекала по разбитому виску, а сердце отбивало неумолимый барабанный ритм. Секунды на циферблате наручных часов неумолимо приближались к нулю. Действие препаратов, замедляющих яд, практически сошло на нет. Крики. Повсюду слышались душераздирающие крики раненых и хлопки оружейных выстрелов. Всполохи плазменных зарядов тут и там озаряли бесконечные улицы города. Будто бы весь мир погрузился в пучину хаоса. Гигантская пружина расправилась стремительно. Настолько сильно, что захлестнула в водовороте всех и каждого. Адский огонь вознёсся из глубин преисподней, не оставив шанса на спасение. Мы сами виноваты во всём, но всегда есть и те, кто будет в ответе.

– Если бы ты встретил себя тогда, ещё до того, как всё это стало необратимым? Что бы ты сказал? – подумал Артур и, выждав ровно секунду, тихо ответил, – Я бы сказал: «беги!»

Глава 1. Чёрный день

– Чёртова осень! Я ненавижу осень, – застёгивая ворот длинного серого плаща, выругался Артур.

Его чёрные волосы намокли и слиплись от маслянистой плёнки грязных капель, падающих с чернильного неба. Почему-то он не особо жаловал форменные головные уборы, являющиеся обязательной частью полицейского мундира, но в остальном, несмотря на видимую поношенность и лёгкие потёртости, форма была весьма ухожена. Яркий значок отдела полиции северного административного округа Новой Москвы сверкал на груди, а на поясе неизменно болтался новёхонький плазменный пистолет, которыми за последний год вооружили всех стражей правопорядка. Уж что-что, а оружие сотрудникам силовых ведомств выдавали исправно, в отличие от всего остального. То ли они боялись общественных волнений, то ли просто потому, что этих игрушек накопилось так много, что склады оказались переполнены. В любом случае Артур уже давно свыкся со своей работой и ролью рядового служителя фемиды в насквозь прогнившем государстве, управляемом болванами, по крайней мере так считало подавляющее большинство его сограждан да и, чего греха таить, сам Артур.

Струи проливного дождя лили уже несколько дней кряду. Словно всё вокруг было погружено в серую пелену уныния и безысходности. Свинцовые тучи неподвижно висели над головами, выливая из себя бесконечные потоки ледяной воды. Они будто зацепились своими брюхами за шпили огромных небоскрёбов, утыканных по всему городу.

– Не-на-ви-жу, – процедил Артур, наступив порвавшимся ботинком в очередную лужу, и тут же почувствовал, как мерзкая холодная жижа просочилась внутрь.

Найти хорошую обувь нынче было очень тяжёлой задачей, а вот купить её – это уже было чем-то совершенно нереальным. Проще было достать какой-нибудь ствол и нож, нежели действительно хорошую одежду. В современной Москве единственным разумным выходом стал натуральный обмен. Товар в обмен на товар, если говорить проще. Словно бы вернулись те стародавние времена, о которых ещё в детстве Артуру рассказывал его дед. Он с отвращением вспоминал о талонах на продукты, о тотальном дефиците всего и вся. Кто же мог знать, что буквально через столетие, вместо путешествий к новым неизведанным мирам далёкого космоса мир вернётся к той же точке. Правда, кого обманывать? Люди упали настолько низко, что и думать об этом сейчас не хотелось.

Ко всему прочему сегодняшняя смена выпала неожиданно. Заболел коллега по службе, и Артура включили в ночной патруль, совершенно не посчитавшись с его мнением, и уж тем более с тем, что на сегодня у него были планы провести время с очередной красоткой, которую он подцепил в одном из местных баров. Девушка оказалась совершенно не против отдаться ему для любовных утех, конечно же, не бесплатно. Он прекрасно знал одну прописную истину – в этом мире нет ничего бесплатного, всё покупается и продаётся. Вопрос исключительно в цене…

Возле ближайшего центра сдачи биологических жидкостей как всегда толпилась огромная очередь из серых пожухлых фигур. Часть из них стояла прямо под проливным дождём, стараясь как можно сильнее укутаться в насквозь промокшую одежду. Судя по всему, для них это место было последней надеждой заработать хоть какие-то деньги или получить немного еды. Есть ли у них семьи? Или же весь мир сводится к моменту принятия во внутрь наркотиков или алкоголя, дабы забыться в пелене помутнения и быстро уходящей эйфории? Артур предпочитал не думать об этом. Порой, поймав очередного мелкого воришку, он понимал, что иного пути существовать у этого человека просто-напросто нет. Украденная буханка хлеба даст бездомному силы на ещё один день бесконечной борьбы за выживание.

Город сиял сотнями тысяч холодных огней, разрезаемых падающими с неба бесконечными струями воды. Контраст грязных улиц и блестящих небоскрёбов, гордо возвышающихся над трущобами, с каждым годом лишь усиливал желание навсегда покинуть эту богом забытую страну. Ярко сверкая навигационными огнями, словно бы в насмешку над теми, кто был внизу, по небу проносились дорогие флаеры. Наверняка их счастливые владельцы даже не задумываются о том, что творится под брюхом их машины. Тамошний мир ограничен роскошными апартаментами в центре Новой Москвы и загородными виллами на периферии области, подальше от любопытных глаз. Мягко говоря, Артур недолюбливал полёты. Сродни фобии это вызывало неподдельный страх и отвращение к тем толстосумам, которые сейчас проносятся над его головой.

Сквозь треск радиоэфира полицейского передатчика постоянно слышались голоса диспетчеров центра и постов, контролирующих самые опасные районы некогда прекрасной столицы некогда великого государства. Последнее время обстановка на улицах накалялась с поразительной быстротой. Несколько раз противостояние доходило до массовых побоищ с применением оружия и дубинок. К сожалению, смерти участников по обе стороны баррикад уже перестали быть чем-то необычным. Правительство всеми силами старается держать ситуацию под контролем, периодически бросая кость в виде мелких налоговых послаблений и без того голодному населению, убеждая при этом в непременно наступающем светлом будущем.

Артур продолжал внимательно вглядываться уставшими глазами на толпившихся у входа людей. Долгая ночная смена близилась к концу, и в скором времени он с удовольствием окажется в маленькой квартирке, сданной в аренду государством словно подачка голодному псу. Там он забудется беспробудным сном, перед этим залив в себя не одну бутылочку горячительной жидкости.

Крепкий алкоголь уже давно стал отличительной чертой нашего народа, и чем больше приходилось затягивать пояса, тем лояльнее власть относилась к продажам этого яда и противоядия от скуки в одном флаконе. Уже несколько лет существовала государственная поддержка подобных предприятий, дабы их продукция никогда не уходила с почти пустых полок магазинов. Доблестные законотворцы и производители алкоголя, разумеется, были за одно, зарабатывая на этом невообразимые капиталы и наслаждаясь жизнью, пока все остальные дохнут на улицах бесконечного серого города.

По долгу службы Артуру приходилось держать язык за зубами. Он отдавал себе отчёт в том, что люди, выпавшие из обоймы бездушной системы, остаются практически без средств к существованию и вынуждены драться между собой за крошку хлеба. Так или иначе, но десятилетиями отлаженный механизм перемалывал всех, хотят они того или нет. Вопрос оставался в том, станешь ли ты частью системы или же до конца своих дней будешь влачить жалкое существование на задворках жизни. А уж продолжительность этой самой жизни могла зависеть от случайной пули наркомана или бандита, выпущенной из пистолета в тёмном переулке. К сожалению, это случается слишком часто, и даже целое полицейское управление столицы не способно предотвратить и половины из них.

Оплавленный окурок обжёг пальцы, и Артуру пришлось выбросить столь желанную сигарету.

– Пора, – подумал он, садясь в патрульную машину.

Повернув ключ зажигания, Артур был готов сорваться с места, лишь бы поскорее убраться из этого мрачного квартала, но, к удивлению, услышал громкое чихание мотора и противный лязг каких-то деталей.

– Чёрт, – выругался он, раз за разом пытаясь вновь провернуть ключ, – только не сейчас.

Машина предательски отказывалась заводиться.

– Ну давай же, чёрт тебя подери, сраный драндулет! – зло пробурчал Артур, но, осознав тщетность дальнейших попыток, с ненавистью ударил ладонями по приборной панели, словно бы надеясь, что это хоть как-то сможет помочь.

От удара включился приёмник. Артур вздрогнул.

– А я им и говорю: «Вы стали победителем!» – донёсся весёлый голос и звуки аплодисментов невидимой толпы. – «Сам господин Орловский был удивлён и выделил ещё сто миллионов в качестве главного приза», – продолжал тот же голос, – «и в эту самую минуту мы с вами вновь стали свидетелями рождения звезды на небосклоне нашей прекрасной элиты. И пусть она сейчас не до конца понимает своего счастья, мы возрадуемся за неё!»

 

Вновь из радиоприёмника полился рокот ликующей толпы. Лёгким движением переключателя, Артур перенастроился на другую волну. Из динамиков раздался приятный голос и музыка всем известной молодой звезды эстрады. Таисия Вивальди пела о бесконечной любви и самопожертвовании ради мужчины, который, по сюжету песни, бросил бывшую возлюбленную ради плотских утех с другими женщинами и мужчинами.

На удивление песня оказалась действительно красивая, хоть и не лишённая наивности, однако сейчас были дела поважнее, нежели сидеть и слушать бесполезную музыку. Артур ещё немного покрутил ручку приёмника и понажимал сенсоры дисплея, стараясь найти хоть что-нибудь стоящее, но на всех других частотах оказались помехи.

– Хм, странно, – хмыкнул он, стараясь вспомнить, когда последний раз в эфирах многочисленных радиостанций он мог услышать простое шипение вместо голосов дикторов, пытающихся втюхать слушателям очередную бесполезную вещь по средствам радиомагазинов.

– И помните, вас предали и обманывают, – раздался странный голос из динамиков.

Артур попытался изменить волну, однако и на других частотах продолжал вещать тот же самый голос:

– Они забрали у нас всё, дети умирают от голода, только вместе мы сможем побороть их, вступайте в наш….

Голос резко сменился громким шипением и всполохами радиоволн. Он ещё немного покрутил барашек приёмника и не добившись успеха буркнул: – Чушь какая-то, ну и пёс с ним.

Передав по рации диспетчеру информацию о поломке, Артур вышел из машины и, достав очередную сигарету, вновь уставился пустым и уставшим взглядом на толпу снующих туда и сюда чёрных фигур.

Неожиданно позади раздался грохот разлетающегося в дребезги стекла. Трель звуковой сигнализации мгновенно разошлась по узким улочкам. Пробурчав что-то нечленораздельное, Артур выбросил в лужу тлеющую сигарету и, достав из кобуры плазменный пистолет, осторожно направился в сторону источника звука. Миновав один дом и завернув вправо, он увидел разбитую витрину старой кондитерской, в которую переделали старый пристрой к радиовышке давно обанкротившегося предприятия. Яркая неоновая вывеска мерцала в такт разбивающимся об асфальт каплям проливного дождя. Несколько букв были разбиты и померкли во тьме переулка, а остальная часть говорила о том, что название магазина звучит «Сл дкие бу чки тёт Марии».

– Сомнительное название, впрочем для подобного места, наверное, сойдёт – подумал про себя Артур и, немного улыбнувшись, направился дальше.

Внутри магазина явно что-то происходило. Оттуда доносились обрывистые звуки и шебуршание. Ему даже показалось, будто кто-то болтается на проржавевшей мачте. Но тень мгновенно исчезла, а разглядеть подробнее мешал непрекращающийся дождь и сумерки.

– Полиция Москвы! – закричал Артур и, взяв в свободную руку фонарь, направил яркий свет вглубь витрин. – Выходите с поднятыми руками!

Шорох мгновенно стих. На секунду всё замерло, вновь наступила тишина. Только сейчас стало понятно, что трель сигнализации уже давно не оповещает своим звоном окрестные дворы. Под ногами хрустело разбитое стекло. Тяжёлые ботинки Артура ступали как можно тише, однако каждый шаг отдавался громким эхом. Яркий луч фонаря выхватывал из тени странные силуэты. Чёрные фигуры, готовящиеся к броску, мгновенно таяли как только на них попадал свет и превращались в очередной стеллаж, напичканный разным электронным барахлом и не проданной за день выпечкой.

– Сдавайтесь, магазин окружён, – Артур уверенно прокричал в темноту водя стволом пистолета из стороны в сторону, – иначе мне придётся применить силу…

Чуть слышный голос заставил повернуться.

– Сейчас! – выкрикнул кто-то из темноты, и громоздкая чёрная фигура мгновенно сбила Артура.

От неожиданности пистолет выпал из рук, укатившись за один из десятков прилавков.

– Бежим… – раздался тот же самый голос, и две чёрные фигуры бросились на утёк.

– Чёрт, – выругался Артур, быстро поднимаясь на ноги.

Искать пистолет времени не было и, кинув что-то оскорбительное в адрес бандитов, он бросился в погоню. Видимо, призывы к сдаче и угрозы окружения не особо напугали воришек. Сломя голову они неслись по узким улицам. Уж в чём, а в прыти они не могли ровняться Артуру. Годы упорных тренировок давали результат, и, несмотря на тяжесть бронежилета и дополнительного снаряжения, Артур умело сокращал дистанцию, настигая воришек. Подбадривающие возгласы раздались из толпы, продолжавшей стоять возле медицинского центра, вдоль которого происходила погоня. Как ни странно, но они были направлены не к стражу правопорядка, а к убегающим от него преступникам.

– Бегите от этого сукина сына! – кричали они. – Давайте, давайте!

Убегая, один из преступников чуть было не попал под колёса жёлтого авто-такси, везущего по улицам мегаполиса очередного клиента. Резко затормозив, машина, как и полагается заложенной в неё программе, просигналила протяжным гудком и моргнула фарами. Инстинктивно уходя от удара, громоздкая фигура бугая повалилась на капот, чуть было не разбив лобовой стекло.

– Куда прёшь, козёл? – крикнул бандит, но мгновенно заметил, что водительское кресло было пусто и управление отдано автопилоту.

Громко чертыхаясь, бугай попытался разбить окно водительской двери, дабы попытаться уйти от погони, угнав столь сомнительное авто. К его огромному разочарованию, даже после пары увесистых ударов стекло электрокара осталось невредимым.

– Бежим, времени нет, этот гад ещё преследует нас! – закричал его подельник, фигура которого была стройнее и легче.

К счастью для Артура, грабители ненадолго замешкались, однако вскоре, так и не добившись нужного результата от бездушной машины, вновь бросились вдоль улицы. Погоня продолжалась уже немногим больше квартала, пока на соседних домах не запрыгали лучики сине-красной палитры. Вой полицейской сирены раздался неожиданно, вводя замешкавшихся грабителей в ступор. Прямо перед ними, переливаясь десятками моргающих огней, словно из ниоткуда вынырнула патрульная полицейская машина.

– Всем оставаться на месте! Полиция Новой Москвы! – раздалось из встроенного динамика и разнеслось по всей улице, отражаясь эхом от высоких домов.

Двое людей в чёрных масках остановились. Дальше бежать не было смысла. На их чёрных одеждах запрыгали зайчики лазерных целеуказателей полицейского оружия, наставленного вышедшими из машины стражами правопорядка. Задыхаясь от столь продолжительного забега, позади бандитов резко возник Артур. Мгновенно одна из красных точек перекинулась на него. Инстинктивно Артур вскинул руки вверх, дабы не схлопотать шальную пулю.

– Руки вверх, мрази! – выкрикнул один из полицейских. На вид ему было не больше двадцати. На нём красовался новёхонький форменный костюм с жетоном, блестящим в огнях проблесковых маячков.

– Это, кажись, свой, – с нотками неуверенности бросил его коллега.

– Свой, – подтвердил Артур и опустил руки.

Бравые парни-полицейские были не с его участка. Лицо молодого парнишки казалось знакомым, но времени рассматривать детали у Артура не было.

– Не стреляйте, – выкрикнул один из грабителей, когда они оба подняли руки вверх, – мы не преступники, мы просто хотели найти еды, пожалуйста, не стреляйте.

Судя по страху в голосе, это и вправду были перепуганные бездомные, коих в этих местах водилось хоть пруд пруди.

– Думали уйти от меня? – зло хихикнул молодой полицейский, – хер вам!

Его напарник стоял не двигаясь, старательно удерживая на мушке две фигуры. Даже с приличного расстояния можно было разглядеть седину, торчащую из-под форменного головного убора, и покрытое морщинами лицо. Он выглядел полной противоположностью своему молодому коллеге, подошедшему вплотную к одному из бандитов.

– Нужно вызвать транспорт и отвезти их в участок, – немного отдышавшись, проговорил Артур, доставая силовые наручники.

– Оставь это, – неожиданно весело произнёс молодой страж порядка, – кому будет охота разбираться с этим биомусором? – он небрежно указал стволом пистолета на стоявших молча грабителей.

– Мы просто хотим есть, – произнёс один из них, – мы не хотели никому навредить.

– Навредить… – усмехнулся полицейский и с размаху ударил рукоятью пистолета по лицу одного из задержанных, посмевшего открыть рот. – Да ты знаешь, на чью территорию ты забрался, тварь? Ты знаешь, что я не досмотрел последнюю серию гонки героев из-за такого отребья как ты?

Услышав эти слова Артур непроизвольно подёрнул плечами, но постарался не подать виду. Стоящий рядом бугай сделал шаг вперёд и хотел защитить своего друга, но тут же прогремел выстрел, и он, как подкошенный, упал на мокрый асфальт.

– Молодец, дядя Боря, – подмигнул своему напарнику молодой полицейский и ещё раз ударил продолжавшего стоять перед ними человека.

Теперь Артуру удалось рассмотреть разбитое лицо парня. Он оказался темнокожим молодым человеком лет двадцати-двадцати пяти отроду. Одет тот был в местами разодранную грязную куртку, очевидно видавшую лучшие времена. Нос его показался необычно большим, но, скорее всего, это было вызвано переломом, так как из него хлестали струи тёмной крови.

– Ты знаешь, кто я такой, мразь? – спросил полицейский, схватив темнокожего грабителя за ворот и приставив дуло пистолета к лбу.

– Мы просто хотели есть, – дрожащим голосом произнёс парень.

– Меня зовут Кирилл, мразь, – нисколько не скрывая надменности, зло процедил полицейский и уже хотел было нажать на спусковой крючок, как вдруг резкий удар выбил пистолет из руки.

– Ты что творишь, падла? – взвизгнул полицейский.

– Не смей, хоть это и преступник, не тебе решать жить ему или умереть, – заявил Артур.

– Да кто ты такой? – рявкнул Кирилл и уже был готов ударить Артура, но вдруг сильная боль в ноге заставила его согнуться и потерять равновесие.

Полицейский плюхнулся в лужу, обхватив больное колено, куда мгновение назад пришёлся удар тяжёлым ботинком. Воспользовавшись замешательством, чернокожий парень ловко запрыгнул на стоящий рядом полусгнивший остов автомобиля и, словно гимнаст, перепрыгнул высокий забор.

Несколько выстрелов пронеслись ему вслед, но, судя по всему, так и не достигнув цели, растворились в непроглядных чернилах ночи, собственно как и сам силуэт беглеца.

– Видишь, что ты натворил, грёбаный козёл? – поднимаясь из лужи, но уже не решаясь на ответные действия, с обидой в голосе закричал Кирилл. – Да ты знаешь, кто я?

– Нет, – спокойно ответил Артур, – да и кто бы ты ни был, пацан, я не позволю тебе просто так убивать людей.

– Пацан?! – не своим голосом заверещал Кирилл. – Дядя Боря, дай мне пистолет, я пристрелю этого урода!

Он потянулся за пистолетом в тот момент, когда ещё два полицейских автомобиля показались в конце переулка.

– Сука! – выругался Кирилл, – повезло тебе, тварь, но с этого момента ходи и оглядывайся, не долго тебе осталось.

Закончив фразу, он демонстративно плюнул прямо на ботинки Артура и, сверкнув глазами, направился искать свой пистолет.

– Мы ещё поквитаемся, обязательно поквитаемся, – зло бурчал полицейский, рыская по земле, пока приближались автомобили департамента

Ничего не ответив, Артур направился навстречу прибывшим экипажам, оставляя своего нового знакомого копошиться в слякоти в поисках оружия.

_______________________

После недолгих расспросов и составления подробного рапорта в участке, облачившись в гражданскую одежду и сдав оружие, Артур вышел на улицу.

Там до сих пор было темно и пасмурно, зато холодный и противный дождь наконец-то прекратился. Конечно, сейчас это уже практически не имело значения, так как дорога до дома пролегала по бесконечно тянущимся под землёй зевам тоннелей метрополитена. Глубоко вдохнув воздух сырых улиц, Артур направился к ближайшей станции. Пока он спускался по эскалатору вниз, в голову лезли гадкие мысли по поводу сегодняшней ночи. Очень странным выглядело поведение тех преступников, что вначале действовали как заправские ниндзя, а потом выдавали себя за простых бездомных, идущих на преступление из-за пресловутого куска хлеба.

Внизу эскалатора, в своей будке мирно дремал охранник, абсолютно не заботясь о происходящем вокруг. На стене главного вестибюля красовалась большая картина местных художников, не нашедших в своих головах ничего умнее, чем нарисовать внушительный женский бюст и добавить надпись «Помни они ждут тебя». В добавок к этому, стена была изрисована надписями, гласившими о том, что здесь был Вася, Петя, Коля и тому подобные отбросы местной шпаны.

В душе словно нагадила куча кошек, в крайней степени страдающих диареей. Артур испытывал глубокую внутреннюю пустоту, и чем больше он пытался найти в сумрачных каменных стенах метро то, что могло отвлечь от неприятных мыслей, тем сильнее она ощущалась. Перед ним остановился ржавый, исписанный уродливыми граффити червь подземного поезда, обдав тоннельным вихрем. Томительные чувства на время улетучились, оставляя усталость и желание выпить.

 

Последнее время, особенно после ухода некогда любимой жены и единственного ребёнка, Артуру приходилось достаточно часто прикладываться к бутылке в поисках правды и забвения на её дне. Конечно, слово «приходилось» было выдумано никем иным как самим Артуром. Оно являлось не более чем оправданием в череде серых будней, скрашиваемых случайными связями и алкоголем. Мир давно перестал быть чем-то прекрасным и волшебным, таким, каким он казался в беззаботном детстве много-много лет назад. Да и было ли это детство? Артур очень сильно сомневался. Почти с младенчества ему досталась судьба изгоя. Ему не было и девяти, когда родители бросили его на произвол судьбы.

– Они просто не вернулись домой, чёрт подери, – Артур мысленно прокрутил заезженную пластинку в голове, словно стараясь ответить на один и тот же вопрос, преследовавший его всю сознательную жизнь… – Просто не вернулись…

Скитавшись несколько лет по городу в нищете и голоде, он был отправлен в приют, где по достижению совершеннолетия у него было всего-навсего два пути. Первый вёл в беспросветное дно социального общества к бандам и наркотикам, порочной любви, яркой, но короткой жизни, наполненной всеми грехами современного общества. Второй же наоборот мог сделать из него человека. Именно так Артур и оказался в рядах служителей закона. К сожалению, реальность значительно отличалась от всего того, что показывают в кино про бравых полицейских, спасающих жизни и дерущихся с преступностью. Самым главным отличием стало отношение общества. В мире, где каждый человек выживает на пределе своих возможностей, тонкая грань закона пересекается уж слишком часто. Порой казалось, будто всё общество скатилось в доисторическую эпоху палеолита, где главное правило гласило: «Убей, иначе сам станешь чьей-то добычей». Как известно, человек может приспособиться ко всему даже лучше любого таракана, однако именно это и рождало в обществе ненависть к служителям закона. Можно ли винить человека за то, что тот пошёл на ограбление для того, чтобы накормить своих маленьких детей, находящихся на грани голодной смерти? Но и оправдать его тоже нельзя, иначе весь мир скатится в пучину хаоса и беззакония.

Громкое шипение открывающихся дверей поезда вывело Артура из глубоких мыслей. Он даже не заметил, как промчался по тёмным и извилистым тоннелям с десяток километров.

– Станция «Верхние Лихоборы». – в вагоне раздался электронный голос, – Уважаемые пассажиры, о подозрительных предметах сообщайте машинисту. Следующая станция «Селигерская».

Артур вышел из вагона на перрон и побрёл в сторону давно вышедшего из строя эскалатора. Точно так же, как и на всех остальных станциях, грязные стены были «облагорожены» непристойными надписями и художествами местной шпаны. Никуда, конечно, не делись надписи о том, что некая Ксюша является представительницей древнейшей профессии, а Косой-лох.

Разбитый местами кафель уже десятки лет не видел даже намёка на маломальский ремонт. Возле одной из сводчатых колонн, образующих купол станции, прямо на грязном полу сидели несколько человек, тряся пустыми банками из-под консервов.

– Люди добрые, да хранит вас Бог, подайте бедным несчастным инвалидам, – голосили они.

– Парень, парень, – схватив Артура за штанину, обратился к нему один из бродяг, – ты знаешь кто я такой?

Артур недоумённо пожал плечами и уже был готов одёрнуть ногу, как вдруг лицо человека действительно показалось немного знакомым.

– Да, да… – улыбнувшись продолжил бродяга, – я тот самый, кто почти остановил «героя» в прошлом году. Меня показали по всем каналам. К сожалению, вместо щедрой награды, обещанной этими ублюдками, я лишился ног, а «героя» добили эти сукины дети, охотники, – с нескрываемым разочарованием и злобой добавил бродяга и смачно плюнул на и без того загаженный пол.

– Да, кажется, я тебя вспоминаю, – небрежно бросил Артур, одёрнув штанину.

С трудом сдерживая нахлынувшие эмоции и отвращение ко всему на свете, Артур всё же постарался не показывать их скрыв за маской безразличия. Он прекрасно понимал, что ни этот бродяга, ни тот полицейский, которого он ударил, не знали причин такой ненависти к столь обожаемому всеми шоу, бесконечно транслируемому по федеральным каналам.

– Подай несчастному, – бродяга настойчиво тянул свою банку, на дне которой звенело несколько монет, – никто не застрахован от такой участи, друг.

Артур никогда не шёл на поводу у подобного рода публики, но сегодня не смог просто пройти мимо. Его терзало желание загладить вину перед ночными событиями, приведшими к никому не нужной смерти и насилию. Конечно он был в этом не виноват, но всё же душа не лежала спокойно. Будто внутренний голос говорил о чём-то, возможно, это была игра воображения и излишняя по нынешним меркам, совестливость.

– Никто… – буркнул в ответ Артур и высыпав из кошелька остатки мелочи, направился прочь.

Вслед он услышал одобрительный возглас того бродяги и укоризненные восклицания других, обвиняющих его в скупердяйстве.

Выйдя со станции на улицу, он заметил, как кромешная мгла ночного города постепенно начала рассеиваться, уступая свои права новому дню. Идти домой совершенно не хотелось. На душе до сих пор было погано. Повсюду огромные головизоры неспешно транслировали свои рекламы. Эти проекторы усеивали ночной город, заменяя своим свечением давно сгоревшие уличные фонари. Неоновые рекламы предлагали всё, что только можно представить и, вне всякого сомнения, по самым низким ценам. Яркие этикетки известных брендов сменяли друг друга. Счастливые лица обладателей новых флаеров, продаваемых по заоблачным ценам, улыбаясь смотрели с экранов, словно насмехаясь над жителями бедных районов. Полулегальные психостимуляторы в открытую рекламировались в сочетании с фразами типа «Познай жизнь» или «Открой дорогу в неизвестное». Улыбающиеся обнажённые девицы, имеющие непропорционально большую грудь, посылали виртуальные воздушные поцелуи немногочисленным прохожим. Всё это не вызывало ничего иного, кроме отвращения и острого чувства тоски.

Долго разбираться с внутренними сомнениями Артур не стал и уверенно направился к ближайшей работавшей забегаловке. Хотя слово «ближайшей» было не совсем уместно, скорее, к единственной, кто ещё осмеливался работать даже глубокой ночью. Хорошо известная на всю округу вывеска «Голодный карась» как всегда ярко горела и зазывала затерявшихся в предрассветных сумерках посетителей.

– О, а вот и наш любимый гость пожаловал, – добродушно воскликнул бармен, как только прозвенел колокольчик над открытой дверью. – А я уж думал ты сегодня не придёшь, – протирая очередной стакан, добродушно добавил Анатолий, – что будешь пить, Арти?

Длинные рыжие усы и немного растрёпанная, плохо ухоженная борода бармена прекрасно сочетались с полным, словно надутый пивом бочонок, пузом и добродушными глазами. У Анатолия была достаточно глупая, но при этом абсолютно безобидная привычка коверкать имена всех без исключения посетителей и превращать их в уменьшительно-ласкательные формы. По началу это казалось неприятно и не уважительно, но со временем все привыкали и даже начинали относиться к этому с улыбкой. Всем своим видом Анатолий вызывал доверие и чувство дружелюбия, однако несмотря на это Артур прекрасно знал, что под стойкой у этого милого и отзывчивого дядьки скрывается крупнокалиберный дробовик. Так сказать, подарок от шефа особо буйным клиентам.

– Тяжёлая ночка выдалась? – спросил Анатолий и, не дожидаясь ответа, налил в рюмку пурпурною-красную настойку.


Издательство:
Автор
Поделиться: