Litres Baner
Название книги:

Инквизитор

Автор:
Даниил Заврин
Инквизитор

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Тише, тише, – легко перехватил её руку Константин, – как же всё сложно. Давайте я вас отвезу домой. Вы где живете?

– Не надо. Давай к тебе, у себя я уже была, – сдалась Ольга, опуская руку. – У тебя есть выпить?

– Я так понимаю, для похмелья? Не переживайте. У меня всё есть, – сказал Константин и, подхватив её за руку, повел к выходу.

Запах «Фаренгейта» от Диор. Вкусный, терпкий, приятный. Говорят, запах схож с запахом соленых огурцов. Но это неправда. С ними у него нет ничего общего. Ольга коснулась носом шелкового платка. Запах усилился. Да. Лучше так, чем вдыхать вонь этих промокших улиц.

Уронив её на заднее сиденье машины, ухажер закрыл дверь. Затем обошел машину и сел вперед. Стук. Стук капель. Ольга вздохнула и повернулась, укладываясь поудобнее. Она никогда не питала особых чувств к небесной воде. Но теперь она вздохнула и тихо, очень тихо вытащила из закромов памяти давно припрятанную мысль.

– Бровицкий, помнишь, мы так же сидели в машине? Ты говорил, что не любишь воду. Что даже эти маленькие капли доставляют тебе дискомфорт. Ты не любил дождь и теперь, когда он идет, он чаще всех напоминает мне о тебе.

– Вы что-то сказали? – раздался голос с водительского сиденья.

– Да. Поспеши, нам надо скорее выбраться из-под дождя, – сонно сказала Ольга и закрыла глаза.

***

Это была большая, солнечная, чистая квартира. А точнее – студия, расположенная где-то у набережной Москвы-реки. Белые диваны, белые стены, лампы, выполненные в виде больших квадратов, расположенных в потолке. Все было таким светлым, что казалось, глаза просто лопнут от наличия цветовой белизны. Ольга зажмурилась. Видимо, кому-то было мало, что у неё голова как в тисках, тело разваливается, так ещё и этот свет добавили.

Она поднялась. Долгий сон сослужил плохую службу. К тому же, было непонятно, где она. Ольга посмотрела на белое одеяло, под которым спала. Нежное, сука.

Послышались шаги. Тихие, но достаточные для того, чтобы можно было повернуть голову и убедиться, что она не одна. Грамотный ход. Ольга вздохнула. Хорошо, что одежда была на ней. А то мало того, что не получила удовольствие, так ещё и не помнит, с кем.

– Чашечку чая? – вежливо спросил высокий блондин, присаживаясь напротив и протягивая белую чашку на блюдце.

Ольга поморщилась. Чаем с утра её ещё не угощали.

– Мне бы что покрепче. Хотя бы пиво.

– Пиво? Это можно, – блондин резво встал и пошел на кухню.

Ольга огляделась. В квартире кроме диванов, стола и чайника, не было ничего. Ну да, телевизор, но ни посуды, ни других домашних вещей, как в отеле, с той лишь разницей, что это не отель. Даже в отеле было больше вещей.

– Я смотрю, денег лишь на чай и пиво хватает? – буркнула она, опуская голову.

– Я здесь проездом. Но если понравится, обязательно что-нибудь прикуплю, – весело ответил блондин, возвращаясь к ней с бутылкой пива и стаканом. – Вот, прошу. Кстати, как видите, стакан есть.

– Один?

Блондин улыбнулся своей широкой улыбкой:

– Я так и думал, что с утра вы будете не в духе.

– Зато ты весь позитивный. Прям как солнышко, – сказала Ольга и отхлебнула живительной силы. – Боже, как же приятно, черт возьми!

– Рад, что вам понравилось.

– А ты что такой любезный? Или ты меня успел одеть после того как успел раздеть, а?

– Нет. Вы сохранили свою честь мадам. Можно? – блондин принял стакан. – А еще, если вы запамятовали, меня зовут Константин. Уверен, так нам будет проще поддерживать беседу.

– Ольга.

– Очень приятно.

– Так что тебе от меня надо, Константин?

– Не понял?

– Ну, я не глупая девочка, если ты меня не захотел трахнуть, значит, тебе нужно что-то другое. Не зря же ты меня в квартиру притащил. Судя по всему, не дешевую. Так зачем, Кость?

– Константин, – снова поправил её блондин.

– Да хоть Петя, ответа я не слышу.

– Позвольте, – он хотел было взять бутылку, но Ольга легким движением толкнула её и тут же, видимо, переживая за мягкий снежный ковер, Константин перехватил её. Быстро, четко, совсем не так, как это принято у богатеньких мажоров или других денежных ребят. Нет, так обычно двигаются либо спортсмены, либо люди с определённой подготовкой.

Встретившись с ним взглядом, Ольга на мгновение заметила, как изменились его глаза. Теперь это был уже не тот вежливый утренний блондинчик, а кто-то совершенно другой с холодным проницательным взглядом.

– Ох, прошу, не надо, – только и успел сказать блондин, прежде чем она попыталась нанести удар. Точнее, как – попыталась, нанесла.

Уткнувшись лицом в ковер, она почувствовала, что даже тот пахнет чистотой и белизной, которой его щедро промыли. Несомненно, если бы не больная голова и непослушные руки, она бы устояла, но, увы, бодяжная алкоголем кровь и тело подвели.

– Вам не больно? – всё так же вежливо спросил блондин, прижимая её лицом к полу. – Мне, право, неудобно. Но, увы.

– Ты кто такой? – промычала Ольга. – Убивать ты меня явно не собираешься.

– Да. Я пришел для диалога. И если бы вы вчера были потрезвее, вам бы не пришлось тут ночевать и опаздывать на работу.

– У меня свободный график.

– Да-да. Наслышан. Я могу вас отпустить? Вы же не будете снова пытаться меня ударить?

– Только если скажешь, кто ты.

– Я постараюсь, – сказал блондин и мягко отпустил её руку, – увы, полностью раскрыться не могу, но, как могу, представлюсь.

– Спасибо и на этом, – она потерла плечо. – Ну и зачем ты его убрал? Мне полбутылки мало.

– Ого. Совсем тяжко было? – он улыбнулся, она ухмыльнулась.

– Рассказывай, кто ты.

– Человек организации.

– Сатанист?

– Нет. Не сатанист.

– Веселое утро. И что тебе от меня надо, сатанист?

– Я не сатанист.

– Да какая разница. Белые стены не говорят, что ты не сатанист.

– Как и черные церковные, что вы божественны.

– Ты поспорить решил?

– Нет. Не поспорить, – сконфузился Константин. Странный всё-таки он был мужик. Хоть и привлекательный. – Я хочу вам предложить сделку.

– О! А говорил – не сатанист, – раскинула руки Ольга. – И какую же сделку?

– Вы ведь ищете убийцу Бровицкого, не так ли?

Мир почернел разом. Причем везде. На стенах, на полу, за окном. Везде. Она видела, как по нему ползут черные полосы, постепенно перекрывающие любые белые черты. Бровицкий, Антон, ты будешь со мной всегда. Она посмотрел на Константина. Теперь все стало серьезным.

– Да. Ищу. А что, вы мне можете помочь?

– Да. Его убил Дмитрий, ваш коллега. Смерть инквизитора и полковника полиции. Это вызов обществу и удобный аргумент, чтобы протолкнуть новые законы. Политика многое решает в этой стране. И ради неё не сложно подкинуть несколько трупов на жертвенный алтарь.

– Давайте без алтарей. Доказательства есть?

– Вы и сами их найдете. Это сложно скрыть, если никто не подозревает, что соучастник – сама ваша контора. Но едва вам дать намек – никто не уйдёт от правосудия.

– Хорошо. Допустим. И что вам надо взамен?

– Чтобы вы понимали, что сейчас вы ничего не сможете сделать вашему руководству. Что вам не стоит идти на поводу эмоций. Убили вашего товарища, это трагично. Но месть стоит подавать холодной.

– Понимаю, она должна учитывать ваш холодный расчет. Может, ещё скажете, где и когда?

– Не обязательно. Здесь решайте сами. Мне что Дмитрий, что Михаил не интересны. Интересует другое – девушка. Эльза, которую, скорее всего, он скоро передаст вам в качестве дела. Нового. Чтобы вы отвлеклись от поиска убийц Антона. Михаил переживает, что вы наделаете глупостей. А сейчас ему это не нужно. Он метит очень высоко.

– Откуда вы знаете, что он передаст мне это дело?

– Это не важно. Предположим, у нас шпион, – улыбнулся Константин. – Важно, чтобы вы как можно быстрее приступили к расследованию. Грубо говоря, выполняли всё то, что он прикажет и показали мне все данные, собранные вашим руководством. А я тем временем достану вам улики, исходя из которых вы убедитесь, что именно Дмитрий убил вашего коллегу.

– Так дайте их сейчас.

– Хочу четко понимать, что вы готовы сотрудничать.

– А зачем вам эта девушка? Кто она вообще?

– Допустим, мы секта. Как у нас и без девушки? На алтаре-то, – иронизировал Константин.

Ольга скривилась. Что-то тут было не ровно. Но если он прав, если убийца этот червяк, то это искупает все. Даже больше чем все. Она посмотрела на протянутую руку. И когда только он успел её поднять? Быстрый. Очень быстрый.

– По рукам? – подмигнул Константин.

***

Явившись в офис, а называть это место она привыкла только так, Ольга подставила пустой стакан под теплую коричневую струю свежезаваренного кофе. Здесь он был превосходный, не в пример тому, который был у неё дома. Вкусный кофе в рабочем ангельском месте. Она подняла стакан, запах был, естественно, тоже прекрасный.

Да. Хороший кофе, новый день, почти такой же, как и остальные, если бы не одно но. Она теперь знает, кто убийца. И что самое прекрасное, так это то, что даже идти далеко не надо. Он здесь, просто руку протяни до хлипкого горла.

– Знаешь, я почти уверен, что скоро нам его запретят, – сказал Михаил, подставляя свою чашку под такую же коричневую кофейную струю.

– А?

– Я о кофе, – улыбнувшись, уточнил он, показывая пальцем на автомат, – справишься? Если отменят?

– Буду таскать в бутылке из-под виски, – сухо бросила она, поворачиваясь к нему лицом.

Как всегда строгий, ухоженный, он идеально подходил к своему костюму, высокому званию и улыбке, столь импозантно смотревшейся на главном гончем страны. Впрочем, как и всегда. Она едва не присела в реверансе. Больно уж качественным выглядел этот инквизиторский продукт.

– Кто-то в хорошем настроении? – прищурился Михаил. – Могу узнать, почему?

– Любимая работа. Любимый начальник.

– А скоро и новый офис. Я хочу, чтобы нас перевели в центр. Присмотрел один из небоскребов. Два этажа для начала. Мы же формируем новый имидж – никаких застенков. Все модно и в стиле хайтек.

 

– Даже иконы?

– Да. Ты не поверишь, что могут сделать господа дизайнеры, если им как следует заплатить. Я видел их эскизы. Это очень изысканно.

      ― Я думала, что тебе нравится наш пропахший ладаном подвал.

– Все меняется. Подвал – это прошлое. Небоскребы – настоящее. Если мы хотим развития и новых вершин, то надо идти в ногу со временем. Подумай – огромные окна, свет. И ведь чем выше, тем ближе к Богу.

– Тогда уж пентхаус.

– Пока денег не хватает. Но я думал об этом и, в принципе, предложил. Если все будет хорошо, можно и повыше забраться.

– Только в идеальном месте нет места для кофе?

– Да я сам до конца не понял идею. Вроде как кофеин враждебен церковной идеологии. Но никто не мешает пронести небольшую кофемашину и поставить где-нибудь в углу.

– Ого как! А ведь ты сам выбрал подвал.

– Да, я помню. Он отслужил свое.

– Вот оно как! – Ольга с печалью посмотрела на опустевший стакан. Хорошее всегда заканчивается быстро. Она подставила второй стакан. Теперь можно пить и по два. Нужно много энергии. И меньше сна.

– Знаешь, я тут подумал, у меня для тебя кое-что есть.

– Хм? – она повернулась к нему, коснувшись губами новой порции кофе.

Михаил улыбнулся и, вытащив платок, аккуратно провел над её губами. Пенка, её оказалось так много, что, видимо, пришлось вытереть. Ольга вздохнула, эти мужские подачки всегда, сука, так романтичны.

      ― Есть дело. Важное. Хочу, чтобы ты им занялась.

– Какое?

– Тебе понравится. Есть девочка. Немного не в себе, но не настолько, чтобы можно было её посадить в психлечебницу.

– А что, мы теперь вызволяем девочек из психлечебниц?

– Инквизиция – это, прежде всего, борьба за правое дело. И это мы должны заниматься теми, кто заподозрен в сектанстве. Или, точнее, одержимостью.

– Она одержима?

– Да, немного. Впрочем, вот здесь информация по ней, – он протянул ей папку, – это то, что нашел я.

– Даже так? И что же я должна сделать?

– Пока лишь добыть мне те сведения, которые меня заинтересуют больше этих. А там, в идеале, мы должны перевести её к нам. Но это в идеале.

– Чем же она так важна?

– Я пока не знаю. Но все её перемещения незаконны. Само её содержание в лечебнице незаконно. Этим должны заниматься мы, а не центральный аппарат. Лишний козырь – вот как бы я её назвал.

– Я оперативник. Это больше для сыскарей.

– Ты больше чем оперативник. И это не просьба, это приказ. И ты должна его выполнить, – холодно заметил гончий.

– Раз приказ, то выполню.

– Спасибо. Рад, что ты всё правильно поняла.

Ольга посмотрела на икону позади Михаила. Черт, неужели даже сектант больше знает о том, что происходит у них, нежели она. Что происходит-то? Когда все инквизиторское движение стало настолько прозрачным? Или он не сектант? Он от церкви? Просто наемник.

– Да. Правильно, – сказала она отстраненно. – Это всё?

– Ты с этим-то справься.

Она кивнула и убрала папку под мышку. Мир изменчив. И да, она будет послушной, вежливой, какой ты, Миша, хочешь. Она будет любой для тебя, для Константина, для всех в этом адовом кругу. Ведь все равно конец один.

Она вздохнула. Как бы ты, Оля, не бегала от смерти, от системы, она все равно вышла на тебя, пусть не в Ираке с мудаком-лейтенантом, а уже здесь, в Москве. В мерзком противостоянии с липким инквизитором Димой и, по сути, с его руководством, пусть и лощеным от пупка до жопы.

– Пойду работать, – сказала она, кинув пустой стакан в мусорку.

– Конечно. Работа – это самое ценное, что у нас есть.

«Ну да, конечно. Но лишь до тех пор, пока к твоей голове не приставлен пистолет. Как, например, к голове того же лейтенанта Хадсона, решившего, что смерть мальчика – прекрасное дополнение к пыткам матери, чья основная проблема – неправильный выбор стороны. Лейтенант Хадсон, офицер, растерявший от удара зубы, немного чести и, самое главное, способность правильно жевать. И даже месяц в больнице не исправили это. О, несчастный лейтенант Хадсон, простите, но это уже навсегда. Как и шрам на вашей мрачной физиономии».

Вспомнив Хадсона, Ольга улыбнулась. Да, ради таких мгновений стоит жить и, если надо, умирать.

***

Сидя за небольшим столом, Константин небрежно перевернул первую страницу досье на Эльзу. Взгляд его быстро пробежался по странице, почти нигде не останавливаясь. Затем он перевернул ещё одну, также не зацепившись взглядом ни за что.

– Скудновато, скудновато. Я думал, Михаил сможет собрать что-то более серьезное, – он положил папку на стол, – а вы что думаете?

– О чем? Об объекте?

– Да.

– Что это пустое дело.

– Я так и думал, – усмехнулся Константин, – уверен, при более детальной работе вы поймете, что всё куда интереснее.

– Знаете, мне кажется, вам известно больше, чем мне.

– Пока да.

– Тогда я, если честно, не до конца понимаю свою роль. Я что, должна передавать все данные расследования?

– Да. Кстати, как и обещал, вот запись разговора Дмитрия и Михаила. Прошу.

Ольга приняла из его рук черную флешку.

– А вы не думаете, что я просто забью на ваше расследование?

– Я потратил немало сил и ресурсов, чтобы подробно изучить вашу биографию. И потому могу себе позволить немного риска.

– Любите рисковать?

– Я играю против превосходящих сил, порой у меня просто нет выбора.

– Обычно люди из организации говорят «у нас», во множественном лице.

– Я не как все.

Ольга покрутила флешку. Как же было заманчиво все бросить и заняться этим прекрасным человеком без всяких дополнительных расследований. Просто сесть в машину, назвать адрес, приехать, медленно подняться на нужный этаж. И, разбив ему нос головой, войти спокойно внутрь, аккуратно прикрыв дверь. Ей, по сути, и пистолет-то не нужен. Рук и обычного ножа будет вполне достаточно.

– Скажите, вы верите в Бога?

– Что? – Ольга ухмыльнулась. – Верю ли я в Бога?

– Да.

– На войне в него нельзя не верить. Смерть лучше любого пастора. Особенно если она рядом.

– Нет. Я говорю о другом. Не тогда, когда прижмет, а в целом? В идею устройства Ада и Рая, предложенной нам церковью?

– Не верю.

– Жаль. Хотя я раньше тоже не верил, – задумчиво заметил Константин.

– А к чему вопрос?

– Эльза. Если не брать в расчет наше время, то Эльза как средневековая ведьма. Она видит странные сны, оказывает влияние. Исконно инквизиторская работа. Думаю, вера бы вам не помешала.

– Только в средневековье её бы сожгли.

– Думаете, психлечебница лучше? Увы. Время идет, а мало что меняется. Человечество не изменить.

–Знаете, давайте так. Вы предложили сделку. Меня она устроила. Разговоры о вере – это лишнее.

– Вы уже решили, с чего начнёте?

– Да. Мне кажется, стоит начать с того, с кем не смог договориться мой босс.

– Священник?

– Да. Думаю, у него не такие крепкие замки и нервы. Два – три удара и его будет не остановить.

– Как вы резко беретесь за работу. А если он поймет, кто вы?

– Как? Я профессионал. А догадки – это выбор каждого. Моя задача – не засветиться напрямую. Михаил, думаю, это тоже понимает, он знает мои методы.

– И что вами можно пожертвовать?

– Это тоже.

– А вы не считаете, что рыба гниет с головы? Может, стоит себя поберечь и расправиться не только с исполнителем убийства друга, но и с заказчиком?

– Нет. Боюсь, это слишком сложно. Мне всегда хватало одного мужика, – сказала Ольга и посмотрела на часы Константина. Часы были дорогие, совсем не как у фанатика, скорее, как у делового человека. – Встречи будут здесь?

– Да. В среду буду здесь с пяти до семи. Местная кухня меня привлекает. И вот, это на непредвиденный случай.

– Согласна. Жаль ничего общего с постом.

– Может, оно и к лучшему.

Ольга кивнула. Да, к лучшему. Именно так. Теперь к лучшему абсолютно все. Все лишь прелюдия перед самым главным. Она посмотрела на спокойное лицо Константина. Наверное, если бы он был самим дьяволом, она бы всё равно согласилась с ним работать.

– Я пойду. Мне нужно подготовиться к визиту.

– Подождите, – Константин вытащил из кармана перьевую ручку с золотым ободком и небрежно что-то начеркал на салфетке, – вот адрес этого послушника. Так и вам удобнее, и мне.

Ольга посмотрела на адрес. Несмотря на то, что писать на салфетке – все равно, что петь на митинге, написано было идеальным, почти каллиграфическим почерком. А потому она даже спрашивать не стала, как он это узнал и, что важнее, понял, что именно со священника она начнёт работу.

– Спасибо, – сказала она и кинула на стол триста рублей.

– Знаете, не могу не добавить, – сказал Константин, поднимая деньги.

– Что ещё? Простите, привыкла платить за себя сама.

– Я не могу не добавить к вашей сумме, – улыбнулся Константин, положив сверху пятьсот рублей.

Покинув кафе, Ольга вытащила сигарету и прикурила. Хорошо, когда цель ясна, ставки сделаны и надо просто следовать плану. Все ясно и понятно. Иди, стреляй и убивай, попутно девочку спасая. Или нет? Кто знает, зачем она им нужна. Ольга придавила ногой окурок и медленно растерла его.

Двое полицейских, проходивших мимо, недовольно посмотрели в её сторону. Как на подбор, один толстый, другой такой же. Два жирных мента. Всё же Бровицкий, наверное, был приятным исключением из своей братии.

– Что? Арестовать хочешь? – процедила она, впиваясь в них взглядом. – Или что?

– Здесь не курят. Это общественно место.

– А что, ты видишь у меня сигарету?

      ― Вижу, – начал было полицейский, но тут его остановил второй.

– Не надо. Я её знаю. Это инквизитор. Пошли.

– Да, вали. У тебя полно работы, – зло бросила Ольга, кажется, она поняла, почему эти два копа так её разозлили. Память. Она хитро вытащила старого друга на поверхность. Ольга подошла к машине и открыла дверь. Пока занят вечер, все будет хорошо. Главное, чтобы этот послушник не старался строить из себя героя. Лишние жертвы ни к чему.

После того как она уехала, из кафе вышел Константин. Его белый костюм, поверх которого было накинуто пальто, казался немного серым, но лишь по причине тусклого уличного света. Он наклонился и аккуратно поднял Ольгин окурок, после чего подошел к урне и выкинул его.

– Все же человечество не изменить, – вздохнул он, словно к кому-то обращаясь, – как ни старайся.

И, не дождавшись ответа, пошел вдоль улицы к набережной, весело насвистывая какую-то старую мелодию.

***

Медынская улица, дом сорок девять. Пятиэтажный дом, тянущийся вдоль улицы. Алкаши, сидящие у подъезда. Дождь. Все так по-родному. Как будто в магазин за хлебом, только на машине и в другой район. Ольга стряхнула пепел через спущенное стекло. Что-то послушник задерживается на работе.

Но вот ожидание оправдалось и, широко шагая, прикрываясь рукой от дождя, появился крепкий двухметровый служитель церкви. Почти не опоздал. Ольга вытащила шапку. Отверстие для глаз, рта. Что за дикость? Нет, разве так можно? Такой отстой и на прическу. Наверное, лучше платочком обойтись.

А тем временем Алексей зашел в подъезд, осветив на мгновение улицу ярким внутренним светом. Более того, он даже оглянулся, как будто ожидал, что его будут искать. Ольга проверила на всякий случай пистолет. Стрелять она, конечно, не собиралась. Но вот ударить рукояткой явно бы не отказалась. Эффект, который это производило на задержанных, переоценить было сложно. К тому же, все надо было сделать быстро.

Она вышла из машины. Дождь неприятно хлестал по лицу. Мерзкий, холодный. Держась тени, она подошла к дому и, введя код, нырнула внутрь. Быстро, быстро. Главное – все сделать быстро.

Встав у двери, она аккуратно надела платок и вытащила отмычку. Очень осторожно, так. Нежнее. И вот тихий щелчок. Мягко повернув ручку, она открыла дверь. К её удивлению, света в квартире не было.

А затем над головой, которую она еле пригнула, в стену с глухим треском вошла бита, которую, по всей видимости, послушник Алексей приберег как раз для такого случая. Мелочь, конечно, но увы, вечер был уже испорчен. Мало того, что непрочная стена обдала её штукатуркой, окончательно испортив прическу, так ещё и соседи могут включить ненужную любознательность, лишая её времени.

Ударив в пах и отобрав у согнувшегося пополам служителя оружие, Оля отряхнула макушку. Белая дрянь уже успела проникнуть к самой коже, тряси не тряси – бесполезно. Она взяла послушника за волосы и быстро потащила к дивану, где, усадив, ткнула в грудь битой.

– Боюсь, дорогой, теперь тебе стоит поспешить.

 

– Иди к черту!

– А вот это ты зря, – она вытащила пистолет и просунула его между его зубов. – Эльза. Все, что знаешь! И подробнее!

– Святой ребенок. У тебя нет ничего, что сможет остановить святое дитя.

– Думаешь? – Ольга прищурилась, затем снова засунула ему в рот пистолет и одновременно битой придавила яйца, послушник замычал. – Ты уверен? А вот так? Кивни, если не нравится.

Он кивнул. Но Ольга лишь усилила давление. Военный опыт подсказывал, что спешить не надо хотя бы на этом этапе. Она сильнее придавила пистолет к горлу. Челюсть у послушника была большая.

– Ты должен заинтересовать меня. Удивить, священник, – она вынула пистолет и обтерла его о сальные волосы Алексея. – Я начинаю терять терпение.

      ― Святой ребенок. Она ключ к вратам Рая. Провидец.

– Тогда зачем ты посадил её в дурку?

– Иначе он заберет её. Она пришла за спасением. За защитой. Я должен был спасти её. Уберечь.

– Кто заберет?

– Дьявол. Она нужна ему. Она ключ.

– Дьявол? Как он заберет её? Спустится к нам?

– Он уже здесь.

И тут Алексей удивил. Использовав её легкое замешательство, он оттолкнулся ногами и, перевалившись через диван, добрался до окна.

– Эй, постой, приятель. Не дури.

– Я знаю, кто тебя послал. У тебя не получится запугать нас, демон.

– Кого вас? Включи мозг. Постой, кого запугать? Остановись.

– Не подходи. Я знаю, чего ты хочешь. Не подходи! – он придвинулся к окну и посмотрел вниз. – Вы все равно проиграете. С нами Бог!

– Послушай. С нами тоже. Смотри, я кладу биту. Вот так. Теперь пистолет. Я не хочу убивать тебя. Наоборот, я хочу помочь. Давай начнем все сначала. Как-то у нас не заладилось.

– Сними маску.

– А ты не будешь прыгать?

– Не буду. Если снимешь и скажешь, кто ты.

– Хорошо, – Ольга сняла платок, – доволен?

– А теперь скажи, кто ты?

– Остиарий второго ранга.

– Инквизитор?

– Да.

– Так ты от того самодовольного гончего, что приходил к нам в храм? – Алексей убрал руку с подоконника. – Это он послал тебя? Он?

– В точку, приятель. А ты на кого подумал?

Алексей вытер лоб и глубоко вздохнул. Видно было, что известие о том, что она инквизитор, здорово облегчило его душу. Ольга тоже выдохнула. С другой стороны, если она сможет договориться нормально – это даже лучше.

– Я думал, вы от него.

– Да от кого?

– От этого дьявола, Люцифера в людском обличье. Сатаны, – затараторил Алексей.

– Так, успокойся. Кто это?

– TRUDEAl.

– Кто?

– Компания TRUDEAL, демоны.

– Ты поэтому чуть мне битой голову не снёс?

– Это опасные люди, которые не остановятся ни перед чем, чтобы завладеть Эльзой.

– Так, так, давай здесь по порядку. А зачем она им? Насколько мне известно, они занимаются компьютерной безопасностью, а вовсе не маленькими девочками.

– У дьявола много личин. Компания или фирма – так удобнее. Много денег и власти. Лишь бы быстрее результат был.

– Результат – это получение ребенка?

– Да. Ключа. Ключа от небес. Он уже сделал половину. Но тут вмешался я и забрал её. Теперь он не может её достать.

– Из психбольницы? Дьявол? Из обычной психбольницы?

– Да. Не может, так как она освящена.

– Да ты что? – Ольга присела на край сиденья и положила пистолет на бедро. – Где вас понабрали-то? Демоны, ключи, врата Рая, что вы курите такое? Ты у врача давно был, послушник? Может, самое время?

Алексей распрямил рясу, уже полностью отойдя от произошедшего. Потом с некоторой опаской посмотрел на биту. Ольга вздохнула и откинула её к стенке, убрав пистолет в кобуру. Алексей улыбнулся и подошёл к ней.

– Я тоже был таким, как ты. Но все изменится, едва ты увидишь её. Она – произведение Бога, чистая душа.

– Да поняла я, поняла. Редкость и дар Божий. Можешь не повторять через каждые пять минут. И что вы будете с ней делать?

– Наша задача сделать её сильной. Чтобы она могла противостоять его очарованию. Научить бороться с пороком.

– Это каким ещё пороком?

– Влечением к Сатане.

– Боже. Что вы там курите все? – Ольга потерла переносицу. – Слушай, послушник, организуй мне лучше с ней свидание. Что касается остального, то я сама решу, кто из вас насколько сумасшедший и выслушаю её мнение касательно всего.

– Подожди. Я обязан тебя предупредить. Если ты решишься, то пути назад может не быть.

– Да ладно? Я даже и не знаю. Походу реально пора включать заднюю. Прям так все страшно?

– Да, – серьезно заметил послушник.

– У тебя есть пиво? – Ольга оглядела комнату. – Мне бы выпить.

– Сейчас пост.

– Это да. И всё же, я бы выпила. Подожди. Я, кажется, знаю, где можно взять бутылку, – она поднялась и, помедлив, добавила: – только, пожалуйста, больше не встречай меня с битой.

– Но сейчас пост!

– Я слышала, слышала. Пост. Черт, все это так странно, – она поправила куртку и пошла к двери.

Дождь. Черный дождь. Мрачный город. Но вот вдали, под еле горящей вывеской, небольшой магазин, свет которого топит мрак и дает надежду любителю бухла. О да! Да будет свет в этом загнивающем мире. Она повернула голову. Неожиданно, инстинктивно, по велению интуиции. Черная машина двинулась медленно, оставляя пустое сухое место стоянки под этим моросящим черным дождем.

***

Черный «Мазерати». Наверное, последней марки. В любом случае, подобного Михаил ещё не видел. Изящный, грациозный венец многолетнего труда и упорства, и, естественно денег. Миллионов двадцать, не меньше. Кто же это к ним приехал? Он обошел машину и вошел внутрь отдела. Что ж, все оказалось более чем предсказуемо. В коридоре стоял, рассматривая доску почета, Вадим.

Небрежно перекинутое пальто, дешевые синие кроссовки, джинсы. Кепка с ярмарки девяностых. Абсолютно несуразный ансамбль потрепанных вещей, взятых с повидавшей виды барахолки.

– Я могу чем-то помочь? – полюбопытствовал Михаил, подходя к гостю. – Кстати, как вас пропустили?

– Да, это нетрудно сделать, если за вас печется епископ, – сказал Вадим, протягивая руку, не отворачиваясь от доски. – Я вижу, ваши фото протирают. Ни пылинки. Это ваше распоряжение?

– Что вам тут надо?

Виктор повернул голову и улыбнулся. От него пахло странным запахом увядшей листвы. Казалось даже, он постарел. Эти морщинки у глаз… Михаил не помнил, чтобы видел их при первой встрече.

– Дело. Обычное деловое предложение.

– Как интересно. Деловое предложение? Инквизиции? А вы ничего не путаете?

– В таких вещах это недопустимо. Вот. Полюбопытствуйте, – Вадим вытащил листок свернутой бумаги и протянул Михаилу, – здесь все написано. Михаил развернул. Синела подпись епископа. Он поднял глаза. Это было короткое распоряжение, дававшее предъявителю право пользоваться наивысшей благосклонностью у их направления. Причем именно инквизиторов.

– Допустим. Но, как я вижу, до Его Преосвященства вы не добрались.

– Оно и не нужно. Мне сказали, что это ваш офис. Может, поговорим там?

– Как угодно, – Михаил подошел и открыл дверь, – будьте как дома.

Вадим поклонился и, пользуясь его предложением, вошел внутрь. Опять же, он вроде ещё ниже стал. Михаил прикрыл дверь. Становилось все интереснее и интереснее. Он обошёл Вадима, указав ему на стул и сев за свой большой стол, скинув на кресло пальто.

– Так что у вас за дело, собственно?

– Ах, какое дело. Я бы сказал – услуга. Совершенно мелкая.

– Ради которой вы заверились подписью самого епископа?

      ― Так уж вышло. Мы достаточно близко общаемся.

– Даже так?

– Да. Крупные инвестиции сближают людей. Впрочем, как и вера.

– Вы верующий?

– Естественно. Более того, я убежден, что именно инквизиция сможет навести порядок в этой стране. Вера – это не только добродетель, но и уважение. А этого сейчас не хватает. Бога следует бояться и почитать. Только тогда путь к пониманию религии будет прост и понятен.

– Как интересно, – Михаил вернул листок. – И все же, вы не ответили, что вам конкретно нужно? То, что вы с нами, я уже понял.

– Эльза.

– Эльза?

– Да. Не притворяйтесь. Вы поняли, о ком я.

– Да, понял. И поэтому, боюсь, вы ошиблись вложениями. Она принадлежит церкви. Мы лишь скромное карательное направление. Наша задача – искать еретиков. Вам стоит попробовать пообщаться с другим епископом.

– Как вы смело говорите.

– Честность не порок, а добродетель.

– И все же, боюсь, это придется сделать именно вам. Дело в том, что формально Эльза одержима, а значит все, что надо, это подать запрос. Сейчас ваши полномочия значительно расширились, плюс немного моего вмешательства ускорит этот процесс. Всё, что вам надо – это написать официальное письмо.

– Может, еще от руки?

– Только так. И это не обсуждается. Я, знаете ли, всегда доверял лишь ручной работе. Все эти компьютеры… В них много ненастоящего.

– Подобные вещи не делаются без должного распоряжения.


Издательство:
Автор
Поделиться: