Название книги:

Затянувшаяся прогулка, или Средство от депрессии

Автор:
Владимир Алексеевич Сергеев
Затянувшаяся прогулка, или Средство от депрессии

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Снова тишина, мёртвая тишина и темнота. Абсолютная темнота, ни малейшего проблеска света. Где я? Если умер, то где обещанный светлый тоннель, по которому души, улетают в другой мир? Если мне уготован ад, где котлы и черти? Я ничего не чувствую. Тела нет, боли нет, остался только разум. Стоп. Я что-то почувствовал… У меня ещё есть тело, а главное, оно вновь меня слушается. Издалека, от самых кончиков пальцев, в мозг начинают поступать сигналы. Как будто идёт настройка организма. Постепенно в перекличку включается каждый орган и докладывает мозгу, что он на месте, здоров и готов к работе. Здоров! Вот ключевое слово! Я уже шевелил пальцами, поочерёдно согнул ноги в коленях – никакой боли. Чтобы сомнений не осталось, ощупал себя руками, никаких следов от ран. Ленты, ограничивающие мою свободу, тоже исчезли. Я поднял руку, она не встретила никаких препятствий. Значит, прозрачной крышки тоже нет. Сел, положив руки на борта и пытаясь разглядеть окружающие предметы. Темнота была абсолютной, казалось, её можно было трогать руками.

Я напряг память, пытаясь вспомнить обстановку и определиться с выходом. Если моё тело снова здорово и готово слушаться своего хозяина, то я ещё побарахтаюсь, поборюсь за свою жизнь. Наверное, мне лучше выйти в освещённый зелёным мхом тоннель и продолжить поиски выхода на поверхность. Там я хоть как-то вижу, а здесь как крот. Не дай бог, опять хищные твари объявятся, в темноте у меня против них ни каких шансов. «Включить ночное зрение?» – вопрос возник в голове сам собой, без моего участия. Что за хрень, кто поселился в моей черепушке? Кто кроме меня может задавать вопросы моему мозгу? Я вполне нормально, можно даже сказать отлично, себя чувствую, и я сто процентов не думал ни о чём подобном. Что вообще такое «ночное зрение»? Откуда ему взяться и что значит включить? «После инициации вашему организму доступны некоторые дополнительные функции, хотите ознакомиться?», – вновь в голове прозвучал непонятно кем заданный вопрос. Сказать, что второй вопрос, возникший в моём мозгу, я встретил более спокойно? Х-мм, наверное, мне даже показалось, что я подсознательно ожидал его. Так… Погоди знакомиться. Что за инициация и вообще, что это за место?

«Вы посвящены в кшатрии драфитов», – услышал я в ответ. Нет, не услышал, уши в этом странном диалоге не работали. Ответы, как и вопросы, возникали прямо в мозгу, как будто мои собственные мысли. Словно я беседовал или рассуждал сам с собой. Интересное состояние. Вроде всё понятно, я задумался и погрузился в свои мысли. Ничего странного, но… Я сам себе задаю вопросы, на которые точно не могу знать ответов, а мне кто-то отвечает. Похоже капец. Моя бедная голова не выдержала всех свалившихся на неё испытаний и съехала с катушек. Что за драфиты? «Драфиты – это народ», – мгновенно пришёл ответ, – «который больше ста тысяч лет назад, спасаясь от природных катаклизмов, спустился под землю. Катаклизмы были вызваны гибелью луны Лели. Вы сейчас находитесь в автономной лечебнице, построенной ими для своих воинов, нёсших службу на верхних рубежах страны драфитов. К сожалению, эта лечебница больше не может функционировать. Энергетический кристалл окончательно погас. Вся остававшаяся в нём энергия полностью истрачена на восстановление вашего организма и инициацию. Хотите ознакомиться с приобретёнными навыками?».

Погоди, погоди… а где сами, эти… драфиты? «Драфиты вымерли десять тысяч лет назад от смертельного вируса». Так… понятно. А сейчас этот вирус опасен? «Нет, без питания он может существовать максимум сто-сто пятьдесят лет». А ты кто? Кто со мной говорит? «Мы наниты, нас поместили в этот организм для его излечения и небольшой коррекции. К сожалению, наше количество не достаточно для полноценного изменения, но больше инъекций в лечебнице просто нет. В нормальных условиях, процесс перестройки длится до трёх месяцев. Всё это время мы помогаем носителю освоиться и привыкнуть к своему обновлённому организму. В вашем случае, процесс инициации сократился до полутора месяцев, причём с начала процесса уже прошло сорок два дня. Это время потребовалось на лечение повреждений организма и его минимальную коррекцию. Примерно через семьдесят два часа процесс настройки вынужденно прекратится». И что со мной будет? Я умру?

«Нет, умрём мы, наниты, выполнив свою задачу. Ещё раз повторяю нас слишком мало, поэтому процесс инициации выполнен только на шестьдесят процентов. Наша гибель не приведёт к смерти носителя, но эволюция его организма прекратится. Хотите узнать о приобретённых способностях?». Да, пожалуй. Получается, что я был в отключке больше месяца? Подумал я, потрогав совсем небольшую щетину на подбородке. «Мы отключили на время некоторые функции организма, в которых он не слишком нуждается, в том числе рост волос и ногтей. Итак, регенерация вашего организма увеличена в двенадцать раз, физические возможности в пять целых, восемь десятых раза. Например, можно бегать со скоростью до сорока пяти километров в час достаточно продолжительное время. Зрение улучшено в три целых восемьдесят пять сотых раза, есть функция ночного зрения. Обоняние увеличено в семь целых три десятых раза, слух в четыре целых и четыре сотых раза. Это основные показатели, есть ещё ряд второстепенных. Например, память и как следствие, лингвистические способности. Любой незнакомый язык, вы сможете выучить за три, четыре дня».

– Не фига себе, – вырвалось у меня вслух, но вспомнив, что я говорю практически сам с собой, продолжил диалог мысленно. Что я ещё теперь умею? «Обращение с холодным оружием на уровне хорошего профессионала, стрельба из лука и других видов оружия, рукопашный бой. В общем, получены определённые знания и умения воина, из касты кшатриев. Мы изучили ваши воспоминания. Чтобы стало понятнее – вы теперь соответствуете уровню продвинутого офицера ваших спецподразделений. Естественно, в физической силе, скорости реакции, зрении и слухе вы превосходите среднестатистического бойца, но до полноценного кшатрия драфитов серьёзно не дотягиваете». Наниты замолчали, я тоже молчал, осмысливая полученную информацию. Сведения были настолько шокирующие, что я растерялся. С одной стороны услышанное впечатляло. Не прилагая никаких усилий стать продвинутым бойцом и полиглотом в придачу, конечно круто. Только вот до конца не понятно чем мне всё это грозит? Реально ли это безопасно для меня, или вместе со смертью нанитов, мои вновь приобретённые способности рассеются как дым, а мышцы сдуются. Хорошо если до прежнего уровня, тогда я ничего не теряю, а если нет? Если превращусь в дебила-задохлика? Тьфу, блин… Уж лучше сразу умереть.

Как отразилась эта переделка на моей продолжительности жизни, задал я мысленно вопрос своим консультантам, хотя скорей всего они и так следили за моими рассуждениями. Раз они легко копались в моей памяти, от них вряд ли можно что-то скрыть. «Расчётная продолжительность жизни увеличилась на пятьдесят процентов. Но это только расчёты. В результате проведённой инициации у вас повышенный метаболизм. Для поддержания организма в работоспособном состоянии требуется регулярное, усиленное питание, в противном случае он начнёт «поедать» сам себя. Естественно, в этом случае кривая продолжительности жизни резко пойдёт вниз». Понятно. Кстати, есть уже реально хочется, а рюкзак остался где-то на верхнем уровне, в помещении, где мы бились с тварями. Я проверил карманы, пусто. Только зажигалка одноразовая завалялась. Ну ладно, пора покидать капсулу и искать выход из этой больнички. Но, это задача минимум, а как бы мне выбраться на поверхность? Чёрт, ну я и тупица, хоть и прокачанный. А наниты на что? Они наверняка знают карту этих подземелий.

«Нет»– тут же услышал я в голове, что лишний раз подтвердило, что все мои рассуждения и мысли для них открытая книга, да и как могло быть иначе. Ведь они теперь часть меня. «Эти знания не нужны для инициации, поэтому у нас их нет. Об окружающем мире мы получаем информацию из мозга носителя, которая туда попадает от органов чувств, в том числе от глаз». А откуда вы тогда знаете о драфитах? «Это наши разработчики и производители. Информация закладывается в процессе изготовления». А откуда тогда вы знаете, что они вымерли? « Пока они были живы, нас проверяли и улучшали каждые пять лет. В момент нашего изготовления вирус уже проник в страну драфитов, мы все из последней партии. К тому же, в нас несколько месяцев пытались вложить программу борьбы с этой болезнью. К сожалению, антивирусную программу нашим производителям вывести так и не удалось, но информация об этой болезни у нас осталась. С момента последней проверки и обновления прошло десять тысяч лет. Вывод очевиден».

Понятно, а где вас изготавливали и на каком оборудовании вы знаете? «В городе Ант, в мастерской жрецов». А где этот город находится? «У нас нет такой информации». Но он под землёй или на поверхности? «Драфиты ушли под землю больше ста тысяч лет назад. Именно там они достигли своего могущества. Вывод очевиден – город Ант построен в недрах планеты». А как расположена эта лечебница по отношению к городу? «Лечебница расположена на верхних рубежах страны драфитов, значит, город находится ближе к центру планеты». Хм-м, об этом я мог бы и сам догадаться. Видимо, дальше спрашивать нанитов об их создателях и построенных ими поселениях бесполезно. Такая информация не нужна для лечения раненых, поэтому создатели и не пытались вкладывать её в своих маленьких роботов. Что ж, пора выбираться отсюда и в ускоренном темпе искать выход на поверхность иначе голод сожрёт меня изнутри. Пора испытывать свои новые возможности, включить «ночное зрение».

Нет, светло как днём, конечно, не стало, но густая, непроглядная чернота сменилась бледно зелёным светом, при котором всё было вполне отчётливо видно. Я огляделся. Повсюду с потолка свешивались манипуляторы. Они бессильно свисали до самого пола, и создавалось впечатление, что находишься в сказочном лесу. Правда, все деревья в нём были одинаковой толщины. Я спустился на пол и пошёл к выходу, легко проходя между свисающими плетями. По стенам я видел непонятные шкафы, всевозможных форм и размеров. Скорей всего, это были какие-то медицинские приборы драфитов. Мне сложно сказать это уверенно, потому что на то, что я видел в наших больницах, эти штуки мало походили. Я осмотрел парочку и ничего не понял. Никаких привычных кнопок, рычажков, циферблатов со стрелками. Гладкая металлическая поверхность была разделена на квадраты и прямоугольники различных оттенков и размеров. Как тут что работало, было абсолютно не понятно, по-крайней мере для меня. Я некоторое время разглядывал этот геометрический рисунок и не нашёл в нём даже намёка на симметрию. Фигуры были изображены абсолютно хаотично и по размеру и по цвету.

 

Ладно, это не мой уровень, решил я и направился к дверному проёму. Возле двери по-прежнему стояла тележка, к которой я как будто вчера, прыгал на одной ноге, быстро теряя сознание. Вместо двери здесь была выдвигающаяся из стены заслонка, из знакомого уже, блестящего металла, и она была закрыта. Осмотрев дверной проём, я не увидел даже минимальной щели, куда можно было что-нибудь засунуть в качестве рычага. Закончив осмотр, я с досадой стукнул по ней кулаком. Естественно, несмотря на мою увеличившуюся силу, это ни к чему не привело. Я вновь принялся за осмотр лечебницы, уже более тщательно. Заглядывал за шкафы, осмотрел капсулу, которая меня лечила. Дальше стояли ещё две таких же и на этом помещение заканчивалось. На противоположной от входа стене лечебницы, были уже две блестящие металлические створки. Они помещались в небольшом, окантованном по периметру металлическим профилем проёме. Эта конструкция очень сильно напоминала двери лифта, какими я привык их видеть. Главное, что меня здесь заинтересовало, это небольшой зазор между створками, примерно около сантиметра.

Осторожно заглянул в щель и увидел на зелёном фоне несколько более тёмных тросов. Точно лифт, или какой-то другой подъёмник. С трудом втиснул пальцы, между створками и напряг все свои силы, усиленные нанитами. Нехотя, как говорят со скрипом, створки отошли в стороны. Я высунулся по пояс и тщательно осмотрел открывшуюся шахту. Вначале верх, чтобы ничего по голове не прилетело. Вверху смотреть было некуда, шахта заканчивалась уже через пару метров. Тросы скрывались в отверстиях тускло поблёскивающей плиты. Шахта была прямоугольная, не слишком большая. Ширина метра три, а длина не больше пяти, а вот нижних пределов, видно не было. Струны тросов терялись в зелёной дымке. Стены были каменными, гладко обработанными. На них крепились вертикальные направляющие и редкие поперечные профиля. Крепко ухватившись за створку, я с трудом дотянулся до ближайшей направляющей. Всё тот же гладкий блестящий металл. Сечение профиля напоминает швеллер с высотой полки сантиметров восемь, девять. Зацепиться пальцам не за что. Даже если бы они были расположены поперёк шахты, а не вдоль и то очень рискованно по ним лезть, а так вообще без вариантов.

Дна этого колодца не видно и сколько до него, не понятно. Хотя стоп, сейчас узнаем? На какое расстояние я могу видеть в этом режиме? «Двенадцать метров», немедленно пришёл ответ. Хм-м, ну и что мне это даёт? Может шахта глубиной тринадцать метров, а может все сто. В принципе, хорошо приложиться и тринадцати хватит, тем более абсолютно не известно, что там внизу. По идее должна быть кабина лифта, но кто знает этих древних хозяев подземелья. Возможно, там просто какая-то платформа с двигателем и лебёдкой посередине. Короче вариантов море, а вот у меня, похоже всего один – спускаться по тросам. Входную дверь-заслонку мне точно не вскрыть, сидеть и ждать здесь совершенно бесполезно. Здесь никто не появлялся уже десять тысяч лет, ещё пару недель тем более, вряд ли появится. Ну а потом мне будет уже всё равно.

До ближайшего троса метра два, допрыгнуть не проблема. Нужно только руки чем-то обмотать. Вдруг до следующего уровня метров триста? Я все руки до локтей сотру. Одежду рвать не хочется, как-то не привык я без неё ходить, но придётся, если ничего другого не придумаю. Впрочем, после битвы с подземными хищниками, она и так была в весьма плачевном состоянии. Многочисленные прорехи, покрытые засохшей кровью. Оба рукава новой куртки наполовину оторваны. В гачах штанов тоже ветер не задержится, настолько они изодраны острыми когтями. На заднице огромные дыры, вырванные вместе с мясом острыми зубами. Да, пришлось, со мной повозится, здешним лекарям, даже мясо недостающее нарастили. Сейчас я даже шрамов не нащупал при осмотре своих ран. Гладкая, однородная кожа. Эх, ещё бы переодеться в целую одёжку и совсем красота. Хотя нет, вначале всё-таки нужно поесть. Я уже отчётливо чувствую, как голод начинает грызть мои внутренности.

Я вновь вернулся к капсуле, решив раскурочить лежанку, и снять с неё обивку. Случайно мой взгляд упал на застывшие, на полу, манипуляторы. Их захваты напоминали руки человека одетые в кожаные перчатки. Два широких пальца с одной стороны ладони и один, ещё более широкий с другой. Были здесь захваты и другой формы. У них по четыре тонких пальца с каждой стороны ладони. Я взял один и поднял его с пола. Он оказался совсем лёгким. Щупальце тащилось следом, почти не затрудняя перемещение самого захвата. Первым делом нужно попытаться рассоединить эти две части – захват и гибкий рукав-манипулятор. Что это разные детали я не сомневался. Вряд ли древние умельцы могли намертво сварить или запаять кожу, по-крайней мере так выглядел материал захвата, и металл самого рукава. Какое-то время я лихорадочно и сильно дёргал, пытаясь оторвать захват. Щупальце мягко вытягивалось, до определённого предела, но отдать мне свою «рукавицу» не желало.

Я уже начал отчаиваться, когда нечаянно повернул захват вокруг его оси, другой рукой удерживая, манипулятор. Раздался тихий щелчок. Более тёмный по цвету манжет «рукавички» заметно увеличился в диаметре и отсоединился от щупальца. Дальше дело пошло намного быстрее. Через минуту у меня в руках оказался мягкий чехол из неизвестного материала. Что это именно чехол стало понятно, когда я, наконец, его стащил. Под ним захват, был привычно блестящим и состоял из металлических сегментов. Я потряс снятый чехол, прощупал, убедившись, что внутри ничего нет. Только после этого засунул в него руку. А что, не совсем по моей руке, конечно, но намного лучше чем тряпками обматывать. Я выбрал трёхпалый экземпляр. Четыре пальца засунул в две широкие ячейки с одной стороны, а большой палец в отдельный футляр с другой. На ощупь материал мягкий, но прочный. Перед тем как одеть, попробовал его на разрыв, не получилось, хотя я не со всей дури, естественно, это делал. Вторую «рукавичку» я снял очень быстро и пошёл к шахте. В проёме задержался лишь на мгновенье, чтобы только прицелиться и прыгнул.

Я уже понял, что подсознательно оттягиваю момент прыжка. Неоправданно долго разглядываю манипуляторы и их чехлы, тем самым вызывая только больший мандраж. А голод, тем временем, становится всё сильнее. Руки намертво вцепились в трос, а затем и ноги охватили его. Фу-у, можно выдохнуть. Трос вполне надёжный, прошедшие тысячелетия никак на него не повлияли. Вперёд, ибо назад пути всё равно уже нет. Я ослабил хватку и медленно заскользил вниз. «Перчатки» вели себя прекрасно, да и трос был в идеальном состоянии. Мне кажется, на нём даже смазка какая-то сохранилась, впрочем, может это только моё воображение. Я выбрал оптимальную скорость, чтобы слишком не разгоняться и в любой момент затормозить, если это потребуется, и продолжил спуск. Верхний конец шахты уже давно скрылся из виду, нижнего пока не видно. Усилием воли подавил зарождающееся беспокойство. Всё нормально, «рукавицы» ведут себя отлично, заметных усилий от меня не требуется. А конец этой шахты обязательно будет, не может она быть бесконечной. Слишком всё вокруг материально, никакой мистики. Через несколько минут, зелень внизу потемнела. Я сильнее обхватил трос, замедляя скорость. Вот и конец пути. Трос заканчивался блоком, закреплённым на поблёскивающей площадке. Затормозив окончательно, я плавно приземлился на металлическую площадку. Это была крыша лифтовой кабины, никаких сомнений. Вон с боков видно колёса, скользящие по направляющим. Заглянул в щель, между шахтой и стенкой. Видно нижний край кабины с такими же колёсами.

А вот это похоже на люк. Я увидел квадратную пластину примерно метр на метр, немного выступающую над основной плитой. Как-то обслуживающий персонал, должен попадать на крышу кабины, да и в саму шахту, не кататься же, как я, цепляясь за канаты. Смахнув слой пыли, я разглядел утопленный в корпус рычаг. Потянул за него, раздался негромкий щелчок и люк открылся. Перед моим взором предстала кабина лифта. Она мало чем отличалась от современных, разве что зеркал на стенах я не увидел. А вместо панели с кнопками, присутствовали два небольших квадрата, выделяющихся более тёмным цветом на фоне стены. Створки дверей были открыты, а за ними виднелся какой-то коридор. Я повис на руках и мягко спрыгнул на пол. Осторожно выглянул из кабины лифта. Небольшой коридор, метра три длиной, вывел меня в широкий тоннель. Освещение отсутствовало, здесь даже светящегося мха на стенах не было. Для меня это теперь не проблема, я как будто одел ПНВ. Широкий, метров пять не меньше, тоннель, вновь тянулся в обе стороны. Ни в одном направлении не просматривалось его окончание или хотя бы поворот. Ну, и в какую сторону мне двигаться?

Я вновь шагал по тоннелю. Наугад выбрал правую сторону и пошёл направо. Разницы никакой не заметно, зачем думать и терять время. Кроме того желудок меня ощутимо поторапливал, требуя питания. На моём пути вновь встречались боковые коридоры, меньшего размера. Я быстро осмотрел несколько. Большинство из них заканчивались пустыми помещениями, не понятного назначения, в некоторых было какое-то оборудование. Я вновь нашёл себе металлический прут, взамен утерянного, хотя и не такой удобный как тот первый. Никаких звуков кроме собственных шагов я пока не слышал. Но, когда в руках что-то есть, немного напоминающее оружие, на душе как-то спокойнее. Блин, а есть то всё больше и больше хочется. Сейчас я был бы рад встретить парочку этих гигантских крыс, но не больше. Пока я не горел большим желанием испытывать свои новые способности. С двумя тварями я бы справился без проблем. В принципе, если не обращать внимания на голод, в остальном я чувствовал себя нормально. По ощущениям, будто только что спустился в эту проклятую пещеру.

Следующий, неприметный с виду отнорок, оказался с сюрпризом. Он заканчивался лестничным пролётом уходящим вниз. Я остановился возле первой ступеньки. Пролёт заканчивался небольшой площадкой, а та в свою очередь переходила в следующий лестничный пролёт. Похоже на обычную лестницу, каких хватает в любом здании на поверхности. Самое интересное, что в щель между лестничными пролётами был виден слабый свет, очень слабый. Если бы не мои, улучшенные нанитами глаза, я бы его скорей всего и не заметил. Это был обычный, слегка желтоватый свет, а не тот бледно-зелёный, к которому я уже начал привыкать. Естественно, я решил спускаться. Понятно, что это не выход на поверхность, на такой-то глубине, но там свет! Значит что-то живое, или ещё работающее. В любом случае нужно проверить, чем ходить по пустым, тёмным и бесконечным туннелям. Пролёты следовали один за другим, вокруг глухие, гладко обработанные стены. Вначале я пробовал считать один, два, три, но где-то после тридцати семи сбился и бросил это дело. Какой смысл? Всё равно мне идти до конца, тем более свет, идущий снизу, становился заметно ярче.

Последний лестничный пролёт привёл меня в небольшое помещение, освещённое тонкой светящейся полосой на потолке. Ночное зрение отключилось автоматически, ещё за несколько пролётов до окончания лестницы. Здесь оно было без надобности. Более того, приходилось щурить, отвыкшие от нормального света глаза. Слепило, так как будто я смотрел на солнце. Я подождал, пока глаза привыкнут к нормальному свету и перестанут слезиться. Иголки при таком освещении я собирать бы не рискнул, но в целом видно было гораздо лучше, чем в «ночном режиме». Светящаяся полоса пересекала помещение и дальше ныряла в узкий коридор. Он снова вывел меня в широкий, как наверху тоннель. Постояв пару минут и оглядевшись, я вновь решил повернуть направо. Никакой разницы в направлениях опять не было заметно. С точки, где я стоял, тоннель выглядел абсолютно симметричным. Светящаяся полоса, идущая от лестницы, примкнула к более широкой полосе на потолке тоннеля. Она располагалась по центру сферического потолка и терялась вдали, насколько хватало зрения. Пока в стенах большого тоннеля, не было заметно никаких проёмов или дверей, кроме того из которого я вышел. Так что шагай направо, или налево, никакой разницы.

Я прошёл не меньше трёхсот метров до первого бокового отнорка. Более узкая световая полоса ныряла в него, отпочковавшись от широкой центральной ленты. Короткий коридор вывел меня в довольно большое помещение. Вдоль стен привычно размещалось какое-то оборудование. Но, самое интересное – оно работало! Что это за устройства было абсолютно не понятно. Больше всего эти серебристые параллелепипеды, с мигающими цветными квадратами походили на шкафы управления. По-крайней мере, ничего другого я в них разглядеть не смог, со своими познаниями в электротехнике. Чем они управляют и каким образом, было совершенно не понятно. Попробовал открыть переднюю стенку одного из шкафов. Небольшая щель по периметру и подобие длинного валика с одной стороны, дали основание предположить, что она открывается. Подобранный мной прут никак не хотел влезать в узкую щель и послужить рычагом. Никаких ручек и замочных скважин на двери не было, и открываться она категорически не хотела. Я попробовал бить по валику-шарниру, в надежде его разрушить. Бесполезно, только шума наделал. Металл был очень прочным, на нём даже заметных следов не оставалось. Так небольшие царапины. Вот блин.

 

Внезапно в голове прозвучал сигнал тревоги. Нет не так. Сигнал ВЗРЕВЕЛ! Тело сделало всё само, не дожидаясь моей команды. Мышцы мгновенно сократились, и я отскочил в сторону, ещё в прыжке нанося удар прутом, по промелькнувшей тени. Прут угодил точно по затылку, покрытому длинной свалявшейся шерстью. Мой удар придал телу дополнительное ускорение и нападавший с грохотом врезался в шкаф. Потом он сполз на пол, и вытянулся, не подавая признаков жизни. Оглядев помещение, и не увидев немедленной угрозы, я приблизился к лежащему на полу телу. Что-то среднее между приматом и первобытным человеком, как их изображают на рисунках. Мускулистое тело покрыто тёмной короткой шерстью, которая была заметно длиннее в области головы. Морда скорее ближе к обезьяньей, чем к человеческому лицу. А вот вытянувшееся тело, по пропорциям, однозначно ближе к человеку. Передние конечности не такие длинные, как у обезьян. Голые ступни, на нижних конечностях, прямые и жёсткие, утратившие способность хватать предметы. А вот ногти на руках, да и на ногах, по размеру больше напоминали когти животного. Длинные крепкие и немного загнутые внутрь, они могли нанести противнику серьёзные рваные раны. Ещё у лежащего существа обнаружился хвост, правда, совсем короткий. Обрубок, не больше десяти сантиметров, торчал из копчика под небольшим углом.

Существо было явно мужского пола, потому что спереди из-под ноги у него выглядывал, куда больший по сравнению с хвостом, прибор. Я потыкал прутом в спину лежащего самца, никакой реакции. На затылке шерсть постепенно напитывалась кровью. Неужели я его убил? Впрочем, никаких угрызений совести я не испытывал. Он явно не обниматься ко мне кинулся, незаметно подкравшись сзади. А откуда, кстати, он взялся? Когда я вошёл в эту «щитовую», в ней вроде пусто было. Я поднял прут и осторожно двинулся вдоль шкафов. Ну вот, что и требовалось. Между двумя шкафами обнаружился узкий проход. В нём освещение отсутствовало, и у меня не было ни малейшего желания туда лезть. Нос уловил исходящий оттуда неприятный запах. Что это? Мне показалось, что я уловил какой-то шорох. Я отошёл к противоположной стене, убедившись, что там серебристые шкафы стояли вплотную, без всяких подозрительных проходов между ними. Позицию выбрал между двумя шкафами, чтобы исключить нападение сзади. Не сводя взгляда с тёмного проёма, я поднял прут и приготовился к бою. Теперь я отчётливо слышал тихие шаркающие шаги. Через минуту из прохода появилось ещё одно существо. Оно остановилось и, прищурившись от света, уставилось на меня.

Это была женская особь. Большие плоские груди свисали почти до пояса, а вот между ног напротив, ничего не висело. Ростом она была намного ниже лежащего самца. Её рост не превышал полутора метров. Мускулатура развита намного хуже, чем у самца. Под грудью был заметен небольшой отвисший живот. Морда не особо отличалась от поверженного примата, а вот уши были значительно меньше, и не такие оттопыренные. На лбу множество морщин, да и вокруг слегка выпирающей пасти их хватало. Шерсть чуть светлее, чем у лежащего мужика и в ней хорошо заметны серебристые пряди. Оттопыренные губы существа разошлись, обнажив большие жёлтые зубы. Послышалось рычание, но нападать на меня она не спешила. Она сделала ещё шажок и, выглянув из-за шкафа, безошибочно посмотрела в ту сторону, где лежал её мужчина. Ноздри её широко раздувались, втягивая воздух. Бросив на меня быстрый взгляд, из-под нависших бровей, она убедилась, что я по-прежнему стою на месте. Не предпринимая попыток напасть, она двинулась к распростёртому на полу телу, немного подволакивая левую ногу.

Дойдя до тела, она вновь посмотрела на меня и склонилась над раненым. Обнюхав и быстро ощупав самца, она зарычала. В её рычании не было угрозы, это больше походило на недовольное ворчание. Вновь бросив на меня взгляд, она ухватила лежащего под мышки. Попятившись задом, и что-то недовольно бурча, с трудом потащила его в сторону своего убежища. Волоком она затянула тело в коридор и через некоторое время её шаркающие шаги, и недовольное ворчание, стихли в темноте. Я постоял немного, внимательно прислушиваясь и начал осторожно перемещаться к выходу из помещения. Когда я уже нырнул в коридор, вслед мне донёсся мощный рёв. Он точно не мог принадлежать пожилой самке. Так орать мог только крупный самец. Очнулся подбитый мною зверь, или в логове был кто-то ещё, я разбираться не стал. Выскочив в тоннель, я вновь свернул направо и быстро зашагал, стараясь сильно не топать. Бдительности я не терял и время от времени оглядывался, опасаясь преследования. Через какое-то время, я успокоился, убедившись, что меня никто не догоняет. Никаких боковых коридоров и проёмов мне больше не встречалось. По сторонам тянулись сплошные гладкие стены.

Ещё через какое-то время по левой стороне показалась дверь. Именно металлическая дверь, без всяких сомнений. Она была изготовлена из того же блестящего металла, который я видел в подземелье уже многократно. Небольшая круглая ручка и матовый прямоугольник чуть выше её. Посередине большой круглый глазок, на уровне головы взрослого человека. Подёргал за ручку, толкнул плечом, никакой ответной реакции. Заперто. Кроме ручки, глазка и непонятного прямоугольника, абсолютно гладкое полотно. Никаких декоративных элементов или отверстий для ключа. Прямоугольник, скорей всего и является замком. Электронный считыватель с какого-то ключа-карточки, а может с сетчатки глаза или ладони. Я такие только в фильмах видел. Чёрный глазок вполне может быть объективом камеры. По периметру полотна никаких щелей, куда можно было подсунуть штырь, который я по-прежнему держал в руке. Постоял немного и двинулся дальше. Долбить по металлу бесполезно, а на моё негромкое постукивание дверь никак не отреагировала. Сильно шуметь, после случая в «щитовой», я опасался. Мне совсем не хотелось вновь столкнуться с обитателями этого уровня. Конечно, наниты хорошо надо мной потрудились, но убивать, кого бы то ни было, я был не готов.

Я почувствовал усталость. Желудок всё настойчивей напоминал о себе, но наполнить его мне было нечем. Вокруг голые стены и светящаяся полоска на потолке. Вода во фляжке, которую я набрал в бассейне, тоже закончилась. Хорошо хоть в тоннеле было не жарко. Я бы даже сказал прохладно, иначе мне совсем бы хреново пришлось. Ну и что дальше? Выбор не велик. Загнуться от голода или от жажды. Можно попробовать вернуться к бассейну, но что это мне даст? На одной воде долго не протянешь, а съедобного я там ничего не видел. Хотя о чём я? Даже с моим изменившимся здоровьем и силой, подняться вверх по тросам лифта очень не просто, это не вниз скользить. А как я открою дверь из лечебницы? Кроме того на обратном пути нужно пройти мимо «щитовой», где нора агрессивных приматов. Может они собрались всей семьёй и с нетерпением ждут ускользнувшую добычу.


Издательство:
Автор
Поделиться: