Название книги:

Император Павел I и Орден святого Иоанна Иерусалимского

Автор:
В. А. Захаров
Император Павел I и Орден святого Иоанна Иерусалимского

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

ЕЕ КОРОЛЕВСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ БЕАТРИКС, КОРОЛЕВЕ НИДЕРЛАНДОВ, ПРИНЦЕССЕ ОРАНТСКОЙ-НАССАУ и т. д., и т. д., и т. д.



Прапраправнучке Павла I, Императора Всероссийского, 72-го Великого Магистра Державного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского


Посвящается

Слово о Павле I

Пожалуй, никому из государей в нашей истории так незаслуженно не доставалось посмертных обид и поношений, как Павлу I. Ему (почему-то именно ему!) вменялись в вину и деспотичность правления, как будто не было явных тиранов – Ивана IV и Петра I, и низкопоклонство перед прусскими образцами, как будто не были западниками императрица Екатерина II и император Александр I – мать и сын императора Павла. Его подозревали в принадлежности к масонской ложе. Его внешнюю политику объявляли безумной. Поколения наших соотечественников (поколения, много поколений!) смотрели на царствование императора Павла через призму картинки Александра Бенуа «Парад при Павле I» и романа Юрия Тынянова «Подпоручик Киже». Надо сказать, талантливой картинки и небездарного романа, дающих нам, однако, не портрет эпохи, а её карикатуру.

Императору Павлу довелось править менее пяти лет. Тем не менее мы вправе объективно оценить то, что им было сделано. Ему досталось тяжкое наследство. В начале XVIII века, при Петре I, Россия приобрела западничество, часть своей культуры, уводившую нас от восточно-христианской цивилизации. Это западничество в довольно злобных, репрессивных формах усилилось в бироновщину, в десятилетнее царствование Анны Иоановны…

После определённого сдвига к православной традиции при Елизавете Петровне мы получили екатерининское царствование – самое дворянское царствование в нашей истории, когда «канавка» между дворянами и всеми остальными русскими людьми, вырытая ещё при Петре I, превратилась в пропасть. Тогда был издан Указ о вольности дворянской, но забыт Указ о вольности крестьянской. Тогда вместо барина-защитника, всю свою жизнь служившего и защищавшего, между прочим, крестьянина, на шее мужика оказался бездельник. Народ, как известно, ответил на это пугачёвщиной… Все это было. И императору Павлу досталось то, что досталось.

Была ещё и трагическая личная история. Его отец был убит, когда Павел был младенцем, и убит матерью. Таким образом, Павел Петрович в какой-то степени ощущал себя в положении Гамлета. Его готовили к государственной деятельности с отрочества, но чем старше он становился, тем дальше его отодвигали от государственных дел. В конце концов после совершеннолетия он оказался в почётном изгнании, запертым в своих прекрасных дворцах – Гатчине и Павловске. Нет, пожалуй, худшего воспитания наследника престола, нежели то, что выпало на долю молодого Павла!

А вместе с тем он получил очень неплохое образование. Несомненно, Павел I был самым образованным среди русских государей XVIII столетия. В XIX веке с ним могут сравниться только Александр II – Царь-Освободитель – и последний наш государь – Николай II.

Он сознавал себя ответственным. Как-то раз, в юности, явно желая ему польстить, один из германских посланников сказал: «Ах, Ваше Высочество! Вы – настоящий немецкий принц!». На что всегда необычайно вежливый, благожелательный Павел вдруг топнул ногой, так, что посланник подпрыгнул, и грозно рыкнул на него: «Какой я вам немецкий принц! Я – Великий Князь Российский!».

Он понимал, что он не просто правитель благовоспитанный, который призван стать благодетелем всего человечества (так будет думать Александр I и нанесёт огромный вред России и русским). Он полагал, что ответственен перед Всемогущим Творцом за свою страну, за благоденствие своего народа – за всё, что произойдёт в его царствование. Он не сомневался (довольно редкое чувство в XVIII столетии) в том, что каждое царствование создается Небесами, и монарх имеет особенное благословение Небес, представлявшее на самом деле страшную ответственность: с монарха спросится за малейшего из его подданных!

А ведь в XVIII веке помазанники Божии воспринимали чаще не свою высшую ответственность, а свои особенные права. Такова была его мать – императрица Екатерина, которая лгала всю жизнь и не могла терпеть своего сына, который не лгал никогда.

У него была тяжелая юность. Да что юность! Он долго ждал: ведь екатерининское царствование заняло целых 34 года! Но, впрочем, о тяготах юности, молодости и ранней зрелости Павла I вы можете прочитать во многих книгах. А теперь давайте посмотрим, каково же было царствование.

Прежде всего, император Павел избавил Россию от опасности дворцовых переворотов. Предпосылки к ним были заложены Указом Петра, вводившим нелепую систему престолонаследия «по завещанию». «Правда воли монаршей», как это называлось, превращавшая монарха из самодержавного правителя в абсолютного деспота. Бог не дал Петру осуществить это мнимое право: он так и не успел на смертном одре указать, кому завещает корону.

С тех пор Россию периодически лихорадили перевороты. В 1725 г., сразу после смерти Петра, – первый переворот, когда гвардейцы и Меншиков поставили Екатерину I царствовать в России, вообще-то не признававшую женских царствований. И так до 1825 г., когда декабристы пытались совершить последний гвардейский переворот.

Однако заметьте: и переворот 1801 г., цареубийство самого Павла, и декабристский переворот 1825 г. не удались. Во многом потому, что тремя Актами Павел I избавил страну от этой угрозы: присоединил абсолютно надежные гатчинские части к гвардии, отменил петровский Указ, согласно которому дворяне должны начинать свою службу рядовыми солдатами гвардии, то есть разрушил янычарскую секту и издал новый Закон о престолонаследии. Строгий, правда, закон, не русский – действительно западноевропейский. Русская традиция, когда царь избирается на царство, была утрачена, ушли из истории земские соборы, и оставалось прибегнуть к майоратному способу. Однако последние пять императоров вступили на престол на основании этого Закона. Это заслуга одного Павла I.

Мы пользуемся термином «крепостное право», не задумываясь о том, что под ним понимают разные явления. Так называемое крепостное право XVII века, когда помыслить нельзя было продать крепостного, было мягче, чем крепостное право в любой стране Западной Европы (может быть, кроме Англии). В то время как крепостное право Екатерины было куда хуже, чем в Западной Европе, и скорее напоминало рабство.

И вот император Павел начинает готовить первое крестьянское законодательство, правда, успел издать только один Указ – «О предельности трехдневной барщины крестьянина на помещика». Но до нас даже не дошли документы, в которых проектировалось законодательство. Можно лишь предполагать, что это не было полное освобождение крестьян, а закон, который ограничивал и права помещика в отношении крестьянина, и обязанности крестьянина в отношении помещика. Если бы эти ограничения защитили хозяйственную деятельность крестьянина, наша экономика избежала бы крепостнического расслабления, и мы избежали бы отсталости России и, возможно, поражения в Крымской войне. Но и этого Павлу Петровичу сделать не дали.

Он принялся реформировать армию. Его критикуют обычно за то, что он ввёл после свободных потёмкинских мундиров неудобные прусские. Да, это правда! Но заметьте, как здесь все предвзяты и несправедливы. Ну конечно, неудобно сражаться в треугольной шляпе, но разве удобно – в огромном кожаном горшке, в котором сражались герои 1812 г. (подразумеваю кивер)?! Действительно, ну, смешно в конце XVIII века носить косицы и букли, но, с другой стороны, у павловского мундира был отложной воротник, а при Александре он стал стоячим: зато каждый солдат смотрел соколом, потому что иначе и смотреть-то было нельзя, когда тебе воротник в подбородок упирается! Почему же мы не издеваемся над неудобными петровскими мундирами, неудобными мундирами начала екатерининского царствования, неудобными александровскими мундирами – а всё Павел? Однако… Однако… Флот при Павле I улучшил своё качество, а кавалерия, благодаря прусским совершенным уставам, стала той блистательной кавалерией, которая побеждала и французов в эпоху наполеоновских войн.

Но, прежде всего, император Павел был выдающимся политиком. Екатерина ненавидела и боялась революции. Павел же их ненавидел как христианин и христианский государь, но не боялся. Екатерина заявляла Павлу, что он безумец, если полагает, что пушки могут бороться с идеями (в XX веке мы знаем, как хорошо пушки борются с идеями!). Но он двинул русские войска на Европу, а Суворов получил наконец всемирное признание как великий полководец…

Нет, он не боялся и готов был противостоять революциям. Но помнил и об интересах России. Получив великолепную возможность провести флот через черноморские проливы и даже вспомогательные силы союзного в этот момент (редчайший случай!) турецкого флота, император Павел не только сумел потеснить французов, не только совершил руками и гением Фёдора Фёдоровича Ушакова первое освобождение греков, но и создал поразительный по глубине Мальтийский проект. Вот уж за что несправедливо упрекают Павла западники и патриоты!

Западники говорят: куда же нам с суконным рылом – на Мальту! А наши не очень умные патриоты: как же мог, как мог император Павел стать гроссмейстером ордена, признававшего первенство римского папы?

Более того, до сих пор ходят феерические легенды, что мальтийские рыцари – масоны, и тут-то и есть главное прегрешение императора Павла. На это последнее обвинение я всерьёз отвечать не буду. Это бред! А вот в отношении папизма позволю себе задать вопрос: а, может быть, орден, добровольно признавший православного императора своим гроссмейстером, уже тем самым переставал быть римско-католическим?

Во всяком случае, Мальта, даже в годы Второй мировой войны, была важнейшей, ключевой точкой Средиземноморья. А ведь могли же мы владеть Мальтой (нет-нет, не как русской землей – как орденской), так что гроссмейстерский ранг стал бы наследственным в династии русских государей. Так выгодно ли это России? Выгодно ли это Вселенской Православной Церкви? Имей мы базу на Мальте, были бы на многие десятилетия раньше освобождены наши братья – балканские славяне и греки? Разве не как православный государь повел себя Павел Петрович?

 

С Французской революцией не мог примириться император Павел. Но он посчитался с генералом Бонапартом, в котором почувствовал основателя новой династии. Это очень важный для нас вопрос. Нас сейчас совершенно одолели легитимисты, полагающие, что законны только так называемые «законные династии». Помилуйте, но ведь у каждой династии был первый государь! Значит, если легитимисты правы, то каждая династия начинается с мерзкого узурпатора, который нелегитимен, а наследник этого узурпатора становится почему-то легитимным?! Вы не находите в этом противоречия? Император Павел полагал иначе: если царские венчания свершаются на небесах, то и основатель династии – тоже законный государь. Павел почувствовал в Бонапарте будущего Наполеона! За этим последовал русско-французский союз. Что он нам сулил? Мы избавились бы от необходимости загребать жар голыми русскими руками для Австрии и, самое главное, Англии – нашей основной противницы на протяжении двух с половиной столетий. Мы получили бы возможность продвинуться на Балканы много раньше и много решительнее, вытесняя англичан.

Есть ещё одно безумное искажение смысла политики императора Павла: ему приписывают проект индийского похода через Среднюю Азию, путь, на котором успех был вряд ли возможен. А ведь на самом-то деле русские войска должны были двигаться в Индию не через Среднюю Азию, а через Сирию и Месопотамию, где французы уже начали готовить нам оперативную базу, провиант, необходимые технические средства.

Ни один военный специалист никогда не критиковал проект императора Павла. Месопотамский путь в Индию более чем реален. И здесь – блестящее геополитическое мышление! Причем мышление в интересах России, в интересах имперской политики, в интересах Церкви!

Всего этого было бы достаточно, чтобы признать Павла выдающимся государем. Но многое в понимании значения государственной деятельности Павла I проясняют обстоятельства его кончины. Англия была в ужасе: Россия в союзе с Францией могла лишить ее положения великой державы. Заработало английское золото, заработали английские связи. Именно английский посол финансировал главу антипавловского заговора – графа Палена. Все, кого Павел не любил как фаворитов императрицы Екатерины, но простил и вернул службу, не простили ему! И именно здесь видна роль масонства. Правда, не всемирного масонского заговора, а масонских лож с центом в Англии. Масонство, безусловно, причастно к цареубийству 1801 г., но оно отстаивало английские интересы.

Цареубийство свершилось! Мы помним сейчас всё о цареубийстве 1918 г., но был акт цареубийства 1881 г., когда погиб Царь-Освободитель, было цареубийство Фёдора Годунова, второго правителя законно избранной династии… Было и цареубийство Павла. Причём из всех государей, к памяти которых я отношусь с предельным почтением, для России более всех сделал император Павел. А мы плохо помним его имя! А вот он до последних секунд своей жизни сохранил верность России: он отказался спасти свою жизнь, подписав акт отречения, и погиб воином на своем посту, как князья древнерусские – Михаил Черниговский или, может быть, в ещё большей степени, как Михаил Тверской.

Тогда народ его чтил, оплакивал, полагая «убиенным благоверным царём». Постепенно это народное почитание императора Павла пошло на убыль – и вдруг возродилось. Возродилось, казалось бы, из ниоткуда. В последние годы XIX века и в предреволюционные, XX века все больше панихид заказывали на гробнице императора Павла в Петропавловской крепости.

Мы сильно задолжали перед Богом. Есть еще имена, которые ждут своего прославления. Одним из первых ждёт прославления Церковью на земле и убиенный государь Павел?!

В. Мохнач

От автора

Значение царствования Павла I для России и его роль в истории нашего государства до сих пор недостаточно изучено, несмотря на довольно большое количество литературы, вышедшей за последние сто пятьдесят лет. Но самую большую загадку в его кратковременном царствовании представляет принятие православным российским императором звания Великого Магистра Державного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского.

Этот факт послужил для ряда усердных православных публицистов поводом для обвинения императора в тайном католичестве. Однако все это – лишь досужие вымыслы и недоказанные факты, направленные только к одной цели – очернить в глазах людей, в глазах православной церкви царя-мученика.

ЧЕТЫРЕ ГОДА, ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА И ЧЕТЫРЕ ДНЯ – таков был срок царствования императора Павла I. И царствование его оказалось столь знаменательным для России, что еще свыше пятидесяти лет она жила вдохновленная начинаниями одного из самых благочестивых монархов, возведенных Господним промыслом на Российский престол.

Когда же начинаем анализировать царствование Павла Петровича, встречаемся с полным непониманием его деяний. В советской исторической литературе сложился отрицательный образ императора Павла I, но «по делам их узнаете», как сказано в Евангелии. А дела императора говорят совершенно о другом. За столь короткий период своего правления он оставил целых три тома законодательных актов, которые помещены в Полном Своде Законов Российской Империи (ПСЗРИ). А это больше чем кто-либо другой из российских самодержцев за такой же период времени!

Павел I значительно урезал права и привилегии дворянства. Он впервые привел крестьянское сословие к присяге. Им были совершены шаги в направлении правового и экономического уравнения социальных классов Российского государства, в направлении создания поистине всенародной опоры для власти русских самодержавных государей.

5 апреля 1797 г., в день коронации, издается знаменитый Указ, запрещающий принуждать крестьян работать в воскресные и праздничные дни.

10 ноября Павел I отменяет чрезвычайный рекрутский набор по 10 человек с тысячи, объявленный незадолго до кончины его матерью Екатериной II.

27 ноября «людям, ищущим вольности», предоставлено было право апеллировать на решения судебных мест.

10 декабря последовала отмена хлебной повинности, ложившаяся тяжелым бременем на народ, взамен нее устанавливается особый денежный сбор по 15 копеек за четверик.

А. Т. Болотов так прокомментировал этот указ, крайне разорительный для крестьян: «Нельзя изобразить, какое приятное действие произвел сей, благодетельный указ во всем государстве, и сколько слез и вздохов благодарности выпущено из очей и сердец многих миллионов обитателей России. Все государство, и все концы и пределы онаго, были им обрадованы, и повсюду слышны были единые только пожелания всех благ новому Государю»1.

18 декабря появляется новый указ, по которому слагаются недоимки по 1 января этого года с казенных крестьян на сумму до 7 миллионов рублей. Другие новые Указы облегчают участь крестьян уменьшением натуральных повинностей, вводится льготная продажа соли, все казенные крестьяне получают надел по 15 десятин на душу и особое крестьянское управление.

Запрещается продавать дворовых людей и крестьян без земли.

Вот как вспоминал современник, известный немецкий романист Август Коцебу, проживавший в это время в России: «Народ был счастлив. Его никто не притеснял. Вельможи не смели обращаться с ним с обычною надменностью; они знали, что всякому возможно было написать прямо к Государю и Государь читал каждое письмо. Им было бы плохо, если бы до него дошло о какой-нибудь несправедливости; поэтому страх внушал им человеколюбие.

Из 36 миллионов людей по крайне мере 33 миллиона имели повод благословлять Императора, хотя и не все сознавали это»2.

Он обратил пристальное внимание на нравственное и материальное положение православного духовенства, а его желание, «чтобы более священство имело образ и состояние важности сана своего соответственные», было осуществлено на практике. Заботы о просвещении духовенства воплотились в Указ от 18 декабря 1797 г., по которому в Петербурге и Казани учреждались духовные академии. Особые суммы были ассигнованы и на содержание духовных училищ.

Получили свободу и «раскольники». В начале 1798 г. в Нижегородской губернии разрешено было старообрядцам иметь свои церкви и священников. Павел I впервые ввел для священства кресты, которые они стали носить на груди. Улучшилось положение белого духовенства. В его царствование был причислен к лику святых Феодосий Тотемский (1568). В 1800 г. по его повелению был восстановлен Спасо-Каменный монастырь, основанный еще в 1242 г. чудесно спасшимся от бури князем Глебом Васильевичем Белозерским.

Павел Петрович получил совершенно расстроенные финансы, и ему пришлось срочно заняться проблемой удержания бумажного рубля, который он признал «истинным и священнейшим общенародным долгом на казне нашей», от инфляции. С этой целью он приказал перед Зимним дворцом сжечь ассигнаций на сумму свыше пяти миллионов рублей, а б뇋ольшую часть серебряных дворцовых сервизов переплавить и отчеканить из них серебряные монеты.

Детское воспитание будущего императора было весьма серьезным. Его воспитывали в духе русского патриотизма и часто примером для подражания служили образцы, взятые из истории. С детства Павел Петрович знал о существовании Мальтийского Ордена, о его борьбе с врагами христианства. А, став императором и с головой окунувшись во внешние и внутренние проблемы государства Российского, он узнает, что именно в этот момент Мальтийский орден обратился к России за помощью в решении целого ряда собственных проблем.

Для Павла I были совершенно неизвестны многие факты внутриорденских перипетий, но он знал, что в Ордене начинаются распри из-за «французской революционной заразы», борьба против которой была и для него одним из главных дел. В то же время обращение столь почтенного и прославленного в его глазах ордена не могло не вызвать в душе императора чувство сострадания. Павел I с живейшим вниманием стал помогать ордену всем, что было в его силах. И, конечно же, он не думал ни о каком протекторстве над орденом, а уж, тем более о магистерстве. Даже когда с Мальты привезли великолепный диплом, в котором сообщалось, что Российский император избран орденом его Протектором (покровителем), он попросил для себя лишь медальон, который носил Великий Магистр де ля Валетт. В медальоне этом находилась частичка шипа от тернового венца Спасителя. Когда медальон был доставлен в Россию, Павел Петрович с благоговением одел его на себя и никогда не снимал эту священную реликвию. Снял только один раз, поздно вечером 10 марта 1801 г. Снял навсегда. О медальоне этом забыли, и только недавно он был обнаружен в фондохранилище музеев московского Кремля, правда из мощевика частичка шипа исчезла…

Павел I не мог оставаться равнодушным к судьбе ордена. Он поручил своим дипломатам сообщать о всех событиях вокруг Мальты летом 1798 г.. А когда произошла измена Великого Магистра Фердинанда фон Гомпеша, который без единого выстрела сдал прекрасно вооруженную Мальту Наполеону, то Павел I, будучи, как мы помним, этому времени официальным покровителем ордена, понимал, что на нем лежит задача вернуть ордену св. Иоанна не только его былую славу, но и его территориальные владения. Происшедшие затем события, по нашему мнению, следует рассматривать в следующем аспекте.

Большая группа рыцарей ордена, собравшись на то историческое заседание Великого Приорства Российского в 1798 г. и будучи недовольна действиями и поведением Великого Магистра Фердинанда фон Гомпеша, провозгласила императора Павла Великим Магистром Ордена. Почти все европейские правители это решение приняли и одобрили, никто из них не протестовал. Папа Римский публично не высказался ни за, ни против. Ситуация сложилась так, что было необходимо как можно скорее решать проблему, по сути, выживания Мальтийского ордена, его дальнейшего существования.

 

И император Павел I решил ее так, как ему подсказывала его христианская совесть. Мы ни в коей мере не хотим оправдать русского императора, (да, он был честолюбив), но и не желаем считать его узурпатором, как это постоянно подчеркивал официальный историограф Мальтийского Ордена Кирилл Туманов3. Павел I был в то время единственным государственным деятелем, кто не побоялся протянуть руку помощи погибающему католическому ордену.

Ну что теперь поделаешь, что рука эта принадлежала не католику (как этого теперь многим хочется), а православному! Так можно ли за это обвинять русского императора?

***

Русский император был предательски убит 11 марта 1801 г. Убит людьми из своего же собственного окружения, которые им были облагодетельствованы. П. А. Пален, Л. Л. Беннигсен, братья Зубовы, А. В. Аргамаков, И. М. Татаринов, Я. Ф. Скарятин – все они занимали далеко не малые посты в государстве и все они, будучи масонами, выполнили страшный приказ.

Сбылись слова прозорливого Авеля, инока Александро-Невской лавры, сказанные императору Павлу Петровичу:

«От неверных слуг мученически кончину примешь, в опочивальне своей удушен будешь злодеями, которых ты греешь на своей царственной груди. В страстную субботу погребут тебя… Они же, злодеи, стремятся сим оправдать свой великий грех цареубийства, возгласят тебя безумным и будут поносить добрую память твою. Но народ русский правдивою душою своей поймет и оценит тебя и к гробнице твоей понесет скорби свои, прося заступничества».

В 1801 г. Пасха была ранняя. Погребение императора было назначено на 24 марта, в Страстную субботу, «и в этом погребении, – как пишет отец Александр Шабанов, – народ усмотрел, что его любимый царь получил от Бога первое свое прославление. Ибо “Христу сопогребенные – совоскреснут со Христом”. В тот день, приложившись к Плащанице, люди шли проститься с Царем. Ему было сорок семь лет. Столько же букв находилось и в его девизе, помещенном над главным портиком Михайловского замка: “Дому твоему подобаетъ святыня, Господи, въ долготу дней”.»4.

Трагическая кончина Павла I, разговоры, которые ходили в народе, сделали покойного Императора необыкновенно популярным. Почти два столетия тысячи людей приходили на его могилу в Петропавловском соборе с молитвами и просьбами. Слава о его небесном заступничестве была настолько широка, что многие стали почитать Павла I как «святого царя-мученика». По благословению тогдашнего настоятеля собора отца Александра Дернова, причт стал собирать и записывать свидетельства, которые поведали богомольцы у гроба императора. Факты многочисленных исцелений и помощи, которую многие получали по молитвам «святого царственного мученика», были собраны и изданы в 1901 г.

Прошло свыше 10 лет, а книга записей продолжала пополняться. Мы не знаем, где она находится в настоящее время, следы ее утеряны, но в 1916 г. была напечатана небольшая брошюра, под названием «Венок на гробницу Императора Павла I», в которой были приведены новые доказательства помощи Божией по молитвам царственного мученика. В предисловии к этой книжке было написано:

«Издревле, почти со времени самой кончины Благочестивейшего Государя Императора Павла I Петровича (12 марта 1801 г.), многие люди разных классов, положений, званий и состояний – приходили в Петропавловский собор (Усыпальницу Русских Государей и всей Царской фамилии) и просили священников собора служить панихиды при гробнице Императора Павла I, повествуя иногда при этом о случаях заступления и помощи – после молитвы по Императоре Павле I – со стороны Его в разных тяжелых жизненных обстоятельствах, – особенно в делах тяжебных и судебных, – при явно наносимых обидах со стороны сильных слабым. Иногда присылались письма из разных местностей России с просьбой отслужить панихиду при гробнице Императора Павла I. И ныне присылают. В последние годы паломничество к этой гробнице увеличилось, – и не проходит почти ни одной недели (в 1911, 1912 и 1913 г.), в которую бы никто не обращался с просьбою о служении панихиды по Императоре Павле I. А с декабря 1913 г. стали особенно много ставить свечей на гробницу Его. Панихиды почти ежедневны, а иногда – по нескольку. Все это побудило причт собора по возможности опрашивать молящихся при гробнице Императора Павла I: 1) давно ли они молятся, 2) по каким побуждениям, 3) видят ли благие последствия своих молитв, – и все эти сведения записывать»5.

В начале ноября 1998 г. на проходившем в Санкт-Петербурге Невском Земском соборе было принято письмо патриарху Алексию II и Священному Синоду Русской Православной Церкви с просьбой дать благословение «для постоянного церковного поминания в Санкт-Петербургской епархии императора-мученика Павла, как местночтимого угодника Божия»6.

Известно, что среди русских людей, оказавшихся в зарубежье после революции 1917 года, было распространено молитвенное почитание Павла Петровича. Я видел его портреты среди икон во многих русских домах Америки в конце 80-х г. теперь уже прошлого века. А Ольга Николаевна Куликовская-Романова привела текст молитвы к императору Павлу, которая была сочинена среди русских людей, бежавших от большевистской революции 1917 г. за границу. Вот ее текст:

«Упокой, Господи, душу убиенного раба Твоего Императора Павла Первого, и Его молитвами даруй нам в дни сии, лукавые и страшные, в делах мудрость, в страданиях кротость и душам нашим спасение Твое.

Призри, Господи, на верного Твоего молитвенника за сирых, убогих и обездоленных, Императора Павла, и молитвам Его святым, подай Господи, скорую и верную помощь просящим через Него у Тебя, Боже наш! Аминь!»7.

Все эти факты свидетельствуют далеко не о «безумии» Павла I, а скорее о слишком малом нашем знании о его эпохе, и о его правлении.

В этой книге собраны статьи, частично уже публиковавшиеся, но здесь они дополнены новыми материалами, обнаруженными в архивах. В качестве предисловия я поместил работу Владимира Махнача тоже не раз публиковавшуюся, но она написана очень хорошо, и, думаю, читателю будет приятно еще раз ее прочесть, а тех, кто не встречался с ней, обрадует встреча с этим автором.

1Болотов А. Т. Любопытные и достопамятные деяния и анекдоты государя императора Павла I. М., 1875. С. 12.
2Цареубийство 11 марта 1801 г.: Записки участников и современников. СПб., 1908. С. 299. (Далее – Цареубийство…)
3См.: Sherbowitz-Wetzor O., Toumanoff C. The Order of Malta and the Russian Empire. Rome, 1969. Р. 19–24.
4Шабанов Александр. «Рыцарь времен прошедших» // «Православная Тверь». 1994. Сентябрь.
5Вишняков В. Венок на гробницу императора Павла I. Прг.: Издание Петропавловского Придворного собора, 1916; переизд.: СПб., НПТО «ОБЛИК», 1991. С. 1
6О царе мученике Павле I // «Русский вестник». 1998. № 43. С. 7.
7Куликовская-Романова О. Н. Светлой памяти благочестивейшего Императора Павла I // «Русский вестник». 1998. № 51–52. С. 12.
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Алетейя
Поделится: