Название книги:

Если б я был султан

Автор:
Золотина
Если б я был султан

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Прибытие

Лето пришло также вдруг, как и крайний зимний счет за отопление. Цифры в квитанции не радовали и выглядели театром абсурда на фоне внезапной жары. Тут в пору кондиционеры в квартире включать в режиме снежинка, а я должна провести оплаты за обогрев своего жилища. Смешно. Хотя нет, не смешно, а саркастично, если так можно говорить конечно. Я сидела за большим круглым столом в кухне, разложив перед собой как бы домовую книгу, в которую вклеивала квитанции об оплате чего-то либо коммунального, либо просто дорогостоящего. Суммы, потраченные на продукты и предметы обихода я просто от руки, по старинке, записывала на страницах, как говорят немцы, groses Buch. Заполняя квитанции, я залихватски клацала по кнопкам калькулятора и как всегда что-то бубнила себе под нос. «Интересно, а ты умеешь молчать молча? Или ты всегда себе что-то под нос бормочешь?» Сережа безмерно довольный своей шутке, стоял уже надо мной и улыбался своей наивной широкой улыбкой. Я настолько увлеклась просчетами и домоведеньем, что не слышала, как он вошёл и навис надо мной, упершись двумя руками в крышку стола. Он щедро чмокнул меня в макушку головы, пошарил руками по квитанциям, чем привел меня в бешенство. За каких-то пару секунд и двумя-тремя движениями пальцами, он умудрился смешать и перепутать мне все квитанции, что не были вклеены в книгу. «Сережа! Ну, ёжики!!!» Серж как-то по-детски обиделся, что-то там себе под нос пробурчал и быстренько ретировался в комнаты. Я побольше набрала воздуха в легкие и решительно направилась за ним. Нет уж, тебе от меня так легко теперь не отделаться – я настроилась на скандал, значит скандал состоится в любом случае. Но проходя по коридору мимо входной двери, я буквально на пороге столкнулась с Сашей и нашей псарней. Собаки суетились и лаяли хоть и не громко, но этого было достаточно, чтобы наступить на горло только начавшемуся зарождаться скандалу. Да еще и Саша внёс свою лепту в эту собачью чехарду. Мальчик радостно скакал между собак и пел что-то сродни марсельезе. Короче говоря, мой бравый настрой на моральный спарринг был испорчен окончательно. Я, можно сказать, вынужденно улыбнулась, горестно вздохнула и пошла помогать Саше мыть собакам лапы и кормить последних. Мой не состоявшийся спарринг партнер, учуяв, что буря миновала так и не начавшись, выполз из своего укрытия. На лице у него была улыбка, провинившегося пионера, а в руках большой толстый красочный конверт.

Чтобы понять, что в конверте особых аналитических способностей не надо было. Он был аляповатый, весь украшен фото с морскими пейзажами и сверх оптимистичными фразами: «Отдыхать только с нами!» и так далее и тому подобное. А теперь предстояло самое сложное – как так проявить радость, чтобы она выглядела искренней. Объяснюсь. Есть люди, которые любят менять место жительства, есть люди, которые любят жить в одних и тех же краях. Есть люди, любящие перестановку мебели, а есть люди, которые любят, чтобы всё на своих прежних местах из года в год. Есть люди, которые любят путешествия, а именно сам процесс поездки, а есть, кто на дух не переносит длительное передвижение, особенно на самолете. Так вот, я категорически отношусь к людям, которые «НЕ ЛЮБЯТ»! Хотя, если быть предельно честной, то проводить время в разных далеких местах я конечно люблю. Но вот сам процесс под названием «добраться до места» – это моя боль. И именно поэтому я не могла искренне быть радостной и благодарной любимому за столь изысканный сюрприз. Но обидеть Сержа, а тем более оскорбить его чувства я и близко не хотела. Поэтому в определенный туроператором день и час у нас в коридоре стояли чемоданы с пляжными и просто летними вещами отдыхающих, рядом с ними сидел «на дорожку» безмерно счастливый Сережа в окружении собак и кота, а также, людьми, быстро ставшими нам близкими. Саша радостно метушился между животными, кстати, ему тоже предстояла поездка, но в детский лагерь с вновь приобретенными друзьями. Елизавета Марковна была более сдержана. Но ее улыбка в духе МоноЛизы все-таки выдавала истину чувств, клокочущих глубоко в душе. Уже знакомый нам французский дипломат пригласил ее, обязательно с собаками, в какое-то тайное, известное только им место, с которым, я сделала вывод, у них двоих связаны какие-то интимные воспоминания. Дома оставался только сосед Рома под присмотром кота, и, судя по их довольных полуулыбках, они этому также были рады. Идиллии было столько много, что меня начало подташнивать. Или это от предстоящего полета....

Аэропорт. Салон самолета на удивление был комфортабельным даже в моем извращенно придирчивом понимании. Был средний ряд с 4 креслами в линии. Над этим рядом кресел висела серия телевизоров, поэтому весь путь мы были отвлечены на фильмы. Чужбина нас встретила теплым ласковым ветерком и добродушием местных жителей. В отель мы приехали очень рано – 6 утра, а заселение было рассчитано на 14.00. Что ж, ждать и еще раз ждать. Ожидание оказалось не таким простым, как казалось изначально. Да, конечно, мы некоторое время развлекали себя знакомством с территорией отеля, но так как она оказалась небольшой, уютной, комфортной, но все-таки небольшой. Поэтому часа времени нам хватило с головой, чтобы разобраться где что находится, более того мы даже расположение некоторых мест запомнили. Раннее утро давало свои преимущества, по крайней мере для меня – отсутствие людей, а точнее отдыхающих. Люди в лице персонала отеля конечно были, но они были настолько деликатны, что практически невидимы. Скажем так, меня они абсолютно не напрягали. Выпив несколько чашечек местного чая – о нем можно говорить отдельно и много – напиток хитро приготовленный и вкусный невероятно, возможно такой вкус у него был еще и от того, что к напитку прилагалась вся атмосфера, что была вокруг – море, воздух, ароматы, улыбающиеся лица в основном красивых людей. Итак, выпив несколько чашек чаю, я решила расположиться на террасе. Отель придерживался современной морской моды как в интерьере, так и в экстерьере, поэтому вся мебель на террасе была белой, как зонты, так и весь текстиль. Я зажмурилась от этой яркости и в очередной раз пожалела о том, что не ношу темные очки. Надо, очень надо привыкнуть к контактным линзам и купить качественные очки с темными стеклами от солнца. Солнце уже стояло достаточно высоко, морская гладь манила и завораживала. Оторвать взгляд от водной дали было сложно. Я заказала еще чай и продолжила рассматривать море, пляж, пирс…. Отсутствие людей в этих местах хоть и радовало, но слегка смущало. Редко видать мне доводилось видеть подобные места без людей, они, люди, как будто бы являлись законной обязательной составляющей этих локаций. Вдоволь налюбовавшись, я уже готова была пойти распрощаться с двадцаткой долларов, которые перекочевали бы из моего кошелька в закрома администратора – именно такой бакшиш необходимо давать для преждевременного заселения в номер. Я даже начала искать глазами Сержа, который сто процентов уже где-то на солнышке пригрелся и спал. И тут на пирсе возникла какая-то метушня. Персонал суетливо забегал, перекликаясь на своем языке гортанными звуками. Все были в белых рубашках, черных брюках и ботинках, и таких же черных галстуках. Этим они мне стали схожими с сороками, точнее на стаю сорок, что-то бурно обсуждающих. За спиной у меня также раздались голоса работников лаунж зоны и рецепции. Что-то определенно происходило, так как в сопровождении охраны отеля появились представители власти. На их спинах (естественно на форменных рубашках, а не на коже) я ожидала увидеть надпись police, но там было написано tourpolice, что вызвало у меня особый интерес к происходящему. Я подошла ближе к перилам и стала без стеснения рассматривать и разгадывать, что же там в районе пирса все же произошло. Ждать пришлось не долго. От пирса в сторону отеля выдвинулась процессия – судя по габаритам, девушка, завернутая то ли в одеяло, то ли в большое полотенце, хотя это мог быть и парень субтильной наружности. Эту миниатюрную фигуру окружали охранники, полицейские и сотрудники отеля. Все они приглушенно переговаривались, но за счет того, что их было много шум был приличный. Завершал эту процессию одинокий спасатель в красных шортах. В руках он тащил спасательный круг, явно нелегкий, спасательный жилет, тоже изрядно объемный, полотенце и что-то похожее на обувь.

«Madam, ok. All ok», – широко улыбающийся официант заверил меня, что все хорошо и волноваться повода нет. Я вынужденно улыбнулась в ответ дежурной улыбкой и наконец-то увидела Сержа. Он двигался в мою сторону, как всегда радостный, но и изрядно помятый.

«Привет, а ты где так долго был?»

«В лаунж. Там напитки. Вот тебе латте принес.» Он выглядел слегка виноватым, но при этом уж очень довольным. Значит мимо спиртных коктейлей он явно не прошел, не смотря на раннее утро. Ну что ж, имеет полное право на такой разврат – у него законный отпуск и отдых по принципу «все включено» и пищевой оргазм в том числе. Я опять вернулась мыслями к происшествию, а взглядом к морю.

«Ну, чего ты. Мы же на отдыхе, можно позволить себе расслабиться и выпить в неурочное время и поесть больше, чем надо и того, что обычно избегаешь в питании».

«Ой, да я думать забыла о твоих принципах отдыха – ешь и пей себе на здоровье, главное не во вред, а во благо». Мыслями я была вся в утренних событиях. Интересно, что же там на самом деле произошло. Вроде все выглядело…

«А ты не каркай и все будет хорошо», – Серега явно перебрал с коктейлями, так как вдруг решил обидеться на мои слова. Он демонстративно придвинул мне чашку с латте, а себе заказал чай у пробегающего мимо официанта.

«Сережа, да брось ты фигней страдать. Выпил и выпил – это твое дело, главное веди себя прилично».

«Ну, я ж это…», – выражение лица моего мужественного спутника опять стало привычно добрым и ласковым, хотя глаза были еще туманно пьяненькими.

«Послушай, а ты видел, что тут на пирсе приключилось? Полиция даже приезжала»

 

«О, да, что-то видел. По-моему, девушку из воды достали. Кстати, живую. Жи ву ю», – по слогам произнес Серега и многозначительно на меня посмотрел.

«Я сам видел, как ее вели охранники и полиция через холл и садили в машину полиции. Возможно, что это отдыхающая из другого отеля, заплыла видать из-за любопытства, а может течение потянуло ее, не знаю, как было на самом деле».

«Все равно странно, что так много внимания такому незначительному, на мой взгляд, событию».

«Вот именно – это на твой взгляд. А для них, видать – это целая операция под названием, например, «Шпион в тылу чужого отеля», – и он заливисто засмеялся. М-да, видать алкоголь прочно застрял в его голове. Надеюсь, что не на долго. Но шутке его я все-таки улыбнулась, хоть мне было и не смешно, а если и было немного, то скорее саркастично. Вспомнилась история, то ли где-то услышанная, то ли где-то увиденная. Очень востребованный матерый адвокат, вызволив из-под стражи своего клиента, встречал его на пороге полицейского участка с бородатой шуткой: «Ну, что! На свободу с чистой совестью!» Его клиент нервно передернул плечами и достаточно резко ответил: «Над твоими шутками кто-то вообще смеется?»

«Конечно смеется – жена! У нас это в брачном контракте прописано – жена обязана смеяться над шутками мужа».

Хоть я и не жена, но чувство какого-то непонятного долга сработало. Я на всякий случай еще раз улыбнулась, возможно, чтобы загладить следующие слова, с которых явно капал яд: «Ну, конечно. Это только у тебя, могут быть происшествия вселенского масштаба, а тут любое минимальное нарушение правил – уже великое событие».

«А говоришь, что не сердишься. Вот как разошлась, аж глаза позеленели от язвительности», – он еще раз засмеялся и с чувством исполненного долга, по дороге чмокнув меня в макушку, отправился гулять к морю.

«Я пройдусь к морю», – и медленно, но уверено направился в сторону пирса.

Еще около часа ожиданий прошли более или менее. Чай, мысли об утреннем событии, разглядывание ранних отдыхающих, некоторые из которых направлялись к морю, редко кто в спортивный зал, а основной поток в столовую или как в отелях принято говорить – в ресторан со шведским столом.

«Пошли завтракать. Уже первый завтрак подали», – по Сережке было уже сильно заметно, что усталость от путешествия, бессонная ночь и раннее употребление алкоголя давали о себе знать. Эйфория прошла, и он выглядел уже изрядно осунувшимся. Судя по фразе «первый завтрак», их, завтраков, было несколько, что несомненно радовало моего любимого.

После завтрака стало нестерпимо клонить ко сну. Я словила себя пару раз на том, что носом почти клюнула в колени. Всё. Предел мой наступил. Скомкав в руке двадцатку долларов, я пошла искать русскоговорящего администратора. Через 35 минут мы уже размещались в очень даже приличном номере с видом на море и белыми простынями.

Судя по часам спали мы долго. Уже наступил вечер, сильно хотелось есть – морской воздух делал свое дело. Быстро собравшись, мы успели на последних минутах в ресторан. Поужинав, перебрались в барную или, как говорят – в лаунж зону. Диваны были мягкие, удобные, свет приятно приглушен, но спать уже не хотелось. Серж втянулся в телефон, а я начала рассматривать окружающих. Рядом с нами, совсем-совсем близко расположились две пары молодых людей. Девушки потягивали long коктейли, красочные и судя по всему абсолютно химического происхождения, хотелось лишь надеяться, что «химка» была качественная. Парни пили пиво и что-то активно обсуждали. Я беззастенчиво начала подслушивать и как оказалось не зря. Они обсуждали девушку, которая утром заплыла в район нашего пирса и звала на помощь на разных языках. Когда ее достали, она вела себя неадекватно. Да, человек, который тонул конечно не мог быть спокойным и уравновешенным. Но она была в полном неадеквате – верещала, царапалась, отбивалась от спасателя, потом вошла в ступор и только бубнила: «Их там много, они неживые, их убил, он убил их, он убил их, уберите их, уберите их, уберите их…». Спасатель и охрана сочли ее за туристку, злоупотребившую наркотиками и отправили в больницу под присмотром полиции. Парни еще раз по кругу обсудили девушку под наркотиками, потом девушек под наркотиками в принципе, потом действие наркотиков в целом и сошлись во мнении, что пиво таки лучше и пошли за следующими бокалами к бару.

Да, история начала обрастать интересными подробностями. Значит не так все гладко было на самом деле. Если девушка действительно была под действием наркотиков, то наличие таковых в доступности туристам вело к повышению преступности в округе.

Утро у меня наступило рано. На удивление морской воздух толкнул меня почти на подвиг – я начала заниматься на беговой дорожке и плавать по утрам. Вот с этого все и началось. Поймите меня правильно – я не агитирую против здорового образа жизни, ни в коем случае! Но. Уже значительно позже проанализировав произошедшее в принципе, я четко для себя определила – все началось именно с моих утренних заплывов.

Итак, я бодрячком после дорожки отправилась проплыть расслабляющий километр морской глади. Людей в воде не было. Ранние птахи возлежали на шезлонгах и грелись в лучах ласкового утреннего солнца. В воду я заходила аккуратно, постепенно, так как вода была еще приятно прохладной, а я изрядно разогретой кардио тренировкой. И тут сбоку от меня появился Серж. Сначала конечно появилась большая тень, потом волны воды, потом его раскатистый голос и только потом я оценила все величие его натуры. Он был вооружен маской, трубкой и судя по тому, что он передвигался задом на перед, то обут он был в ласты. Сережа прогрохотал радостно на весь пляж, что он пошел понырять минут на сорок, и чтобы я не волновалась, а если хочу, то могу к нему присоединиться. Вы когда-нибудь плавали в море с дельфином, обладающем грацией кита? Вот-вот, и я не захотела испытывать данные ощущения.

Вы не подумайте чего-то плохого или лишнего. Я конечно люблю Сережу, но мой внутренний гений сарказма не дает мне относится к нему, Сереже, только мимишно и розовощеко. И именно поэтому я не пошла плавать с любимым, а отправилась спустя пару минут сама. Я вошла по пояс в воду и опять вернулась на берег. Все-таки понырять в этой прозрачной соленой воде не самая плохая идея, вот только корректирующие очки мне явно помешают. Поэтому я вышла на берег, оставила свои окуляры на шезлонге, заботливо спрятав их под порео. Без очков я стала практически слепым кротом, но где наша не продала. Я опять окунулась в воду по пояс, повернулась к береговой линии, чтобы заприметить себе какой-нибудь ориентир для возвращения на сушу, посмотрела в морскую даль, которая простиралась в противоположную от берега сторону на многие километры, оценила близость расположения корректирующих буйков и поплыла. Сначала конечно я гребла нервно, прерывисто, хотя хотелось, как в рекламе – гармонично с природой моря, грациозно и красивенно. Но как ни крути ключи на пальце, это делу не поможет. Надо было привыкать. Привыкать к движению пусть плавных, но все же существующих движений морских волн. Привыкать к легким, но дуновениям ветра, к отражению и преломлению солнечного света в воде. И так далее, и тому подобное, не исключая, естественно, всех органов, мешающих плохому танцору. Изрядно увлекшись своими стараниями плыть хорошо, я увлеклась. И увлеклась настолько, что не заметила этого мягкого, но коварного течения. Меня сносило. Сносило в сторону от нашего отеля. Я это поняла, когда, чтобы отдохнуть легла на спину и постаралась отыскать своими подслеповатыми глазами ориентир на пляже. Ориентир был утерян. Поборов панику, я еще и еще раз пыталась найти этот ориентир. Но все было тщетным. Приблизительное расположение отеля я понимала, но не более того. Силы меня начали покидать, так как в борьбе с течением, я изрядно барахталась и кипишевала, что было конечно зря. Собрав последние силы и физические, и моральные в кучку, потому что эту потрепанную кучку даже с натяжкой нельзя было назвать кулаком, я решила покружить немного в воде, чтобы осмотреться и возможно найти что-то или кого-то для собственного спасения. Кого-то как назло не было, по крайней мере шикарных красных шорт спасателей нигде не наблюдалось, и футболок с красивыми надписями кстати тоже. А вот старый пирс у соседнего почему-то заброшенного отеля был. Несло меня к нему. Определенно к нему. Медленно, но уверено. Я как смогла расслабилась и только слегка подгребая конечностями, корректировала свой сплав к торчащим из воды каким-то бетонным и бревенчатым опорам. В голове конечно же мысли играли в чехарду – надо быть предельно осторожной, так как там могут быть какие-то острые предметы, например, металлические прутья или что-то похожее на них. При этом, мысли о красивом насыщенном цвете воды, сменялись соображениями о том, как девушка, которую нашли спасатели и полиция, оказалась у берегов нашего отеля. Если направление течения считать постоянным, то принесло девушку справа от нашего отеля, она видать зацепилась за опоры нашего новенького красивого пирса, на котором по вечерам давали представления для более взрослой части отдыхающих, короче говоря – не детская анимация, совсем не детская. Очередной всплеск волны плеснул водой мне в лицо, чем окончательно привлек мое внимание к настоящей ситуации, жестко выдернув меня из детективных фантазий, которые так логично красиво начали уже складываться в моей голове.

«Жеваный ты апельсин!», – стесняться было некого, поэтому смогла-таки дать волю эмоциям.

Меня ляпнуло всей поверхностью тела на скользкий мокрый столб. По-моему, он был деревянный. На ощупь противный как что-то гнилостное и слизкое. Хорошо хоть морская вода не давала распространяться более активным формам гнилостной флоры/фауны. По крайней мере противный запах отсутствовал. Держаться за него было определенно неприятно, да и сложно. Но ничего более подходящего в округе я пока не наблюдала. Немного отдышавшись, я начала аккуратненько осматриваться, насколько мне позволяло мое плохое зрение. Да, видать зрение у меня не просто плохое, а отвратительное, так как уже слепящий солнечный свет, совсем не давал возможности нормально оглядеться вокруг. Я как смогла сожмурила глаза и сквозь ресницы начала приглядываться к округе, так как руки оторвать от бревна я боялась – вдруг опять понесет черт его знает куда, то я, как корова на лугу, мотыляла периодически головой с одной лишь разницей – корова отгоняла таким образом насекомых, а я отряхивала с лица воду, а именно с ресниц эти противные капли, мешающие мне смотреть. И тут среди столбов, на которых когда-то видать лежал или правильно, наверное, будет сказать – крепился пирс, я заметила достаточно большой кусок светлой ткани, надутый пузырем, как шорты у мальчишек при заходе в воду. Кстати, я такой эффект один раз наблюдала на праздник Крещения. Глубоко верующие тетушки в светлых нижних широкополых рубахах окунались в воду согласно обряда три раза. А эти предательницы рубахи надувались громадным куполом над водой и естественно взорам зрителей открывались рубенсовские тела тетушек под улюлюканье толпы, которая была видать не настолько верующая в религию, чтобы запретить себе снять это зрелище на телефон и запостить в соцсети. Итак, среди столбов было что-то тканевое, надутое. Покрутив затекшей шеей по сторонам и вверх, я еще раз огляделась. На столбах восседали птицы, которые с нескрываемым любопытством меня разглядывали. Противное ощущение от их взглядов возникло где-то в горле. Я конечно не в пустыне, вокруг меня конечно не падальщики летают, но все-таки. Я не труп и даже не ранена, поэтому глазеть на меня с таким интересом им нечего. Хотя, вот интересно, а эти всякие морские птицы падальщики или они порядочные представители пернатого мира? Где-то я читала, что чайки точно питаются отходами. И что им при этом мешает принять меня за что-то отхожее и не начать меня поклевывать. Я для перестраховки прикрыла ресницами глаза. Поговаривают, что птицы первое, что делают – это выклевывают глаза жертвам. Вот именно – жертвам! А я не жертва, а очень даже живая, сильная и пока еще трезвомыслящая особь человеческого мира! «И нечего тут кружить, крысы летающие!», – мой голос достаточно громко, но истерично прозвучал над водой, чем обеспокоил птиц, некоторые из которых поднялись в воздух, некоторые гортанно заорали, а некоторые просто повернули головы в мою сторону.

Привыкнув немного к этим летающим гиенам, я решилась-таки оторвать руки от столба, чтобы ощутить насколько сильное течение тут, между опорами. Сначала все было нормально, я смогла даже сделать несколько гребков руками в сторону берега, но предательская волна, возникшая, казалось бы, неоткуда, хлюпнула мне в лицо водой, шлепнула по спине и поток воды опять поволок меня. На этот раз было не все так плохо, меня все-таки потянуло в сторону берега, правда дорогу мне преградил этот светлый кусок ткани, но после скользкого противного столба плавающей тряпкой меня сложно было испугать. Как вы поняли по направленности и интонации моего повествования, зря я рассчитывала на то, что испугаться тряпья нельзя. Очень даже «зя»! И так «зя», что мой крик накрыло волной, а я вся целиком вместе с моим криком окунулась под воду то ли от рефлекторного желания спрятаться, то ли море так решило поиграть мной, но произошло то, что произошло. Объяснюсь.

 

Потоком воды меня подтянуло к тряпке очень близко, я даже в некоторых местах смогла ее коснуться и естественно хорошо разглядеть. Вот тут я искренне пожалела, что мое зрение не настолько плохое, насколько хотелось в этот момент. Тряпка была одета на сильно раздутую надувную куклу с хеллоувина. По крайней мере я так хотела думать. Хотя мой мозг четко определил, что это труп, а именно тело утопленника, при чем настолько давнего, что сильно надулось и всплыло. Я старалась как могла барахтаться в воде, чтобы меня не несло на утопленника. Своими дерганьями я привела в движение труп. А за ним пришли в активную фазу и птицы, которые подняли галдеж и начали пикировать надо мной и мертвым телом.

И именно в этот момент я пошла ко дну. Рядом оказался столб. Я определила это на ощупь, обхватив его руками и вытянув ноги вдоль него. Под водой течение оказалось не таким сильным. При нормальных условиях это явление конечно меня заинтересовало бы, но только не сейчас. Так, двигаться на ощупь конечно можно, но я четко понимала, что воздуха для передвижения под водой у меня не много и передвигаться мне надо в сторону берега, а не только вниз к морскому дну пусть хоть и вдоль опоры. Я открыла глаза. Впереди виднелся еще один столб. Надеюсь, что он расположен ближе к берегу, а не в противоположную сторону от суши. Я оттолкнулась от своего бревна и что силы начала грести под водой в сторону, о, ура! приближающего ко мне второго столба. Конечно, это не столб двигался ко мне, а я к нему, но в эту секунду меня это не волновало – главное результат, главное поближе к берегу и подальше от этого трупа и его белой тряпки. Я влипла в очередной столб и со скоростью неплохой такой торпеды взвилась вверх к солнцу вдоль столба, так как воздуха в легких у меня практически не осталось или как там про воздух и дыхание под водой правильно говорить. Я вынырнула, все еще держась руками за столб. Руки откровенно болели, в груди что-то нестерпимо кололо, в голове была такая пульсация, что шум моря первые секунды я даже не слышала, а про птиц я вообще молчу – они были как в немом кино, раскрывали свои противные кривые клювы широко-широко, но я не слышала ни звука. Видела при этом я достаточно хорошо, то ли стресс, то ли еще что, но зрение как будто бы прорезалось. Оглянувшись я увидела труп на достаточно безопасном расстоянии от себя, что меня немного успокоило, и в эту же секунду зрение ухудшилось, а вот слух вернулся, будто кто-то звук включил. Шум морской волны, крик птиц, гул мотора и человеческие голоса буквально оглушили меня, и я опять пошла ко дну.

В этот раз я погрузилась глубже, так как хоть я и сползала под воду опять вдоль столба, мои ноги во что-то уперлись.

«Возможно поперечные перекрытия?», – но пальцы ног предательски нащупали веревку. Толстую такую веревку, я даже думаю, что канат, так как четко определялись канатные витки.

Мое любопытство в очередной раз сыграло со мной злую шутку. Да под водой я чувствовала себя уверенней. Во-первых, я хорошо плаваю под водой и течение не препятствует моим передвижениям, во-вторых, труп от меня на абсолютно безопасном расстоянии, что не могло не радовать. Я перевернулась в нормальную позу ныряльщика – головой вниз, а ногами вверх к небу и при помощи пары сильных гребков руками протолкнула себя глубже под воду, при этом не упуская из виду столб с канатом. То, что я увидела заставило меня хорошенечко выматериться и еще, и еще раз уверовать в сарказм бытия, ежики его поколи! К столбу была привязана девушка. Явно мертвая. Ну, нельзя же быть живой в глубине морской пучины, при этом привязанной к столбу и без всех существующих в мире средств дыханий под водой.

Зрелище было достойно лучших традиций Голливуда. Несмотря на искаженное водой лицо, девушка была если не прекрасна, то красива. При этом красота была скорее пугающая, чем очаровывающая милотой. Волосы длинными прядями плавами в воде. Создавалось впечатление, что вода ими играла, или на них играла как будто бы на каком-то чудном музыкальном инструменте.

И тут сильные руки подхватили меня с двух сторон и поволокли наверх. Говорят, что заорать в воде нельзя. Категорически заявляю – можно! Правда последствия от этого крика плачевные – вода попадает в рот и нос, и судя по всему во все дыхательные пути, что в лучшем случае, заставляет вас потом на воздухе долго кашлять, чихать и отхаркивать соленую воду со всех своих человеческих щелей. Что собственно со мной и произошло. Два спасателя закинули меня в лодку береговой полиции как испорченную русалку. И уже на дне шлюпки мне начали оказывать первую доврачебную. Вот тут-то я себя и почувствовала на месте той девушки, что вытащили в то ранее утро нашего приезда. Вокруг меня суетились люди, кто-то крутил меня с боку на бок, кто-то пытался откачать из меня воду, кто-то пытался укрыть, короче говоря все пытались оказать посильную помощь при этом не забывали одобряюще улыбаться, и только чайки высоко в небе кружили и явно недовольно орали в мою сторону.

Глава 2

Извинения

На берегу меня ждали представители властей и отеля частности. Хоть на их лицах и были улыбки, но в глазах явно угадывалась озабоченность и раздражение. Ситуация конечно была очень щепетильная – труп в прибрежной полосе, второй труп привязанный к столбу и сколько их еще там непонятно. Спрашивать не очень-то и хотелось. Я не была уверена, в реальности того, что я мельком увидела перед тем, как спасатели потянули меня наверх. Ведь мое затуманенное сознание, лишенное необходимого количества кислорода, могло сыграть со мной злую шутку. Иными словами, мне все это могло и почудиться. Ну, не все конечно, а по крайней мере еще несколько людей привязанных к столбам под водой – явно мертвых, явно больше трех человек. У некоторых также, как и у этой ближайшей мертвой девушки, длинные волосы плавно локонами покачивались в воде. Возможно они тоже были людьми женского рода или парнями с длинными волосами. Об этом можно было только гадать. Но как бы там ни было, я повторюсь – зрелище действительно достойно было Голливуда.

Меня завернули в полотенце-плед. Одели на ноги отельные тапочки и под белы рученьки повели к машине. Все это проделали представители отеля после достаточно бойкого разговора с полицейскими. Судя по тому, что лица отельных стражей и администраторов были искренне довольны, можно с легкостью было сделать вывод, что в этой беседе победителем выступил отель. А как иначе то, если разобраться. Мертвые тела не на территории отеля, и не на прилегающей к отелю зоне. Отдыхающая да из отеля, но и что. Просто снесло течением. Такое случается по нескольку раз в неделю. Отдыхающая иностранка и как свидетеля ее можно допрашивать только в присутствии официального представителя ее страны. Итог, мы едем в отель. Меня немного пожурили за то, что я далеко заплыла, игнорируя буйки, я в ответ огрызнулась тем, что спасатели напрочь отсутствовали, отельные работники сделали вид, что не поняли моих слов, на чем и разошлись. Мы все были заинтересованы, чтобы не предавать гласности происшествие. Поэтому я тихонько ретировалась в сторону шезлонгов, а работники приступили к своим непосредственным занятиям. Одев очки, я почувствовала себя более полноценной и уверенной в себе. Как оказалось, пережитое сильно выбило меня из колеи так как меня начал бить мелкий озноб. Я укуталась еще своим полотенцем и улеглась на шезлонг погреться под ярким солнцем и немного поразмыслить.


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделиться: