Название книги:

Россия, 100 лет в поиске

Автор:
Александр Александрович Петров
Россия, 100 лет в поиске

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1.
Марксизм – оружие самоуничтожения величия России

1.1. Манифест Коммунистической партии с позиций логики и гуманизма.

В начале 80-х годов прошлого века мое служебное положение требовало, чтобы я настойчиво искал причины низкой эффективности социалистической экономики СССР и осуществлял в локальных масштабах в пределах подведомственных предприятий, отраслей, меры по стабилизации их работы. Естественно, что на ранних этапах поиска, я как примерный воспитанник КПСС, должен был выдвинуть версию о том, что низкая эффективность связана с возможным отклонением отечественной социалистической системы от положений марксизма-ленинизма. Начал проводить сравнение практики с произведениями классиков. Труды В. И. Ленина в наибольшей степени сориентированы на классовую борьбу и методы завоевания политической власти, очевидно по этим причинам я не нашел в них полезных указаний по экономике. Взялся за изучение Капитала К. Маркса. К этому времени я прошел большую производственную, инженерную школу на крупнейшем химическом предприятии СССР – Могилевском ПО «Химволокно». Оно стремительно развивалось на базе комплектного оборудования, поставляемого ведущими мировыми концернами. При этом каждая очередная закупаемая установка по производительности на порядок, то есть в 10 раз, превосходила, показатели предыдущей. В еще больших масштабах сокращалась численность обслуживающего персонала при одновременном улучшении условий его труда за счет автоматизации производственных процессов. Управлять новыми установками поручалось инженерам, аппаратчикам предприятия, которые хорошо себя зарекомендовали в работе по обслуживанию установок предыдущего поколения. За 25 лет участия в этом непрерывном конвейере у меня сложилось твердое убеждение в том, что успех подведомственного предприятия в первую очередь связан с высоким техническим уровнем импортного оборудования. Следствием его стал вывод о том, что в современном обществе главным источником прироста его богатства является интеллектуальный труд, научная, конструкторская, инженерная деятельность, поддержанная квалифицированным трудом рабочих.

Изучение первого тома Капитала привело меня в смятение. Утверждение, что персонал, обслуживающий машины, рабочие являются единственными создателями прибавочной стоимости и, соответственно, богатства общества коренным образом отличалось от сформировавшегося жизненного опыта. После изучения всех 4 -х томов К. Маркса возникло мнение, что вся крупномасштабная идеологическая конструкция марксизма опиралась на ложное фундаментальное утверждение. Стало ясно, что в трудах К. Маркса я не найду полезных рекомендаций по повышению эффективности экономики отрасли и страны. Естественным образом возникли сомнения о корректности теории социализма. К этому подталкивали неудовлетворительные результаты «перестройки». Изучение также показало, что субъективное толкование процесса создания прибавочной стоимости в первом томе Капитала должно было обосновывать провозглашенные за 20 лет до его выхода требования Манифеста Компартии о диктатуре пролетариата. Оно же предопределило ошибочность последующих исключительно важных социальных утверждений К. Маркса. Наблюдения и взгляды мною были отражены в 2-х монографиях, написанных до 1991 года, одна из них, «На подступах к полному хозяйственному расчету» [1.], вышла в 1989 году, вторая, «Экономика и политика: иллюзии и реальность» [2.] в 1993 году. Во второй книге была в деталях представлена концепция формирования прибавочной стоимости товара, соответственно богатства общества. Показано, что не только рабочий класс, но и все исторически сложившиеся легальные общественные группы участвуют в его создании. Наибольшего успеха добивается то общество, страна, в которых сотрудничество классов и общественных групп приобретает максимально конструктивный характер. Эксплуатация исторически сопровождает все фазы развития цивилизации. Она выражается в том, что отдельные общественные группы или лица в составе этих групп присваивают себе благ больше, чем создают лично. Формы эксплуатации разнообразны, они и их исполнители подвержены постоянной мутации. В период ускоренного развития научно–технического прогресса они более всего ориентируют свою деятельность на присвоение его результатов. Отставание в подготовке нормативно–правового поля в национальном и международном масштабе по их использованию создают предпосылки для стремительного обогащения новых поколений бизнесменов.

Эксплуатация порождает социальные противоречия, в случае непринятия мер по их устранению они приобретают антагонистический характер. С учетом этого провозглашение главной задачей общества налаживание классового сотрудничества не снимает с повестки дня для всех этапов исторического развития необходимости организации классовой борьбы. Общество заинтересовано в том, чтобы она осуществлялась в конституционных рамках, без разрушительных последствий. При этом революции, как насильственная, разрушительная форма разрешения накопившихся антагонистических противоречий, были, есть и будут. От них невозможно спастись законодательными запрещениями. Преступным надо считать действия правящей элиты, которая в связи с непринятием мер, адекватных накопленной массе противоречий, доводит общество до необходимости их использования. Антиобщественными надо считать действия лиц, которые, отвергая усилия прогрессивных представителей общества по реформированию строя конституционным путем, изначально подталкивают его к революционным действиям. С учетом этих положений в книге указано, что классы необходимо рассматривать, как категории единства и борьбы противоположностей. Они едины в процессе созидания и противоположны при распределении произведенного общественного продукта.

В книге рассмотрены принципы обустройства общества, которые необходимо считать наиболее рациональными, способными обеспечить максимально высокие темпы его развития. Они исходят из того, что в социальном отношении любая человеческая общность независимо от исторического периода, масштабов, географии, уровня доходности распадается на две части. Одна часть имеет деловые способности ниже среднего уровня, вторая часть – выше. Общество заинтересовано в том, чтобы каждый гражданин работал с максимальной отдачей. Это требование традиционно определяется тезисом «от каждого по способностям». Оно принимается обеими группам, но реализация его на практике сопровождается значительными трудностями. При распределении общественного продукта противоречия носят системный характер. Группа менее способных граждан экономически заинтересована в использовании принципа «каждому поровну», группа граждан со способностями выше среднего уровня будет настаивать на реализации принципа «каждому по результатам труда». В книге приводятся обоснования того, что именно он должен быть базовым принципом для общества. Используя принцип «каждому по результатам труда», общество лучше мотивирует всех граждан к максимальному использованию своих способностей. При этом государство получает политическую поддержку наиболее способной части граждан, опирается на его больший интеллектуальный уровень и предрасположенность потенциала к росту. Реализация данного принципа создает предпосылки для более высокой эффективности общественного производства, а значит наделяет государство большими возможностями для оказания социальной поддержки тех граждан и групп населения, которым она необходима

Капитализм победил феодализм вследствие того, что он большей массе людей предоставил возможность трудиться по способности и при этом более объективно связал размер вознаграждения с результатами труда. Россия после 1917 года, уничтожив наиболее интеллектуально подготовленный слой населения, отстранив его оставшихся представителей от управления государством и экономикой, предоставила большие возможности для остальной части граждан трудиться по способностям. Но при этом к руководству государством на всех уровнях пришли неподготовленные кадры, новый строй ориентировался на принцип «каждому поровну», точнее «каждому, примерно, поровну». Поправка отражает те льготы, которые представители элиты общества имели в реальной практике. Использование данного принципа и его модификации, во-первых, предопределялось тем, что в основе идеологии социализма массы видят прежде всего принцип равенства. Во-вторых, бесконечно сложно для громадного количества общественных групп, отраслей и их представителей определять в плановой системе «результаты труда». В-третьих, полуграмотные чиновники молодого государства, руководствуясь положениями марксизма о необходимости ликвидации товарно-денежных отношений, не могли осуществлять поиск других форм распределения общественного продукта. Ущербность данной системы стимулирования лишь частично компенсировалась идеологическими установками, самоотверженностью масс и извлечением в громадных количествах природных ресурсов. Декларировалось, что после успешного прохождения фазы социализма страна придет к коммунизму, главным принципом которого станет провозглашенный К. Марксом лозунг «От каждого по способностям, каждому по потребностям». [3. с. 87]. Итоги соревнования двух систем подвел 1991 год.

В книге также утверждается, что при наличии здравого смысла в признании приоритетной системы мотивации, защищающей интересы наиболее способной части граждан, стремление к социализму у части общества является вечным. Оно независимо от уровня его развития, уровня жизни населения будет вдохновлять массы на борьбу, постоянно рождать новых вождей, готовых жертвовать жизнью. Сама пропорция 50 / 50 предопределяет это стремление и, соответственно, вероятность непрерывных социальных конфликтов, которые могут как ускорять, так и тормозить развитие общества, разрушать и отбрасывать его назад. Для того, чтобы менее способная часть общества согласилась с принципом распределения «по результатам труда» и с инструментами его реализации – частной собственностью, рыночной экономикой, рынком труда, реальным различием граждан в доходах, то есть, с категориями, определяющими сущность капитализма, государство должно реализовать большой комплекс социальных мероприятий. Основополагающим из них является объективное определение «результатов труда», понятная для общества система начисления по ним вознаграждения. Элементы социализма должны присутствовать в значительных масштабах во всех сферах общественной жизни. Соответствие общественного обустройства этим требованиям должно подтверждаться высокими темпами роста ВВП страны и отставанием роста доходов наиболее богатой части граждан от роста доходов остальных категорий. Система должна до максимума сблизить возможности представителей различных общественных групп в начале их жизненного пути в образовании, медицинском обслуживании, создать условия для талантливой молодежи по переходу в более высокие интеллектуальные сферы деятельности.

 

Переход России к рыночной экономике в 1991 году мною приветствовался, как возврат на столбовую дорогу развития мировой цивилизации. Но методы, которыми он осуществлялся, вызывали у меня резкую критику. В книге «Экономика и политика: иллюзии и реальность», написанной в 1991 году отмечалось: «Признание целесообразности перехода нашей страны к развитым формам капитализма позволило бы разработать и согласовать всем общественным группам социально справедливую программу его осуществления. Наоборот, движение к капитализму под маскировкой лозунгов перехода к "гуманному социализму" в реальности придает этому процессу антисоциальный характер. В условиях отсутствия правил "игры" небольшая группа хищнически настроенных дельцов добивается своего стремительного обогащения за счет развала всей экономики страны и тяжелого обнищания ее населения.

Решая необходимую для функционирования рыночной экономики проблему первоначального накопления капитала, мы воспитываем одновременно новую элитарную общественную группу, которой от рождения чужды интересы общества и государства. Добившись власти, эта группа ради дальнейшего обогащения продаст за бесценок природные ресурсы страны, ее интеллект, но при неизбежных в будущем социальных потрясениях она первой бросит разоренную страну.

Обеспечение максимально возможной социальной справедливости по отношению ко всем общественным группам при переходе к современным формам капитализма является такой же важной задачей, как и требование создания эффективной рыночной экономики. Они взаимообуславливают друг друга.» [2. с. 250 -251]

Аналогичную реакцию вызывали действия иностранных консультантов по формированию в России основ рыночной экономики. Наблюдая последние 10 лет трудности становления капиталистической экономики в России, отсутствие каких-либо признаков по изменению негативных тенденций, нарастающий интерес населения к реставрации социализма, посчитал целесообразным вернуться к своим разработкам конца 80–х годов, актуализировать взгляды на марксизм, изложить их в более простой, доступной для понимания форме и попытаться дать рекомендации, способствующие коренному изменению характера капитализма в России. К этому меня также подталкивало наличие кризисных явлений в ведущих странах западного мира. Данный этап углубления в марксизм я посвятил более внимательному изучению Манифеста. Причиной этого стали мои наблюдения. Для части населения России, тяготеющей к радикальным преобразованиям, реставрации социализма, данная брошюра воплощает весь марксизм. Они не принимают во внимание, что она написана молодыми авторами по заказу экстремисткой организации. Положения Капитала и других произведений авторов в более зрелом возрасте для них ненужные премудрости. Из них они усвоили только тезисы о том, что вся прибавочная стоимость и богатство общества создается рабочим классом и он с развитием капитализма должен становится беднее. Безусловно, мое повторное изучение Манифеста не могло осуществляться без влияния на характер анализа знаний о исторических событиях, произошедших за последние 170 лет. Но я по мере возможностей старался его проводить с позиции логики, с позиции читателя, имеющего критический склад ума, оценивающий тезисы и формулировки более по их содержанию, а не по последствиям, к которым они привели.

«Манифест Коммунистической партии» является программным документом коммунистического движения. Его текст был написан в 1847 году К. Марксом и Ф Энгельсом по заказу тайного пропагандистского общества «Союз справедливых». Впервые документ был опубликован незадолго до начала революции во Франции в феврале 1848 года. На революционные события того периода заметного влияния он не оказал. Массовый интерес к документу возник к 1870 году, благодаря деятельности Первого интернационала и Парижской коммуне.

В преамбуле к Манифесту его создатели пишут: «Призрак бродит по Европе – призрак коммунизма. Все силы старой Европы объединились для священной травли этого призрака. Два вывода возникают из этого факта. Коммунизм признается уже силой всеми европейскими силами. Пора уже коммунистам перед всем миром открыто изложить свои взгляды, свои цели и свои стремления». [4. преамбула]

Далее излагаются основные взгляды, приведем наиболее важные из них:

«История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов.

Вышедшее из недр погибшего феодального общества современное буржуазное общество не уничтожило классовых противоречий. Оно только поставило новые классы, новые условия угнетения новые формы борьбы на место старых.

Буржуазия не может существовать, не вызывая постоянно переворотов в орудиях производства, не революционизируя, следовательно, производственных отношений, а стало быть, и всей совокупности общественных отношений.

Все сословное и застойное исчезает, все священное оскверняется и люди приходят, наконец, к необходимости взглянуть трезвыми глазами на свое жизненное положение и свои взаимные отношения.

На смену старой местной и национальной замкнутости… приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга.

Буржуазия подчинила деревню господству города. Она создала огромные города … и вырвала таким образом значительную часть населения из идиотизма деревенской жизни.

Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествующие поколения, вместе взятые.

Итак, мы видим, что средства производства и обмена, на основе которых сложилась буржуазия, были созданы в феодальном обществе. На известной ступени развития этих средств … феодальные отношения собственности уже перестали соответствовать развившимся производительным силам … Они превратились в ее оковы. Их необходимо было разбить, и они были разбиты.

Место их заняла свободная конкуренция с соответствующим ей общественным и политическим строем, с экономическим и политическим господством буржуазии.

Подобное же движение совершается на наших глазах». [4. Часть I].

Эти хвалебные оценки, высказанные в главном документе мирового пролетарского движения, фактически являются гимном буржуазии, признают ее громадную историческую роль в развитии мировой цивилизации. Подобные речи произносятся на юбилеях лучших друзей или на открытии им памятников. При этом они дополняются словами безмерной благодарности, громкими заявлениями, что участники церемонии будут, продолжать их дело, заботиться о близких. Авторы Манифеста демонстрируют другой подход.

В последующих разделах они заявляют: «Современное буржуазное общество, с его буржуазными отношениями производства и обмена, буржуазными отношениями собственности, создавшее как бы по волшебству столь могущественные средства производства и обмена, походит на волшебника, который не в состоянии более справиться с подземными силами, вызванными его заклинаниями. Вот уже несколько десятилетий история промышленности и торговли представляет собой лишь историю возмущения современных производительных сил против современных производственных отношений, против тех отношений собственности, которые являются условием существования буржуазии и ее господства. Достаточно указать на торговые кризисы, которые, возвращаясь периодически, все более и более грозно ставят под вопрос существование всего буржуазного общества. Во время торговых кризисов каждый раз уничтожается значительная часть не только изготовленных продуктов, но даже созданных уже производительных сил

Буржуазные отношения стали слишком узкими, чтобы вместить созданное ими богатство.». [4. Часть I]

Как известно? кризисы сопровождают буржуазное общество с момента его возникновения и до настоящего времени. Они играют роль санитаров экономики. Ослабленных производителей, имеющих наиболее низкие показатели, они выводят из сферы производства. Кризисы способствуют ускорению технического прогресса. После каждого кризиса начинается новый этап развития, который поднимает производительные силы на более высокий уровень. При этом кризисы перепроизводства представляются детскими игрушками в сравнении с теми, которые сформировались в последующие годы по политическим причинам – двумя мировыми войнами, эмбарго на поставки нефти странами ОПЕК. Несмотря на тяжелейшие последствия мировое «буржуа» смогло их преодолеть и обеспечить непрерывное развитие. Авторы Манифеста поторопились с паническими оценками и их характер повлек за собой меры неадекватные потенциалу дальнейшего развития буржуазного общества. Последующая часть Манифеста показывает, что хвалебные гимны буржуазии это – не речи на юбилеях заслуженной общности людей, нет это – пламенное выступление на митинге, призывающем к ее уничтожению, продолжающей, несмотря на кризисы, активно развивать мировое сообщество. В обоснование авторы приводят новые декларации, не подкрепленные доводами:

«Производительные силы, находящиеся в его распоряжении, не служат более развитию буржуазных отношений собственности; напротив, они стали непомерно велики для этих отношений, буржуазные отношения задерживают их развитие…

Буржуазные отношения стали узкими, чтобы вместить созданное ими богатство.

Оружие, которым буржуазия ниспровергла феодализм, направляется теперь против самой буржуазии. Но буржуазия не только выковала оружие, несущее ей смерть, она породила и людей, которые направят против нее это оружие, – современных рабочих, пролетариев». [4. Часть I]

В данной части Манифеста впервые прозвучало это зловещее слово «смерть». Отнесено оно не к отдельной человеческой личности, а к целому классу. В Манифесте приводятся данные по его численности:

«Вы приходите в ужас от того, что мы хотим уничтожить частную собственность. Но в вашем нынешнем обществе частная собственность уничтожена для девяти десятых его членов. Она существует именно благодаря тому, что не существует для девяти десятых». [4. Часть II]

Как с учетом этого понимать тезис о смерти буржуазии? Люди с экстремисткой психологией воспримут его, как прямое указание на физическое уничтожение 10 % населения, той его части, которая движет прогресс общества. Современные сторонники марксизма будут принимать данную точку зрения за фальсификацию учения. Они будут указывать, что тезис о смерти буржуазии необходимо воспринимать как рекомендацию о преобразовании класса буржуазии в соответствующую по численности часть рабочего класса. В подобной версии много место для фарисейства и фантазий. Авторы Манифеста, восторгаясь результатами деятельности класса буржуа по преобразованию мира, одновременно видят в конкретном «буржуе» всего лишь эксплуататора, никчемную, пустую фигуру в сфере управления производством и экономикой. Проявляя к нему гуманность, сохраняя его физически, новая власть должна уничтожить, его как директора фабрики, руководителя бизнеса. При этом менеджеры, руководители производственных подразделений определены как унтер – офицеры, надсмотрщики, им в новом обществе также места нет. Каждого «буржуя» на основе точно установленных критериев пролетарская власть должна зарегистрировать, предложить ему сдать всю собственность, взамен наделить спецодеждой, предоставить рабочее место у станка на родном предприятии или в «промышленных армиях», установить нормы выработки и по их достижению зафиксировать завершение процесса перерождения. Авторы Манифеста, утверждая, что в буржуазном обществе семья является накопителем собственности, женщина в ней является товаром и собственностью, предлагают для ее освобождения ликвидировать семью. То есть провозглашается достаточно комплексное решение. Буржуазию уничтожить, а жен буржуа освободить от «прежних владельцев». Две полярных точки зрения на понятие «смерть буржуазии», но здравомыслящий читатель, даже незнакомый с последствиями всех последующих революций, должен признать, что в условиях хаоса, озлобленности, обстановки насилия, сопровождающих революции, вероятность реализации версии людей с экстремисткой психологией будет достаточна высока. Манифест это предопределяет требованием уничтожения морали.

 

Великая Французская революция в конце 18 века выдвинула лозунги «Свобода, равенство, братство». Они не были воплощены в жизнь, но стали в последующем наиболее распространенным ориентиром для идеологов социализма, национальных, классовых и расовых освободительных движений всех стран. Казалось, что в борьбе за освобождение рабочего класса от эксплуатации, целесообразно также было бы опираться на данные лозунги. Но в Манифесте они отсутствуют, причину надо искать в том, что его содержание коренным образом им противоречит. О каком Равенстве и Братстве может идти речь, если пролетариат, как класс, наделяется особой ролью в обществе и противопоставляется не только господствующему классу, но и всем сословиям тружеников.

«Из всех классов, которые противостоят теперь буржуазии, только пролетариат представляет собой действительно революционный класс. Все прочие классы приходят в упадок и уничтожаются с развитием крупной промышленности, пролетариат же есть ее собственный продукт. Средние сословия: мелкий промышленник, мелкий торговец, ремесленник и крестьянин – все они борются с буржуазией, для того чтобы спасти свое существование от гибели, как средних сословий. Они, следовательно, не революционны, а консервативны. Даже более, они реакционны: они стремятся повернуть назад колесо истории». [4. Часть I]

Для достижения социальной справедливости логично рассматривать общественные группы с позиции труженик или эксплуататор, но авторы Манифеста вводят свою классификацию: революционер или реакционер. В чем провинился перед ними рядовой крестьянин. Он добросовестно выполняет исключительно полезную для общества работу. Причина признания его класса «реакционным» связана с тем, что он в своей деятельности использует средства производства, приобретенные им на свои трудовые доходы. То есть не базовые, а второстепенные факторы ставятся во главе оценок социальной значимости других общественных групп. На основе их решается судьба сотен миллионов людей. Авторы Манифеста не из соображений гуманности, более на основе политической прагматичности не призывают к уничтожению данных общественных групп, но сущность заявления проста – пролетариат, устанавливая диктатуру, не должен с ними делиться властью, они могут повернуть колесо истории назад. Их дальнейшая судьба в Манифесте не уточняется, но роль временных попутчиков рабочего класса с перспективой принудительного исчезновения не могла устроить указанные сословия. Пришлось в практической деятельности осуществлять маскировочные маневры. В "Критике Готской программы" К. Маркс более чем через 25 лет после выхода "Манифеста" укажет о необходимости привлечения в союзники рабочему классу представителей других классов и сошлется при этом на имеющиеся примеры объединения в предвыборной борьбе: "Разве на последних выборах заявляли ремесленникам, мелким промышленникам и т.п., а также крестьянам: "по отношению к нам вы с буржуа и феодалами образуете лишь одну реакционную массу?" [3. с. 86]

При построении социализма в СССР линия на ликвидацию класса крестьянства, как временного союзника, была последовательно выдержана.

Читая, обращаешь внимание на осколочное, фрагментарное представление в "Манифесте" спектра классов и общественных групп населения. Фактически показано, что современное производство сводит общество к двум полярным группам: буржуа – пролетариат. Возникает вопрос: почему в схеме буржуа – пролетариат не нашлось места ученым технических направлений науки, изобретателям, конструкторам машин, проектировщикам, инженерам, организаторам производства, транспорта, финансовой системы, торгового дела? К. Маркс здесь явно отступил от научного подхода. Провозглашая необходимость революции социалистической, он полностью игнорирует успехи революции технической. Описываемые им победы капитала, создание мощных производительных сил могли быть только следствием созревания новой общественной группы трудящихся – научной, технической и управленческой интеллигенции. С развитием капитализма она не умирает. Сформировавшись и проявив себя, она стала причиной стремительного роста производительных сил, что подняло ее численность, интеллектуальный уровень на новую высоту. Во многих случаях именно из представителей этой новой общественной группы, на основе их научно – технических достижений и формировался класс буржуазии. Не заметить этих явлений это значит исказить то главное, чем была примечательна эпоха.

Удивляет то, что в Манифесте не нашлось места для оценки роли гуманитарной интеллигенции и определения ее места в новой общественной формации. Производственный процесс есть лишь фрагмент всей общественной жизни, в которой рабочий настоящего и будущего периодов получает помощь других представителей интеллектуального труда: врача, воспитателя, педагога, писателя, артиста, юриста, работника государственного аппарата и др. Все они, формируя способности к труду будущих рабочих, крестьян, инженеров или заботясь о ее сохранении, в конечном счете существенно влияют на его результаты. Данный недостаток не случаен, невнимание к возрастающей роли интеллигенции прослеживается по всем последующим трудам авторов Манифеста. Через 45 лет после издания Манифеста Ф. Энгельс попытался одним ловким словесным приемом исправить ошибку. Выступая в 1893 г. на встрече со студентами университета, он признал ученых тружениками. Но это частное признание – "пролетариат интеллектуального труда», [22. с. 432] высказанное в локальной аудитории, не могло изменить учения, как идеологии диктатуры пролетариата, в которой нет места для других отрядов тружеников, а значит для Равенства и Братства. Манифест не дает надежд на установление Свободы. Его авторы, отчетливо представляя масштабы насилия, считают:

«Пролетарское движение есть самостоятельное движение огромного большинства в интересах большинства. Пролетариат, самый низший слой современного общества, не может подняться, не может выпрямиться без того, чтобы при этом не взлетела на воздух вся возвышающаяся над ним надстройка из слоев, образующих официальное общество. Описывая наиболее общие фазы развития пролетариата, мы прослеживали более или менее прикрытую гражданскую войну внутри существующего общества вплоть до того пункта, когда она превращается в открытую революцию и пролетариат основывает свое господство посредством насильственного ниспровержения буржуазии».

[4. Часть I]

В соответствии с данными взглядами Карл Маркс в работе "Критика Готской программы" в 1875 г. писал:

"Представление о социалистическом обществе, как о царстве равенства, есть одностороннее-французское представление, связанное со старым лозунгом "свободы, равенства и братства", – представление, которое как определенная ступень развития было правомерно в свое время и на своем месте, но которое, подобно всем односторонностям прежних социалистических школ, теперь должно быть преодолено, так как оно вносит только путаницу и так как теперь найдены более точные способы изложения этого вопроса. [3. Письмо Энгельса Бебелю от 18 -28 марта]

Таким образом, авторы Манифеста, провозглашают декларации, которые с большой вероятностью будут истолкованы, как призывы к разрушению всей системы государственного управления, уничтожению представителей наиболее квалифицированного класса, составляющего по их собственным оценкам 10% населения. Одновременно предлагают все остальные социальные группы, кроме пролетариата, ограничить в правах. Давайте посмотрим на это с позиции событий мировой истории. За целенаправленное уничтожение миллионов евреев, славян мы обоснованно считаем Гитлера извергом и преступником, за расовую ненависть мы клеймим позором ее проповедников. Тогда почему же Манифест, согласно которому «самый низший слой общества» должен уничтожить его наиболее квалифицированную и дееспособную часть, мы воспринимали как путеводитель в прекрасное будущее, а его проповедников возносили в ранг вождей, сверяли с их взглядами каждую строчку нашей государственной идеологии, каждый шаг в политике и экономике. Полагаю, что мы были пленниками идеологии близкой по своему величию и силе к известным ветвям мировой религии. Все преобразования согласно Манифеста, предлагается осуществлять с благородными намерениями и целями. Верующим был предложен «рай» не в загробной, а в земной жизни. При этом они привлекались к его созданию:


Издательство:
Автор
Поделиться: